Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

Материальная ответственность за ущерб, причиненный сотрудником вне рамок исполнения трудовых обязанностей

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

Использование работником инструментов, оборудования, транспортных средств и т. д., принадлежащих работодателю, в своих интересах – явление достаточно распространенное. Относятся к нему работодатели, как правило, негативно, но далеко не все предпринимают реальные меры для препятствования “инициативной деятельности” работников.

Так что с вопросом взыскания ущерба, причиненного при таком неправомерном использовании имущества, рано или поздно приходится сталкиваться любому предприятию. Примыкает к нему еще и вопрос возмещения ущерба, нанесенного сотрудниками, которые в нерабочее время находятся на территории либо в помещениях работодателя без разрешения последнего.

С юридической точки зрения такие вопросы до сих пор вызывают некоторые коллизии – чем нужно руководствоваться пострадавшему работодателю: нормами КЗоТ или нормами Гражданского кодекса?

Казалось бы, ответ прост: есть п. 7 ч. 1 ст. 134 КЗоТ, который четко предусматривает несение работником полной материальной ответственности в случае нанесения ущерба работодателю вне рамок исполнения трудовых обязанностей. Следовательно, ограничения по размеру возмещения, предусмотренные ст. 132 КЗоТ, не действуют и работодатель может взыскать полную сумму ущерба.

Нормы, касающиеся деликтов, включенные в ГК (в частности, ч. 3 ст. 22), также предусматривают несение виновником полной ответственности. Следовательно, прямого выигрыша в сумме прямого ущерба (к примеру, стоимости утерянного инструмента, стоимости ремонта автомобиля и так далее), которая подлежит взысканию, использование норм ГК не дает.

Но КЗоТ включает и особые материальные и процессуальные нормы, которые ставят работодателя в несколько более жесткие условия, нежели истца по “обычному” гражданско-правовому делу.

Во-первых, ч. 3 ст. 233 КЗоТ устанавливает сокращенный срок исковой давности, а именно 1 год с момента, когда работодатель выявил либо должен был выявить нанесенный ущерб (согласно ст. 257 ГК срок исковой давности составляет 3 года).

При правильной организации внутренних процессов на предприятии этого срока вполне достаточно для того, чтобы подготовиться к обращению в суд.

Однако работодатель может просто-напросто не иметь служб, уполномоченных вести контроль за состоянием имущества, либо ущерб может быть нанесен лицом, как раз и уполномоченным на осуществление такого контроля (и, соответственно, заинтересованным в сокрытии произошедшего). И в таком случае ему придется доказывать наличие веских оснований для пропуска срока исковой давности либо дополнительно оспаривать момент начала его течения.

Во-вторых, ст. 138 КЗоТ фактически возлагает бремя доказывания исключительно на работодателя. Доказыванию, исходя из норм ч. 1, 2 ст. 130 КЗоТ, подлежат следующие обстоятельства:

1) факт нанесения ущерба и его размер;

2) наличие в действиях (бездеятельности) работника нарушения трудовых обязанностей;

3) наличие вины работника;

4) причинно-следственная связь между действиями (бездеятельностью) работника и нанесенным ущербом.

Как правило, на практике наиболее сложная часть – нахождение доказательств наличия вины, если работник отрицает свою виновность. При этом по нормам КЗоТ работник не обязан предоставлять доказательства своей невиновности, достаточно лишь его заявления.

В то же время в ГК закреплен принцип диспозитивности процесса. Он подразумевает для истца необходимость точно так же доказывать наличие всех вышеуказанных обстоятельств.

Однако для ответчика ситуация меняется кардинально, поскольку ч. 2 ст. 1166 ГК возлагает именно на него обязанность предоставить доказательства своей невиновности.

Это дает основания говорить в данном случае о презумпции вины, что существенно облегчает ведение процесса для работодателя.

В-третьих, стоит обратить внимание на норму ч. 2 ст. 130 КЗоТ, согласно которой работник возмещает лишь “прямой действительный вред”. Хотя данное понятие в законодательстве не раскрывается, можно утверждать, что далеко не всякий ущерб отвечает указанному определению.

В частности, ч. 4 ст. 130 КЗоТ прямо запрещает взыскивать с кого-либо, кроме должностных лиц, неполученный работодателем в результате виновных действий такого сотрудника доход. Данная конструкция подтверждает, что упущенная выгода не является прямым действительным ущербом.

Таким образом, употребляемое КЗоТ понятие “прямой действительный вред” по своему содержанию как минимум частично совпадает с понятием “реальные убытки”, раскрытым в ч. 2 ст. 22 ГК.

То есть возмещению в рамках ГК подлежит по умолчанию лишь ущерб, который выражается в расходах, понесенных в связи с утратой (повреждением) вещи, а также в связи с восстановлением нарушенного права.

