Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу

За три года незаконного уголовного преследования с властей взыскали 1 млн руб

Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу

11 апреля Первомайский районный суд г. Краснодара присудил 1 млн руб. Антону Сачкову, который три года находился под уголовным преследованием за преступление, которого не совершал.

Как было установлено, 13 августа 2012 г. Ш. и неустановленное лицо избили Д., который в результате полученных травм умер. На следующий день было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.

111 ч. 4 УК РФ. 9 ноября 2012 г. в качестве подозреваемого по данному делу был задержан Антон Сачков, а спустя два дня ему предъявили обвинение. В отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

 

В январе 2013 г. суд признал Сачкова виновным в совершении преступления и назначил наказание в виде 8,5 лет лишения свободы. В 2014 г. «Новая газета» провела расследование, в результате которого Верховный Суд истребовал дело и направил его в президиум Краснодарского краевого суда. Кассационная инстанция отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение.

13 июля 2015 г. суд первой инстанции признал Антона Сачкова невиновным и освободил из-под стражи. Однако данный приговор был отменен в апелляционном порядке, а дело вновь было направлено на новое рассмотрение.

21 октября 2015 г. тот же суд первой инстанции вновь признал Антона Сачкова невиновным по предъявленному ему обвинению в связи с его непричастностью к совершению преступления. За ним также было признано право на реабилитацию и возмещение имущественного и морального вреда. 9 декабря 2015 г. после обжалования в апелляционном порядке оправдательный приговор вступил в законную силу.

8 февраля 2018 г. истец обратился в Первомайский районный суд г. Краснодара с иском о компенсации морального вреда в порядке реабилитации.

В исковом заявлении он указал, что в ходе необоснованного уголовного преследования, которое длилось 3 года 1 месяц и включало 2 года 8 месяцев и 4 дня нахождения под стражей и в исправительной колонии строгого режима, ему были причинены неизгладимые моральные страдания.

Так, на психику Антона Сачкова оказало серьезное воздействие его участие в ходе опознания свидетелями. Это повлекло тяжелые переживания, безысходность и страх перед будущим.

Истец указал, что после доставления в СИЗО он не мог нормально питаться, спать, испытывал тоску и одиночество, фиксировался на мысли о том, что не сможет доказать невиновность и будет отбывать длительное наказание за преступление, которого не совершал.

Признание его виновным в 2013 г. привело к тому, что он находился в состоянии фрустрации, которое тяжело переносил. В течение нескольких месяцев Антон Сачков страдал бессонницей и отсутствием аппетита.

Психические травмы усугублялись тем, что истец ранее не привлекался к уголовной ответственности, не содержался в местах лишения свободы.

Таким образом, он не имел криминального и пенитенциарного опыта и не был психологически готов к подобной жизненной ситуации. 

Дополнительным травмирующим фактором на фоне социальной дезадаптации в исправительной колонии стал разрыв отношений с девушкой по ее инициативе. В иске отмечалось, что незадолго до задержания у Антона Сачкова, выросшего сиротой в детском доме, сложились близкие взаимоотношения с П., с которой они совместно проживали, вели общее хозяйство, воспитывали ее малолетнего сына. 

Истец подчеркнул, что потеря чрезвычайно важных и субъективно необходимых взаимоотношений на фоне длительного пребывания в социальной изоляции воспринималась им как крах жизненных ориентиров и планируемого будущего, несбывшихся надежд о создании своей семьи, которой у него фактически никогда не было. Тогда у него появились признаки апатии и депрессии, а также суицидальные настроения.

Кроме того, Антон Сачков указал, что и в период повторных судебных разбирательств он вновь пережил стрессовую психотравмирующую ситуацию, связанную с необходимостью доказывать свою невиновность, находясь в клетке в зале суда. Необходимость оправдываться и опровергать показания свидетелей угнетала его, ситуация укрепляла пессимистические и депрессивные настроения. 

