Следователь отказывает в прекращении дела по ст 159 ч 2 в связи с примирением сторон

Прекращение уголовного дела по ст. 264 УК РФ с назначением судебного штрафа в соответствии с ст. 25.1 УПК РФ и ст. 76.2 УК РФ на стадии предварительного расследования. Московская область, 2018 год

Следователь отказывает в прекращении дела по ст 159 ч 2 в связи с примирением сторон

Когда в 2016 году было введено понятие прекращения дела с назначением судебного штрафа, я решил, что наконец-то на законодательном уровне решилась существовавшая проблема с прекращением дел на стадии следствия.

В чем была проблема?

Дело в том, что человек, впервые столкнувшийся с уголовным делом небольшой или средней тяжести, прочитав в законе, что дело можно прекратить с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), радостно прибегал к следователю (дознавателю) с соответствующим ходатайством.

Последний же вынужденно расстраивал «радостного человека», отказывая в ходатайстве и предлагая примириться в суде. Мол, это право следователя прекращать дело, а не обязанность.

Адвокатам, знающим эту «кухню» изнутри, нередко приходится объяснять доверителям в таких случаях, что это связано с показателями результативности работы следователя и всего следственного подразделения. Так, если следователь (дознаватель) направил дело в суд – молодец! Прекратил – перечеркнул результаты работы подразделения.

Поэтому, с введением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, казалось бы, проблема должна была быть решена. Теперь следователь собирает минимальные доказательства по делу, возбуждает ходатайство перед судом (то есть готовит всего одно постановление), и суд за одно заседание прекращает дело, назначив обвиняемому судебный штраф.

На первый взгляд все очень просто, и приемлемо для всех: обвиняемому теперь даже примиряться с потерпевшим совсем необязательно, достаточно просто загладить причинённый вред, следователю такое решение по делу идет в положительные показатели результативности работы, конечное решение принимает всё тот же суд, а в казну уплачивается штраф.

Однако так оказалось лишь в теории. На практике же складывается совершенно другая картина.

Дело, прекращения которого мне удалось добиться, оказалось лишь вторым (!) прекращенным на стадии предварительного следствия, в одном из крупнейших подмосковных городов (с численностью населения свыше 150 тыс. человек), и это за весь период действия ст. 25.1 УПК РФ и ст. 76.2 УК РФ вплоть до начала 2018 года (то есть за период времени свыше 1.5 лет).

Если верить прокурору, участвовавшему в процессе, количество прекращенных дел с назначением судебного штрафа на стадии судебного рассмотрения за тот же период равно 11, что тоже ничтожно мало для такого города. 

Итак, расскажу, как же мне удалось добиться прекращения уголовного дела по ст. 264 УК РФ с судебным штрафом на стадии следствия.

Один из моих доверителей, которого я защищал на тот момент по обвинению в совершении преступления предусмотренного ст. 228.1 УК РФ попал в ДТП вместе со своим другом. Друг получил серьёзнейшие повреждения, и то, что он остался жив, наверное, можно назвать чудом, сотворенным в том числе руками врачей.

Уголовное дело по ч.1 ст. 264 УК РФ следователь возбудил спустя почти полгода с момент ДТП, что по времени то ли умышленно, то ли случайно совпало с окончанием судебного рассмотрения первого дела доверителя с обвинением в сбыте наркотиков.

По ст. 228.1 УК РФ доверителю было назначено условное наказание. Как удалось добиться такого приговора, при непризнании вины доверителем, думаю следует рассказать в отдельной публикации.

В этой же публикации важно то, что при назначении наказания за новое преступление суд должен был руководствоваться положением ч.5 ст. 69 УК РФ, и частично или полностью сложить наказания.

А каким будет результат сложения, если одно из слагаемых — 5 лет условно, а второе — пока еще не известно? Проверять это на себе, по понятным причинам, не хотелось, поэтому было принято решение действовать.

По версии следствия, автомашиной управлял мой доверитель, не имеющий водительского удостоверения, а на переднем пассажирском сиденье находился его друг. На участке автодороги он случайно зацепил обочину, автомашину занесло, в результате чего она пересекла проезжую часть и «врезалась» в столб электропередач.