Применительно к наиболее распространенным случаям, возникающим в трудовых правоотношениях, такими убытками могут быть: стоимость утерянного имущества, стоимость ремонта поврежденного имущества, суммы неустойки, уплаченной работодателем третьему лицу, расходы на возврат имущества и так далее.

В свою очередь, подача иска в рамках “обычного” гражданского иска позволяет взыскать кроме реальных убытков, еще и упущенную выгоду. Это особенно актуально, к примеру, в ситуации повреждения автомобиля, использующегося транспортной компанией для осуществления коммерческих перевозок.

Ведь зачастую в таком случае недополученная за время простоя прибыль существенно превышает прямые расходы на ремонт.

Аналогичное положение наблюдается практически в любом случае, когда повреждение (утрата) имущества привело к простою либо невозможности исполнять определенную операцию в рамках того или иного бизнес-процесса.

Все эти соображения подтверждают, что в определенных случаях для работодателя гораздо выгоднее использовать нормы гражданского, а не трудового процесса.

Следует отметить, что суды в принципе достаточно давно пришли к выводу о необходимости защиты интересов именно работодателя при определении вопроса о размере ущерба, причиненного работником вне рамок исполнения им трудовых обязанностей.

Следовательно, в таких ситуациях необходимо использование норм гражданского права, включая возможность возмещения не только прямого действительного вреда, но и недополученного дохода.

Отражение эта позиция нашла еще в п. 18 постановления Пленума ВСУ № 14 от 29.12.92.

Однако в нем рассмотрен лишь частный случай нанесения ущерба – при самовольном использовании в личных целях технических средств (автомобилей, тракторов, автокранов и тому подобное), принадлежащих предприятиям, учреждениям, организациям, с которыми они пребывают в трудовых отношениях. Последнее провоцирует высказывание позиции о том, что в других случаях нанесения ущерба вне рамок трудовых обязанностей возможно возмещение лишь прямого действительного вреда.

Одним из способов для устранения влияния описанной выше дилеммы является оформление не трудовых, а гражданско-правовых отношений. В таком случае все вопросы возмещения ущерба регулируются нормами договорного и деликтного права. Однако не стоит забывать, что такие действия могут трактоваться как сокрытие трудовых отношений с целью уклонения от налогообложения.

Поэтому более правильным представляется следующий путь: максимально детальное описание трудовых обязанностей сотрудника, чьи неправомерные действия потенциально могут принести значительный ущерб, с установлением презумпции того, что любая его деятельность без прямого распоряжения руководства (получения на руки определенных документов и так далее) либо в нерабочее время не является исполнением обязанностей. В таком случае работодатель получает надежный комплекс доказательств того, что ущерб должен возмещаться в полном объеме.

При этом следует помнить, что работник согласно КЗоТ отвечает в том числе за ущерб, нанесенный по неосторожности, то есть за вред, причиненный в ситуации, когда работник понимал либо должен понимать возможные негативные последствия своих действий (бездеятельности).

На данный момент есть достаточно устоявшаяся практика, согласно которой возмещение за вред, причиненный работником вне рамок исполнения трудовых обязанностей, взыскивается с учетом норм гражданского права. В частности, имеется возможность взыскать в том числе и упущенную выгоду.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA009014

Вс рф разъяснил, как работодателям возместить материальный ущерб, причиненный работниками

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

Можно ли потребовать возмещения материального ущерба с работника, если он возник из-за непреодолимой силы? Вправе ли суд по своей инициативе снизить размер взыскиваемого ущерба? Когда не получится восстановить годичный срок исковой давности по искам о возмещении материального ущерба? Ответы на эти и другие вопросы ВС РФ включил в Обзор практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника.

Президиум ВС РФ утвердил 05.12.2018 Обзор практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника (далее — Обзор). В нем представлены позиции об исчислении срока давности по искам о возмещении материального ущерба, о возмещении затрат на обучение, о некоторых процессуальных ошибках при подаче таких исков и др.

Годичный срок давности считается с даты обнаружения ущерба

В Обзор включили позицию о том, что годичный срок для обращения в суд с иском о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, исчисляется со дня обнаружения работодателем такого ущерба.

Если работодатель его пропустит без уважительной причины, то суд откажет в иске. Пример: 30 июля 2015 г. работник попал в ДТП по своей вине. Работодатель оплатил ремонт 9 февраля 2016 г.

, а иск о возмещении причиненного работником материального ущерба подал только 7 октября 2016 г. Суд отказал в удовлетворении иска из-за истечения срока давности. Его нужно было исчислять со дня обнаружения работодателем ущерба, то есть с 30 июля 2015 г.

— со дня совершения работником ДТП, о котором работодателю стало известно в этот же день. Этот срок нельзя считать от даты оплаты работодателем расходов на ремонт поврежденного автомобиля.