Также в исковом заявлении пояснялось, что в ходе психодиагностического обследования у Антона Сачкова были выявлены негативные психологические изменения, а также дезадаптивные психические состояния, которые сохраняются и сейчас: высокий уровень реактивной тревоги и невротичности, изменчивость настроения, склонность к пессимизму, посттравматическое стрессовое расстройство, стремление к навязчивым переживаниям по поводу психологической травмы и избеганию всего связанного с ней.

Иск был рассмотрен в судебном заседании 11 апреля. В суде истец поддержал заявленные доводы и просил 1 млн 700 тыс. рублей в качестве моральной компенсации.

Представитель Минфина в свою очередь утверждала, что причиненный вред не доказан, а размер компенсации не обоснован, однако факт причинения вреда отрицать не стала. При этом она отметила, что определять размер компенсации – не ее задача.

Заслушав стороны, судья частично удовлетворил заявленные требования и посчитал достаточной компенсацией морального вреда сумму в размере 1 млн руб. 

В комментарии «АГ» представитель истца, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков пояснил, что, с одной стороны, размером компенсации сторона защиты удовлетворена, так как это не 300 тыс., которые предлагал прокурор. «С другой стороны, никакой миллион не компенсирует молодому парню почти три года за решеткой и разрушенную семью», – указал адвокат.

Адвокат добавил, что Минфин, по его мнению, будет обжаловать решение. «Они не могут без обжалования. Мы также думаем подавать жалобу, так как просили 50 тыс. руб. за каждый месяц незаконного нахождения под стражей и в исправительной колонии, хотя и за такую сумму ни один здравомыслящий человек не согласится “сидеть”», –  пояснил Александр Попков.

Отвечая на вопрос о том, часто ли суды присуждают такие суммы по идентичным делам, Александр Попков отметил, что аналогичных дел практически не бывает, потому что количество оправданий в России стремится к нулю. «Недавно коллеги анализировали компенсации за частичное оправдание, так вот там суммы компенсаций иначе как издевательскими не назовешь – от 500 до 1000 руб.», – сообщил адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/za-tri-goda-nezakonnogo-ugolovnogo-presledovaniya-s-vlastey-vzyskali-1-mln-rub/

Верховный суд разъяснил правила компенсации за незаконное уголовное дело

Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу

Важные подсчеты сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучала требования гражданина о компенсации его моральных страданий за незаконное уголовное преследование.

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Верховный суд разъяснил, кто обязан отвечать за скользкий тротуар

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания.

Итог – Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил.

Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ – самому выносить вердикт – высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так – ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей.

Но у районного суда был другой расчет – истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала.

А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он “не мог навещать родных, которые нуждались в уходе”. А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел – по его мнению нет доказательств.

ВС постановил: при рассмотрении дел о репостах нужно доказать злой умысел

Верховный же суд увидел в этом споре следующее – по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего – не зависит.

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна – участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали.

В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием “семейная жизнь” – это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Верховный суд готовит разъяснение, как оспаривать приказы

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывались.

Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав.

В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания, довольно большой.

Верховный суд подчеркнул – требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были “существенным психотравмирующим фактором”.

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил – аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд.

Верховный суд РФ подчеркнул, “именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей”.

А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является “явно несправедливой”. Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

Источник: https://rg.ru/2018/10/01/verhovnyj-sud-raziasnil-pravila-kompensacii-za-nezakonnoe-ugolovnoe-delo.html

Не осужден — не реабилитирован

Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу

Житель Подмосковья Сергей Тазин неожиданно для себя стал фигурантом уголовного дела о незаконной торговле оружием.

Директор оружейного магазина, где он организовал нелегальную продажу автоматов и пистолетов с территории одной из воинских частей в Московской области. Эти «стволы» злоумышленники позднее списывали как утраченные во время учений.

В ходе расследования этого преступления следователи решили, что Тазин также причастен к поставкам оружия на черный рынок.

«Утром я попрощался с супругой (она повезла дочь в сад) и отправился на работу, подошел к машине — и тут же на меня набросились трое в штатском и трое спецназовцев.

Те, что в штатском, спросили мое имя и сразу надели наручники, забрали мобильный, документы и все ключи. Спецназ просто направлял оружие в мою сторону.