Доверитель, воспользовавшись тем, что нет очевидцев происшествия, и тем, что его товарищ впал в кому, не стал рассказывать правду инспекторам ГИБДД, а сразу после ДТП стал утверждать, что за рулем сидел сам пострадавший. Инспекторов  это устроило, а вот опытного начальника отделения по расследованию ДТП — нет.  В связи с чем, он возбудил уголовное дело и принялся лично его расследовать в качестве следователя.

После ДТП, доверитель совместно с другими общими друзьями организовал сбор пожертвований на дорогостоящую операцию пострадавшему другу. За счет различных ресурсов собрал достаточно немаленькую сумму, которая была передана сестре пострадавшего.

Кроме того, написал ряд расписок о передаче в будущем еще определенной суммы денег пострадавшему. Исходя из логики следователя, это было ни что иное, как прямое доказательство вины доверителя.

То, что я вступил в дело с самого начала расследования, давало мне широкие возможности для маневра.

Одним из первых было мое предложение следователю прекратить дело с судебным штрафом, т.е. по ст. 25.1 УПК РФ, однако, получил категоричный отказ.

После ознакомления с частью материалов дела, в рамках п. 6 ч.1 ст. 53 УПК РФ, было принято решение на этой стадии не подтверждать и не опровергать первоначальную версию доверителя. Исходя из складывающейся ситуации по делу, положения ст. 51 Конституции РФ были как нельзя кстати.

Просто ссылаясь на то, что  в материалах дела имеются объяснения моего доверителя  о нахождении за рулем самого пострадавшего, я заявил ходатайство о проверке этой версии экспертным путем, а именно проведением комплексной автотехнической и судебно-медицинской экспертизы, из своего опыта и из конкретных обстоятельств ДТП понимая, что наиболее вероятно будет дано заключение о невозможности ответить на поставленные вопросы, либо ответы будут носить вероятностный характер.

Следователь, видимо, понимая то же самое, отказал в проведении экспертизы. По этим же причинам следователь рискнул отказать в ходатайстве поставить дополнительные вопросы на СМЭ, в том числе такие элементарные вопросы как: «от удара об какие элементы салона автомашины образовались телесные повреждения» и т.п.

Понимая, что следователь любой ценой намерен направить дело в суд, параллельно со следователем, я так же занялся выяснением обстоятельств и подготовкой к судебному разбирательству.

Опрашивая общих друзей, которые сразу же после ДТП выезжали на место происшествия, выяснил ряд очень интересных обстоятельств.

Так, друзья утверждали, что сами пытались понять, что произошло на самом деле и разглядывали следы.

Они были совершенно уверены, что до съезда на обочину был след торможения на проезжей части. И даже, как оказалось, они настойчиво спрашивали доверителя после ДТП о том, что именно их испугало и заставило тормозить и выезжать на обочину. А это существенным образом разнилось с тем, что инкриминировал следователь.

Интересно, что к материалам дела не были приобщены фотографии участка автодороги, с началом следов торможения. А такое сложно себе представить по делам данной категории, если, конечно, это не было сделано умышленно. Забегая вперед скажу, что в последующем выяснилось, что основная масса фотографий так и осталась в компьютере следователя, не попав в материалы уголовного дела.

 Кроме этого, друзья единогласно утверждали, что потерпевший совершенно не помнит обстоятельства ДТП, что совершенно логично, учитывая тяжесть полученных черепно-мозговых травм и столь длительное нахождение без сознания.

О том, что он не помнит обстоятельства произошедшего, потерпевший, кроме прочего, рассказал судебно-медицинскому эксперту, что нашло свое отражение в тексте экспертизы. Об этом, кроме прочего, потерпевший проговорился еще и на очной ставке при ответе на мой вопрос, после чего очная ставка превратилась в цирк с отводами вопросов адвоката под любыми предлогами. 

