Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

Психотерапевт советует не поддаваться на шантаж самоубийцы

Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

Форумы, посвященные самоубийству, – достаточно замкнутые мирки. Если администраторы форума не поверят в серьезность ваших намерений, уличат вас в нелояльности к самоубийству как способу решения проблем, вас могут “забанить” (выгнать с форума): вас обвинят в том, что вы не щадите чувства потенциальных самоубийц.

Но лейтмотив сообщений – игра с чувствами окружающих, чувствами близких: “Я сообщила родным, что собираюсь покончить с собой, но они меня не поняли…” Как тема популярен “каттинг” – увлечение, близкое увлечению самоубийством, – нанесение себе ран: “Для чего я показываю свои шрамы? Близким. “Случайно” я открываю свои шрамы. Жду реакции.

Она мне нужна для того, чтобы чувствовать, что я нужна этому человеку. Если реакции нет – режусь сильнее в следующий раз, потому что к отупению добавляется еще и боль от того, что близким все равно. И все это идет по нарастающей… Причем, что интересно, все равно, какая будет реакция.

Пусть это будет подзатыльник, пусть это будет крик “ДУРА!!!”, пусть это будет что угодно, но пусть оно – БУДЕТ. Потому что простой пустой взгляд родного человека – это больно!”

На текст: “Точно помню, что пару-тройку лет назад читал где-то про то, что в продвинутых Нидерландах собираются выпускать специальные таблетки для добровольного расставания с жизнью. Ничего об этом больше не слышал. Есть какая-то информация про это дело вообще или это все бред?” Человек получает серию ответов: “Готов закупить оптовую партию”; “формирую дилерскую сеть”…

Все это напоминает ребенка, играющего с ножом. Любой посторонний, кто это прочтет, должен ужаснуться. Испугаться за “ребенка”. Между тем “ребенку” только это и нужно: ужас окружающих. Такая игра.

Маленький шантаж с абсолютным алиби у шантажиста: ведь ему так плохо. Но что делать тем, чьи близкие начинают играть в эту опасную игру? Об этом рассказывает известный психотерапевт Борис Новодержкин.

– Что делают люди, когда они говорят о самоубийстве? Ведь иногда “игра в самоубийство” становится образом жизни…

– “Русская рулетка” – вещь классическая, люди ищут острых ощущений таким образом. Наверное, в нее по большому счету играют люди, у которых все в порядке. А самоубийством люди кончают от безысходности.

Вопрос встает: во время войны люди насморком болели или не до того было? В общем, если есть свободная, незадействованная энергия… Вообще самоубийство – это максимальное выражение чувства вины. Возможно, это звучит парадоксально.

Вина – это агрессия, направленная на самого себя. Самоубийство – предельное направление агрессии на самого себя. Агрессия – это энергия, направленная на изменение окружающего мира. Даже художник, который пишет картину, можно сказать, совершает акт агрессии.

Если нет возможности его изменить – ее направляют на себя. Человек кончает самоубийством от безысходности.

– А если люди говорят, как, скажем, на этом форуме: у меня все прекрасно, все есть, но смысл жизни потерял…

– Вроде у него все есть, но почему-то, по сути, изменить ничего не может: чувство вины не дает. Иногда причина самоубийства – это страх смерти, то, что человек абсолютно точно не может изменить, он не может стать вечным. Почему много говорят о самоубийстве? Смерть – это самая табуированная тема в обществе. Многие думают, что самая табуированная тема в обществе – секс.

Нет, смерть. Люди прибегают к самоубийству от безысходности. Но она, как правило, не связана с их физическим существованием: всегда есть какие-то способы приспособиться. А вот психологическая безысходность особенно заметна тогда, когда у человека с материальной точки зрения вроде бы все есть.

Поэтому нередко именно богатые, известные люди кончают с собой, хотя они могли бы влиять на мир самыми разными способами. Но, с их точки зрения, они теряют смысл жизни и нет ничего, что они хотели бы поменять, изменить окружающее. Одна из распространенных причин – безработица: энергии масса, но некуда ее направлять, и ее направляют на себя, внутрь.

И вот если эти участники “клубов” все это обсуждают, они хоть как-то направляют эту энергию вовне, сбрасывают напряжение…

– А у вас нет ощущения, что их игра “я всем докажу, что хочу покончить с собой”, может привести к трагическим результатам?

«Ны вы будете прыгать или нет?», и вот тогда я понял, что жить НАДО!

– В Интернете, где все анонимно, шантажировать особо некого, там скорее некая отдушина, и это может быть механизмом спасения. Когда меня начинают шантажировать самоубийством на терапии, я начинаю обсуждать… Например: “Ну да, есть разные варианты. Выбросишься из окна – мозги по асфальту, некрасиво! А если не до конца? Так и будешь потом калекой…

Таблетки – будут промывать, все вокруг будет загажено… Перед людьми неловко”. К сожалению, если не обсуждать, любая боль направляется внутрь, если не будет самоубийства, будут психосоматические заболевания, возможно, онкология… Но, когда это обсуждают с близкими, это превращается в шантаж.