Оказалось, что они прождали меня в засаде почти всю ночь: согласно их данным, я был зарегистрирован в доме напротив и они не знали, где я на самом деле проживаю», — вспоминает эту историю Сергей. По его словам, правоохранители спросили его о том, где он на самом деле живет.

Не чувствуя подвоха, мужчина без опасений показал свой фактический адрес, и все вместе они оказались в квартире Тазина. После этого оперативники привели понятых и зачитали мужчине постановление об обыске в его жилище. Тазин просил адвоката, но ему в этом отказали.

Внезапный ПМ

«Полицейские сразу же разошлись по дому (у нас 3-комнатная квартира), а меня и понятых завели в ближайшую комнату. Они спросили, какое оружие я храню у себя дома.

Я сразу же указал на два травматических пистолета, которые находились в специальном ящике на высоте 3 м в коридоре, где их никогда не достала бы дочь. Там же были лицензии на них.

И вот спустя четыре часа в моей спальне, под матрасом, нашли боевой, заряженный пистолет «Макарова», то есть, по их логике, травматику я храню в недоступном для ребенка месте, а настоящее оружие лежит на виду у нее!

Я абсолютно уверен, что именно эти полицейские подкинули мне данный ПМ», — сказал Тазин. Он подчеркнул, что сотрудники правоохранительных органов сразу же после обнаружения «Макарова» заявили, что готовы «простить» ему этот «ствол», если тот даст показания на директора своего оружейного магазина.

Конституционный суд (КС) России признал ряд положений Уголовно-процессуального кодекса (УПК) не соответствующими основному закону страны. Он… →

Кроме того, подследственный Сергей утверждает, что следователи многократно отказывали ему в том, чтобы снять отпечатки пальцев с этого пистолета, чтобы его невиновность была подтверждена объективно. «В ходе следствия я прошел проверку на детекторе лжи, которая подтвердила правдивость моих слов», — сказал Тазин.

По его словам, ему очень повезло с адвокатом, который сумел доказать его непричастность к незаконной торговле оружием. «И все равно, даже несмотря на это, мне не дают реабилитироваться уже третий год, как будто правоохранители мстят мне за загубленное дело.

Хотя моей вины во всем этом не было и нет! За эти три с лишним года, что длится история, у меня стало уже трое детей, я дом построил, а воз и ныне там…» — говорит оправданный Тазин.

По словам адвоката Тазина Вадима Багатурии, сотрудники следствия города Железнодорожного фактически лишают его подзащитного компенсации хитрым, весьма изощренным способом.

«Каждый раз, когда мы обращались в суд с требованием реабилитировать Сергея, местный прокурор отменял постановление о прекращении уголовного преследования ввиду «неполноты расследования», и де-юре право на реабилитацию исчезало.

Как бы ни смешно это звучало, но более чем за два года это происходило пять раз, и каждый раз через месяц (именно столько УПК отводит на дополнительное расследование) уголовное преследование вновь прекращалось по реабилитирующему основанию. В частном порядке и следователь, и представитель прокуратуры, и даже судьи говорили нам: «Оставьте идею с реабилитацией — и никто о вас вспоминать не будет», — утверждает защитник.

Сам Тазин при этом подчеркивает, что он все равно будет добиваться всех выплат, положенных ему законом, поскольку только судебный акт о его реабилитации будет служить гарантией того, что его дело втайне снова не возобновят, а потом не прекратят, но уже за истечением сроков давности, что фактически приравняет его к лицу, привлекавшемуся к уголовной ответственности.

Реабилитация предусмотрена российским Уголовно-процессуальным кодексом — ей там посвящена отельная 18-я статья. Согласно этой статье, человек, если только его уголовное дело не было прекращено в результате амнистии, истечения сроков давности или малого возраста, может рассчитывать на получение извинений от прокурора, а также компенсацию морального и материального вреда.

Это предусматривает в том числе и выплату государством тех средств, которые подсудимый потратил на адвокатов в ходе процесса.

Защитник Тазина — адвокат Вадим Багатурия — заявил, что на самом деле в практике российского судопроизводства немало случаев, когда государство не выплачивает компенсацию в достаточном объеме и всячески обходит требование закона о праве на реабилитацию.

