Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

А вас пожары заставили страховаться?

Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

Ирина Хакамада, общественный деятель, писатель:

— Да, именно после этих пожаров я поняла: страховать надо все. У нас, кроме машины, ничего застраховано не было. А посмотрев, как за несколько минут сгорают дома, я поняла: надо срочно бежать в страховую компанию. Ведь в нашей стране запросто какой-нибудь завистливый сосед после всех этих пожаров может поджечь твою дачу.

И что потом делать без страховки? С кого спрашивать? Ведь этого соседа милиция даже искать не будет. Другой вопрос, будет ли эта страховка доступна большинству граждан.

Поэтому если вводить обязательное страхование имущества, то необходимо несколько видов страховок, как в автостраховании ОСАГО для всех и КАСКО для тех, кто хочет получить реальную компенсацию за причиненный ущерб.

Альфред Кох, предприниматель, бывший вице-премьер правительства России:

— У меня все и до этих пожаров было застраховано: квартира, дача, машина. С какой стати государство должно за меня заботиться о моем имуществе? Поэтому предложения о введении обязательной страховки недвижимости довольно здравые.

Но, к сожалению, наше население страдает шизофренией: с одной стороны, оно категорически недовольно качеством оказываемых государством услуг, с другой стороны, постоянно норовит нагрузить государство новыми обязанностями перед ним, которые государство якобы должно выполнять.

Но если вам не нравится обслуживаться в этом доме быта, зачем вы туда ходите? Идите в страховую компанию, оценивайте свое имущество и требуйте в случае чего компенсации. А государство здесь ни при чем.

Елена Андреева, президент холдинга охранных предприятий “Бастион”:

— Пожары, конечно, страшная штука, но на мою позицию в отношении страхования и страховщиков они никак не повлияли. По работе я очень часто сталкиваюсь с множеством страховых компаний, и этот опыт настолько негативен, что в частной жизни я не хочу иметь с ними никаких дел.

Впрочем, помимо обязательных страховок — ОСАГО, медстраховки — я зачем-то еще оплачиваю какую-то базовую страховку квартиры, которая есть в платежке за ЖКХ. Зачем — не знаю, потому что договор в компанию я не отправила, и если что случится, уверена, без суда она ничего не заплатит, несмотря на регулярные взносы.

Наши законы позволяют страховщикам находить массу способов, чтобы не выплачивать компенсации даже в самых очевидных случаях.

Я знаю множество примеров, когда даже по ОСАГО пострадавшие не могут получить возмещение, потому что страховщики “договорились” с органами дознания, чтобы те затягивали дела, не говоря уже о выплатах при угоне автомобилей. Волокита жуткая, страховщики ищут любые зацепки, чтобы не платить, и даже не стараются это скрывать.

Наконец, в моей практике было несколько попыток откровенных мошенничеств со стороны страховщиков. Один раз они даже пытались получить с нас возмещение за пропажу товара со склада, который был рядом с охраняемым нами офисом. В общем, ни капельки позитива от общения со страховщиками я вспомнить не могу.

Иосиф Пригожин, продюсер:

— Заставят — застрахуем то, что еще не успели, и пересмотрим те страховки, которые есть. Я часто бывают в Европе и научился: все надо страховать. В Европе нельзя стать владельцем дома, если он не застрахован. Такой дом никто вам не продаст, не зарегистрирует, в таком доме просто не разрешат жить. У нас с семьей есть домик в Швейцарии, естественно, он застрахован.

Несколько лет назад там из-за урагана упали деревья, разворотив даже асфальт. Так страховая компания оценила ущерб, оплатила все наши расходы, и у нас даже немного от этой суммы осталось. Конечно, цены в Москве запредельные. Здесь даже страховка многим не по карману.

Построив дом, надо заплатить налоги, оплатить различные разрешения, а если еще и купить страховку, то можно без штанов остаться — настолько все дорого. Поэтому власти надо не только обязывать граждан страховать свое имущество, но и регулировать цены на рынке страхования.

Иначе так и будет, по каждому поводу народ будет требовать компенсации за ущерб с государства, как будто оно их дома сожгло, а не стихия. Сейчас мы в московской квартире делаем ремонт. Раньше квартиру не страховали, но после такого лета решили, что страховка здесь тоже лишней не будет.

Андрей Илиопуло, президент корпорации “Эконика”:

— Наш загородный дом был застрахован еще до начала массовых пожаров. Конечно, после трагедий лета 2010 года — полностью выгоревших деревень и даже гибели людей — на проблему обеспечения безопасности своего имущества и недвижимости уже смотришь иначе.

Поэтому мы планируем с семьей включить в нашу страховую программу дополнительные пункты именно с этой точки зрения. Вопрос о введении обязательного страхования недвижимости от пожаров весьма логично вытекает из тех чрезвычайных ситуаций, которые сложились во многих российских регионах.

Но чтобы это реально начало работать, нужно прежде всего наладить саму систему страхования, которая, к сожалению, у нас пока не слишком развита.

Важно, чтобы правительство при разработке программы обязательного страхования недвижимости от пожаров не забывало, что разрабатывает ее для населения, и постаралось учесть не только свои интересы и интересы страховщиков, но и тех, кто будет страховать свои дома.

Владимир Горбунов, генеральный директор компании “АвиаNova”:

— Я пока не обзавелся загородной недвижимостью, но если бы была, то застраховал бы ее сразу, не дожидаясь пожаров. Страхование — это дело культуры.