Человек, который говорит близким, что хочет покончить с собой, тем самым берет их в заложники. Он начинает шантажировать их своим самоубийством. Допустим, я доведен до безысходности. А близкий начинает мне говорить: “Но ведь в жизни есть еще столько разных хороших вещей!!” И оказывается, что он совершенно не может меня понять.

А мне-то надо, чтоб он меня понял. Как это сделать? Я начинаю ему говорить: “Я сейчас покончу с собой, и ты ничего не можешь сделать с этим!” И тогда мой близкий оказывается в симметричной ситуации безысходности, и он зависит только от моего спонтанного решения.

И чем больше он пытается убедить меня ничего не делать, тем больше я ему демонстрирую его беспомощность. Два игрока – кто кого переиграет? Тот, у кого козырь в руках.

– Что же делать близкому в такой ситуации?

– Помнить об одной вещи: каждый человек сам в ответе за свою жизнь. Главное – не поддаваться на шантаж. Это так же, как в борьбе с терроризмом: с террористом нельзя вести переговоры. Суть в том, чтобы человек понял, что он делает.

Нужно оставить его одного с его решением, сказать ему: “Ты свободен!” Между прочим, потенциальные самоубийцы очень злятся на тех, кто их уговаривает изменить решение, борятся с ними, энергия нарастает… И когда игра доходит до определенной точки, эту агрессию на других очень легко обратить на себя.

У меня был один случай, я работал с группой, и одна девчонка вскочила на подоконник: “Ну что, мне прыгать?” Я до этого сказал: “Сделай то, что тебе страшно сделать!” – а она на подоконник… И я оказался в ловушке. Если я скажу: “Прыгай!” – вероятность, что она прыгнет, очень велика. Если я скажу: “Не прыгай” – я не смогу с ней больше работать как психотерапевт.

Что мне оставалось сделать? Я сказал: “Подожди, давай подумаем, что ты хочешь сделать… на самом деле…” Она зарыдала и слезла с подоконника. В этом смысле слезы, рыдания – очень хороший способ разрядки.

– А чего она хотела на самом деле?

– Человек, который хочет покончить с собой, хочет что-то доказать всему миру. А мир его не слушает. Мир безразличен. И человек ни на что повлиять не может. Поэтому он хватается за единственный доступный ему инструмент – собственную смерть. Он же не считает себя шантажистом, он действительно готов к этому.

– А “каттинг” – нанесение ран самому себе – имеет ту же природу, что и самоубийство?

– Ну да, тот же самый механизм чувства вины, агрессия, направленная на самого себя.

Что я могу сделать, если окружающий мир от меня отвернулся? Только сделать что-то с собой, потому что у меня есть некая фантазия, что я тем самым привлеку внимание окружающих.

И тут нельзя эту фантазию холить и лелеять и причитать над человеком, а надо ему просто спокойно сказать: “Ну я все понял, если хочешь – я пошел, можем пойти вместе – пивка попьем, а нет – ну оставайся, режь дальше…”

– Как вы думаете, могут ли разговоры о самоубийстве быть “заразными” для молодых людей с подвижной нервной системой? Может быть, социальные табу на самоубийство могли бы их защитить?

– Я не знаю статистику, но, по идее, процент сексуального насилия в обществе, где тема секса табуирована, должен быть выше. Думаю, что такой же закон должен действовать и в обществе, где табу на суицид. Очень важна возможность говорить об этом анонимно – это позволяет “спускать пар”…

И в этом смысле Интернет – хороший способ. Иначе близкие – заложники или настоящее самоубийство. Если есть возможность обсудить это во всех аспектах, если есть возможность осознать свою свободу…

Человека эта свобода как раз может удержать, чтобы он не покончил с собой на волне протеста, желания доказать всем свою правоту…

Прямым подтверждением слов Новодержкина стал один диалог на форуме:

“Хотелось бы увидеть здесь нечто сродни: 10 способов остановить самоубийство” (не надо смеяться надо мной, я серьезно). Я имею в виду собирательные способы, безотказные, способы заставить человека передумать убивать себя, универсальные. Например, меня в свое время остановило, что кто-то же ведь найдет мой изуродованный труп, я создам человеку лишние проблемы, в том числе с милицией.

Хотя, конечно, задачу я ставлю не из легких, я понимаю: просто, когда не хватает чувственных сил, надо быть хитрее, ведь чтобы спасти чью-то жизнь, все способы хороши”. “Меня остановило двухчасовое стояние на краю крыши, держа за руку друга под проливным дождем, рассуждая о жизни и смерти…

спустя 2 часа кто-то снизу крикнул: “Ну вы будете прыгать или нет?”, и вот тогда я понял, что жить НАДО!

Но это только мой случай…”

Источник: https://rg.ru/2004/09/30/suicid.html

Что делать, если партнер угрожает суицидом

Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

Сначала мы расскажем грустную, но не такую уж редкую историю. Два года назад 19-летняя Д. провела нелегкие полгода в попытках расстаться с парнем. Когда она попыталась сделать это первый раз, он стал угрожать, что убьет себя. Он твердил: «Я не могу жить без тебя, я умру без тебя» — но звучало это не романтично, а жутко.