«Моральный вред определяется по правилам гражданского судопроизводства, что на практике оборачивается настоящим испытанием, так как реабилитированный пытается призвать суд назначить достойную компенсацию (хотя бы отталкиваясь от уровней Европейского суда по правам человека, ЕСПЧ), а ответчик — представитель Минфина — вообще немотивированно априори требует признать ее «завышенной». Если обратиться к российской судебной практике, то можно увидеть классическую ситуацию, когда компенсации чиновникам и рядовым гражданам разнились в десятки раз.

Лично мне сложно забыть дело, когда в 2006 году реабилитированному, который отсидел в колонии строгого режима четыре с половиной года по обвинению в убийстве до момента, когда был задержан настоящий преступник, провинциальный зауральский суд назначил… 500 руб. компенсации морального вреда!

При этом, например, уже в 2008 году один из руководителей Санкт-Петербургской таможни получил 3,5 млн руб. за девять месяцев, проведенных в СИЗО», — пояснил Багатурия.

Адвокат также добавил, что не так все просто обстоит и с компенсацией материального вреда.

По его словам, де-юре человек имеет право на полную компенсацию всех расходов, но на практике суды, ссылаясь на «разумность и обоснованность», зачастую снижают размер компенсации.

Следственный комитет проведет проверку компаний, трудоустроивших российских моряков на панамское судно. Как выяснила «Газета.Ru», россияне уже… →

«Получить уведомление о праве на реабилитацию вовсе не означает реабилитироваться! Не каждый подозреваемый соглашается на очередной виток борьбы с государством. Ведь для этого надо подавать иск в порядке гражданского производства.

Их можно понять: месяцы или годы доказывания своей невиновности, долгожданный покой.

Зачем искушать судьбу? И логика в их мудрости есть: некоторые из моих подзащитных, кто решался на реабилитацию, не могут получить желаемого несколько лет, как, например, указанный Сергей Тазин», — сказал Багатурия.

Пусть радуется, что не посадили

У силовиков есть свои причины противиться реабилитации своих «клиентов».

«Самая главная причина, по которой мы не хотим связываться с реабилитацией, — нежелание выделяться.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

У системы есть свои негласные правила и принципы, выход за рамки которых равносилен предательству. Мы можем прекращать явно неудачные уголовные дела, и никто из руководства не предъявит никаких претензий. Но подозреваемый при этом должен быть удовлетворен лишь этим — пусть благодарит, что не посадили.

Если же он решает бороться за права реабилитированного, тут уже вся мощь системы будет обращена против него», — заявил «Газете.Ru» Сергей, один из сотрудников Следственного комитета.

Адвокат Багатурия также отметил, что с точки зрения следствия и прокуратуры прекращение уголовного преследования — явление крайне нежелательное. «И первые, и вторые боятся собственной тени, когда дело касается реабилитации.

Для следователя закрытие дела — это всегда подозрения в мздоимстве, ухудшение показателей аналогичного периода предыдущего года.

Для прокурора — подтверждение некачественной работы, покуда он пропустил заведомо негодное с точки зрения судебной перспективы дело, вовремя не отменив постановление о его возбуждении. Также для прокурора имеет значение «честь мундира», когда в отчете «Р» (именно так именуют процессы по реабилитации в надзорном ведомстве) есть что-то, кроме нулей», — сказал юрист.

По словам адвокатов, с которыми побеседовала «Газета.Ru», и следователи, и прокуроры, и судьи также опасаются регрессного иска от Минфина, поскольку приравнивают реабилитацию к незаконности собственных действий.

Прокурор Генеральной прокуратуры РФ, осуществлявший надзор за несколькими резонансными делами, отметил, что проблема получения компенсации связана с тем, что человек вынужден доказывать факт причинения ему морального вреда в результате необоснованного преследования. «Реабилитированное лицо должно доказать, что, например, в ходе уголовного преследования был причинен вред его деловой репутации или он заболел в результате СИЗО, лечился, и у него должно быть подтверждение этому», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Как определить моральный вред

Конституционный суд России разрешил бывшим фигурантам уголовных дел, прекращенных в связи с декриминализацией статьи, добиваться реабилитации… →

Судья одного из московских районных судов Юрий отметил, что проблемы в обеспечении права на реабилитацию не видит. Он также сказал, что со следователей и прокуроров расходы на компенсацию морального вреда почти никогда не взыскиваются, все средства для выплат берутся из бюджета.