Если посмотреть на европейцев, то они без страховки даже на улицу не выходят! А у нас, как всегда, люди полагаются на авось. Вспомните, что говорил Остап Бендер: “Гарантию не может дать ничего, кроме страхового полиса”.

Я думаю, он был прав, и об этом стоит помнить всем жителям России. Своим друзьям советую страховаться, так как это может обезопасить их от рисков.

Дмитрий Волков, десятикратный рекордсмен мира по плаванию:

— Нет, конечно, ведь пожары наших страховщиков лучше не сделали. А я им не верю, да и государство не защитит меня в споре со страховщиками. У меня есть обязательные страховки, но я на них не очень-то рассчитываю.

За повреждение автомобиля я получил компенсацию, несоизмеримую со стоимостью ремонта. Перед соревнованиями мы всегда страхуемся, это профессиональные риски, но даже по ним не всегда просто получить деньги.

Так что приходится полагаться только на свои силы.

Олег Кузнецов, президент Российской академии естественных наук:

— Нет. У меня был печальный опыт страхования жилья, связанный как раз с пожаром в квартире. Мне так и не удалось добиться от страховой компании каких бы то ни было компенсаций: из-за волокиты я просто бросил этим заниматься. В России нет смысла ничего страховать, этот рынок здесь крайне неразвит. А в Европе или США я застраховал бы все имущество и без всяких пожаров.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1508641

Граждан заставляют покупать полисы, которые ни от чего не защищают

Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

Хочешь кредит? Застрахуйся! Купил квартиру? Застрахуйся! Отправляешься в путешествие? Купи на крайний случай страховой полис. Среднестатистический россиянин сегодня застрахован чуть ли не на все случаи жизни. Что интересно: большую часть этих страховок мы вынуждены приобретать в принудительном порядке. Но выручат ли они нас в том самом крайнем случае?

Если бы в мире существовал чемпионат по впариванию бесполезных страховок по завышенным ценам, то безусловным победителем в нём стали бы российские банкиры. Сегодня они готовы застраховать даже жизнь и здоровье вашей кофеварки, купленной в кредит.

«Банки навязывают страховки по нерыночным ценам во всех случаях, даже когда она не нужна.

Например, зачем страховать стиральную машину или встроенную бытовую технику? Ведь вероятность их кражи ничтожна», – констатирует гендиректор Юридического бюро № 1 Юлия Комбарова.

Недавно мне самой довелось стать свидетелем банковских уловок. В отделении банка, куда я пришла получить перевыпущенную дебетовую (!) карту, сотрудник банка долго и упорно пытался убедить меня заплатить почти тысячу рублей за страховой полис. Дескать, так средства на карте будут надёжно застрахованы от кражи злоумышленниками.

– То есть сам банк не готов гарантировать мне сохранность средств на счёте, – на всякий случай уточнила я.

– Что вы, что вы, конечно, мы гарантируем! – испуганно залепетала сотрудница. – Просто если деньги у вас украдут, то страховая компания сразу выплатит вам убытки, а банк будет ещё 30 дней проводить расследование.

Оставив в стороне профессио­нальную компетентность подобных сотрудников, заметим, что эксперты констатируют рекордные прибыли банков по страховым продуктам. «Страхование жизни фактически безубыточно, – приводит пример Юлия Комбарова. – Например, «Сбербанк страхование жизни» за девять месяцев 2018 года собрал 123 млрд рублей, а выплатил всего 8,6 миллиарда».

Банкиры в доле

Впрочем, если от подобных страховок вы ещё можете отказаться, то при оформлении кредита страховая кабала оказывается обязательной.

«Так вышло, что сейчас в России банки и их персонал заинтересованы в продаже страховки намного больше, чем заёмщик и даже страховая компания, – говорит сооснователь онлайн-школы финансовой свободы FinFree Александр Князев.

– Может выйти так, что рыночная стоимость полиса 500 рублей, а банк продаёт за 2 тыс., получая 1500 рублей комиссию.

Сотрудники банка пользуются высоким уровнем внушаемости и низким уровнем финансовой грамотности среднестатистического россиянина».

Многие, должно быть, заметили, что при оформлении, скажем, потребительского кредита или кредитной карты вам автоматически предлагается страховка от потери работы или на случай тяжёлой болезни. Доля страховки в теле кредита может достигать 30%, что является серьёзной финансовой нагрузкой.

Какова же практическая польза от таких страховок? Никакой. Сегодня интернет пестрит страшными историями о том, как заёмщики не смогли получить страховые выплаты даже в случаях получения группы инвалидности. А уж если вам пришлось проваляться месяц-другой в больнице со сложным случаем воспаления лёгких, о страховке можете даже и не думать.

То же касается и потери работы. Страховка будет вам положена только в том случае, если работодатель вас сократил. И только спустя несколько месяцев после сокращения. Люфт в несколько месяцев – это своеобразная проверка: действительно ли вы безработный или, может быть, просто решили нажиться на «бедных» страховщиках.

«Несмотря на то что стоимость страховки определяется на основе всего кредита, выплата производится всего несколько месяцев в размере обычно 80% от месячного платежа», – добавляет Александр Князев.

Кстати, условия договора прописаны таким образом, чтобы вероятность выплат свести к минимуму. Отказаться от подобных страховок, конечно, можно. Но дешевле от этого кредит не станет.

«Например, в рекламе кредит заявлен в размере 12% годовых, а на деле со страховкой его цена достигает 16%.

