Управление жилым фондом Министерства обороны

Жкх за счёт вооружения

Управление жилым фондом Министерства обороны

ГУЖФ занимается коммунальным обслуживанием жилфонда министерства «в соответствии с договором управления, заключенным с Министерством обороны», говорится в ответе компании на запрос РБК.

Помимо ГУЖФ жилфондом военного ведомства управляет акционерное общество «ГУ «ЖКХ». Из расчетных ведомостей, где обозначены долги ГУ «ЖКХ» перед поставщиками услуг (есть в распоряжении РБК), следует: они возникли из-за того, что военное ведомство не оплачивало поставки газа для жилого фонда Минобороны.

В результате у ГУ «ЖКХ» на 1 января 2016 года возникла просроченная задолженность перед дочерними предприятиями «Газпрома» (всего 19 компаний) в размере 629 млн руб. К 1 января 2017 года размер долга вырос до 2,5 млрд руб. Все компании-кредиторы являются поставщиками газа в регионах.

Самый внушительный долг, согласно ведомости, у ГУ «ЖКХ» перед ООО «Газпром межрегионгаз Калуга» — 117 млн руб., ООО «Газпром межрегионгаз Иваново» управляющая компания должна 88 млн руб.

Схема, при которой управление военным жилфондом передается сторонним организациям, была разработана в Минобороны, когда ведомством руководил Анатолий Сердюков. Это было сделано для того, чтобы избавиться от непрофильных функций, объяснил замысел источник РБК, близкий к военному ведомству.

Екатерина Кузьмина / РБК

Управление жилфондом было сначала передано ОАО «Оборонсервис», которым руководила Евгения Васильева, ставшая впоследствии фигурантом громкого уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере.

После того как министром обороны стал Сергей Шойгу, «Оборонсервис» был преобразован в АО «Гарнизон», которое получило право нанимать подрядные организации для управления имуществом министерства.

В итоге с министерством сотрудничают компании с различной формой собственности, в том числе через них Минобороны строит свои финансовые взаимоотношения с поставщиками ресурсов, пояснил источник РБК, близкий к Минобороны.

Согласно разъяснениям источника, управляющая компания оплачивает услуги поставщиков энергоресурсов, а Министерство обороны компенсирует эти расходы. «На деле УК влезают в долги и судятся с Минобороны в арбитраже», — рассказал собеседник. Ведомство же, отмечает источник, вынуждено оплачивать коммунальное обслуживание пустующего жилого фонда, который находится у него на балансе.

Как заявил РБК руководитель департамента информации и массовых коммуникаций Минобороны Игорь Конашенков, «в настоящее время на балансе ведомства числится 32,2 тыс. незаселенных помещений». Из этого количества 10,6 тыс.

требуют капитального ремонта, 9,1 тыс. квартир расположены в населенных пунктах, где нет потребности в служебном жилье, а 12,5 тыс. готовят к передаче муниципальным властям из-за отсутствия стратегической необходимости.

Чтобы избавиться от лишних расходов на незаселенные дома, Минобороны в прошлом году провело ревизию жилищного фонда и обнаружило, что часть помещений, которые должны быть по документам пустыми, в реальности заселены. Это около 2,6 тыс. квартир, следует из письма Куракина Цаликову.

«Некоторым жильцам еще в советское время командование выдало ключи, а про ордер или договор найма забыло, — говорит адвокат юридической компании «Последний дозор» Александр Молохов, специализирующийся на защите прав военнослужащих.

 — Другие же постояльцы снимают жилье у решившего подзаработать коменданта общежития».

«Получается, что пустующий жилфонд, независимо от того, проживает там кто-то или нет, — это большая нагрузка на бюджет Минобороны, — говорит Александр Молохов. — Но оплату услуг поставщиков энергоресурсов никто не отменял».

Минобороны планирует передать часть невостребованных помещений на баланс муниципальных властей, следует из письма Куракина Цаликову.

Согласно документу, в министерстве создадут «перечень пустующего жилищного фонда, не предполагаемого к использованию в интересах ВС РФ, с целью передачи по договорам коммерческого найма сторонним физическим лицам».

А деньги, перечисляемые ГУЖФ, могут быть направлены «в том числе на погашение текущей задолженности за содержание пустующего жилищного фонда ВС РФ», отмечается в письме.

Это позволит не расходовать средства, выделенные на программу вооружения, уточняет руководитель Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. На закупку вооружений и военной техники в этом году будет потрачено более 1,4 трлн руб.

«Более 65% средств направлено на серийные закупки современных видов вооружений и техники.

По состоянию на 1 января 2017 года уровень современности вооружения и техники в частях постоянной боевой готовности составил более 58%», — заявлял ранее замглавы Минобороны Юрий Борисов (цитата по «Интерфаксу»).