В другом деле работодатель выявил недостачу у работника — продавца в торговой палатке. Это произошло из-за того, что работник не закрыл дверь и неустановленные лица украли деньги. Работодатель подал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица.

Почти через три года уголовное дело было прекращено из-за истечения срока давности уголовного преследования. Работодатель подал иск о возмещении ущерба с продавца палатки. При этом он потребовал восстановить срок исковой давности. Суд отказал.

Он указал, что возбуждение уголовного дела в отношении неустановленного лица (не работника) не является исключительным обстоятельством, из-за которого возможно восстановление срока исковой давности.

В еще одном деле работник тоже попал в ДТП, но дело об административном правонарушении было прекращено ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения.

Сначала работодатель пытался взыскать ущерб с иных лиц, которые участвовали в ДТП, но получил отказ.

Тогда он подал иск о возмещении материального ущерба с работника — водителя автомобиля, с которым был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности. Также он заявил о восстановлении срока исковой давности. Но суд отказал.

То, что работодатель потратил много времени на возмещение ущерба с других лиц, не относится к исключительным, не зависящим от воли работодателя обстоятельствам, препятствовавшим ему своевременно обратиться в суд с иском о привлечении работника к материальной ответственности.

У бывшего работника тоже нужно запрашивать объяснения

До принятия решения о возмещении ущерба работодатель обязан провести проверку, истребовать от работника письменное объяснение для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Бремя доказывания соблюдения порядка привлечения работника к материальной ответственности законом возложено на работодателя.

В одном деле работодатель обратился в суд с иском о возмещении материального ущерба с материально ответственного работника, который уволился по собственной инициативе. После увольнения работодатель провел проверку и выявил недостачу. Суд удовлетворил иск.

Он принял во внимание акт проверки хозяйственной деятельности работодателя, акт сверки, расходные кассовые ордера.

При этом суд отметил, что непредставление работодателем доказательств истребования у работника объяснений по факту недостачи в связи с увольнением не дает оснований для отказа в удовлетворении иска. Апелляция согласилась с такой позицией.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение. Во-первых, суды не выяснили, какой порядок работы с наличными денежными средствами был установлен в период работы ответчика, ознакомлен ли он с этим порядком работы и был ли он им соблюден.

Во-вторых, они не приняли во внимание, что проверка хозяйственной деятельности была проведена в отсутствие материально ответственного лица (ответчика), которое не было ознакомлено с результатами проверки. В-третьих, работодатель не истребовал письменные объяснения относительно выявленной недостачи.

Тот факт, что работник уже уволился, не имеет значения.

Еще несколько позиций ВС РФ из Обзора практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника

Обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб, в том числе при заключении соглашения о добровольном возмещении материального ущерба, возникает в связи с трудовыми отношениями, поэтому к таким отношениям применяются нормы ТК РФ о материальной ответственности сторон трудового договораПо материалам судебной практики Санкт-Петербургского городского суда
Снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, возможно не только по заявлению работника, но и по инициативе судаОпределение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 16.07.2018 № 56-КГ18-18
Материальная ответственность работника исключается в случае возникновения ущерба у работодателя вследствие непреодолимой силы

Источник: https://www.eg-online.ru/article/390786/

Верховный Суд разъяснил вопросы материальной ответственности работников

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

5 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел о материальной ответственности работника, в котором содержится анализ судебных споров за 2015–2018 гг. Документ состоит из 13 пунктов.

В вводной части обзора перечислены наиболее распространенные виды судебных споров по искам работодателей к работникам (в том числе бывшим) о возмещении материального ущерба.

Так, судебные тяжбы возникали в связи с недостачей материальных ценностей или денежных средств; необоснованным расходованием подотчетных денег; причинением ущерба третьим лицам; переплатами или недоплатами при начислении зарплаты и иных выплат.

Первым пунктом документа предусматривается, что годичный срок для обращения работодателя в суд с иском о возмещении работником причиненного ущерба исчисляется со дня обнаружения работодателем такого ущерба. Пропуск данным лицом указанного срока без уважительных причин, при условии ссылки работника на это обстоятельство, влечет отказ суда в иске, как следует из п. 2 документа.

По словам юриста Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерины Хазовой, исходя из сформировавшейся практики течение срока необходимо исчислять с даты, когда работодатель узнал о совершении причинившего ему материальный ущерб нарушения работника. Например, с даты ДТП по вине работника, с даты проведения ревизии у хозяйствующего субъекта.

«При этом поиск работодателем дополнительных доказательств размера и наличия ущерба нельзя считать уважительной причиной для восстановления срока, – пояснила эксперт. – Данная позиция в целом согласуется с формулировкой ст. 392 ТК РФ о сроках обращения в суд за рассмотрением трудовых споров в течение года с даты, когда “работодатель узнал об ущербе”».