При отказе от страховки стоимость кредита достигает 20%, – говорит гендиректор компании «Современная защита» Леонид Файнберг. – При этом стоимость страховки несоразмерна с прописанными в ней рисками.

Рыночная цена за такую страховку на порядок дешевле. Неудивительно, что у каждого банка есть своя успешная страховая компания».

Смерть не аргумент

Ещё один вид добровольно-принудительного страхования – ипотечное кредитование. Закон об ипотеке обязывает застраховать только объект залога, то бишь ипотечную квартиру. Но по факту ипотетчиков также обязывают страховать жизнь и здоровье, гражданскую ответственность, потерю работы и титул.

«Часть клиентов всё же отказывается от страховки, что не противоречит закону. Однако в таком случае банк повышает проценты по кредиту на 1–5 п.п. к действующей базовой ставке. Если же речь идёт о возрастном заёмщике, то кредитор может и вовсе отказать в заявке, посчитав такую сделку высокорискованной», – отмечает управляющий партнёр компании «Метриум» Мария Литинецкая.

Нетрудно догадаться, что польза от подобных дополнительных страховок зачастую оказывается минимальной. Буквально на днях прогремела история о том, как страховая компания отказала в выплатах одному из заёмщиков, у которого диагностировали рак. Онкологию не посчитали страховым случаем.

Впрочем, что там онкология! Бывает и так, что даже смерть не может служить основанием для выплат. «Страховая компания старается доказать, что смерть клиента наступила по его вине или у него было хроническое заболевание, о котором он умолчал.

Например, в случае смерти по причине инфаркта миокарда страховая компания доказала, что клиент ещё до получения кредита испытывал проблемы с сердцем, но в анкете этого не указал, – приводит пример Мария Литинецкая. – Страховая компания выиграла суд и в выплате отказала.

Смерть в состоянии алкогольного опьянения также может послужить поводом в отказе».

Не так-то просто можно будет получить выплаты и в случае страхования титула.

Этот вид страхования обычно предлагают тем, кто покупает жильё на вторичном рынке, и в идеале страхование титула должно защищать заёмщика от возможной утраты права на имущество.

Известно достаточно случаев, когда сделку купли-продажи по суду признавали недействительной, при этом от уплаты ипотечного кредита заёмщика никто не освобождал. Но и в этом случае страховка далеко не всегда гарантирует отсутствие неприятностей.

«Можно привести в пример историю 2010 года. Семья приобрела квартиру, застраховала титул. Спустя полтора года после покупки объявились наследники в цепочке предыдущих собственников, – рассказывает Литинецкая.

– Квартиру у покупателей изъяли по суду. В течение трёх лет суд, юристы, страховая компания решали, кто является недобросовестным приобретателем и на ком лежит ответственность по возмещению ущерба.

В итоге очередной суд всё-таки обязал страховую компанию погасить кредит банку».

КСТАТИ

Туристический оброк

Настоящим Клондайком для страховщиков являются страховки для путешественников.

В первую очередь речь идёт о выезжающих в визовые страны, куда без страховки не попасть. Вопрос только в том, поможет ли она в случае форс-мажора. Стандартный минимальный лимит страхового покрытия – 30 тыс. долларов.

Сумма вроде бы значительная, особенно если учитывать, что мелкие неприятности со здоровьем обойдутся в несколько тысяч. Но и с этими деньгами страховщики расставаться не торопятся.

В результате получается, что стандартная туристическая страховка превращается в этакий обязательный побор с путешественников.

Этим летом пенсионерка Елена Р. отдыхала в Испании. Внезапно у неё пошла кровь из носа, которую не смогли остановить. Приехавшая скорая помощь доставила Елену в больницу. Услуги врачей и скорой обошлись в 150 евро.

Однако компенсировать их в страховой отказались, сославшись на то, что у Елены давние проблемы с давлением, которые и могли вызвать кровотечение.

Выходом из подобной ситуации может стать оформление более детализированной страховки, однако в этом случае её стоимость будет уже не 2–3 тыс. рублей.

В итоге получить страховые выплаты по минимальной туристической страховке оказывается едва ли не так же сложно, как и по страхованию банковских продуктов.

Слишком много условий, слишком много деталей, многие из которых рядовой потребитель даже не может предусмотреть. «Чеки за лечение обычно укладываются в 500 долларов.

Другое дело, что в турагентстве могут оформить минимальную страховку, например без водных развлечений, тогда как тур продать в отель с водными горками», – говорит Александр Князев.

Источник: https://versia.ru/grazhdan-zastavlyayut-pokupat-polisy-kotorye-ni-ot-chego-ne-zashhishhayut

Страховой агент

Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

Три серьезных взрыва в жилых домах Киева за месяц, трое погибших, непоправимые разрушения. По меньшей мере, 77 человек, нуждающихся в новом жилье.

Все затраты, как обычно, возьмет на себя государство. Хотя теоретически, ситуация могла быть менее экстренной и затратной для бюджета — достаточно, чтобы разрушенные в результате несчастного случая квартиры были просто застрахованы.

Что сейчас представляет собой рынок страхования имущества и пользуются ли таким видом защиты от финансовых потерь украинцы — выясняло Delo.UA.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Классика страхования

По данным domik.ua средняя стоимость однокомнатной квартиры в Киеве приближается к $1 000 за кв. м. В разрушенном доме в Голосеевском районе было 17 квартир. Никто из жильцов трехэтажного дома застрахован не был.

