Правомерно ли в протоколе указана статья 12 8, а в определении статья 12 26?

Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь

Правомерно ли в протоколе указана статья 12 8, а в определении статья 12 26?

Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях

20 декабря 2006 г. № 194-З

Принят Палатой представителей 9 ноября 2006 года
Одобрен Советом Республики 1 декабря 2006 года

Изменения и дополнения:

Закон Республики Беларусь от 7 мая 2007 г. № 210-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 118, 2/1307) ;

Закон Республики Беларусь от 10 мая 2007 г. № 222-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 119, 2/1318) ;

Закон Республики Беларусь от 15 мая 2007 г. № 228-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 120, 2/1325) ;

Закон Республики Беларусь от 17 мая 2007 г. № 229-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 121, 2/1326) ;

Закон Республики Беларусь от 18 мая 2007 г. № 231-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 123, 2/1328) ;

Закон Республики Беларусь от 18 мая 2007 г. № 233-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 132, 2/1330) ;

Закон Республики Беларусь от 12 июня 2007 г. № 235-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 146, 2/1332) ;

Закон Республики Беларусь от 27 июня 2007 г. № 246-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 160, 2/1343) ;

Закон Республики Беларусь от 20 июля 2007 г. № 273-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 175, 2/1370) ;

Закон Республики Беларусь от 20 июля 2007 г. № 274-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 175, 2/1371) ;

Закон Республики Беларусь от 29 октября 2007 г. № 279-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 263, 2/1376) ;

Закон Республики Беларусь от 26 декабря 2007 г. № 300-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 305, 2/1397) ;

Закон Республики Беларусь от 27 декабря 2007 г. № 304-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 305, 2/1401) ;

Закон Республики Беларусь от 4 января 2008 г. № 309-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 6, 2/1406) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 12 апреля 2008 г.;

Закон Республики Беларусь от 5 января 2008 г. № 320-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 14, 2/1417) ;

Закон Республики Беларусь от 2 мая 2008 г. № 337-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 119, 2/1434) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 1 декабря 2008 г.;

Закон Республики Беларусь от 10 ноября 2008 г. № 451-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 277, 2/1547) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 5 декабря 2008 г.;

Закон Республики Беларусь от 15 июня 2009 г. № 26-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г., № 148, 2/1578) ;

Закон Республики Беларусь от 28 декабря 2009 г. № 98-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 16, 2/1651) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 23 февраля 2010 г.;

Закон Республики Беларусь от 31 декабря 2009 г. № 114-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 15, 2/1666) ;

Закон Республики Беларусь от 1 июля 2010 г. № 146-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 162, 2/1701) ;

Закон Республики Беларусь от 15 июля 2010 г. № 166-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 183, 2/1718) ;

Закон Республики Беларусь от 30 ноября 2010 г. № 198-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 300, 2/1750) ;

Закон Республики Беларусь от 25 ноября 2011 г. № 317-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 134, 2/1869) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 6 января 2012 г.;

Закон Республики Беларусь от 13 декабря 2011 г. № 325-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 140, 2/1877) ;

Закон Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г. № 334-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 2, 2/1884) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 6 апреля 2012 г.;

Закон Республики Беларусь от 26 мая 2012 г. № 376-З (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 62, 2/1928) – Закон Республики Беларусь вступил в силу 5 сентября 2012 г.;

Закон Республики Беларусь от 13 июля 2012 г. № 409-З (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 19.07.2012, 2/1961) ;

Источник: http://pravo.by/webnpa/text.asp?RN=Hk0600194

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

Правомерно ли в протоколе указана статья 12 8, а в определении статья 12 26?

25 августа 2015 г.

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

1. В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить

освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. К таким должностным лицам в соответствии с п. 3 Положения о федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.08.

2013 N 716, относятся должностные лица и сотрудники Г осавтоинспекции, а также участковые уполномоченные полиции. Следует особо подчеркнуть, что ответственность по комментируемой статье наступает лишь в случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования.

Отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения, проводимого сотрудником Госавтоинспекции, может рассматриваться как одно из оснований для направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Таким образом, невыполнение законного требования сотрудника Госавтоинспекции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 статьи.

2. Для квалификации нарушения по ч. 2 статьи, кроме фиксации факта отказа от прохождения освидетельствования, необходимо установить и факт, что водитель не имеет права управления транспортными средствами вообще либо лишен такого права. Для правильной квалификации правонарушения, предусмотренного ст.12.

26 КоАП РФ, важное значение имеют разъяснения по этому вопросу, данные в п.

9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 18, где, в частности, установлено, что основанием привлечения к административной ответственности по комментируемой статье является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу Г осавтоинспекции, так и медицинскому работнику. В качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. О соблюдении установленного порядка

направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам ст. 26.

11 КоАП РФ с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.  Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.

12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника полиции.

Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования но инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

3. Субъектом рассматриваемых административных правонарушений является водитель, под которым понимается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению.

4. С субъективной стороны комментируемые правонарушения предполагают наличие у виновного прямого умысла.

5.При выявлении административных правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, водитель отстраняется от управления транспортным средством (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Проводится освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Транспортное средство подлежит задержанию и помещению на
специализированную стоянку (ст. 27.13 КоАП РФ).

6. Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, отнесено к исключительной компетенции судей (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/71718/

Злободневная ч.1 ст.12.26 КоАП РФ или лжесвидетельство и фальсификация под прикрытием судей

Правомерно ли в протоколе указана статья 12 8, а в определении статья 12 26?

Из ходатайства о прекращении дела… 05 июня 2015 года в отношении меня был составлен протокол 12АА829788 об административном правонарушении от 05.06.2015 г. С вменяемым мне правонарушением не согласен. Считаю его не соответствующим действительным обстоятельствам дела и противоречащим нормам ПДД РФ и КоАП РФ.

Это объясняется тем, что 05 июня 2015 года в районе 03 часов, я, Патрушев С.В., управляя автомобилем Мазда 5, двигался по ул.Ленина в направлении ул.Орлова. Вместе со мной в машине находилась моя гражданская жена Гиниятулина Наталья Михайловна. Мы ехали к друзьям, которые ждали нас в гости.

Чтобы не ехать в круговую, мной было принято решение свернуть с центральной дороги в частный сектор, чтобы сократить время езды. Припарковались мы у д. 37 по улице 2-я Новая. Ввиду того, что я прибыл до конечного пункта моего следования, мы вышли из своего автомобиля и, закрыв его, я взял у жены банку пива и выпил половину (очень хотелось пить).

Далее мы направились к друзьям, по пути распивая пиво. На полпути ко мне подбежал сотрудник ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский», и со словами «Почему скрываемся» повел меня в патрульную машину.

Пока он вел меня до патрульной машины, от сотрудника ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский» я услышал фразу, что моя машина марки Мазда 5 одна единственная в нашем городе, с намеком на то, что знали меня. Данные слова навели меня на мысль о преднамеренности действий сотрудников ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский» в отношении меня. Чем я им не угодил до сих пор не знаю.

На мои вопросы сотрудник ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский» отвечал, что я задержан за управление автомашиной в нетрезвом состоянии. Я был в шоке от такого произвола. Усадив меня в служебный автомобиль, он спешно стал составлять протокола. На мои пояснения о том, что я выпил, но машиной не управлял, т.е.

являлся пешеходом, сотрудник ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский» не как не отреагировал. Смею заметить, что данные действия проходили без понятых. Задавая вопрос о законности проведения такой проверки, я не получил никаких разъяснений.

После того, как сотрудник ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский» составил протокол 12 АО 108007 об отстранении от управления транспортным средством, второй сотрудник, выйдя из машины стал останавливать мимо проезжающую машину. Пригласил людей, и со словами: «Мы Вас долго не задержим, поставьте только роспись», стал спешно вписывать их в уже составленный документ.