 

В п. 3 обзора отмечено, что обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб, в том числе исходя из соглашения о добровольном возмещении материального ущерба, регулируется соответствующими положениями ТК РФ.

Как следует из п. 4 документа, обстоятельства причинения материального ущерба работодателю преступными действиями одного из работников, установленные приговором суда, имеют существенное значение для разрешения спора о правомерности возложения на других работников обязанности по возмещению такого ущерба.

Екатерина Хазова пояснила, что в указанном случае работодатель может продлить срок давности для обращения в суд за возмещением причинённого работником ущерба.

Для защиты своих интересов, связанных с получением определяющих ущерб доказательств, он может воспользоваться возможностью приостановки производства по делу в соответствии со ст.

216–217 ГПК РФ до разрешения иных гражданских или уголовных дел, в рамках которых могут быть получены доказательства по делу о взыскании с работника ущерба. 

Исходя из п. 5 обзора, до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан истребовать от них письменные объяснения для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения и провести соответствующую проверку. При этом бремя доказывания соблюдения порядка привлечения работника к материальной ответственности возложено на работодателя.

Адвокат АП Нижегородской области Василий Шавин пояснил, что работодатель обязан истребовать письменное объяснение по факту причинения ущерба как у работника, так и у бывшего работника, то есть лица, который к моменту взыскания ущерба уже уволен.

«Это принципиальный момент, так как работодателю необходимо запросить объяснение по факту ущерба независимо от того, уволен работник или продолжает работать, – пояснил он. – А также независимо от порядка взыскания ущерба (административный или судебный)». По словам адвоката, если работник не предоставил письменное объяснение, составляется соответствующий акт.

При несоблюдении этого правила порядок взыскания ущерба будет нарушен, и в иске работодателю будет отказано.

Согласно п. 6, суд вправе по собственной инициативе снизить размер ущерба, взыскиваемого с работника. При этом снижение ущерба не происходит, если последний причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Руководитель группы трудового и спортивного права Юридической фирмы «ЮСТ» Александр Ксенофонтов полагает, что в данном пункте ВС дал справедливое толкование нормы о снижении размера ущерба, взыскиваемого с работника.

«Так, ст. 250 ТК РФ буквально предусматривает, что суд может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника», – отметил он.

 

По мнению эксперта, ранее суды толковали данную норму как предусматривающую право, а не обязанность суда снижать размер взыскания с учетом перечисленных факторов.

«ВС не согласился с таким подходом и указал, что суд должен учитывать все обстоятельства имущественного и семейного положения работника, – пояснил Александр Ксенофонтов.

– А также соблюдать общие принципы юридической и, следовательно, материальной ответственности, такие как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина».

Из п. 7 следует, что работодатель при разрешении спора о возмещении материального ущерба в полном размере, причиненного ему работником, обязан доказать обоснованность привлечения последнего к такой ответственности. Также должно быть доказано наличие ущерба.

В свою очередь, в п. 8 отмечено, что при возникновении ущерба у работодателя вследствие непреодолимой силы материальная ответственность работника исключается.

Также указано, что нарушение порядка заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может освободить работника от обязанности возместить ущерб в полном размере, превышающем средний месячный заработок. При этом в п.

9 обзора отмечено, что включение в трудовые договоры условия о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности не освобождает работодателя, предъявившего требование о возложении на работников такой ответственности, от обязанности доказать обоснованность заключения такого договора и соблюдение порядка его заключения.

«Договоры о полной материальной ответственности, как индивидуальной, так и коллективной, можно заключать только с работниками, непосредственно обслуживающими или использующими денежные или товарные ценности (ст. 244 ТК), – пояснил Василий Шавин. – При этом перечень таких должностей и работ утвержден Постановлением Минтруда РФ от 31 декабря 2002 г. № 85». 

По словам эксперта, практика показывает, что многие работодатели имеют обыкновение заключать такие договоры со всеми без исключения работниками, а некоторые заключают сразу два договора об индивидуальной и коллективной материальной ответственности.

«Очевидно, что это неправильно, но суды при рассмотрении исков о взыскании ущерба обычно не принимают во внимание доводы о незаконности заключения самого договора, – отметил адвокат.

– ВС РФ указал, что вопрос о правомерности заключения подобного договора необходимо проверять, и при установлении нарушения правил ущерб взыскивается только в размере среднего месячного заработка». 

Как следует из п. 10, условия трудового договора, обязывающие работника возместить работодателю затраты по его обучению в случае увольнения без уважительных причин до истечения определенного срока, предусмотрены нормами ТК РФ и не снижают уровень его гарантий. В то же время, согласно п.

11 документа, ТК РФ гарантирует возмещение работодателем командировочных расходов работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профобразование с отрывом от работы в другую местность.

Такие расходы не включаются в затраты работодателя на обучение работника и не возмещаются последним в случае его увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного соглашением об обучении. 