«Мне казалось: я в ловушке… Я боялась, что если он и правда что-нибудь с собой сотворит, люди будут винить в этом меня. Это заставляло меня чувствовать себя виноватой в том, что я его не люблю».

Бойфренд Д. начинал с туманных намеков, но постепенно его угрозы становились все более детальными. «Например, однажды он написал мне, что заперся в гараже, заведя машину, и собирается сидеть здесь, пока не отравится выхлопными газами».

Окончательно порвать с тем парнем Д. смогла только по телефону из другого города, потому что стала бояться, что он навредит не только себе, но и ей. Она заручилась помощью подруги, которая согласилась с ней побыть, и позвонила сначала парню — сказать, что все кончено, а потом его матери — чтобы та за ним проследила и не дала сделать что-то плохое.

Эта ситуация, к сожалению, не уникальна. И многие не знают, как себя вести, оказавшись в ней. Даже если ты больше не желаешь быть вместе с этим человеком, ты не хочешь, чтобы с ним что-нибудь случилось.

  • Как влюбить в себя бабника?

Вот как рекомендуют поступать в этой ситуации специалисты.

1. Убедись, что тебе самой ничто не угрожает

Даже если парень угрожает убить себя, а не тебя, очень важно быть уверенной, что ты в безопасности. Если он потянулся за острым предметом, прежде всего думай о том, чтобы он не пырнул тебя.

Понятно, что его сознание в такой момент затуманено, и человек действует импульсивно. Держись от него подальше, не надо геройствовать и отнимать нож или лезвие. Подумай о своем здоровье и своем будущем.

Постарайся успокоить его, говоря ровным тоном, а когда окажешься в безопасности — позвони 03 (с мобильного — 112) и сообщи о попытке суицида.

Если тяжелый разговор произошел по телефону или по переписке и он требует, чтобы ты приехала, угрожая в противном случае убить себя, не ходи туда! Скажи, что понимаешь его и жалеешь, что ваш разрыв причиняет ему боль, но ничем не можешь в этой ситуации помочь, только обратиться к врачам, чтобы они ему помогли.

2. Относись к угрозам серьезно

Худшее, что можно в этой ситуации сделать — это отмахнуться и сказать что-то вроде: «Ну давай, прыгай. Ты просто пытаешься мной манипулировать». Даже если ты считаешь, что парню на самом деле слабо что-то с собой сотворить, не воспринимай его слова как что-то несерьезное.

«Даже если кто-то шутит по поводу суицида, я воспринимаю каждую шутку как индикатор невысказанной правды, — говорит социальный работник и психотерапевт Кейт Дежардинс.

— Такие слова должны быть восприняты со всей серьезностью. Ты часто слышишь: „Ой, да они просто драматизируют“, „Они просто пытаются привлечь внимание“.

Это трагедия, если для людей это главный способ, которым они умеют привлекать внимание».

Кейт объясняет, что для человека, который не обучен профессионально справляться с такими ситуациями, лучшее в этой ситуации — подтвердить, что он понимает, какую боль испытывает угрожающий суицидом, а затем доверить дело профессионалам. В нашем случае — звони в «скорую», если считаешь, что парень правда способен на глупости, там тебя соединят со скорой психиатрической.

«Иногда человек наносит себе неопасные, но заметные порезы не для того, чтобы покончить с жизнью, а для того, чтобы выразить моральную боль физически»

А еще важно видеть разницу между суицидом и несуицидальным самоповреждением. Иногда человек наносит себе неопасные, но заметные порезы не для того, чтобы покончить с жизнью, а для того, чтобы выразить моральную боль физически.

Все, что ты можешь сделать в этой ситуации — это сказать: «Видишь, эти отношения стали для нас нездоровыми, и мы должны подумать о том, чтобы ты мог получить помощь».

Пусть парень понимает, что ты веришь, как ему больно, и сочувствуешь, просто не можешь жертвовать личным счастьем и жить с нелюбимым, лишь бы он был доволен.

3. К кому обратиться в такой ситуации

Позвони кому-то из его близких: друзьям или родственникам — и расскажи им, что происходит, чтобы они могли помочь человеку, поговорить, поддержать — да и просто приглядеть за ним.

Если это серьезные попытки или затянувшийся суицидальный шантаж — звони в скорую. Если врачи сочтут, что пациент опасен сам для себя, его согласия на госпитализацию не потребуется. В любом случае, ты можешь заглянуть в ПНД и посоветоваться с психиатром, потому что человек без специальной подготовки может недооценить опасность ситуации.

4. Ни в коем случае не иди на поводу у шантажиста и не соглашайся к нему вернуться!

Даже если он клянется, что успокоится и прекратит попытки суицида, если ты вернешься — не делай этого. Не поддавайся на манипуляцию. Если ты твердо решила, что тебе эти отношения не нужны — следуй своему решению. Отношения, в которые тебя вернули шантажом, не могут быть здоровыми, и у твоего партнера явно проблемы более серьезные, чем ваш разрыв.

Конечно, когда человек так поступает, он не думает: «Дай-ка я поступлю как манипулятор и злоупотреблю ее гуманностью». Но, к несчастью, именно так он себя и ведет. А значит, способен на манипуляторство и удары ниже пояса в принципе.