При изложенных обстоятельствах, с учетом прямых доказательств наличия опасности для движения, в отсутствие очевидцев дорожно-транспортного происшествия, в отсутствие надлежащей фиксации вещно-следовой обстановки на месте происшествия, уверен, занимающиеся данной линией уголовных дел коллеги, сразу поймут, как непросто будет следователю опровергнуть грамотно выработанную версию защиты, тем более если она будет включать в себя сразу два обстоятельства, исключающих виновность доверителя.

А из материалов уголовного дела следовало, что следователь даже не пытался опровергнуть никакую из возможных следственных версий, кроме версии о том, кто на самом деле находился за рулем. А опровергать эту версию стал топорно, как в принципе свойственно следователям.

Так, он добился от потерпевшего прекрасной памяти, несмотря на вышеописанную тяжесть перенесенной травмы. Конечно же потерпевший дал показания, полностью подтверждающие обвинение, в том числе о том, что помнит, как автомашина «зацепила» обочину, от чего ее занесло и т.д.

Потратив столько сил, чтобы доказать нахождение за рулем, следователь заметно насторожился, когда услышал от меня вопрос: «Почему Вы вообще решили, что мой подзащитный и дальше будет придерживаться версии, что не он был за рулем?». Особенно внимательно он отнесся к ходатайству, заявленному по окончанию ознакомления с делом, в котором в том числе указывалось на:

— недостатки осмотра места происшествия, без надлежащей фиксации следов

— отсутствие автотехнической экспертизы на предмет установления механизма ДТП, а также исследования технического состояния автомашины

— необходимость проведения психиатрической экспертизы в отношении потерпевшего, на предмет способности правильно воспринимать и описывать им обстоятельства, предшествующие ДТП

— и другие.

Конечно, изложив следователю  свою версию произошедшего, можно было бы добиться еще большего эффекта, однако в этом случае мы бы потеряли ряд серьезных преимуществ на предстоящем суде. Поэтому рисковать не стоило, а вышеизложенного оказалось достаточно для достижения результата. 

В итоге, в одной из инстанций, куда следователи иногда ходят советоваться по сложным делам, не будем ее тут называть, нашему следователю порекомендовали дело в таком виде не приносить, а провести следственные действия и экспертизы, на которых настаивала защита, в том числе комплексную судебную экспертизу.

Узнав об этом, я вновь предложил следователю прекращение дела с судебным штрафом. В этот раз предложение оказалось более заманчивым. Теперь следователь, оценив объем предстоящей работы, его наиболее вероятный результат, а также сроки необходимые для этого, соотнеся их, по моей подсказке, со сроками давности по делу, дал свое согласие, предварительно согласовав это с руководителем.

Далее все достаточно просто. Не произведя по делу более никаких следственных действий, загладив вред потерпевшему и оказав помощь следователю в подготовке ходатайства перед судом (дабы подстраховаться от допущения ошибок в постановлении), оказались в суде.

В судебном заседании было достаточно подтвердить соблюдение всех оснований для прекращения дела, наличие которых обязательно влекло прекращение дела, независимо от желания суда, а также добиться небольшого размера штрафа, приемлемого для доверителя, что и было достигнуто.

Результат: уголовное дело прекращено по ст. 25.1 УПК РФ и ст. 76.2 УК РФ, назначен судебный штраф в размере 20 000 рублей.

Вот так, достаточно непросто удалось доверителю воспользоваться своим, казалось бы законным правом на прекращение уголовного дела с судебным штрафом.

Источник: https://pravorub.ru/cases/80980.html

Примирение сторон: процедура, последствия, практика | Правоведус

Следователь отказывает в прекращении дела по ст 159 ч 2 в связи с примирением сторон

Процедура прекращения уголовного или гражданского дела в рамках примирения сторон сегодня встречается довольно часто. Такие действия позволяют не только сбалансировать отношения участников процесса, но и существенно сократить количество рассматриваемых дел в следственных органах и судах разных инстанций.