«Таким образом, при увольнении без уважительных причин до истечения срока отработки после обучения взыскать можно только стоимость образовательных услуг», – отметил Александр Ксенофонтов.

В п. 12 отмечено, что мировой судья не может рассматривать дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю.

В следующем пункте отмечено, что иски работодателей о взыскании с работника материального ущерба предъявляются по месту жительства ответчика либо по месту исполнения трудового договора.

Условие трудового договора, устанавливающее иное, не применяется как снижающее уровень гарантий персонала.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-razyasnil-voprosy-materialnoy-otvetstvennosti-rabotnikov/

Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

(Сосна Б.) («Юрист», 2008, N 1)

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РАБОТНИКА ЗА УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ РАБОТОДАТЕЛЮ

Б. СОСНА

Сосна Б., кандидат юридических наук, И. о. профессора, адвокат.

Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, является одним из видов юридической ответственности, установленной Трудовым кодексом (ТК) Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. (с дополнениями и изменениями).

Юридическая ответственность заключается в возложении на правонарушителя установленных законом неблагоприятных последствий в виде ограничений личного или имущественного характера.

Законодательством установлены следующие виды юридической ответственности за несоблюдение установленных законами и (или) договорами обязательств: 1) уголовная ответственность; 2) административная ответственность; 3) гражданская ответственность; 4) материальная ответственность работодателя перед работником, установленная ст.

232 — 237 ТК РФ; 5) дисциплинарная ответственность работников, установленная ст. 192 — 195 ТК РФ; 6) материальная ответственность работника перед работодателем, установленная ст. 238 — 250 ТК РФ.

Материальная ответственность работника перед работодателем — это обязанность работника возместить работодателю причиненный ему по вине работника прямой действительный ущерб. Согласно ч. 1 ст. 238 ТК РФ работодатель не имеет права взыскать с работника неполученные по его вине доходы (упущенную выгоду).

Материальная ответственность работника перед работодателем отличается от имущественной ответственности исполнителя (субъекта гражданского договора подряда или поручения) перед заказчиком следующими признаками. 1. Субъектом, обязанным возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб, может быть только работник, т. е.

лицо, которое в момент причинения прямого действительного ущерба состояло в трудовых правоотношениях с работодателем, которому неправомерными действиями работника был причинен прямой действительный ущерб. 2. В соответствии с ч. 1 ст. 238 ТК РФ с работника может быть взыскан только прямой действительный ущерб. При этом согласно ст.

241 ТК РФ за причиненный работодателю ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. В соответствии со ст.

1064 ГК РФ вред, причиненный по вине другого лица, подлежит возмещению причинителем вреда в полном объеме, включая неполученные по вине причинителя доходы (упущенную выгоду). 3.

Пределы материальной ответственности работников по трудовому праву зависят от характера допущенного работником правонарушения, причинившего работодателю прямой действительный ущерб, трудовой функции, выполняемой работником, а иногда и от формы вины работника, причинившего работодателю ущерб. 4. В трудовом праве в случае причинения материального ущерба несколькими работниками применяется долевая материальная ответственность. В гражданском праве при совместном причинении вреда несколькими лицами применяется солидарная материальная ответственность. 5. Для работодателя установлен одногодичный срок исковой давности для принудительного взыскания причиненного работодателю по вине работника прямого действительного ущерба. Срок исковой давности для защиты нарушенного права по гражданскому праву равен 3 годам . ——————————— См.: Полетаев Ю. Н. Материальная ответственность сторон трудового договора. М., 2003. С. 32 — 35.

Обязательными условиями привлечения работника к материальной ответственности за материальный ущерб, причиненный работодателю, являются: 1) наличие прямого действительного ущерба; 2) противоправное поведение работника; 3) причинная связь между противоправным поведением работника и прямым действительным ущербом; 4) вина работника в причинении прямого действительного ущерба . ——————————— Сосна Б. И., Ивлиев Г. П., Аворник Г. К. Трудовое право России: Справочное пособие. М., 2005. С. 155.

Легальное определение понятия «прямой действительный ущерб» дает ч. 2 ст. 238 ТК РФ. Согласно ч. 2 ст.

