Правомерно ли обнародование в газете решения суда, если был назначен условный срок?

Условное – не значит «безразмерное»

Правомерно ли обнародование в газете решения суда, если был назначен условный срок?

07.07.2006 00:00:00

Гуманизировать пенитенциарную систему – значит применять лишение свободы лишь тогда, когда это необходимо.
Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Седьмого июня в Государственную Думу был внесен пакет законопроектов: поправки в Уголовный, Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы. Похоже, впервые в практике Федерального собрания Российской Федерации авторами законопроекта наряду с другими стали члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы. Законопроект, если он будет принят, станет федеральным законом.

«Если» здесь не очень уместно, пояснил один из инициаторов и разработчиков законопроекта, представитель в Совете Федерации от администрации Липецкой области, заместитель председателя комитета СФ по правовым и судебным вопросам Анатолий Лысков. На законодательную инициативу уже получены положительные отзывы, и лишь в правительстве произошел небольшой «сбой». Временный, надеется он, – при обсуждении не до конца была понята суть законопроекта.

– Анатолий Григорьевич, для каждого из нас закон – это какой-то новый, революционный и большой документ. В законопроекте речь идет о кратких дополнениях в закон существующий. Понимаю важность запятой в известном «казнить нельзя помиловать». Но для чего модернизировать законы вместо того, чтобы создавать новые?

– Новые необходимы обязательно, наша законодательная база еще далека от полноты, хотя есть много «отлаженных», давно работающих законов. Однако любая законодательная инициатива по-своему революционна, потому что меняет старые уложения.

Мы предлагаем внести изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, заполнить пробел в статье 73 Уголовного кодекса Российской Федерации, где отсутствует четкое указание, с какого момента исчисляется испытательный срок при условном осуждении.

В практике Верховного суда испытательный срок исчисляется со дня провозглашения приговора, а 189-я статья Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусматривает исчисление испытательного срока с момента вступления приговора в законную силу.

Если кратко – то вот и все, официально наша инициатива именуется так: проект Федерального закона «О внесении дополнений в статьи 73 и 74 Уголовного кодекса Российской Федерации и изменений в статью 189 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

– Понимаю, что вы и так уже стараетесь истолковать «тонкую материю» юриспруденции как можно понятнее, но все равно вопросы остаются. Первый и главный: а что дает принятие поправки условно осужденным?

– Сегодня суды общей юрисдикции, вынося приговоры, ежегодно назначают условное наказание более 400 тысячам человек. Всего каждый год осуждается 700 тысяч человек, значит, более половины приговаривается к наказанию условному. Представьте себе, приговор оглашен, суд окончен, так с какого же момента исчислять испытательный срок при условном осуждении?

В части первой статьи 189 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусмотрена норма о том, что испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. Однако это положение данного кодекса вряд ли следует считать приемлемым.

Порядок исчисления срока был необоснованно прописан в Уголовно-исполнительном кодексе, хотя его должен фиксировать кодекс Уголовный.

Так что сегодня простая жизненная ситуация может выглядеть следующим образом: приговор оглашен, и человек уже чувствует, что над ним занесен дамоклов меч правосудия.

Но ведь приговор еще не вступил в силу, практически каждый осужденный обращается с кассационными жалобами на решение суда. Да, обращается – уже будучи несвободным.

Разрыв между вынесением приговора и его вступлением в силу может быть разным. Это и минимальный срок в десять дней, которые даются на его обжалование, и несколько месяцев, которые человек может ожидать ответа на поданную им кассационную жалобу.

Получается, сроками наказания ведает исполнительная власть, а не судебная, в УИК должен устанавливаться только порядок исполнения наказания, а не сроки – их определяет суд в своем приговоре.

https://www.youtube.com/watch?v=ETyQj0kdRaM

В нынешней практике множество парадоксов и противоречий, которые работают не на условно осужденного, а против него.

Классический пример: суд выносит обвиняемому арест в качестве меры пресечения, он долго находится в следственном изоляторе, затем выносится приговор с реальным – а не условным наказанием.

Но ведь весь период пребывания под стражей этому человеку зачисляется в срок наказания, разве не так?