5. Помни, что в этом нет твоей вины

Повторимся: за шантажным суицидом стоят более серьезные психологические проблемы. Возможно, это депрессия, тревожные состояния, зависимости, расстройства пищевого поведения. Если бы дело было исключительно в тебе, человек вел бы себя по‑взрослому. Возможно, страдал бы, но перенес разрыв достойно.

Ты можешь намекнуть ему на то, что проблема гораздо глубже и заключается не в тебе. Возможно, парень настолько неуверен в себе, что боится больше никого не найти, если ты уйдешь, например. Предложи ему подумать о том, что происходит и что его тревожит на самом деле.

6. Позаботься и о том, чтобы самой получить помощь

Такие ситуации — стресс не только для него, но и для тебя. Если, не дай Бог, тебе пришлось пройти через это — постарайся заручиться поддержкой друзей, а при необходимости — пообщаться с психотерапевтом.

7. Помни, что ты не одна

Людей, которые прошли через угрозы суицида со стороны партнера, которого они оставили, как и тех, чей партнер такие угрозы исполнил, великое множество. Многие не говорят об этом, но на самом деле наверняка среди твоих знакомых найдутся такие люди.

Не стесняйся просить о помощи, если оказалась в такой ситуации. Пройти через такое нелегко, и многие тебя поймут. Кстати, в Рунете есть неплохие форумы психологической взаимопомощи, работающие под присмотром модераторов — профессиональных психотерапевтов. При желании всегда можно найти свой.

Источник: https://www.cosmo.ru/sex-love/he_and_you/chto-delat-esli-partner-ugrozhaet-suicidom/

Психолог МЧС, на счету которой сотни спасенных: самоубийцы не хотят умирать

Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

Читая новости о попытках суицида и спасенных жизнях, мало кто задумывался о самих спасателях и трудностях в их работе.

Sputnik Азербайджан рассказывает о женщине-психологе Службы спасения особого риска при министерстве по чрезвычайным ситуациям, за хрупкими плечами которой – сотни сохраненных жизней.

Это старший лейтенант МЧС Самира Ибадова, непосредственно участвующая в операциях по спасению людей, решивших свести счеты с жизнью. Подробно о сложностях своей работы психолог рассказала в интервью Sputnik.

– Как вы налаживаете контакт с человеком, стоящим над пропастью?

– Я работаю в этой службе около десяти лет. Суицид сам по себе очень тяжелое происшествие. Нет двух одинаковых случаев: у каждого свои причины, толкнувшие человека на крайний шаг.

В целом этих людей объединяет психология безнадежности. Но, в отличие от жертв совершенного суицида, у них еще есть желание жить. Просто таким способом они хотят привлечь внимание, просят о помощи.

И этом значит, что человек не смог или не сумел получить ее со стороны близких.

В чем заключается наша роль: мы в первую очередь должны быть искренними, беседуя с человеком. Это главное. Следует избегать стандартных фраз, слов.

Сейчас сложно сказать, что нужно спрашивать, как завязать диалог. Мы анализируем каждый случай. Порой, начинаем разговор с обычных слов. Иногда и этого не делаем.

Приходя на место, видим, как человек кричит, истерит. Контакт налаживается в зависимости от ситуации.

Эмин Агаларов вместе с земляками откроет реабилитационный центр в Баку >>

Но главное – нужно быть искренним. Мы узнаем, в чем проблема, и иногда даже не приходится ничего предпринимать. Достаточно лишь выслушать. Порой выговорившись, люди успокаиваются. Сегодня людям не хватает простого общения.

– Каким стал самый запоминающийся случай в вашей практике?

– Это было летом 2011 года. С Девичьей башни хотела броситься молодая девушка, примерно 22-25 лет. Почему я это помню? Обычно люди, решившие покончить с собой, в 90% случаев рассказывают о себе всю правду.

Проблема заключалась в том, что девушка дала о себе ложную информацию. Возможно, это связано еще и с тем, что до нас с ней разговаривали другие, не сотрудники МЧС. Тогда она рассказала, что у нее скончалась мать.

Девушка громко плакала, кричала “мама”.

© Sputnik / Zarina Orudjaliyeva

Cтарший лейтенант МЧС Самира Ибадова

Но позднее оказалось, что ее мать была жива. Причина заключалась в неразделенной любви – ее возлюбленный решил жениться на другой. Я это помню еще и потому, что было лето. Обычно в жару и сильные морозы суицидов практически не бывает. Но тогда тоже было очень жарко.

Переговоры затянулись на несколько утомительных часов. Было очень сложно, потому что сначала работу вели иначе, хотя на самом деле проблема оказалась другой. Также трудности создавало большое количество посторонних людей и журналистов. Но в итоге девушку удалось успешно спустить вниз. Слава Богу, до сих пор все операции были успешными. В моей практике нет летальных исходов.

– А как потом сложилась ее судьба?

– Мы оказываем лишь первую психологическую помощь. Интересоваться дальнейшей судьбой не входит в наши обязанности.