238 ТК РФ под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. К прямому действительному ущербу, в частности, относятся расходы, которые понес работодатель при возмещении ущерба, причиненного третьим лицам по вине работника. Третьим необходимым условием применения материальной ответственности является причинная связь между противоправным поведением работника и прямым действительным ущербом. Причинная связь между противоправным поведением работника и прямым действительным ущербом будет иметь место только в том случае, если противоправное поведение работника предшествовало во времени причинению прямого действительного ущерба и если этот ущерб был причинен противоправным поведением работника. Если прямой действительный ущерб был причинен до совершения работником противоправного деяния, то нет причинной связи между противоправным деянием и ущербом, и следовательно, исключается материальная ответственность этого работника. Так, по вине Х. образовалась недостача материальных ценностей на сумму 35 000 рублей. Инвентаризационная комиссия, в состав которой входили бухгалтер А. и экономист Б., скрыли эту недостачу. При последующей инвентаризации недостача материальных ценностей, находящихся в подотчете завскладом Х., была выявлена. Работодатель предъявил иск о взыскании ущерба, причиненного недостачей материальных ценностей, не только с Х., но и с А. и Б., ссылаясь, что они скрыли недостачу. Суд первой инстанции иск удовлетворил, взыскав с Х. 30 000 рублей и по 2500 рублей с А. и Б., ссылаясь на то, что они скрыли недостачу. А. и Б. подали кассационную жалобу, ссылаясь на отсутствие причинной связи между их противоправным поведением и прямым действительным ущербом. Суд второй инстанции признал доводы кассационной жалобы обоснованными и отменил решение суда первой инстанции, указав, что противоправное деяние, совершенное после причинения прямого действительного ущерба, не может считаться причиной этого ущерба и находиться с ним в причинной связи. Причинная связь между противоправным поведением работника и прямым действительным ущербом может отсутствовать даже в том случае, если противоправное поведение предшествовало причинению прямого действительного ущерба, если оно не было причиной причинения ущерба. Например, токарь, не выключив работающий станок, самовольно покинул свое рабочее место. После этого станок сломался. В связи с тем что было установлено, что причиной поломки токарного станка был заводской дефект, токарь был освобожден от материальной ответственности. Четвертым необходимым условием привлечения работника к материальной ответственности согласно ч. 1 ст. 233 ТК РФ является вина работника. Вина может быть либо умышленной, либо неосторожной. При умышленном причинении ущерба работник сознает, что его действия причинят ущерб организации. Например, заведующий складом, присвоивший часть переданного ему в подотчет имущества предприятия, сознает, что его действия причинят ущерб предприятию. Работник может причинить организации прямой действительный ущерб по неосторожности, если он не предвидел возможности причинения ущерба, но должен был и мог предвидеть эту возможность. Например, грузчик во время разгрузки уронил ящик с посудой, и она разбилась. Этот грузчик причинил организации прямой действительный ущерб в размере стоимости разбитой посуды по неосторожности. По общему правилу работник считается невиновным в причинении организации прямого действительного ущерба, если работодатель не докажет, что ущерб причинен по вине работника. В исключение из этого правила работники, которые получили материальные ценности в подотчет, считаются виновными в необеспечении сохранности этих ценностей, если не докажут, что ущерб причинен не по их вине . ——————————— См.: Сосна Б. И., Ивлиев Г. П., Аворник Г. К. Указ. соч. С. 157; см. также: Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 65.

Источник: http://center-bereg.ru/n2450.html

Рассмотрение индивидуального трудового спора судом

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

Статья 391 ТК РФ предусматривает подведомственность трудовых споров суду. Различаются две группы трудовых споров:

  • 1) трудовой спор, прошедший досудебную стадию его разрешения – обжалование суду решений КТС работником, администрацией или соответствующим профкомом, защищающим интересы работника – члена этого профсоюза, а также прокурором, считающим решение КТС незаконным;
  • 2) споры, непосредственно (т.е. без рассмотрения их в КТС) подведомственные суду, указанные в ч. 2 и 3 ст. 391 ТК РФ.

Непосредственно в суде без обращения в КТС рассматриваются споры:

  • а) по заявлениям работников тех производств, где КТС не избираются или не созданы;
  • б) по заявлению уволенного работника о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора, об изменении даты и формулировки причины увольнения, о переводе на другую работу, об оплате вынужденного прогула либо разницы в оплате за время выполнения нижеоплачиваемой работы, а также все трудовые споры федеральных государственных служащих. Тем самым закон предусмотрел непосредственно судебную защиту права на труд при увольнении и переводе всех работников. Не подведомственны ни суду, ни КТС споры выбранных работников о досрочном освобождении от должности по решению избравших их органов;
  • в) по иску работодателя о возмещении работником материального ущерба, причиненного организации, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Непосредственно в суде решаются также споры о приеме на работу по заявлению:

  • а) лица, приглашенного на работу в порядке перевода из другой организации;
  • б) молодого специалиста, направленного по окончании профессионального обучения в установленном порядке на данное производство;
  • в) другого лица, с которым администрация в соответствии с законодательством обязана была заключить трудовой договор, например направленного органом занятости в счет установленной данному работодателю квоты приема инвалида или подростка;
  • г) беременной женщины или женщины, имеющей детей до трехлетнего возраста, одинокой матери, имеющей детей до 14-летнего возраста (ребенка-инвалида до 16 лет), при отказе в приеме по мотивам материнства.