Мы в своем законопроекте исходим из того, что нужно четко и недвусмысленно сделать законом положение: в испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора об условном осуждении.

А если человек находится под стражей и суд выносит ему условное наказание, то время его пребывания в СИЗО в срок засчитывается, а затем дальнейший срок необоснованно прерывается – удивительное противоречие, которое надо исправлять немедленно.

Подобных ситуаций много. Скажем, подозреваемому человеку в качестве меры пресечения избрали не содержание под стражей, а подписку о невыезде. Сегодня он узнал о приговоре, который вынес суд, – условное наказание.

Нетрудно представить себе, как это скажется на поведении и психике человека, он окурок мимо урны побоится бросить.

Но ему напоминают: согласно Уголовно-исполнительному кодексу, мы за тобой еще не приглядываем, а вот зорко смотреть станем, когда приговор вступит в законную силу.

Еще один, самый простой пример. Человек совершил ДТП, повлекшее за собой гибель людей, во время назначенного ему испытательного срока – после оглашения приговора. Тогда ему возвращают срок по первому преступлению, присоединяя оставшуюся его часть к наказанию по новому преступлению.

Поскольку он может совершить это ДТП – пример наугад – в период между оглашением приговора и вступлением его в силу, то иначе как нарушением прав человека данную практику назвать нельзя.

Так как реально он будет отбывать наказание больше причитающегося срока, нежели предлагают авторы законодательной инициативы.

Получается, что государство существующей системой исполнения наказаний «нависает» над человеком на срок гораздо больший, нежели это определено приговором.

– Законопроект становится законом. Что реально это дает человеку, отбывающему условное наказание?

– Он будет распространен на людей, которые сегодня условно осуждены, реальные их сроки подлежат сокращению. Для 400 тысяч человек срок может быть сокращен минимум на те же 10 дней, но в реальности – на несколько месяцев.

– Законопроект ведь не рождается на пустом месте. Вы взялись за его разработку, потому что получаете много жалоб?

– Есть много экспертов, с которыми я тесно работаю, есть и обращения, адресованные лично мне. 13 мая я выступал в прямом эфире на «Радио России» в течение часа – так потом мне пошел поток жалоб. Вопросы разные, но прежде вопросы необоснованного осуждения, привлечения к уголовной ответственности.

Решение этих вопросов не входит в компетенцию члена Совета Федерации, в данном случае я выполняю лишь роль «курьера», пересылая обращения в Генеральную прокуратуру. Уверен, что люди, обращавшиеся ко мне, прекрасно это понимают, но в своем отчаянии готовы делиться бедами с каждым, кто хотя бы прочтет и вникнет в их письма.

У меня давно зреет идея о том, чтобы повысить спрос за работу с обращениями граждан. Такой закон принят, он вступит в силу позже, но понятно, что ответственность нужно увеличивать – скажем, на несколько порядков. Только вот это уже другая тема┘

– Давайте вернемся к началу: поясните, почему в подготовке законопроекта приняли участие много парламентариев из Липецкой области?

– К выдвинутой мной законодательной инициативе присоединились и стали основными ее идеологами член Совета Федерации Максим Кавджарадзе, представитель от Липецкого областного Совета депутатов, липецкие депутаты Сергей Афендулов и Николай Борцов.

Не смог я физически найти липецкого депутата от партии ЛДПР Валентина Свиридова, хотя надеялся, что он также к нам присоединится. Получилось, что липецкие представители в Федеральном собрании выступили единым фронтом и стали творческим коллективом соавторов законопроекта.

Но с нами вместе соавторами являются также члены Совета Федерации Борис Агапов, Владимир Гусев, Рудик Искужин, Валерий Кадохов, Николай Косарев, Светлана Орлова, Вячеслав Попов, Владимир Спицнадель, Муса Умаров, Геннадий Хрипель и депутаты Госдумы Владимир Васильев (200-й избирательный округ, указываю потому, что есть однофамилец), Владимир Груздев и Николай Ковалев.

Получилось своеобразное законодательное братство. Оно стало возможным потому, что у нас есть так называемая психологическая совместимость, на стадии обсуждения идеи законопроекта уже сразу возникло полное понимание, так законопроект направлен на защиту интересов тысяч человек.