Психологи выяснили, какие мысли делают человека счастливым >>

– Вы упомянули про сезонное явление самоубийств…

– Это не мое личное утверждение, а мировая практика психологов. Почему в жаркую погоду и сильные холода таких случаев мало? Потому, что человек, решивший совершить суицид, хочет привлечь внимание и быть услышанным.

Такие люди подсознательно выбирают весну или осень, когда на улице много людей. А еще они часто ищут исторические и людные места, такие как Девичья башня, Приморский бульвар. Ведь в глухом месте их никто не услышит – а они не хотят умирать, а только лишь быть услышанными. Но в последнее время тенденции стали меняться. Попытки самоубийств происходят и зимой, и летом.

– Какие основные причины, толкающие людей на крайние меры?

– Среди женщин попытки самоубийства совершаются в основном на эмоциональном фоне, из-за безответной любви. Среди мужчин бывают причины, связанные с семьей, карьерой, разводом, безработицей.

Но двух одинаковых историй не бывает. Люди разные и у каждого своя судьба. Мужчины часто прибегают к демонстративным суицидам. В моей практике был случай и групповой попытки.

Если не ошибаюсь, шестеро или четверо рабочих забрались на балкон недостроенного дома, так как работодатель не заплатил им. Мы выехали на место, выяснили причину и спустили их вниз.

Порой попытки самоубийств носят демонстративный характер, но все же имеется фактор риска. Мы не можем пренебрегать угрозой. В состоянии аффекта человек может броситься вниз.

– Были ли случаи, когда вам приходилось вести переговоры в опасных для вашей жизни условиях?

– Честно говоря, у меня не было. Но помню, однажды мне пришлось работать зимой в дождь, утопая в грязи. В поселке Баил мужчина взобрался на вышку и грозил с нее спрыгнуть.

Я не могла нормально устоять на месте, чтобы наладить контакт. Мои ноги вязли в глине, я понимала – меня затягивает. Приходилось выбираться и продолжать работу.

Но у нас были психологи-женщины, которые взбирались на недостроенные высотки.

Азербайджанских педиатров научат выявлять среди детей жертв насилия >>

Когда мы отправляемся на место, то не обращаем внимание ни на какие условия. Все мысли устремлены на спасение человеческой жизни. Уже позже, анализируя, понимаем в каких условиях работали.

– После того как операция закончилась, испытывали ли вы эмоциональное опустошение?

– Да, есть такое понятие, как эмоциональное сгорание в психологии. Будучи психологом, я знаю, как этого можно избежать. Но наши спасатели сталкиваются с подобными ситуациями, так что после операции я всегда интересуюсь их состоянием. Они тоже могут испытывать стрессы.

Еще раз о психологах в школах: работа ведется, результатов пока нет >>

Однажды после спасения человека в Ясамальском районе коллега признался, что операция далась ему легко, но уже через полчаса он испытал сильную усталость, словно беспрерывно работал пять часов. То есть он полностью эмоционально перегорел.

– В последнее время зафиксировано несколько трагических случаев с детьми. Приходилось ли вам работать с несовершеннолетними?

– Нет. В моей практике не было такого. Мы обычно имеем дело с молодыми людьми старше 19 лет. Я бы посоветовала не распространять информацию про самоубийства в школах. Это негативно влияет на детей.

© Sputnik / Zarina Orudjaliyeva

Cтарший лейтенант МЧС Самира Ибадова

Взрослые с окрепшим подсознанием понимают, где правильный и неправильный поступок. Но у подростков нервная система уязвима. Они, читая такие новости, словно получают рекомендации к действию. Я против этого.

Например, абитуриенты совершают серию самоубийств. Если кто-то покончит с собой, другие в состоянии депрессии после среза на экзамене последуют этому примеру. И обычно такие суициды бывают уже завершенными.

– Что может помешать вашей работе?

– Иногда люди со стороны считают, что человек не бросится. Начинают оскорблять его, находясь внизу. Это все усложняет. Только мы наладим психологический контакт, как на последней стадии все срывается.

Кто-то из соседей может бросить какую-то фразу и вновь обстановка выходит из-под контроля, так что приходится возвращаться к исходной точке. Было бы лучше, если бы это не происходило, но это происходит.

Источник: https://az.sputniknews.ru/life/20190610/420689694/suicid-mchs-spasenie-psiholog.html

Почему мужчины кончают с собой чаще, чем женщины

Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

Хелен Шумахер BBC Future

Правообладатель иллюстрации Getty Images

По всему миру статистика одинакова: женщины чаще страдают от депрессии, чаще склонны покончить с собой, но самоубийц тем не менее больше среди мужчин. Отчего так?

Шесть лет назад мой брат покончил с собой. Ему было 28.

К несчастью, самоубийства случаются не так редко, как нам хотелось бы думать.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за 2016 год (это самая последняя глобальная статистика, которую можно найти на эту тему), в мире было совершено около 793 000 самоубийств. Большинство – мужчины.

В Великобритании уровень суицидов самый низкий с 1981 года – 15,5 на 100 000 человек.

Тем не менее самоубийство по-прежнему остается главной причиной смерти у мужчин до 45 лет. И гендерный разрыв никуда не девается. Среди британских женщин уровень суицидов – треть от мужского, 4,9 на 100 000.