«Если бы хоть раз такое в практике прошло, это было бы очень здорово. Тогда, глядишь, следователи не бегали бы по каждому поводу с ходатайством об избрании подозреваемому ареста.

И каждый раз, принимая решение о возбуждении уголовного дела и избрании меры пресечения обвиняемому, меньше подозреваемых арестовывали. Чаще избирали бы домашний арест или подписку о невыезде.

Я ни одного такого случая не помню — чтобы кто-то с иском ходил к прокурору и следователю», — пояснил судья.

По словам судебного работника, процедура получения компенсации прописана в Уголовно-процессуальном кодексе очень подробно и никаких проблем с ее получением нет.

«Я лично вижу проблему в определении степени морального вреда.

Понимаете, для одного получить удар ножом — не такой уж и вред, а другой падает в обморок от царапинки. Но при назначении суммы компенсации судья учитывает много обстоятельств. В том числе и то, что в стране со средней зарплатой 30 тыс. руб. и небольшой пенсией нереально назначить компенсацию в миллионы долларов.

И когда адвокаты у меня начинают ссылаться на американскую или европейскую практику, то нужно помнить: в этих странах и уровень жизни другой»,

— заявил Юрий. Он добавил, что размер компенсации сильно зависит от личности того, кто ее добивается. «Одно дело, например, когда реабилитируемый — инвалид, беременная женщина или единственный кормилец семьи. Другое дело — когда этого человека зовут Сергей Сторчак (бывший замглавы Минфина РФ. — «Газета.Ru»).

Хотя он пришел исключительно за компенсацией расходов на адвокатов, а возместить моральный вред не требовал. А вот Вадим Волков (бывший топ-менеджер Межрегионального инвестиционного банка. — «Газета.Ru») по тому же делу — да, попросил. Ему присудили 300 тыс. руб.

, но там требовалась сложная операция на сердце после пребывания в СИЗО», — сказал судья.

По его словам, получить деньги за оплату адвокатов совсем не трудно: достаточно представить суду ордеры и договоры, на основании которых работал защитник. Судья также подчеркнул, что для оправданного не составляет труда получить компенсацию и в случае потери им жилья или работы — более того, работодатель будет обязан выплатить ему зарплату за все дни, когда работник находился в СИЗО.

«А еще нужно учитывать, что за всю страну решения по реабилитации принимает Тверской суд, так как Минфин, который является ответчиком в процессах по компенсации расходов, находится на той территории, которая подведомственна именно этому суду.

А еще туда направляют дела из Следственного департамента МВД, территориальных подразделений СК, он занимается вопросами, связанными с судебными процессами правительства Москвы и еще порядка шести министерств, которые находятся в Тверском районе столицы.

У судей этого суда колоссальная нагрузка, и это тоже сказывается на тех решениях, которые он принимает», — отметил Юрий.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2015/07/28/7660125.shtml

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 29 октября 2013 г. по делу N 33-10202/2013 (ключевые темы: уголовное преследование

Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу

Апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 29 октября 2013 г. по делу N 33-10202/2013

судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего Гороховика А.С.,

судей Хаировой А.Х., Черкуновой Л.В.,

при секретаре Овчинникове А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Ковалевой И.Г. на решение Кировского районного суда г. Самары от 04 сентября 2013 года, которым постановлено: “Исковые требования Золтовой Н.Н. удовлетворить частично.

Взыскать с Ковалевой И.Г. в пользу Золотовой Н.Н. в счет компенсации морального вреда 5000 (пять тысяч) рублей, а также расходы по составлению искового заявления в размере 1000 руб., а всего взыскать 6000 (шесть тысяч) руб.

В остальной части требований отказать.

Взыскать с Ковалевой И.Г. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 400 руб.”