Непосредственно судом рассматриваются все трудовые споры о возмещении работодателем вреда, причиненного работнику в связи с увечьем или иным повреждением здоровья на работе, если потерпевший не согласен с решением страховщика (фонда социального страхования), а по спору о компенсации морального вреда – с решением работодателя, по заявлению об этом потерпевшего (его семьи) или если он не получил в установленный десятидневный срок ответа фонда или работодателя на его заявление.

Новым положением является ч. 3 ст.

391 ТК РФ, которая предусматривает, что суд непосредственно рассматривает также споры: об отказе в приеме на работу; лиц, работающих по трудовому договору у работодателей – физических лиц; лиц, считающих, что они подвергались дискриминации. О работниках, работающих по договору у работодателей – физических лиц, суд и прежде решал все трудовые споры работников, обслуживающих семьи граждан (поводырей у слепых, нянь, домработниц и т.д.).

Споры о дискриминации законодатель впервые прямо отнес к трудовым спорам. Статья 3 ТК РФ запрещает дискриминацию в труде и закрепляет ее понятие.

Статья 392 ТК РФ устанавливает для работника и работодателя сроки обращения в суд с трудовым спором, т.е. сроки исковой давности. Эти сроки – более укороченные по сравнению со сроками, предусмотренными для других гражданских дел, что отражает один из основных принципов порядка рассмотрения трудовых споров – быстроту их разрешения.

Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником вреда, причиненного организации, в течение одного года со дня обнаружения причиненного вреда.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных ч. 1, 2 ст. 392 ТК РФ, они могут быть восстановлены судом.

Образец

В (наименование суда) Истец: (фамилия, имя, отчество), проживающий: (почтовый индекс и адрес полностью) Ответчик: (наименование организации) (почтовый индекс и адрес полностью)

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула

В (наименование предприятия, организации) я работал с”_”

_200_г. в качестве (указать должность).

Приказом начальника управления (или другого должностного лица)

от “_”_ 200 _г._ я был уволен с работы по п. _ ст._

ТК РФ за (основание увольнения).

Увольнение считаю незаконным по следующим основаниям: (перечислить обстоятельства, на основании которых истец считает увольнение неправомерным; дано ли согласие профсоюза и т.п.).

На основании изложенного в соответствии со ст. 394, 395 ТК РФ

прошу:

  • 1. Восстановить меня на работе в качестве (указать должность) в (наименование предприятия, организации).
  • 2. Взыскать с (наименование предприятия, организации) в мою пользу заработную плату за все время вынужденного прогула, начиная с “_”

_200 _г.

В порядке досудебной подготовки прошу истребовать из (наименование предприятия, организации):

  • 1. Копии приказов за период_ о наложении на меня дисциплинарного взыскания.
  • 2. Справку о размере моего заработка. Приложение:
  • 1. Выписка из протокола заседания профсоюзного комитета о согласии на увольнение и т.п. документы, имеющие значение для дела.
  • 2. Копия искового заявления.

“_”_200_г. Подпись

Суммы, причитающиеся работнику за время вынужденного прогула, взыскиваются с организации, а не с се руководителя, издавшего незаконный приказ об увольнении. Требования о восстановлении на работе или о зачислении на работу и оплате за время вынужденного прогула суд рассматривает в одном судебном заседании.

При взыскании в пользу работника, незаконно уволенного с работы, заработной платы за время вынужденного прогула выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

В случае признания формулировки причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой ТК РФ или иного закона.

Если неправильная формулировка причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению работника на другую работу, то суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Источник: https://studme.org/129910109135/pravo/rassmotrenie_individualnogo_trudovogo_spora_sudom

Взыскание материального ущерба с работника через суд

Срок исковой давности по возмещению ущерба, причинённого работодателю

До Дніпровського районного суду

м. Київ, вул. І. Сергієнка, 3

поштовий індекс: 02105

Позивач: Товариство з обмеженою відповідальністю «Марс» код ЄДРПОУ 153685247 адреса: м. Київ, просп. В. Маяковського, буд. 86 поштовий індекс: 02358 тел. + 38(056) 788-00-00

е-mail: mars1@gmail.com

Відповідач: Петриченко Володимир Володимирович адреса: м. Київ, пров. Хрестовий, буд. 125, кв. 65 поштовий індекс: 02001

тел. +38(067) 258-25-36

Ціна позову: 80 976 грн. 80 коп.

Позовна заява про відшкодування матеріальної шкоди,
заподіяної підприємству працівником

Відповідач працював у ТОВ «Марс» на посаді майстра лісу з 15 березня 2014 року. 17 березня 2014 року з ним було укладено договір про повну матеріальну відповідальність.