Примирение сторон по уголовному делу

Согласно статьи 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ суд, следователь или дознаватель, с согласия руководителя следственного органа или прокурора, соответственно, вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления. Процедура примирения сторон по делу возможна при наличии следующих условий:

  1. преступление, совершенное подозреваемым/обвиняемым, относится к категории небольшой или средней тяжести;
  2. преступление должно быть совершено лицом впервые;
  3. лицо должно примириться с потерпевшим и полностью возместить причиненный им вред;
  4. потерпевший должен предоставить письменное заявление о своем согласии на прекращение уголовного дела в отношении подозреваемого/обвиняемого;
  5. непосредственно сам обвиняемый не должен возражать против прекращения уголовного дела.

Отметим сразу, что к преступлениям небольшой или средней тяжести относятся преступления, наказание за которые предусмотрены Уголовным кодексом РФ – срок лишения свободы не должен превышать 3/6 лет соответственно. Преступление, совершенное впервые, подразумевает что ранее подозреваемый/обвиняемый не был судим либо его судимость на момент совершения данного преступления уже была снята или погашена.

Важно! Основным документом, способствующим осуществлению процедуры примирения сторон, является заявление от потерпевшего о согласии его на эту процедуру.

Примирение с потерпевшим: как достигнуть компромисса

Примирение с потерпевшим и заглаживание вреда, причиненного ему в результате совершения преступления, для подозреваемого/обвиняемого означает – признание вины, полное раскаяние, официальное принесение извинений, а также денежное возмещение причиненного материального и морального вреда.

Основная проблема, как правило, возникает в вопросе установления денежной компенсации, размер которой устанавливается по договоренности сторон и должен быть предельно разумным, обоснованным и действительно соответствовать размеру причиненного ущерба.

На практике, вопрос заглаживания вины встает особенно остро еще и в плане психологической сложности достижения соглашения. Потерпевший, оказавшись в стрессовой ситуации, в результате преступления и получивший серьезную психологическую травму, не всегда готов простить оппонента и достигнуть мирового соглашения.

Переговоры заходят в тупик из-за несоответствия пожелания каждой из сторон о размере компенсации, очень часто потерпевший требует необоснованно завышенную сумму, которую выплатить подозреваемый просто не в состоянии.

Чтобы избежать подобных споров, каждая из сторон должна привести веские основания своей позиции, при этом чаще привлечение к проблеме квалифицированного посредника позволяет решить вопрос в считанные часы.

Важно! В заявлении потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон обязательно должно быть указано, какие именно действия, направленные на примирение были выполнены подозреваемым/обвиняемым.

Процедура примирения сторон по закону

Примирение сторон осуществляется в строгой последовательности:

  1. стороны заключают между собой соглашение о примирении;
  2. потерпевший подает заявление в следственные органы или суд о своем согласии примириться с подозреваемым/обвиняемым;
  3. органы принимают решение о возможности примирения сторон и прекращении уголовного дела.

Также, как и в случае с достижением компромисса в вопросах размера возмещения ущерба, достаточно сложностей и в вопросе принятия решения о примирении органами исполнительной власти.

Все дело в том, что прекращение уголовного дела за примирением сторон, даже при наличии всех необходимых условий, является только правом, а не обязанностью для правоохранительных и судебных органов.

Так, дознаватель, следователь или судья могут отказать в удовлетворении заявления потерпевшего, если придут к выводу, что по каким-либо причинам объективного характера, подозреваемый/обвиняемый не может быть освобожден от наказания, предусмотренного уголовным законодательством.

Также, стоит отметить, что хотя законодательством для примирения сторон напрямую не установлено условие о полном признании своей вины подозреваемым/обвиняемым в совершении преступлений, из смысла других условий это требование вытекает автоматически, то есть примириться с потерпевшим лицо, совершившее преступление, может только при признании вины и раскаянии в содеянном.

Примирение сторон уголовного дела на практике

К сожалению, на практике, казалось бы, простая процедура прекращения дела по примирению сторон, вызывает очень много вопросов и сложностей.

По статистике, примирение сторон на досудебной стадии встречается гораздо реже, чем в суде, что связано с нежеланием правоохранительных органов осуществлять данную процедуру ввиду восприятия ее как давления на потерпевшего либо нежелания закрывать дела на стадии завершения и передачи его в суд.