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Хаировой А.Х., пояснения представителя Золотовой Н.Н. по доверенности Золотовой И.Ю., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Золотова Н.Н. обратилась в суд с иском к Ковалевой И.Г., просила взыскать в её пользу компенсацию морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, в сумме 25000 руб., расходы, связанные с оплатой услуг по составлению искового заявления, в сумме 1000 руб.

В обоснование заявленных требований указала, что приговором мирового судьи судебного участка N 8 Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ по частному обвинению Ковалевой И.Г. истица была признана невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, и оправдана на основании п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ за отсутствием в её деяниях состава преступления, за ней признано право на реабилитацию, с Ковалевой И.Г. в её пользу в силу ч. 9 ст. 132 УПК РФ взыскана денежная сумма в размере 2000 рублей. Приговор вступил в законную силу. В ходе судебного разбирательства истица испытала нравственные страдания в связи с необходимостью защиты от необоснованного обвинения.

Незаконно и необоснованно обвинив её в совершении преступления, Ковалева И.Г. ограничила её неимущественные права. Считает, что обращение Ковалевой И.Г. в суд был вызвано не намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, а исключительном намерением причинить истице вред в ответ на подачу ею иска в Кировский районный суд г. Самары о взыскании с Ковалевой И.Г.

денежных средств по распискам и компенсации морального вреда.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить и постановить по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований Золотовой Н.Н. В обоснование жалобы указано, что оправдание Золотовой Н.Н. по делу частного обвинения, само по себе не является достаточным основанием для возложения на Ковалеву И.Г.

обязанности по возмещению Золотовой Н.Н. морального вреда. Ковалева И.Г.

полагает, что дело частного обвинения, возбужденное по её заявлению, основано на её праве на судебную защиту, взыскание компенсации морального вреда с неё возможно только при установлении факта того, что она действовала заведомо недобросовестно, с целью причинить вред, то есть при наличии вины в незаконном привлечении к уголовной ответственности. Считает, что таких обстоятельств судом первой инстанции не установлено. В нарушение норм статей 56, 67 ГПК РФ ни одного подтверждения в обоснование заявленных требований Золотовой Н.Н. не представлено. Возложение на частного обвинителя ответственности противоречит Конституции РФ.

Ковалева И.Г. в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явилась, извещена о времени и месте судебного заседания, причину неявки не сообщила, не просила суд рассмотреть дело в её отсутствие.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, посчитал возможным приступить к рассмотрению дела в отсутствие не явившейся в судебное заседание Ковалевой И.Г.

Представитель истицы Золотовой Н.Н. по доверенности Золотова И.Ю. в судебном заседании возражала против удовлетворения апелляционной жалобы, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заслушав пояснения представителя Золотовой Н.Н. по доверенности Золотовой И.Ю., судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено, что в ДД.ММ.ГГГГ Золотова Н.Н. и Ковалева И.Г. заключили устное соглашение о регистрации Ковалевой И.Г. права собственности Золотовой Н.Н. на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: “адрес”, в связи с чем Золотова Н.Н. выдала доверенность Ковалевой И.Г.

ДД.ММ.ГГГГ года Золотова Н.Н. обратилась с заявлением в органы полиции о привлечении Ковалевой И.Г. к ответственности, указав, что Ковалева И.Г. взяла у неё за услуги по оформлению права собственности 70 000 рублей, работу не выполнила, деньги и документы не возвращает.

Постановлением УУП ОП N 2 У МВД России по г. Самаре от ДД.ММ.ГГГГ года отказано в возбуждении уголовного дела по заявлению Золотовой Н.Н. о совершении Ковалевой И.Г. преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

ДД.ММ.ГГГГ года Золотова Н.Н. обратилась в Кировский районный суд г. Самары с иском к Ковалевой И.Г. о взыскании денежных средств, преданных по распискам и компенсации морального вреда. Ковалева И.Г. подала встречный иск к Золотовой Н.Н. о взыскании суммы задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением Кировского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ года отказано в удовлетворении иска Золотовой Н.Н. и встречного иска Ковалевой И.Г.