– Вопрос самый простой: когда ждать?

– Верховный суд, который должен давать заключения на такого рода законопроекты, прислал положительный отзыв. Не ожидал я, правда, отрицательного ответа из правительства.

Скорее всего произошло непонимание: когда законопроект обсуждался на правительственной комиссии, нас не пригласили, соответственно не услышали и наших доводов.

Может, попался не тот эксперт, не так была понята пояснительная записка.

Собственно, законопроект даже и не затрагивает впрямую компетенцию правительства, поскольку он не требует дополнительных бюджетных затрат.

Речь может даже идти об экономии средств: количество людей, которые должны следить за соблюдением параметров испытательного срока, уменьшится, поскольку сократятся сами сроки.

Уверен, что на вторичном рассмотрении, после того как законопроект будет направлен в правительство решением Совета Госдумы, мы придем к полному пониманию. Тогда, если депутаты сочтут возможным, законопроект будет рассмотрен максимально быстро.

– Наше общество оправданно боится роста преступности. За что суд приговаривает к условным наказаниям?

– Как правило, за неосторожные преступления, преступления малой и средней тяжести. Есть исключения: человек совершил преступление, будучи абсолютно здоровым, и может быть приговорен к тюремному заключению. Но в ходе следствия сильно заболел, быть может, даже стал инвалидом. Тогда суд смягчает меру наказания и переводит его в категорию условного: по существу, человек сам себя наказал.

Все мы знаем исключения и другого порядка: приговор в девять лет условно министру юстиции Валентину Ковалеву, хотя обычные условные сроки составляют два-три года. Мне тот приговор непонятен и по сей день. Анатолий Быков получил шесть лет условно┘ Есть правила, есть исключения из правил, вот пусть их растолковывают люди, которые выносили приговоры.

Не нужно бояться, что наш законопроект отворит ворота тюрем закоренелым рецидивистам, – надеюсь, это понимают все читатели.

Российское общество развивается демократическим путем, президент Владимир Путин отмечал важность претворения в реальную практику идеи гуманизации наказаний, рекомендовал, где это возможно, применять более гуманные меры наказания, нежели классическое «лишение свободы».

Станет законопроект законом – у политиков появится реальный и весомый аргумент: мы улучшаем положение 400 тысяч человек ежегодно. Поясню. Авторы законопроекта предлагают определить вступление в силу нового федерального закона со дня его официального опубликования.

Но оговорить: испытательные сроки, не истекшие к дню его вступления в силу, исчисляются по правилам, установленным статьей 73 Уголовного кодекса Российской Федерации в новой редакции. То есть с учетом наших дополнений. Поэтому, думаю, правительство тоже захочет это сделать и исправить свою техническую ошибку.

Впрочем, закон пишется не для политиков и не для правительства. Для людей, которые получают не поблажки, а ясность в их жизни. Ту самую ясность, которую гарантирует Конституция, защищающая их права.

Статья 74 УК РФ

Статья 74 УК РФ предусматривает случаи, когда условное осуждение отменяется или испытательный срок продлевается.

Если условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, суд по прошествии половины испытательного срока может вынести решение об отмене условного осуждения и снятии судимости.

В случае уклонения условно осужденного от исполнения возложенных на него обязанностей или совершения нарушения общественного порядка суд может продлить испытательный срок.

Санкции

Закон в отношении условно осужденных достаточно суров. За нарушение порядка отбывания наказания предусмотрена замена меры наказания с условной на реальную. Лишение свободы грозит и за уклонение от исправительных работ.

Число осужденных

По данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, общее число осужденных судами общей юрисдикции в течение 2003–2005 гг. составляет 2 441 169 человек, в том числе в 2003 г. – 773 920, в 2004 г. – 793 918, в 2005 г. – 873 331 человек.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Из этого числа назначено наказание в виде лишения свободы условно 1 158 363 осужденным, а именно: в 2003 г. – 387 587, в 2004 г. – 383 833, в 2005 г. – 386 943 гражданам.

Условно осуждены к иным видам наказания в 2003 г. – 38 432, в 2004 г. – 31 826, в 2005 г. – 29 930 человек.