“При взрыве газа, как правило, происходит тотальный ущерб — это стандартный страховой случай. Такой риск включен в базовое покрытие при страховании имущества, которое включает страхование от пожара, взрыва, удара молнии, падения летательных аппаратов.

Если квартира, в которой произошло такое событие, была застрахована, то владелец может рассчитывать на выплату страхового возмещения.

Страховая сумма устанавливается договором, но она не может превышать рыночной стоимости квартиры”, — рассказывает андеррайтер СК UNIQA Александра Ляховская.

По данным Нацкомфинуслуг в I квартале этого года рост страховых премий (то есть взносов клиентов страховых компаний) в сегменте “страхование огневых рисков и стихийных бедствий” составил 112%.

Плюс 722,8 млн грн квартал к кварталу. Вместе с тем, показательными эти цифры назвать трудно. Страховщики подчеркивают: физлица страхуют свое имущество, в том числе и от огневых угроз, очень редко.

По сути, весь рынок единолично формируют корпоративные страховщики.

“Эта цифра — это объемы всего рынка страхования от огневых рисков. Они более чем на 90% обеспечиваются корпоративным сегментом — то есть это страхование имущества предприятий, а не граждан.

За весь 2016 год объем платежей по розничному страхованию (касается только физлиц — прим. ред.

) от огневых рисков составил около 260 млн грн, вместе с другими рисками имущественного страхования розничный сегмент — это менее 1 млрд грн” — говорят в компании АСКА.

Как поясняет, заместитель начальника департамента розничных продаж АСК “ИНГО Украина” Наталья Луценко, юрлица, генерирующие большую часть страховых премий, — это зачастую крупные торговцы, которые страхуют не только складские помещения, офисы и проч., а и товары, как на складе, так и в обороте. Второй момент — недвижимость, которая выступает залогом по кредиту — по закону такие объекты нужно страховать в обязательном порядке.

Варианты и цены

Страхование физлиц в Украине — это, по сути, только десятая часть рынка. Валовые страховые премии (с учетом посредников-перестраховщиков) по всем видам страховок в первом квартале составили 10,896 млрд грн.

Как отмечают в компании АСКА, если говорить о страховании недвижимости, чаще всего украинцы покупают не полноценные программы страховой защиты жилья, а экспресс-защиту в дополнение к другим финансовым продуктам — например, банковским или к страховке КАСКО.

“При наличии документов, подтверждающих факт пожара (взрыва), событие будет признано страховым и клиент получит выплату.

Однако сейчас гораздо чаще клиенты выражают желание страховать имущество (квартиры) по экспресс-страхованию, где страховая сумма не устанавливается на базе рыночной или действительной стоимости квартиры.

В связи с этим выплата осуществляется в лимите страховой суммы и не покрывает реальные убытки, понесенные клиентом”, — рассказывают в СК “Провидна”.

При экспресс-формате страхования клиенту, как правило, дают на выбор несколько фискированных сумм или рассчитывают их в зависимости от метража квартиры и качества ремонта в ней.

В классическом страховании выплаты напрямую зависят от рыночной стоимости квартиры на момент наступления страхового случая.

Перед тем как заключить договор, менеджеры страховой компании проводят осмотр квартиры и опись имущества страхователя.

Экспресс-страхование обойдется клиенту намного дешевле, чем полноценная страховка. В целом минимальные страховые экспресс-платежи с расчетом на одномесячный полис составляют в этой модели 50-70 грн. Но в зависимости от варианта страхования, годовые затраты могут быть и меньшими.

“Стоимость полиса зависит от размера страховой суммы, уровня франшизы, места страхования, условий выплаты страхового возмещения и прочих параметров.

В среднем, комплексное страхование квартиры в классе экономжилья будет составлять 2 500 грн в год.

По продуктам экспресс-страхования на фиксированные незначительные страховые суммы платеж составит примерно 250-500 грн/год”, — говорят в СК UNIQA.

Ненужная страховка

По словам Александра Мельничука из компании PZU Украина, в условиях, когда годовая страховка трехкомнатной квартиры может стоить 500-800 грн, цена — это явно не главная причина низкого спроса на страхование жилья в Украине. Проблема — в низкой культуре страхования среди украинцев и слабом уровне популяризации подобных услуг, как самими страховщиками, так и государством.

“Ежедневно в Украине происходит более 250 событий, наносящих ущерб жилью. Среди них есть и катастрофические. Ответственность за благосостояние пострадавших берет на себя государство, которое частично или полностью компенсирует убытки за счет специальных фондов. Мотивацию в плане страхования имущества это не формирует”, — говорит Александр Мельничук.

С одной стороны, граждане понимают: что бы ни случилось, им всегда на выручку придет государство, с другой — они не доверяют страховым компаниям, которые не особо разъясняют широким массам сам принцип страхования имущества, начиная от стоимости полиса и заканчивая порядком страховых выплат.

“Клиент порой даже не знает, что можно застраховать и от каких рисков: сколько это стоит и как рассчитывается сумма страхового возмещения. Второй момент: навязанные продукты страхования от компании с нехорошей репутацией на рынке.

Третье: условия страхования прописаны таким образом, что клиент вряд ли получит выплату страхового возмещения. Естественно из-за такого негативного опыта, в страхование никто не верит”, — рассказывает Александра Ляховская из СК UNIQA.