Во многих других странах картина та же. В Австралии мужчины гибнут в результате самоубийства с вероятностью в три раза большей, чем женщины. В США – в 3,5 раза. А в России и Аргентине – более чем в четыре раза.

Данные ВОЗ показывают, что около 40% стран имеют еще более устрашающие показатели: более 15 суицидов на 100 000 мужчин, при этом только в 1,5% стран похожая цифра – у женщин.

Этой тенденции уже много лет. “С тех пор, как мы начали вести эту статистику, существует такое неравенство”, – говорит психолог Джилл Харкави-Фридман, вице-президент, отвечающий за исследования, в Американском фонде предотвращения самоубийств, организации, оказывающей поддержку тем, кто пережил самоубийство.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Почему же мужчины так страдают?

Суицид – очень деликатный и сложный предмет, в котором переплетается множество причин, и то, что люди кончают с собой, естественным образом отсекает нас от полного понимания того, почему они это сделали.

Тем не менее, поскольку мы все больше разбираемся в проблемах психического здоровья, растет и понимание тех факторов, которые влияют на этот трагический выбор.

Один из сложных вопросов – почему такое различие между женщинами и мужчинами. Он тем более непонятен, поскольку женщинам, как правило, чаще ставят диагноз “депрессия”.

Более того, женщины с большей долей вероятности предпринимают попытку покончить с собой. Например, в США взрослые женщины делают это в 1,2 раза чаще, чем мужчины.

Вот только методы у мужчин часто гораздо более радикальные, в результате чего помощь, даже если и приходит, оказывается запоздалой – уже ничего поделать нельзя. Ну и то, что у мужчин больше доступ к средствам самоубийства, тоже играет роль.

Кроме того, мужчины чаще прибегают к столь радикальным способам потому, что у них больше решимости покончить с собой.

Отчего же мужчины так страдают? И можно ли с этим что-то сделать?

Факторы риска

Один из ключевых элементов – общение и общительность. Конечно, будет большим упрощением сказать, что женщины более склонны делиться своими проблемами, а мужчины – более замкнуты.

Но правда то, что на протяжении поколений в обществе существовал и существует стереотип: мужчины должны быть сильными и не должны признаваться в своих страданиях.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption С самого раннего возраста мы приучаем мальчиков к тому, что плакать – это проявление слабости

Часто это начинается с детства. “Мы твердим: мальчики никогда не плачут”, – объясняет Колман О'Дрисколл, бывший исполнительный директор Lifeline, австралийского благотворительного общества, обеспечивающего 24-часовую психологическую поддержку тем, кто склонен к суициду.

“С самого раннего возраста мы приучаем мальчиков не показывать эмоций, потому что показывать эмоции – это “слабость”, – говорит она.

Мара Грюнау, исполнительный директор канадского Центра по предотвращению самоубийств, указывает: очень многое зависит от того, как мы разговариваем с детьми, как учим их общению.

“Матери куда чаще разговаривают с дочерьми, чем с сыновьями, больше делятся с ними своими чувствами и опытом, – говорит она. – Мы будто по умолчанию ожидаем от женщин большей эмоциональности”.

Мужчины же куда реже признаются, что чувствуют себя уязвимо – как самим себе, так и друзьям, не говоря уже о враче. Они более неохотно, чем женщины, обращаются за медицинской помощью – с вероятностью на 32% ниже, как выяснило одно из исследований British Medical Journal.

“Мужчины реже посещают врача по поводу проблем с психическим здоровьем, – подчеркивает Харкави-Фридман. – Не потому, что у них нет таких же проблем, как и у женщин, а потому что они реже осознают, что у них эти проблемы, что повышает риск суицида”.

Если человек даже не осознает, что причина его состояния – стресс, то он и не думает о том, что кто-то или что-то может ему помочь.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Мужчины реже, чем женщины, обращаются к психотерапевтам и психиатрам

Только треть тех, кто кончает с собой, находились в то время в процессе лечения от депрессии или же от другого психического заболевания, отмечает Харкави-Фридман.

Самое опасное, что вместо того, чтобы обратиться к специалисту, многие мужчины предпринимают попытку “полечиться самому”.

“Мужчины более склонны обращаться к алкоголю и наркотическим веществам, что может отражать переживаемую ими депрессию и, как мы знаем, только подталкивает к суициду”, – говорит Харкави-Фридман.

Действительно, мужчины почти вдвое чаще, чем женщины, соответствуют критериям алкогольной зависимости. Но это лишь углубляет их депрессию, делает импульсивней поведение. Алкоголизм известен как один из факторов, способствующих суициду.

Другие факторы риска относятся к семье и работе. Например, во время экономического спада повышается уровень безработицы, а вместе с ним и частота попыток покончить с собой – обычно рост наблюдается в течение 1,5-2 лет после начала экономического кризиса.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Пытаться вытащить себя от депрессии самому при помощи наркотических средств – плохая затея

В одном исследовании 2015 года было обнаружено, что на каждый процент повышения уровня безработицы приходится 0,79% повышения уровня суицида.