Авторы: Вячеслав Козлов, Дмитрий Серков

Источник: https://www.rbc.ru/politics/11/09/2017/59b27fbd9a79476259b9883b

Апелляционное определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2019 г. N 59-АПА19-3 Решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительными решений Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 г. N 20/73 и от 14 ноября 2017 г. N 20/74 оставлено без изменения

Управление жилым фондом Министерства обороны

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зинченко И.Н.,

судей Калининой Л.А. и Кириллова В.С.

при секретаре Горенко А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе Тузикова Александра Ивановича на решение Амурского областного суда от 25 марта 2019 года, которым отказано в удовлетворении его административного иска об оспаривании решения Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/73 “Об утверждении размера платы на управление многоквартирными домами/общежитиями, содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области” и решения Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/74 “О внесении изменений в решение Екатеринославского сельского Совета народных депутатов “Об утверждении размера платы за содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области”.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., а также заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Агафонова И.Е., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

решением Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 26 января 2017 года N 7/31 утвержден размер платы за содержание и ремонт общедомового имущества военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области на 2017 год на период с 1 января 2017 года по 31 декабря 2017 года. Решением Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/74 в данное решение внесены изменения: исключены указания на договор управления жилищным фондом, закрепленным за Вооруженными силами Российской Федерации, от 27 июля 2015 года, и на управляющую компанию.

Решением Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/73 утвержден размер платы на управление многоквартирными домами/общежитиями, содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области на период с 1 января 2018 года по 31 декабря 2018 года.

Тузиков А.И.

обратился в Амурский областной суд с административным исковым заявлением к Екатеринославскому сельскому Совету народных депутатов о признании недействующими решения Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/73 “Об утверждении размера платы на управление многоквартирными домами/общежитиями, содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области” и решения Екатеринославского сельского Совета народных депутатов от 14 ноября 2017 года N 20/74 “О внесении изменений в решение Екатеринославского сельского Совета народных депутатов “Об утверждении размера платы за содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка N 5 села Екатеринославка Октябрьского района Амурской области”.

В обоснование своих требований заявитель ссылался на то, что Екатеринославский сельский Совет народных депутатов не имел права устанавливать плату за управление многоквартирными домами/общежитиями, содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка, поскольку данный жилой фонд находится в собственности Российской Федерации, а не указанного муниципального образования. По мнению заявителя, положения части 3 статьи 156 Жилищного кодекса Российской Федерации не могут быть применены, поскольку управление жилыми домами Министерства обороны Российской Федерации осуществляется на основании договора управления жилым фондом, закрепленным за Вооруженными силами Российской Федерации, от 26 сентября 2017 года. Как утверждал заявитель, закрытые военные городки являются территориально и юридически обособленными населенными пунктами и их нахождение на территории муниципального образования не означает включения в его состав. Кроме того, заявитель ссылался на то, что оспариваемые нормативные акты были опубликованы в газете “Екатеринославский вестник”, которая печатается в количестве 300 экземпляров и не распространяется в закрытом военном городке, поэтому нарушен порядок опубликования указанных актов.

Решением Амурского областного суда от 25 марта 2019 года в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционной жалобе Тузиков А.И. просит решение суда отменить и принять по административному делу новое решение об удовлетворении административного иска.

Относительно доводов апелляционной жалобы Екатеринославским сельсоветом Октябрьского района Амурской области представлены письменные возражения.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений против ее удовлетворения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

В соответствии с частями 1 и 4 статьи 7 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации” по вопросам местного значения населением муниципальных образований непосредственно и (или) органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления принимаются муниципальные правовые акты. Муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему федеральному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации.

Полномочия органов местного самоуправления, установленные федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, по вопросам, не отнесенным в соответствии с настоящим федеральным законом к вопросам местного значения, являются отдельными государственными полномочиями, передаваемыми для осуществления органам местного самоуправления (часть 1 статьи 19 этого же федерального закона).

Согласно части 7 статьи 5 Жилищного кодекса Российской Федерации органы местного самоуправления могут принимать нормативные правовые акты, содержащие нормы, регулирующие жилищные отношения, в пределах своих полномочий в соответствии с настоящим кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Исходя из положений части 3 статьи 156 Жилищного кодекса Российской Федерации, к компетенции органов местного самоуправления, в частности, отнесено установление размера платы за пользование жилым помещением (платы за наем), платы за содержание жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда и размера платы за содержание жилого помещения для собственников жилых помещений, которые не приняли решение о выборе способа управления многоквартирным домом.

Оспаривая право Екатеринославского сельского Совета народных депутатов на утверждение размера платы на управление многоквартирными домами/общежитиями, содержание и ремонт общедомового имущества жилого фонда военного городка, административный истец ссылается на выбор собственником жилищного фонда Министерством обороны Российской Федерации управляющей компании – общества с ограниченной ответственностью “Главное управление жилищным фондом” и заключение договора управления жилищным фондом, закрепленным за Вооруженными силами Российской Федерации, от 26 сентября 2017 года.