Источник: http://www.ng.ru/ideas/2006-07-07/10_kodeks.html

Как работает условный срок в делах против активистов | ОВД-Инфо

Правомерно ли обнародование в газете решения суда, если был назначен условный срок?

Рассказывают анекдот. Один судья спрашивает у другого: «Можешь посадить невиновного?» Тот отвечает: «Ты что! Нет, конечно! Дам ему условный».

Статья 73 Уголовного кодекса гласит: судья может приговорить к условному наказанию, если не видит необходимости отправлять человека в колонию. Подразумевается, что колония должна исправить преступника. Соответственно, в случае с условным осуждением, судья считает возможным исправление на свободе.

При этом такого понятия как «условный срок» в УК нет. Но есть «условное осуждение» — это именно то, что все обычно подразумевают, говоря «условный срок». Осудить условно не могут людей, обвиняемых по террористическим статьям, статьям против половой неприкосновенности детей младше 14, а также опасных рецидивистов.

Назначая условное наказание, суд указывает в приговоре ограничения, которые осужденный должен соблюдать. Это может быть запрет посещать публичные мероприятия, ночевать вне дома, обязанность устроиться на работу или начать учиться. Вместе с условным наказанием назначается испытательный срок, во время которого любое совершенное осужденным правонарушение может привести его за решетку.

Испытательный срок может быть меньше общего срока наказания, равняться ему или быть больше.

Суть в том, что если условное наказание так и останется условным, и не будет заменено на реальное, то судимость гасится после истечения испытательного срока.

В таком случае — даже если испытательный срок короче условного — считается, что человек отбыл наказание и больше не обязан соблюдать ограничения, накладываемые судом.

А вот если суд примет решение перевести условно осужденного на реальный срок, то срок этот будет равен размеру условного наказания, а не испытательного срока.

При этом испытательный срок отсчитывается с момента вступления приговора в силу, то есть сразу после апелляции, но с учетом дней, прошедших после оглашения приговора. Время, проведенное до приговора в СИЗО, не учитывается при расчете испытательного срока. Но если позже суд заменит условное наказание реальным, тогда из срока вычтут дни пребывания в следственном изоляторе.

Надзор за условно осужденным осуществляет подразделение ФСИН — уголовно-исполнительная инспекция (УИИ). Кроме этого, такие инспекции следят за обвиняемыми, находящимися под домашним арестом, а также контролируют выполнение назначенных по суду обязательных и исправительных работ.

По мнению адвоката Константина Маркина, условный срок — это «дамоклов меч» для осужденного. Он вроде бы и на свободе, но за любой, даже самый легкий проступок может уехать в тюрьму.

Если инспекторы считают, что человек ведет себя неподобающим образом, они обращаются в суд с ходатайством о замене условного срока реальным — так делали представители ФСИН в отношении Алексея Навального.

Но если Навального так и не посадили, то краснодарский эколог Евгений Витишко, получивший условный срок, все-таки отправился в колонию.

Евгений Витишко / Ольга Зазуля

Активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгения Витишко и Сурена Газаряна обвинили в том, что они нанесли надписи на заборе дачи, предположительно принадлежавшей тогдашнему губернатору Кубани Александру Ткачеву (статья 167 УК — умышленное повреждение имущества). По версии следствия, Витишко и Газарян также отогнули несколько секций забора, «тем самым деформировав ограду». В 2011 году у этой дачи часто проходили акции протеста, активистов задерживали и доставляли в полицию. Экологи считали, что объект построен незаконно.

Суд приговорил Витишко и Газаряна к трем годам лишения свободы условно. Испытательный срок был назначен такой же.

Позднее Витишко увеличили его на полгода, а затем уголовно-исполнительная инспекция решила обратиться в суд с просьбой заменить условный срок реальным. К этому моменту эколог отбыл уже два года и восемь месяцев испытательного срока.

Витишко объясняет мотивы сотрудников ФСИН своей активностью перед Олимпиадой в Сочи и участием в местных выборах:

— Я надлежащим образом уведомил инспектора о том, что баллотируюсь, вернее уже зарегистрирован кандидатом на выборах главы Крымского района (Краснодарского края — ОВД-Инфо). Уведомил, поехал, встал на учет в Крымске, прописался там, временно зарегистрировался.