При них мое согласие на мед. освидетельствование не спрашивал. Водитель, который вез понятых, после того как его ФИО внесли в протокол об отстранении от управления, подписывать протокол отказался, ссылаясь на то, что обстоятельств дела не видел и не присутствовал, что не раз сталкивался с произволом и незаконностью действий сотрудников ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский».

Другие понятые, без лишних вопросов поставили подписи и спешно уехали. Данный факт подтверждается письменными объяснениями Семагина Станислава Юрьевича, понятого Фоминой Екатерины Владимировны, понятого Анфимовой Натальи Александровны, моей гражданской жены Гиниятулиной Натальи Михайловны собранными и предоставленными мной с соблюдением законодательства РФ.

Далее, по непонятной причине, меня отвезли в отделение по адресу: г.Волжск, ул.Щорса, д.8. Позже выяснилось, что для установления личности. Хотя мой паспорт все это время был у жены, которая стояла рядом с патрульной машиной. Никакого документа о доставлении в моем присутствии не составлялось. По видимому, это было сделано для того, чтобы растянуть срок составления документов.

Я расцениваю это как психологическое давление со стороны сотрудника ДПС ОГИБДД МО МВД России «Волжский», т.к. моя гражданская жена оставалась по адресу: ул.2-я Новая, д.37.

При доставлении лица на патрульном автомобиле, его транспортное средство перемещается по месту доставления лица путем управления им сотрудником либо при помощи другого транспортного средства. О доставлении лица по основаниям, предусмотренным Кодексом, в соответствии с положениями статьи 27.2 Кодекса составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании. Копия протокола о доставлении вручается доставленному лицу по его просьбе.

Рядом с отделением МВД по ул.Щорса, д.8 в 04 часов 10 минут, был составлен протокол 12 АН 076848 о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, Акт 12 АР 036886 освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокол 12 АА 829788 об административном правонарушении, протокол 12 АЕ 045655 о задержании транспортного средства (указанный в протоколе 12 АА 829788 об административном правонарушении, а в материалах дела отсутствует). Понятые, приглашенные для составления вышеуказанных документов, даже не видели мою машину, соответственно, не могут подтвердить тот факт, что я чем-то управлял, т.е. был водителем, и не выполнил законного требования уполномоченного должностного лица. Так же, при составлении протокола об административном правонарушении, были нарушены мои Конституционные права, а именно мне не разъяснялись права, предусмотренные статьей 25.1 КРФоАП и статьей 51 Конституции РФ.  При анализе представленных в материалах дела документов, а именно: Протокола 12АА829788 об административном правонарушении, Протокола 12 АО 108007 об отстранении от управления транспортным средством, Протокола 12 АН 076848 о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, Акта 12 АР 036886 освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, Рапорта ИДПС взвода ДПС ГИБДД МО МВД России «Волжский» лейтенанта полиции Заикина А.В., Определения о передаче дела об административном правонарушении мировому судье судебного участка №16 Волжского судебного района РМЭ от 06.06.2015 года, мной выявлено ряд нарушений и противоречий зафиксированных обстоятельств дела. Из рапорта лейтенанта полиции Заикина А.В. следует, что заметив мою машину, сотрудники организовали преследование. 

Бесшумное передвижение преследованием не может быть, т.к. специальные звуковые и световые сигналы мы с женой не слышали. Так же он указывает, что для установления личности я был доставлен в дежурную часть. Данное обстоятельство подвергает сомнению все изложенные в рапорте Заикина А.В. сведения.

Так же смею заметить, что рапорт как таковой является внутренним документом и не может служить доказательством по делу, так как в нарушение ч.5 ст.25,6 КоАП РФ сотрудник ГИБДД не был предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, что было подтверждено в п.

18 Постановления Пленума Верховного суда от 24 марта 2005 г. № 5 «При рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со ст. 26.11 КОАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 ст. 26.

2 КОАП РФ)», соответственно должен быть исключен из доказательной базы.

Источник: https://pravorub.ru/cases/64841.html

Глав-книга
Добавить комментарий