Страховые компании при этом сами не особо заинтересованы в том, чтобы популяризировать услуги по страхованию жилья. Им выгоднее работать с востребованными программами автострахования КАСКО и ОСАГО, вместо того, чтобы вкладывать деньги в серьезное продвижение других услуг.

Как рассказывают в агентстве страхового маркетинга iMark, за последние 10 лет в Украине не было ни одной по-настоящему масштабной рекламной кампании в этом секторе. Ситуация осложнилась в последние 2 года вместе с экономическими проблемами в стране.

Теперь продвигать эту услугу еще сложнее

“У наших граждан есть стереотип, что страхование квартиры — это очень дорого. Люди проводят параллели со страхованием авто по КАСКО и думают, что защита жилья обойдется еще дороже — квартира стоит больше, чем автомобиль.

О том, что тарифы на страхование жилья на порядок ниже, чем в случае с авто, население не знает.

К тому же исследования показывают, что многие украинцы воспринимают страхование жилья как еще один обязательный платеж сродни оплате коммунальных услуг”, — поясняют в агентстве.

Украина вне мировых традиций

Украинский опыт в плане страхования жилья сильно расходится с мировой практикой. По словам Александра Мельничука из компании PZU, например, в Литве страхование недвижимости — это одна из самых востребованных услуг на рынке. Как уточняет Александра Ляховская из UNIQA, в некоторых странах страхование жилья — это законодательная норма, установленная государством.

“Во Франции страхование имущества от пожара и стихии — это обязательный вид страхования. Румыния в результате постоянных наводнений тоже перешла на обязательное страхование жилья от стихийных явлений. В Украине — это добровольный вид страхования.

У нас нет специальных социальных программ страхования, например, по защите имущества в сельских районах или в районах с частыми стихийными явлениями.

Ущерб в результате природных катастроф пока возмещается за счет государственного или местных бюджетов”, — говорит Ляховская.

В агентстве iMark приводят пример Германии, где страхование жилой недвижимости регулируется “Законом о совместных домовладениях”.

Согласно закону в “декларации о разделе имущества” содержится описание необходимых видов страхования для здания в целом и земельного участка под ним.

Кроме этого, указано, какие именно жильцы (собственники или арендаторы) должны заключать договора страхования и следить за их актуальностью. Отвечает за все это избранный жильцами председатель совета совместного домовладения по аналогии с нашими ОСББ.

Украина пока не особо стремится перенимать иностранный опыт. Граждане же не сильно воодушевляются катастрофами своих соотечественников, понимая, что государство по-прежнему остается, по сути, бесплатным страховым агентом для своих граждан. Хотя возможность удешевить связанные с этим госзатраты, переложив их на частный сектор, у государства все же есть.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/strahovoj-agent-gosudarstvo-pochemu-ukraincy-ne-hotjat-strahova-333144/

Кто платит дважды: страховку жилья пропишут в платежках

Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

Закон о добровольном страховании жилья от ЧС заработает в августе. В течение 15 лет власти неоднократно пытались подтолкнуть граждан платить за риски заранее. Год за годом бюджет выплачивает десятки миллиардов компенсаций после наводнений, лесных пожаров и коммунальных аварий.

Уже сейчас в Иркутскую область, которая страдает от паводков, дополнительно направлено более 2 млрд рублей. Программа страхования должна часть затрат переложить на страховщиков.

Почему не стали вводить «жилищный ОСАГО», кого первыми коснутся нововведения и во сколько обойдется полис, читайте в материале «Известий».

Машина без колес

4 августа начнет действовать закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций.

Пока он заработает в семи пилотных регионах — Санкт-Петербурге, Ленинградской, Московской, Свердловской, Тверской, Новосибирской и Тюменской областях.

Закон сам по себе не вводит эту услугу, а предполагает разработку соответствующих программ на уровне субъектов. С главами отдельных регионов этот вопрос хотят обсудить в Центробанке, заявил в начале июля зампред регулятора Владимир Чистюхин.

«Мы не можем дать гарантию, не зная всех условий, что страховые компании согласятся вступать в эти программы в этих конкретных регионах», — подчеркнул он. Год назад в интервью «Российской газете» замдиректора департамента финансовой политики Минфина Вера Балакирева заявляла, что «со страховщиками достигнуты договоренности об их участии в программах страхования жилья во всех регионах».

Справка «Известий»

Система добровольного страхования на сегодняшний день работает в двух регионах: в Москве — с 1995 года, в Краснодарском крае — с 2015-го. По данным столичного департамента городского имущества, договоры есть у 2 млн семей. В них прописаны такие риски, как пожар, стихийные бедствия, взрывы и коммунальные аварии. С начала года в рамках программы было выплачено более 42 млн рублей.

В Краснодарском крае на сегодняшний день застраховано 1,2% от жилого фонда. По данным на начало года, в общей сложности выплаты по программе составили 8,9 млн рублей. Программа уже действовала, когда в прошлом году затопило Туапсинский и еще два кубанских района: средняя выплата достигала почти 90 тыс. рублей.

По мнению гендиректора страховой компании МАКС Надежды Мартьяновой, реализация буксует из-за отсутствия подзаконных актов. «Тормозом для начала работы является отсутствие пакета нормативных документов к закону о страховании жилья от ЧС, самыми важными из которого являются методики разработки программ и определения размера ущерба», — приводит ее слова пресс-служба компании.