Уголовная инспекция вытащила меня в Краснодар и добавила полгода к условному сроку, вынесла замечание, и в это время, пока я бегал, судился с ними, меня там сняли с выборов под предлогом, что я якобы подкупал избирателей. А дальше, буквально перед началом Олимпийских игр, за мной уже пристально наблюдали, ходили по пятам.

Я ездил в Сочи практически каждый день — общался с журналистами, которые интересовались какими-то неофициальными данными об Олимпиаде. И ребята, видимо, решили, что я слишком много болтаю.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2018/12/13/kak-rabotaet-uslovnyy-srok-v-delah-protiv-aktivistov

Результаты мониторинга ФЗГ – апрель 2015

Правомерно ли обнародование в газете решения суда, если был назначен условный срок?

Результаты мониторинга

14 Мая 2015 года

Случаи гибелижурналистов – ().

Пропавшие без вести – ().

Нападения на журналистов – 7 (Вячеслав Стародубец, основатель и журналист информационного интернет-проекта «Мой Дербент», Дагестан; Никита Прокшин, журналист «Правды Северо-Запада», Архангельск; съемочная группа телеканала «Вести Кубани», Краснодарский край; Ирина Остащенко, журналист и выпускающий редактор интернет-издания «Информер», Севастополь; Виктор Буздин, фотокорреспондент Клопс.Ru, Калининград; Дмитрий Кондратьев, спортивный корреспондент ГТРК «Новосибирск», Новосибирск; Дмитрий Нестеров, корреспондент газеты «Мой район», в Московской области).

Нападения на редакции, телецентры – ().

Попытки цензуры – 3 (сайт «Вести Карелии», Петрозаводск; газета «Новая Бурятия», Улан-Удэ; ГТРК «Грозный», Чеченская Республика)

Уголовное преследование журналистов, СМИ и блогеров – 6 (Андрей Некрасов, журналист газеты «День», Ижевск – 2 раза; Елена Денисова, блогер, Севастополь; Вадим Тюменцев, блогер, бывший главный редактор газеты «Абратная связь», Томск, 2 дела; Андрей Коваленко, независимый журналист, Приморский край).

Увольнение редактора, журналиста – 15 (сотрудники газеты «Спорт-эскпресс»: Дмитрий Кузнецов, главный редактор; Борис Левин, Владимир Гескин и Сергей Родиченко, заместители главного редактора; Олег Шамонаев и Алексей Безъязычный, сотрудники отдела информации, спортигр и статистики; Александр Беленький, обозреватель по боксу; Евгений Федяков, теннисный обозреватель; Лев Тигай, ответственный секретарь издания; Владимир Можайцев, обозреватель отдела информации, спортигр и статистики; Евгений Богданов, руководитель хоккейного отдела газеты; Игорь Ларин и Андрей Кузнецов, обозреватели этого отдела, все – Москва; Андрей Анфиногентов, корреспондент газеты «Спорт-экспресс» по Нижнему Новгороду, Нижний Новгород; Любовь Стряпихина, главный редактор газеты «Новый мир», Курган).

Случаи задержания полицией (ФСБ, etc.

) – 9 (Татьяна Гучакова, бывший заместитель главного редактора издания BlackSeaNews, Ялта; Амет Умеров, бывший оператор телеканала АТР, Симферополь; Сергей Михайлов, издатель газеты «Листок», Горно-Алтайск – в московском аэропорту «Домодедово»; Орхан Джемаль, корреспондент журнала Forbes, в Ростовской области; Эскендер Небиев, оператор телеканала ATR, Симферополь; Андрей Коваленко, независимый журналист, Приморский край; Ольга Сапронова, корреспондент газеты «Рабочая демократия», Москва; Дмитрий Флорин, независимый журналист, Москва; Вадим Тюменцев, блогер, бывший главный редактор газеты «Абратная связь», Томск).