Психические проблемы обычно усугубляются необходимостью найти новую работу и нехваткой денег. Но присутствуют и элементы социального давления, и личностный кризис.

“Нас так воспитывают, что мы всю жизнь оцениваем себя в сравнении с другими, с тем, насколько мы успешны экономически, – рассуждает Саймон Ганнинг, глава британского благотворительного общества Calm (аббревиатура Campaign Against Living Miserably), посвятившего свою деятельность предупреждению самоубийств среди мужчин. – И когда присутствуют экономические факторы, которые мы не можем контролировать, все становится очень сложным”.

Бывает, положение усугубляется тем, что медицинская страховка, по которой человек проходит лечение от депрессии, привязана к его работе, и как только он теряет работу, его перестают лечить.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Изоляция от общества – еще один серьезный фактор риска

Еще один фактор риска – одиночество, изолированность от общества, пишет в своей книге “Почему люди кончают с собой” врач Томас Джойнер. Такое случается во всех слоях общества.

Внешне успешный профессионал, поставивший карьеру превыше всего остального (в том числе и отношений в обществе), может оказаться на вершине в полном одиночестве, говорит Грюнау.

Естественно, важно помнить о том, что хотя некий внешний фактор и может ускорить движение к попытке самоубийства у человека, и без того склонного к этому, это не будет единственной причиной.

“Миллионы людей теряют работу, почти каждый из нас пережил разрыв отношений, но мы же не кончаем с собой по каждому из этих поводов”, – говорит Харкави-Фридман.

Возможные решения

Для такой сложной проблемы не существует простых решений. Но большое число различных государственных программ, благотворительных организаций помогает достигнуть в этом прогресса.

Например, в Австралии группы активистов пытаются поменять саму культурную систему взглядов и понятий. Одна из набирающих обороты инициатив – День “Ты в порядке?” (RU OK? day), во время которого людей призывают вступать в беседу с теми, кому плохо, кто страдает в этой жизни.

Еще один подход – “принцип плечом к плечу” – поощряет людей больше разговаривать друг с другом, например, на футбольном матче или во время велосипедной прогулки.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption В Австралии работает программа “Приятели по стройке” – в отрасли очень высокий уровень самоубийств

“Приятели по стройке” (Mates in Construction), программа по поддержке и обучению, информирует о высоком уровне самоубийств в строительной отрасли и рассказывает, как найти выход.

Упор делается на то, чтобы показать: это нормально для мужчин – обсуждать свои чувства с другими, это признак силы, а не слабости, объясняет О'Дрисколл.

Помогают и современные технологии. Далеко не каждый готов обсуждать свои сокровенные переживания с другим, даже по телефону горячей линии.

А вот искусственный интеллект – беседа с ботом – вполне может быть приемлемым для тех, кому необходимо выговориться и получить помощь без опасения, что их начнут оценивать.

Еще одна стратегия – сконцентрироваться на том, каким ударом для близких станет самоубийство. Кампания организации Calm под названием “Проект 84” (названная так из-за того, что в Британии каждую неделю от суицида гибнет 84 мужчины) подчеркивает всю глубину горя, которое несет самоубийство близким покончившего с собой.

Это противопоставляется распространенной среди потенциальных самоубийц идее “я избавлю всех от себя”, подчеркивает Ганнинг.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Чаще протягивайте руку помощи друг другу

Другие варианты решения проблемы связаны с затруднением исполнения самоубийства технически.

Когда на знаменитом “мосту самоубийц” в Бристоле (Клифтонском подвесном мосту) установили барьеры, исследование обнаружило, что количество смертей уменьшилось вдвое – и нет никаких свидетельств того, что оно увеличилось где-то в других подобных местах.

Но, несомненно, впереди еще много работы.

О'Дрисколл указывает на то, что обычно гораздо больше внимания уделяется предупреждению смертей в дорожных происшествиях, чем предупреждению суицида, несмотря на то, что самоубийства уносят больше жизней.

Например, в Австралии уровень самоубийств в 2015 году был 12,6 на 100 000 человек, а смертей на дорогах – всего 4,7.

Нужно больше исследований. “Понятно, что есть объективные отличия между мужчинами и женщинами – в биологии, гормональной структуре, в том, как развивается и функционирует мозг”.

Но часто мужчин и женщин исследуют вместе, и, несмотря на попытки как-то статистически отследить различия, этого недостаточно, чтобы разобраться в проблеме. Требуются раздельные исследования.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Не надо стесняться обсуждать тему суицида – это может спасти жизнь человека

Есть, впрочем, и положительные моменты. Харкави-Фридман указывает на заинтересованность британского государства в решении проблемы. Например, в 2018 году правительство объявило о создании должности министра по предотвращению самоубийств – впервые в стране.

По мнению Харкави-Фридман, это дает результаты – уровень суицида в Британии снижается, поскольку тут есть национальная стратегия борьбы с этим явлением.

Грюнау тоже считает, что ситуация улучшается. “Вы теперь можете свободно обсуждать с людьми проблему суицида, и хотя они поначалу вздрагивают, но затем более охотно, чем раньше, вступают в разговор”.