Під час проведеної 23 травня 2019 року інвентаризації підзвітних відповідачеві товарно-матеріальних цінностей (далі – ТМЦ) виявлено нестачу лісопродукції на суму 79 055 грн. 80 коп., з яких:

  • дрова технологічні – дуб 69,345 м3 на суму 35 278 грн. 30 коп.;
  • дрова технологічні – ялинка 20,567 м3 на суму 12 654 грн. 25 коп.;
  • техсировина, у тому числі техсировина для виробничо-технічного призначення 21,456 м3 на суму 31 123 грн. 25 коп.

Зазначену шкоду відповідач добровільно відшкодувати не погоджується.

Відповідач повинен нести повну матеріальну відповідальність перед ТОВ «Марс» за нестачу лісоматеріалів як працівник, з яким було укладено договір про повну матеріальну відповідальність. Нестача лісопродукції виникла у зв’язку з недбалими діями відповідача, який не забезпечив її збереження.

Згідно зі ст. 130 КЗпП працівники несуть матеріальну відповідальність за шкоду, заподіяну підприємству, установі, організації внаслідок порушення покладених на них трудових обов’язків.

У разі покладення матеріальної відповідальності права і законні інтереси працівників гарантуються шляхом установлення відповідальності тільки за пряму дійсну шкоду, лише в межах і порядку, передбачених законодавством, і за умови, коли така шкода заподіяна підприємству, установі, організації винними протиправними діями (бездіяльністю) працівника. Порушення працівником покладених на нього трудових обов’язків є протиправними діями.

Трудові обов’язки працівника визначаються законодавством, трудовим договором, посадовою інструкцією, наказами керівника тощо.

Підставою для матеріальної відповідальності може бути вина у формі прямого умислу або необережності (халатність, недбалість); дії працівника повинні призвести до негативних наслідків, тобто має бути пряма дійсна шкода, що підлягає відшкодуванню; між діями та наслідками дій працівника наявний причинний зв’язок.

Відповідно до п. 1 ч. 1 ст.

134 КЗпП працівники несуть матеріальну відповідальність у повному розмірі шкоди, заподіяної з їх вини підприємству, установі, організації, якщо між працівником і підприємством, установою, організацією згідно зі ст.

1351 цього Кодексу укладено письмовий договір про взяття на себе працівником повної матеріальної відповідальності за забезпечення цілості майна та інших цінностей, переданих йому для зберігання або для інших цілей.

Письмові договори про повну матеріальну відповідальність можуть бути укладені підприємством, установою, організацією з працівниками, які досягли 18-річного віку, обіймають посади або виконують роботи, безпосередньо пов’язані зі зберіганням, обробкою, продажем (відпуском), перевезенням або застосуванням у процесі виробництва переданих їм цінностей (ст. 1351 КЗпП). Перелік таких посад і робіт, а також типовий договір про повну індивідуальну матеріальну відповідальність затверджено постановою Держкомпраці СРСР і Секретаріату ВЦРПС від 28.12.77 р. № 447/24 (далі – Перелік № 447).

Згідно з цим Переліком до робіт, що мають виконуватися працівниками, з якими укладається договір про повну матеріальну відповідальність, відносяться роботи з приймання на зберігання, обробки, зберігання, відпуску матеріальних цінностей на складах.

Відповідно до п. 2.22 посадової інструкції майстра лісу на останнього покладений обов’язок щодо здійснення охорони контори лісництва та матеріальних цінностей, які знаходяться на території лісництва.

Відповідач прийняв під звіт ТМЦ, нестачу яких виявлено під час інвентаризації 23 травня 2019 року. Відповідач був ознайомлений із наказом про її проведення від 22.05.19 р. № 23-АП, про що свідчить його підпис на цьому наказі.

Він був присутнім під час інвентаризації. Крім того, згідно з пояснювальною запискою від 22 травня 2019 року відповідач визнав факт нестачі ТМЦ, установленої під час інвентаризації, але відмовився сплачувати суму матеріальної шкоди.

Підтверджую, що мною не подано іншого позову (позовів) до цього ж відповідача із цим самим предметом та з цих самих підстав. Оригінали документів, копії яких додано до позовної заяви, знаходяться у ТОВ «Марс».

На підставі вищевикладеного, відповідно до ст. 232, 233 КЗпП, керуючись ст. 4, 19, 175–177, 184 ЦПК, ПРОШУ:

Стягнути з Петриченка Володимира Володимировича (ІПН 23598745216) на користь Товариства з обмеженою відповідальністю «Марс» (код ЄДРПОУ 153685247) матеріальну шкоду в розмірі 79 055,80 грн. та судовий збір у розмірі 1 921 грн., усього – 80 976 грн. 80 коп.

Додатки:

  1. Оригінал квитанції про сплату судового збору.
  2. Копія договору про повну матеріальну відповідальність від 17.03.14 р. № 23.

Источник: https://uteka.ua/publication/commerce-12-pravovie-soveti-67-vzyskanie-materialnogo-ushherba-s-rabotnika-cherez-sud

Глав-книга
Добавить комментарий