ДД.ММ.ГГГГ года Ковалева И.Г. обратилась к мировому судье судебного участка N 8 Самарской области с заявлением, в котором просила принять её заявление к производству и привлечь к уголовной ответственности Золотову Н.Н. за совершение в отношении неё преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, указав, что ДД.ММ.

ГГГГ года Золотова Н.Н. вместе со своей дочерью пришли по адресу: г. Самара, ул. Обсерваторная, 113 и стали требовать у её матери Кулагиной В.М. 70 000 рублей, при этом Золотова Н.Н.

умышленно распространила ложные сведения, порочащие её честь и деловую репутацию, назвав её мошенницей и черным риэлтором, обманным путем завладевшей её деньгами.

Приговором мирового судьи судебного участка N 8 Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ года Золотова Н.Н. признана невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 УК РФ и оправдана на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в её деяниях состава преступления. За Золотовой Н.Н. признано право на реабилитацию. Мера пресечения Золотовой Н.Н. не избиралась.

Постановлением Кировского районного суда г. Самары от ДД.ММ.ГГГГ года приговор мирового судьи судебного участка N 8 Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ года оставлен без изменения, апелляционная жалоба Ковалевой И.Г. – без удовлетворения.

Разрешая заявленные Золотовой Н.Н. требования о взыскании компенсации морального вреда с Ковалевой И.Г.

в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, суд первой инстанции исходил из положений статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности и положений ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом суд указал, что обратившись к мировому судье, Ковалева И.Г. реализовала предоставленной ей Конституцией РФ а также ст.ст. 20,22, 318 УПК РФ право.

Однако, это обращение сделано лишь после того, как сторонам не удалось урегулировать свои гражданско-правовые отношения по оформлению недвижимости, заявлено о событиях, произошедших до подачи Золотовой Н.Н. заявления в полицию и гражданского иска в суд. Суд признал обоснованными доводы Золотовой Н.Н. о том, что обращение Ковалевой И.Г.

с заявлением к мировому судье было продиктовано не намерением защитить свои права и интересы, а намерением причинить истцу вред в ответ на подачу иска в Кировский районный суд г. Самары.

Судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст.

133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 – 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2011 г.

N 17 “О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве” право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

В силу статьи 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Статья 22 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает право лица выдвигать и поддерживать обвинение по уголовным делам частного обвинения в установленном данным Кодексом порядке.

Таким образом, возможность обращения к мировому судье с заявлением в порядке частного обвинения предусмотрена законом.

Использование данного способа защиты нарушенного права не является противоправным за исключением тех случаев, когда заявление о привлечении к уголовной ответственности не имело под собой никаких оснований, а было направлено исключительно на причинение вреда другому лицу (злоупотребление правом).

Вопрос о том, являются ли конкретные обстоятельства, связанные с частным обвинением, основанием для удовлетворения исковых требований о денежной компенсации морального вреда или для отказа в их удовлетворении, зависит от виновных действий частного обвинителя.

В Определении от 28 мая 2009 года N 643-О-О Конституционный Суд РФ указал, что реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/118197898/

�������� ������������ �� �����, ��������� � �����������. �� ��������� �����

Сумма морального вреда после оправдания по уголовному делу
�12318

���������� ����������� 85
(�������������, ������������)���������� �������.� 2011 ���� ���� ������� �� 7 ��� �������� ������ �� ��228.1�2�”�” � ��228�2 , ��� ����������� ������ ����������� �������.

� ������� ������� ��� ������� �������� ��������������, ��� ��� ��� ��������� ����� ������ ���������.� ����� � ��������� ����������� ������ ��, �� ������� ���� ����, ��� �������.� ����� � ���� � 2015 ���� �������� � ��������� ���� ��������, ���� ���������� �������� � ���� ���������.

�� ������� ���� � ����������� ��� ���������� ���������.� ��� ��� ���� ��������� ��� ��������.�������� ��������� ���� ���������, ����� ��� ������������� � ����������� ��, ������������� � ��������� ���������� � ��������� ������������, ���� ��������� ������� ������� � ���������� ������� � ��� ��� ����������� �������.