Лишним не будет

Законопроект пролежал в Госдуме три года, прежде чем был принят летом 2018-го. Изначально в нем содержалась норма, вызвавшая шквал критики. Предполагалось, что люди, отказавшиеся от страхования, при наступлении ЧС смогут получить новую квартиру только по социальному найму. В итоге от резонансного пункта решили отказаться.

Компенсации со стороны государства стали препятствием для развития страхового рынка, поскольку люди во время ЧС от последних получали меньше, говорит юрист, руководитель Общества по защите прав потребителей в сфере страхования Игорь Пушкарь.

В беседе с «Известиями» он привел пример, когда несколько лет назад выдавали компенсации сельским жителям, пострадавшим от лесных пожаров.

Единственный житель села, у которого была страховка, получил примерно вдвое меньше тех, кому помогло государство.

Согласно закону, участие в программе добровольного страхования от ЧС не лишает социальных выплат, которые полагаются пострадавшим.

Адвокат Виктория Данильченко напомнила, что жителям подвергшегося наводнению региона полагается единовременная выплата из федерального бюджета в размере 10 тыс. рублей на человека (но не более 50 тыс.

рублей на семью). Отдельные выплаты до 100 тыс. рублей предусмотрены за повреждение имущества.

«Россияне, жилье которых было разрушено в результате ЧС или стихийного бедствия, имеют право на получение нового жилья на основании закона «О защите населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера», — объяснила специалист «Известиям». — Им выдаются жилищные сертификаты на получение нового жилья взамен утраченного».

Речь идет только об одном сертификате, даже если у человека было несколько квартир, подчеркнула юрист. Страховка при таком раскладе позволит получить компенсацию по всем объектам недвижимости.

По решению правительства, страховщики в случае наступления ЧС, прописанного в условиях, будут покрывать ущерб в размере от 300 тыс. до полумиллиона рублей, остальную сумму возьмет на себя бюджет.

Брать деньгами или «квадратными метрами», если есть такой выбор, будут решать граждане.

Автор цитаты

Страховые выплаты для пострадавших от стихийных бедствий домовладельцев в среднем достигают 27,5 тыс. рублей — такие данные приводит компания «Согласие». Чуть больше, порядка 40 тыс. рублей, получают после так называемых заливов. Самые большие выплаты в размере 650 тыс. рублей получают после пожаров.

Равномерное распределение

Страховой тариф будет устанавливать Центробанк. Там подчеркивали, что разброс цен на страховку в регионах не должен быть большим. Вероятно, выше она будет в регионах, подверженных ЧС. Кроме того, на стоимости может сказаться состояние жилого фонда. В Минфине подчеркивали, что человек будет платить за ту часть, которую берут на себя страховщики.

Точная цена полиса пока неизвестна. В ассоциации страховщиков полагают, что страхование квадратного метра обойдется примерно в 3 рубля, в Минфине оценивали ее в среднем в 1 тыс. рублей в год. Звучали также цифры 150 рублей в месяц.

До сих пор нет четкого решения относительно стоимости страхования для неблагополучных с точки зрения ЧС территорий, подчеркивает член наблюдательного совета Российской национальной перестраховочной компании Николай Галушин.

«Если сделать тарификацию, которая будет привязана к факторам риска конкретного региона, то стоимость страхования неблагополучных по ЧС регионам будет такой, что граждане просто не смогут себе позволить купить такой полис.

А в таком случае вся конструкция льготного страхования жилья от ЧС будет ущербной», — сказал эксперт порталу Banki.ru.

Предполагается, что строка о добровольном страховании появится в платежках ЖКУ. Поставил галочку напротив нее и заплатил за услугу — автоматически заключил договор, он начинает действовать через месяц.

«Эту графу в квитанции можно просто игнорировать, — подчеркивает адвокат Виктория Данильченко. — Оплата добровольных взносов по факту означает согласие клиента с условиями компании.

Дополнительных действий данный вид страхования не требует».

Доказательством участия в программе может быть кассовый чек или соответствующая выписка. «К уплате ежемесячных платежей по страховке стоит относиться ответственно, поскольку если во время просрочки что-то случится, страховая компания имеет право отказать в выплате, так как страхователь не выполнил свою обязанность по уплате взносов», — объясняет эксперт.

На авось надейся

В России непопулярно страховать жилье. В том числе в тех регионах, которые год за годом страдают от паводков и пожаров, заявил в начале июля президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс. Именно ВСС будет оператором автоматизированной информационной системы договоров страхования жилья.

По его данным, в среднем по стране доля страхования жилья не выше 8%, выбивается только Москва — там этот показатель достигает 50%. В Иркутской области, где в этом году сложилась катастрофическая ситуация с паводком, он составляет порядка 3,4%. Для сравнения: в США 95% граждан страхуют жилье, в европейских странах этот показатель достигает 80%.

Игорь Юргенс, президент Всероссийского союза страховщиков

Удручающее положение со страхованием жилья показывает, что в случае стихийных бедствий основная финансовая нагрузка вновь ложится на государство. Во всех же цивилизованных странах по данным рискам платят страховые компании.

Эксперты сходятся во мнении, что одна из задач добровольного страхования — ввести страхование в привычку, а в долгосрочной перспективе еще больше снизить нагрузку на бюджет. И при этом увеличить прибыль страховых компаний, если в программе будут участвовать менее подверженные ЧС регионы.