Однако, не стоит переживать, если предварительное следствие отказало в прекращении дела, в суде это может все решиться гораздо проще и быстрее.

Очень важно проконтролировать, чтобы заявление потерпевшего о согласии на примирение сторон было приобщено к уголовному делу, далее предусмотреть обязательную явку потерпевшего, создать для этого все условия, где он должен повторно приобщить к делу ходатайство о примирении и поддержать свою позицию в судебном заседании. Если все сделано правильно, в 99% из 100% судом будет принято решение о прекращении уголовного дела за примирением сторон, а обвиняемый освобожден от уголовной ответственности.

Примирительная процедура в гражданском процессе

В соответствии с законом самой распространенной формой примирения сторон в гражданском процессе является окончание дела с использованием мирового соглашения, в результате удачного переговорного процесса (часть 1 статья 39 ГПК РФ). Обязательными условиями достижения компромисса являются:

  • примирительная процедура допускается в 2 инстанциях (ст. 173, ст. 326.1 ГПК);
  • мировое соглашение должно соответствовать нормам действующего законодательства и не нарушать интересы третьих лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК);
  • соглашение сторон должно быть утверждено судебным определением, после чего процесс считается оконченным, а стороны теряют возможность вновь обратиться в суд по этому спору (ч. 2, 3 ст. 173, абз. 3 ст. 220 ГПК).

Еще один способ примирения сторон – это процедура медиации, когда стороны прибегают к помощи квалифицированного посредника для разрешения спора. По результатам процедуры оформляется медиативное соглашение. Условиями для проведения процедуры медиации являются:

  • процедура может быть осуществлена по инициативе сторон или по предложению судебного органа (п. 5 ч. 1 ст. 150, ст. 172 ГПК);
  • на период осуществления процедуры рассмотрение гражданского дела откладывается (ч. 1 ст. 169 ГПК);
  • соглашение может исполняться только в добровольном порядке (ч. 2 ст. 12 ФЗ № 193-ФЗ);
  • данное соглашение можно использовать в качестве мирового для утверждения судом (ч. 3 ст. 12 ФЗ № 193-ФЗ).

Отметим, что на территории РФ медиация не очень распространена, это до сих пор является непонятным новшеством, а, следовательно, практически не используется сторонами в гражданском процессе.

Источник: https://pravovedus.ru/practical-law/civil/primirenie-storon/

Справка Иркутского областного суда о результатах изучения судебной практики применения судами Иркутской области норм уголовно-процессуального закона, регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве

Следователь отказывает в прекращении дела по ст 159 ч 2 в связи с примирением сторон

Обзор документа

Справка Иркутского областного судао результатах изучения судебной практики применения судамиИркутской области норм уголовно-процессуального закона,

регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве

В соответствии с планом работы Иркутского областного суда изучена практика применения судами Иркутской области норм уголовно-процессуального закона, регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве за 2009 год.

1. Статистические данные

По данным судебной статистики за 2009 год судами области рассмотрено 24 501 уголовное дело: Иркутским областным судом 174 уголовных дел, федеральными судами – 13 539 уголовных дел, мировыми судьями – 10 788 уголовных дел.

В соответствии со статистическим отчетом формы N 4 “О суммах ущерба от преступлений, суммах материальных взысканий в доход государства, суммах судебных издержек из средств федерального бюджета, определенных судебными актами” в 2009 году судами области установлена сумма ущерба от преступления, определенная по судебному акту в размере 153 465 257 рублей, из которых причиненный хищениями 92 328 737 рублей.

В 2009 году судами взыскано 108 058 036 рублей в счет материального ущерба, причиненного преступлением, из которых причиненный хищениями имущества 58 073 082 рублей.

Таблица 1.

Сведения о суммах материального ущерба, причиненного преступлениями

Структура ущерба, определенного судом (мировым судьей) по приговорам (решениям)

Ущерб причинен (руб.)