������� ������, ��� ����� ������� � ���� 4 ������, ������������ �� ��������. ���-�� ������� �������, �����, ��� ����� ���-������ ���������. � �� 4 ���� ����� ���� ������. ������� �����������, ������ ������.������� �����������, ��������� ��������, ����� ������ � ������ ������� ��������������� ���������. � �������� � ���� ���.

����, ������, ������ �����… ��� ��� ��� ���������� ����� ������������. �� �������, ��� ���������

�������� ������� ����� ������������ ��������:

������������. �� �� ������ ���������� ������������ �������, �������, ��������, ���� �� 100 ��� ������. ����� ������ �������, ���� �� ���������� ������ ��������������� ����������� �� ����� �������. ��� ����� ������� � ������ ����� �� �����, ������� ������ ��� ���� �������� �����, � �� �������������. ������ ������������ ����������� ���������, � ������ ������ ����������� �������� �� ���. ������ ���������� �����. ���� � ��������� ������, �� ������ ����������� ���������� ����� �� ��, ��� ��� ��������� ��������� � ��������� ��������������� � �� ��������� ���������� ���������� ����� � ������ ������� �������? ������� �����. �������� ������ 133 ��������-��������������� ������� ��, ����� �� ������������ (�� ���� ���������� �������������� �����, ���������� ����� � �������������� � ��������, ����������, �������� � ���� ������) ����� �� ������ ����������, � ��������� �������� ������� �������������� ��������, �� � ������������� ��� ����������, ��������� ������������� � ��������� �������� ����������. ��� ������. ������ � ��������, ����� � ��� ������ �������������� ������ � ��� ���� ��������� ����. ����� �� �� ������, �� � ����� ��������� ���� ������ ���� ������������� ��������, ������� ������ ����� (�� �������) � ��������� ����. ����� �������� � ��������� ����������� �������� � �������� ����, �� ��� ����� � ��������� ����. ���� ���� ������������, �� �� ��������� �������������� ����������, �� � ���� ���������� ������������� � ����������� ���������� ����. ��� ���� �����. ���� ���� ���������� �� ��������, �� ��� ���� ����� � ����. �� ����, ��� �� �������, � ����� ���� �� ���� �����, � ������, ��� ���� ����������, �� �� �� ���� �� ������, ��� ��� ��� �� ���� �� ���������. �� ������, ��� ��� ��������� ���� ������ ��������� ��� ���������� ���������. ����� �������� ������� �� �������� ������, � ���� ������� � ��������� ����. ��� ����� ������� ��������? �� ����� ������� ���� ������� � ������������ �����, ������� ����������� ����, � ���� ��������, ��� ���� ������� � ���� �����. ��� ��� �������, ������� �� ���������� (��������� ����������� �� �������������), �� 99% � �������, ��� �������� ��� �������� ���������� � ��������� ��� ��������� ����. � ����������� ��� ������, �� ��� �� ��������� ��� ��-�� ������������ �� �������� ������������� � ����������� ���������� ����. � ���� ���� ��� 4 ���� ����� � ������. ������ ��� ��� ���� �������, ����� ��������� ��� ������? �� ����� � �����������, � ��� ��������� ������ ������ ���������� ����. ����� ��� ������� � ���������� ����. �� ��� ��������� ������ ���������, � ������� ���������� ������� ���� (����, ������������ ����), ������� ���� ���� ���������� ���������. � ������� ���������� ��� � ��������, ������� ���� �������� ���������� ����� �����. ������ ����� ��� �������� �������, ��� ���� ���������� � ������������ �����, �� ����� � ��������, ��� ���� ����������. �����, � ����������� �� ������, �� ������ �������� ������������� � ����������� ���������� ����, � ������ ��������. ��� �� �������� ���� � ������������ ������, ���� � ����������� (� ����������� �� ������ ���������). � ���� � �����, � �� ��� ������������� ���-���� ��������, �� ��� � ��� �� ����� ����� � ��� �� ������������ ���������� �����.

03.08.2018

Источник: http://hand-help.ru/doc2.1.32.html

Глав-книга
Добавить комментарий