Указанные обстоятельства не исключают отнесения жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации к государственному жилищному фонду и применения части 3 статьи 156 Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку из положений данной нормы во взаимосвязи с частями 2 и 3 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации следует, что сам по себе выбор управляющей организации государственным органом единолично не может быть приравнен к выбору собственниками помещений в многоквартирном доме, которые на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме выбрали один из способов управления многоквартирным домом.

В соответствии со статьей 1 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3297-1 “О закрытом административно-территориальном образовании” закрытым административно-территориальным образованием признается имеющее органы местного самоуправления административно-территориальное образование, созданное в порядке, предусмотренном статьей 2 настоящего закона, в целях обеспечения безопасного функционирования находящихся на его территории организаций, осуществляющих разработку, изготовление, хранение и утилизацию оружия массового поражения, переработку радиоактивных и других представляющих повышенную опасность техногенного характера материалов, военных и иных объектов, для которых в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства устанавливается особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, включающий специальные условия проживания граждан (пункт 1). Вся территория закрытого административно-территориального образования является территорией муниципального образования со статусом городского округа (абзац первый пункта 2).

Статья 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ “О статусе военнослужащих” к закрытым военным городкам относит расположенные в населенных пунктах военные городки воинских частей, имеющие систему пропусков, а также отдельные обособленные военные городки воинских частей, расположенные вне населенных пунктов.

В Уставе (Основном Законе) Амурской области указано на наличие в составе области только одного закрытого административно-территориальное образования Циолковский (часть 1 статьи 119 данного устава).

Утверждение административного истца о том, что порядок образования и правовой статус закрытых военных городков соответствуют требованиям Закона Российской Федерации “О закрытом административно-территориальном образовании”, не может быть признано правомерным, поскольку закрытые военные городки и закрытые административно-территориальные образования ни по своему назначению, ни по правовому статусу какими-либо общими признаками, характерными для каждого из них, не обладают, территория закрытого военного городка не образует территорию муниципального образования, а органы управления не приравнены по компетенции к органам местного самоуправления, в связи с чем, распространение положений названного закона Российской Федерации на закрытые военные городки является неверным.

Суд первой инстанции, проанализировав часть 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации и статью 47 Устава муниципального образования Екатеринославский сельсовет, пришел к обоснованному выводу о принятии оспариваемых нормативных правовых актов уполномоченным органом в пределах компетенции с соблюдением порядка их опубликования. Доводам административного истца о недостаточном количестве экземпляров печатного издания “Екатеринославский вестник” судом дана надлежащая оценка.

Утверждения заявителя апелляционной жалобы о рассмотрении административного дела в отсутствие прокурора опровергаются протоколом судебного заседания от 25 марта 2019 года, из которого следует, что заключение по делу давал прокурор отдела прокуратуры Амурской области.

Согласно пункту 4 статьи 35 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 “О прокуратуре Российской Федерации” полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются процессуальным законодательством Российской Федерации.

Так или иначе, именно Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации предоставляет прокурору для реализации участия в судебном деле как форме участия прокурора в административном процессе определенный набор процессуальных полномочий.

Глава 5 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не устанавливает требования по оформлению доверенности для участвующего в процессе для дачи заключения по делу прокурора, поэтому для подтверждения его полномочий в суде достаточно служебного удостоверения, выданного в соответствии со статьей 41.1 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации.

Вывод суда первой инстанции о соответствии оспариваемых норм части 3 статьи 156 Жилищного кодекса Российской Федерации, отсутствии в решении Екатеринославского сельского Совета народных депутатов в оспариваемой части противоречий нормативным правовым актам, имеющим

большую юридическую силу, и оснований для признания оспариваемых норм недействующими является правильным.

При таких обстоятельствах оснований для отмены обжалуемого решения суда по доводам апелляционной жалобы, основанной на неверном истолковании норм материального права, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь положениями статьи 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Амурского областного суда от 25 марта 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Тузикова Александра Ивановича – без удовлетворения.

Председательствующий Зинченко И.Н.

Гражданин оспаривал решение местной администрации о размере платы за содержание жилых помещений в закрытом военном городке (ЗВГ). Он считал, что ЗВГ приравнен по статусу к ЗАТО и не входит в состав муниципального образования, а его жилой фонд находится в собственности Минобороны РФ.

В иске было отказано. Верховный Суд РФ не стал пересматривать дело.

ЗВГ не относится к ЗАТО и не образует самостоятельную муниципальную единицу. Жилфонд Минобороны относится к государственному жилфонду. Плату за такое жилье по закону вправе установить местные органы.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72678970/

Глав-книга
Добавить комментарий