хищениями

другими преступлениями

Сумма ущерба от преступления, определенная по судебному акту, всего

92 328 737

61 136 520

В том числе (из стр.1) по принадлежности к видам собственности

– государственная

9 845 273

34 840 697

– муниципальная

1 490 185

5 669 889

– общественных организаций (объединений)

11 265 080

2 803 758

– частная юридических лиц

12 952 772

991 342

– частная физических лиц – субъектов предпринимательства

6 534 335

442 878

– личное имущество граждан

50 241 092

16 387 956

Сумма ущерба, присужденная к взысканию, всего

58 073 082

49 984 954

Анализ приведенных данных позволяет сделать вывод о том, что более 43,4 % от общей суммы материального ущерба, причиненного преступлениями, определенного судами составляет личное имущество граждан – 66 629 048 рублей, из которых на сумму 50 241 092 рублей ущерб причинен хищениями. Частная собственность физических лиц – субъектов предпринимательства – на сумму 6 977 213 рублей, из которых на сумму 6 534 335 рублей причинен хищениями. Потерпевшими в данном случае являются физические лица, что составляет 48 %.

13 944 114 рублей или 9,1 % составляет частная собственность юридических лиц. 33,8 % составляет государственная и муниципальная собственность на сумму 51 846 044 рублей.

2. Общие положения

В ходе изучения выявлены вопросы, нуждающиеся в разъяснении правильного применения норм уголовно-процессуального закона регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, в выработке единообразия судебной практики, а также нарушения, допущенные судами Иркутской области при применении данных норм, с целью недопущения данных фактов в дальнейшем.

При подготовке обобщения использован проект постановления Пленума Верховного Суда РФ “О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве”, который обсуждался на заседании судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда и некоторые его положения не вызывающие сомнений следует учитывать в практике.

Международные нормы права и законодательство России провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью. Государство обязано в полной мере реализовывать гарантии неприкосновенности личности и собственности, защищать жизнь, здоровье и достоинство граждан в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Согласно статье 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняется законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

По смыслу положений части 1 статьи 21 и статьи 52 Конституции Российской Федерации обязанностью государства является не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами.

В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (утвержденной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г.

), а также в соответствии с Рекомендацией Комитета министров Совета Европы N R (85) 11 “О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса” от 28 июня 1985 года важной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего, повышение доверия потерпевшего к уголовному правосудию.

Из этого следует, что строгое соблюдение норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, служит важной гарантией реализации лицом, пострадавшим от преступления, своего конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного ему ущерба.

3. Порядок признания потерпевшим

Потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ч. 1 ст.42 УПК РФ).

Все иные лица, в том числе близкие родственники потерпевшего, на чьи права и законные интересы преступление не было непосредственно направлено, по общему правилу, процессуальными возможностями по их защите не наделяются. Защита прав и интересов таких лиц осуществляется в результате восстановления прав лица, пострадавшего от преступления.

Лицо, пострадавшее от преступления, признается потерпевшим независимо от его гражданства, возраста, физического или психического состояния и иных данных о его личности, а также независимо от того, установлены ли все лица, причастные к совершению преступления.

Не может быть признано потерпевшим лицо, если вред наступил в результате его неправомерного поведения (например, при даче взятки).

Судам следует иметь в виду, что вред потерпевшему может быть причинен, как преступлением, так и общественно-опасным деянием, совершенным лицом, признанным невменяемым.

Потерпевший – ключевая фигура уголовного процесса, права и законные интересы которого попраны преступлением.

Защита интересов потерпевших от преступного посягательства лиц и организаций обозначены законодателем в статье 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве первоочередного назначения уголовного судопроизводства. Однако в настоящее время положение потерпевшего и обвиняемого по многим процессуальным позициям неравное.

В некоторых случаях пострадавший сталкивается с тем, что ему необоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела, а также прекращают уголовное дело без учета его мнения.

В ходе проведенного обобщения установлено, что в практике судов области в 2009 году имели место случаи обжалования в порядке статьи 125 УПК РФ лицом, которому, по его мнению, причинен вред совершенным преступлением, постановления следователя (дознавателя) об отказе в признании его потерпевшим.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/34634626/

Глав-книга
Добавить комментарий