«Жители городов-миллионников, где практически никогда не бывает природных катастроф, массово страховаться не пойдут, — сказала гендиректор СК «Согласие» Майя Тихонова в интервью агентству «Прайм». — Но мы надеемся, что этот закон (даже в том виде, в котором он есть) позволит страховым компаниям собрать около 5 млрд рублей — это менее 8% от сборов по страхованию имущества физлиц в год».

По словам Игоря Пушкаря, страхование жилья — один из самых непопулярных видов страхования. Подавляющее большинство договоров заключается заемщиками, которые берут ипотечный кредит: закон требует страховать предмет залога. Без этого граждане не спешат страховать имущество.

«Это связано, во-первых, с отсутствием страховой культуры, во-вторых, с низкими доходами населения — приобретение страхового полиса находится в перечне необходимых трат семейного бюджета на условном 150-м месте, — говорит юрист.

— В-третьих, люди понимают, что качество страховых услуг оставляет желать лучшего — никто не хочет потом бегать по судам».

Обошлись без ОСАГО

Российские власти неоднократно пытались ввести обязательное страхование жилья, напоминает Игорь Пушкарь. Снова и снова к этой идее возвращались на фоне природных катаклизмов, наносивших огромный ущерб.

Очередная волна разговоров поднялась в 2010 году — тогда россияне пострадали от засухи, торфяных пожаров, паводков. Государство выплатило 30 млрд рублей компенсаций, а крупнейший страховщик России — всего 200 млн.

В 2012 году после катастрофического наводнения в Крымске Дмитрий Медведев поручил кабмину проработать вопрос об обязательном страховании имущества физлиц от стихийных бедствий — эту инициативу называли «жилищным ОСАГО». В 2003 году Госстрой предлагал ввести такую меру как раз вместе с обязательным страхованием автогражданской ответственности.

«Наверное, опорой тогда был страховой опыт Советского Союза. В системе единственной страховой компании — «Росгосстраха» — было обязательное страхование имущества.

Из зарплаты за это вычитали небольшую сумму», — напоминает руководитель Общества по защите прав потребителей в сфере страхования.

Когда в середине 1990-х годов приняли Гражданский кодекс, это стало невозможно — обязательное страхование ему противоречит.

В 1999 году на этом заострил внимание Верховный суд: согласно ГК, нельзя собственника заставить страховать свое имущество. При этом можно заставить страховать свою ответственность за вред, причиненный имуществу другого лица, — как с ОСАГО. Если бы этот принцип нарушили, страхование могло бы превратиться в «обременительный побор», считает юрист.

Он предполагает, что властям много лет не удавалось найти схему, которая, с одной стороны, сохраняла бы юридическую чистоту, а с другой — позволяла бы разделить ответственность со страховщиками или какой-то иной стороной. Закон, который вступает в силу в августе, стал компромиссным вариантом. «Время покажет, как он будет реализован, но оптимизма по поводу этого вида страхования у меня нет», — резюмировал собеседник «Известий».

Источник: https://iz.ru/898807/ekaterina-korinenko/kto-platit-dvazhdy-strakhovku-zhilia-propishut-v-platezhkakh

Минчанин: страховал жизни, машину, квартиры, а когда случился потоп, по полису выплатили всего 317 рублей, хотя на ремонт надо 1400

Страховал машину,а заставили еще и квартиру застраховать

Страхование всего и вся потихоньку входит в нашу жизнь. Одни все еще сторонятся этой процедуры, не видя в ней особого смысла, другие готовы платить за свое спокойствие.

Минчанин Роман за последние три года перешел в категорию тех, кто регулярно обновляет полисы, сейчас у него их целый веер — и все актуальные.

Но один случай заставил молодого человека задуматься о том, стоит ли овчинка выделки.

— Со своей страховой компанией познакомился примерно три года назад, когда, стоя в очереди в Ждановичах, ждал переоформления автомобиля, — рассказывает минчанин. — Ко мне сам подошел агент и предложил оформить «Каско», рассказал, что почем. Я решил: почему бы и нет.

С тех пор понеслось: застраховал свою квартиру и квартиру матери (по две страховки — гражданской ответственности и вероятности возникновения сюрпризов от соседей), старую дачу и новое строительство на той же земле.

На этом не остановился — себе, жене и матери оформил страховки от несчастных случаев. Потом еще приобрел дополнительный полис на автомобиль — застраховал водительское и пассажирское место.

В общем, денег отдал уйму за эти годы, рассчитывая, что в случае чего не останусь один на один с проблемами. Еще и всем друзьям советовал так же поступать, и они по моей наводке обращались в «Белросстрах».

В начале этой осени в квартире матери Романа случилось локальное ЧП: пока хозяйка была на даче, соседка сверху умудрилась ее залить. Основной «прием воды» пришелся на туалет. Правда, за выходные потеки успели подсохнуть, и всего масштаба повреждений минчане сразу определить не смогли. О том, что что-то произошло 15 сентября, подсказывали в первую очередь отклеившиеся в коридоре обои.

— Как и положено, вызвали сотрудников нашего ЖЭСа, те составили акт залития. Через какое-то время коммунальщики вернулись и подписали дефектный акт. Я забрал все документы и сам повез их в страховую, будучи уверенным, что проблем с выплатой компенсации не появится.

Процесс начался: в квартиру пожаловала сотрудница страховой и начала сама осматривать повреждения, все перемерять.