Зафиксировано предъявленных к журналистам, блогерам и СМИ судебных исков – 16 на сумму 11 551 000 рублей.Рассмотрено ранеепредъявленных к журналистам и СМИ исков – 13, удовлетворено – 1, взыскано в качестве денежной компенсации морального вреда 50 000 рублей

Отказ журналистам в доступе к информации (в том числе запрет производить аудио- и видеозапись, фотосъемку; отказ в аккредитации; ограничение права на посещение и присутствие на мероприятиях в органах государственной власти, на предприятиях, в учреждениях) – 28

Угрозыв адрес журналистов и СМИ – 8 (Вячеслав Стародубец, основатель и журналист информационного интернет-проекта «Мой Дербент», Дагестан; Ирина Остащенко, журналист и выпускающий редактор интернет-издания «Информер», Севастополь; Дмитрий Кондратьев, спортивный корреспондент ГТРК «Новосибирск», Новосибирск; Анастасия Цапиева, корреспондент телеканала LifeNews, Москва; Алексей Тихомиров, собкор ИА «Версия-Саратов», Саратовская область; Светлана Ефимова, пресс-секретарь бывшего мэра Ярославля, 2 раза, Ярославль; Вера Мысина, независимый журналист, Москва).

Попытки выселения редакций из занимаемых помещений –().

Отказ от печатания (распространения) СМИ – ().

Отключение от эфира, прекращение вещания – 6 (телеканал ATR, телеканал «Лале», радиостанция «Мейдан-ФМ», радиостанция «Лидер», все – Республика Крым; радио«Болид», Пермь, 2 раза).

Прекращение выхода СМИ – ().

Изъятие (скупка, арест) тиража – ()

Препятствование выходу СМИ – ()

Препятствование деятельности интернет-изданий – ().

Вмешательство в деятельность редакции – ().

Выход изданий-двойников – ()

Изъятие / повреждение фото- видео- и аудиоаппаратуры и компьютеров – 3 (компьютерЕлены Денисовой, блогера, Севастополь; компьютерТатьяны Гучаковой, бывшего заместителя главного редактора издания BlackSeaNews, Ялта; фотокамераДмитрия Нестерова, корреспондента газеты «Мой район», в Московской области).

Отказ в регистрации СМИ –()

Административное давление (проверкиСЭС, пожарных, налоговых служб) -().

Экономическое давление – ()Иныеформы давления и нарушения прав журналистов – 33

АПРЕЛЬ, 1«Институт развития прессы – Сибирь»Мировой суд судебного участка №2 Ленинского района Новосибирска прекратил производство по делу об «иностранных агентах» в отношении некоммерческой организации «Институт развития прессы – Сибирь», сообщил РАПСИ юрист Ильнур Шарапов.

«Дело об административном правонарушении, по которому «ИРП-Сибирь» грозил штраф в размере до 500 тысяч рублей, прекращено в связи с отсутствием состава нарушения. Это крайне редкий случай, когда НКО в суде удается выиграть процесс по так называемым «иностранным агентам».

Представитель Минюста в суд сегодня явился, но так и не смог объяснить, в чем заключается политическая деятельность организации. Сегодня судья огласил резолютивную часть решения, мотивировочная будет готова в течение пяти дней», – рассказала Шарапов.

Минюст включил «ИРП-Сибирь» в реестр иностранных агентов 30 января 2015 года.

АПРЕЛЬ, 1Александр СеребрянниковУголовное дело в отношении владельца сайта «Блогер 51» прекращено в связи с истечением сроков данности.

На официальном сайте Следственного Управления Следственного комитета РФ по Мурманской области появилось сообщение о «прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования в отношении Александра Серебрянникова».

Речь идет о деле популярного в Мурманской области владельце сайта «Bloger51.com», который летом 2013 года стал фигурантом уголовного дела по ч. 1 ст.

282 УК РФ («Совершение действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды по признакам отношения к религии, национальности, принадлежности к социальной группе людей, исповедующих ислам»). Поводом для возбуждения дела «об экстремизме» стала одна из публикаций на интернет ресурсе, появившаяся, как уверяет Серебряников

Источник: http://www.gdf.ru/graph/item/1/1276

Глав-книга
Добавить комментарий