И, хотя мы можем говорить об уменьшении количества случаев самоубийств, не будем забывать: даже одна подобная смерть – это смерть, которой можно было избежать.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-fut-48596494

Наталья Стришняя впала в кому после попытки суицида

Угроза суицида от бывшей девушки, как быть?

О ее состоянии сообщил адвокат Мурад Мусаев. По его данным, женщину нашел сын в бессознательном состоянии. Правозащитник уточнил, что Наталья страдает онкологическим заболеванием и ее состояние было «не лучшим».

Мусаев рассказал, что сейчас женщина находится на искусственной вентиляции легких.

Позже стало известно, что сын и дочь Стришней нашли дома предсмертную записку.

«Дети нашли дома у нее записку. В ней говорится: „За четыре месяца давления не могу больше жить… Постоянное давление. Ни я, ни брат ни в чем не виноваты“», — сказал Мурад Мусаев. Он пообещал в ближайшее время передать документ в правоохранительные органы.

Telegram-каналу «Подъем» адвокат сообщил больше подробностей. В записке указаны имена людей, которые оказывали на нее давление.

«Речь идет о записке, которая обнаружена у нее дома. Она называет три фамилии, это люди из одного концерна, известного в Ростовской области определенным образом.

Именно они руководят людьми, которые инициировали уголовное дело и пытались захватить предприятие, которое ей принадлежит: „Слава Кубани“. Ей приносили информацию: или ты пойдешь на уступки, или осудим твоего брата, или закроем обратно под стражу тебя.

Она сейчас в глубокой коме, как говорят врачи, между жизнью и смертью… Ее просто довели», — заявил адвокат.

Уголовное дело в отношении Натальи и ее брата Ивана было возбуждено по заявлению бизнесмена Александра Исюка. Он пожаловался на угрозы и вымогательство с их стороны.

По словам предпринимателя, в 2010 году Наталья и Иван, действуя в составе банды Цапка, потребовали у него 77 миллионов рублей. Третьим участником троицы вымогателей был предприниматель Федор Стрельцов.

В июле этого года обоих поместили в СИЗО, но осенью Наталью выпустили под домашний арест в Кущевской. В октябре расследование дела было завершено и материалы переданы в суд Железнодорожного района Ростова-на-Дону. Первое заседание состоялось 1 ноября, второе было назначено на 6 ноября.

С самого начала расследования Наталья вины своей не признавала и утверждала, что дело против нее связано с попыткой отобрать у нее активы. Ее адвокаты уверены, что Наталью пытаются призвать к ответу за преступления уже осужденных бандитов, входивших в ОПГ, одним из лидеров которой был ее бывший муж Вячеслав Цеповяз. В 1998–2010 годах преступники совершили 19 убийств.

Было также высказано предположение, что уголовное дело является ничем иным, как местью Цеповяза. В октябре Наталья как раз вела с ним переговоры о разделе семейного имущества. Она развелась с мужем, вернула девичью фамилию и сельхозпредприятие «Слава Кубани» перешло в ее собственность. Ее брат Иван занимал в нем пост исполнительного директора.

Адвокаты Цеповяза утверждали, что она владеет им незаконно. Кущевский районный суд должен был в середине ноября рассматривать спор между экс-супругами.

Близкие к окружению Натальи люди утверждают, что она очень переживала из-за тяжбы с Цеповязом и уголовного дела о вымогательстве. Она боялась не только остаться без имущества, но и угодить в колонию.

В последнее время Стришняя находилась в состоянии постоянного стресса. Возможно, именно он, наложившись на тяжелую болезнь, стал причиной ее попытки уйти из жизни. Если она, конечно, была. Некоторые источники утверждают, что кома является попыткой затянуть процесс и выиграть время для маневра.

По данным сайта «Аргументы и факты», хорошо знакомые с делом банды Цапка люди утверждают, что Наталья к участию в бизнесе мужа рвалась уже давно. С тех самых пор, как Цеповяз основал ОПХ «Слава Кубани». Он согласился допустить жену до «куска пирога» после того, как на ее сторону встал сам Цапок.

С его гражданской женой Анжелой Наталья основала ресторанный комплекс и химчистку. С ней же учредила фирму «Сахар Кубани» и вынашивала планы по строительству сахарного завода в Кущевской.

После ареста мужа она не только стала генеральным директором «Славы Кубани», но и сумела убедить свекровь переписать на нее само предприятие и его активы. Наталья, которую и так уже называли «шахиней» или «императрицей Кущевки», стала миллионершей.

По некоторым данным, следователи подозревали, что Наталья была соучастницей банды Цапка. Она планировала преступления и активно пользовалась деньгами, вырученными бандитами.

Фермер Александр Июск утверждает, что Наталья и ее брат Иван под угрозой физической расправы заставляли его взять в банке крупный кредит, чтобы потом забрать у него наличные.

Если вину Стришней и ее брата удастся доказать, им грозит 15 лет лишения свободы со штрафом миллион рублей.

В связи с ее состоянием заседание суда было перенесено с 6 ноября на 14 декабря 2019 года.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/vpala-v-komu-nakanune-suda/

Глав-книга
Добавить комментарий