Я наблюдал за ее работой и в какой-то момент абсолютно случайно заметил, что одна из стен в туалете «дышит»: после потопа плитка перестала плотно прилегать к стене, образовался воздушный пузырь, соответственно, облицовка может обвалиться в любой момент, — Роман легко нажимает на стену, и та начинает пружинить под его пальцами. 6—7 плиток размером 25 на 35 сантиметров очень легко отходят, остальные держатся чуть получше.

— Обратил на это внимание специалиста из страховой, она сделала себе пометку и пообещала уточнить у начальства, как быть. В итоге выяснилось, что ЖЭС должен составить дополнительный акт либо дописать этот пункт в старый документ.

Не вопрос — переговорил с мастером и, заехав в страховую, чтобы забрать оригинал (по ошибке мне дали акт залития, а не дефектный), отправился к коммунальщикам.

Вернул бумагу в «Белросстрах», и через пару дней мне перезванивают: а почему вы сделали приписку в первом акте, а не во втором? Да какой вы мне дали, тот и корректировал. Пришлось ехать в офис еще раз, чтобы написать объяснительную.

В решении таких вопросов есть два варианта: ремонт в пострадавшей квартире выполняет строительная компания, которая сотрудничает со страховой, либо выгодополучатель забирает деньги и справляется со всеми работами сам.

Роман и его мама решили, что лучше самостоятельно наймут бригаду и будут ее контролировать, чем доверят ремонт посторонним людям. И вот день выплаты компенсации настал.

Минчане очень удивились, когда страховая предложила им всего 284 рубля и 22 копейки.

— «Вы там ноль не забыли?» — сразу же поинтересовался я у позвонившей девушки, но она стояла на своем: все посчитали согласно ставкам и коэффициентам, мол, приезжайте и забирайте ваши деньги, перерасчета все равно не будет. Приехал в офис, попросил показать сметы.

По бумагам и вправду все сходится, но в голове не укладывается — как за эти копейки можно сделать ремонт, да еще такой, при котором надо менять плитку в санузле? Решил позвонить строителю, который когда-то хорошо сделал ремонт другу, и попросить его составить смету на ремонт после потопа в маминой квартире.

Прораб Александр приехал и начал считать, а параллельно просмотрел сметы, предоставленные страховой. Первое, на что он обратил внимание, — применявшиеся коэффициенты: везде фигурируют цифры 0,8, 0,9 и тому подобное.

Хотя ремонт в квартире будет делаться без отселения жильцов, поэтому вроде как из-за этого коэффициент должен быть 1,5, что в два раза выше.

Указал и на другие моменты, а также недостающие пункты — выключателей решили менять почему-то два, а не три, снятие дверных наличников вообще никто не предусмотрел, метраж переклейки обоев какой-то заниженный. Зная это, я опять связался со страховой, предложил добавить недостающие пункты.

В итоге цифры все-таки пересмотрели, и на руки мама Романа получила не 284,22, а целых 317,50. При этом нанятый строитель посчитал, что ремонт во всем коридоре и туалете с переоблицовкой плиткой обойдется примерно в 1400 рублей. После такого «финта» Роман пытался расторгнуть еще не вступившие в силу договоры на страхование трех жизней, но процедура затянулась и полисы «активировались».

— Обидно, что я столько лет страховал все, что возможно, а в итоге не получил нормальной компенсации. Более того, мне везде приходилось ездить самому, теряя время. Не понимаю, как оценщики составляли смету и как они представляют себе полноценный ремонт за 317 рублей.

В туалете надо полностью сбивать плитку, так как такую же коллекцию и тон, чтобы поменять всего одну стену, мы не найдем. Коридор тоже надо переклеивать весь. Мне дали понять: не согласен — иди в суд. Но мне не суды нужны, а ремонт и нормальная компенсация.

Судиться я мог бы и с соседкой, но специально оформлял страховку, чтобы обезопасить себя от этого. Платил более $100 в год — и ради чего? Допускаю, что ЖЭС изначально мог что-то указать не то и не так, но ведь на это у вас и есть свои специалисты.

Да и при чем тут я? — недоумевает молодой человек, который еще не решил, подавать ему в суд или нет.

В компании «Белросстрах» на наш запрос прокомментировать ситуацию отреагировали следующим образом:

— ЗАО «СК „Белросстрах“» внимательно изучило ваше обращение и сообщает, что процесс рассмотрения страхового случая каждого из наших клиентов всегда проходит исключительно в полном соответствии с законодательством Республики Беларусь.

При всем желании мы не вправе предоставлять вам развернутую информацию, как и что-либо комментировать.

Сведения, полученные страховщиком при осуществлении страховой деятельности, составляют тайну сведения о страховании, соответственно, охраняются законом.

Отметим, что случаи недовольства со стороны клиентов, несмотря на все усилия со стороны страховых организаций, иногда имеют место быть и в страховом бизнесе.

Хотелось бы также упомянуть, что при несогласии страхователя с оценкой ущерба клиенту, как правило, предлагается на выбор несколько вариантов разрешения страхового случая.

Если консенсус в вопросе размера страхового возмещения не достигается, то на защите интересов сторон всегда стоит законодательная база и судебные органы Республики Беларусь.

Многолетняя история работы компании «Белросстрах», накопленный опыт, стремление к соблюдению законодательства, желание двигаться навстречу клиенту помогают нам всегда находить верные решения в самых сложных случаях.

Своего строителя ищите при помощи сервиса «Onliner.Услуги»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: https://realt.onliner.by/2018/02/14/minchanin-41

Глав-книга
Добавить комментарий