По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?

Уголовная ответственность за налоговые правонарушения

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?

Неуплата налогов и страховых взносов помимо неприятностей с ИФНС может обернуться и уголовным преследованием. На основании соответствующих норм Уголовного кодекса и анализа реальных приговоров расскажем, за что должностное лицо компании может попасть на скамью подсудимых.

Уголовный кодекс содержит четыре статьи, по которым наказывают за правонарушения налогового характера1.

Две из них предусматривают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, третья вводит уголовное наказание для налоговых агентов, четвертая карает за сокрытие денег и иного имущества предпринимателя или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение от уплаты налогов

Ответственность за уклонение от уплаты налогов (взносов) организациями предусмотрена ст. 199 УК РФ, физическими лицами — ст. 198 УК РФ. Посмотрим, какая недоимка и при каких условиях может считаться уголовным преступлением.

Важно, сколько…

Преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов (взносов) на определенную сумму.

Статьи 199 и 198 УК РФ гласят, что уклонение от уплаты налогов (взносов) является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов (взносов) на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов (взносов), если она превышает 5 млн руб.

в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов (взносов) превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года (примечание к ст. 199 УК РФ). Недоимка менее 5 млн руб.

уголовно не наказуема ни при каких условиях.

…и как

При решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов обязательно учитывается способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

  • непредставление налоговой декларации, расчета или других обязательных по НК РФ документов;
  • включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные НК РФ документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.

2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — постановление № 64). К таким документам, в частности, относятся: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций (ст.

145 НК РФ), расчеты по авансовым платежам, годовые отчеты о деятельности иностранной организации (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации и прочие документы, предусмотренные НК РФ. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Судебная практика

  • Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель организации составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы. И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль. В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).
  • Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций. Уклонение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухучета по решению руководителя их не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество. Такие действия руководителя следствие квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

В случае когда в компании имеется главбух, руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета.

Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить: во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации; во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций; наконец, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел неуплаты налога путем непредставления декларации или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/377235/

От сумы да от тюрьмы не зарекайся

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?

Неуплата налогов помимо неприятностей с налоговой инспекцией может обернуться для должностных лиц организации еще и уголовным преследованием.

Более того, в некоторых случаях риск оказаться руководителю или главному бухгалтеру в местах не столь отдаленных возникает даже при совершении внешне абсолютно законных действий.

Мы проанализировали реальные приговоры, вынесенные судами по «налоговым» статьям Уголовного кодекса РФ, и подготовили рекомендации для руководящей верхушки компаний о том, как не попасть на скамью подсудимых.

Ответственности за неуплату обязательных платежей в бюджет в Уголовном кодексе посвящены всего 6 статей. Из них две — 199.3 и 199.

4 — устанавливают уголовную ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов на обязательное страхование от несчастных случаев на производстве, которые налоговыми платежами по правилам Налогового кодекса не являются.

Так что если подходить к вопросам уголовной ответственности именно за налоговые правонарушения, то внимание необходимо обратить только на 4 статьи УК РФ.

Первые две — ст. 198 и 199 УК РФ — устанавливают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов. При этом ст. 198 УК РФ карает за указанное правонарушение физических лиц, а ст. 199 УК РФ — организации.

Отдельная статья — 199.1 УК РФ — вводит уголовное наказание для налоговых агентов (как ИП, так и организаций). И, наконец, ст. 199.

2 УК РФ предусматривает кару за сокрытие денег и иного имущества ИП или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

К сведению

Согласно ст. 198 УК РФ под физическим лицом — плательщиком страховых взносов понимаются индивидуальные предприниматели и не являющиеся индивидуальными предпринимателями физические лица, которые производят выплаты и иные вознаграждения физическим лицам и обязаны уплачивать страховые взносы в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение: посадят не всех и не за все

Начнем с ответственности за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов.

Критерий первый

Тут и для физических лиц, и для организаций важен тот факт, что преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем суммовые пороги.

Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов и страховых взносов на определенную сумму. Так, и ст. 198, и ст. 199 УК РФ гласит, что уклонение от уплаты налогов является преступлением, если оно совершено в крупном размере.

Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов и страховых взносов на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов и страховых взносов, если она превышает 5 млн руб.

в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов и страховых взносов превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года. Недоимка менее 5 млн руб. уголовно не наказуема ни при каких условиях.

Как видим, уголовное дело в отношении должностных лиц организации по ст.

199 УК РФ (за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов) могут возбудить и в ситуации, когда общая сумма неуплаченных налогов (взносов) меньше 15 млн руб., но при этом она превышает 5 млн руб.

и одновременно четверть от всех налогов, подлежащих уплате этой организацией. Проиллюстрируем это положение УК РФ на примере.

Предположим, по правилам Налогового кодекса организация должна была перечислить в бюджет в 2015 г. 6 млн руб., в 2016 г. — 7 млн руб. и в 2017 г. — 8 млн руб., что в совокупности дает 21 млн руб. налоговых обязательств за три года подряд. В этой ситуации если по указанию директора компания задекларировала и заплатила в каждом году только по 5 млн руб.

, то директор совершил преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ. Ведь общая сумма недоплаты в данном случае оставит 6 млн руб., что больше минимального порога в 5 млн руб., установленного ст. 199 УК РФ. И при этом неуплаченная сумма превышает четверть от всех налоговых обязательств этой организации за три года (25% от 21 млн руб. = 5,25 млн руб.).

Критерий второй

Второй обязательный критерий, который всегда учитывается следствием и судом при решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов (страховых взносов), — это способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

— непредставление налоговой декларации или расчета либо других обязательных по Налоговому кодексу документов;

— включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные Налоговым кодексом документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов (сборов, страховых взносов) (п.

5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

К таким документам, в частности, относятся:

— выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций;

— расчеты по авансовым платежам;

— годовые отчеты о деятельности иностранной организации;

— документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам, не желающим столкнуться с уголовным преследованием, нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации (расчеты) и прочие документы, предусмотренные Налоговым кодексом. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Так, Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель компании составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы.

И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль.

В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций.

В данной ситуации правонарушение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухгалтерского учета по решению руководителя эти объекты не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество.

Такие действия руководителя следствие правомерно квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

Понятно, что если речь идет об индивидуальных предпринимателях, то тут оснований для сомнений не имеется: они лично несут всю полноту ответственности за непредставление любой из деклараций, которую необходимо было представить в соответствии с применяемой системой налогообложения (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.06.2017 № 33-12378/2017).

А вот в ситуации с юридическими лицами все уже не так просто. Ведь руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета. Особенно, если в компании имеется главный бухгалтер.

Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить:

— во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации:

— во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций;

— в-третьих, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел на неуплату налога путем непредставления декларации, или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/378616/

В каком случае наступает уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст.165 ук рф? | сайт прокуратуры ульяновской области

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?
Ответ: 

В Уголовном кодексе РФ предусмотрена ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в крупном размере (ст.165 УК РФ).

Данная статья Уголовного кодекса РФ применяется при отсутствии признаков мошенничества. Как правило, это выражается в том, что ущерб причиняется не в виде утраты имущества, а в виде неполученных доходов (упущенной выгоды). В частности, по ст.

 165 квалифицируется получение путем обмана услуг телефонной связи, доступа к сети “Интернет” с использованием чужого пароля и логина, транспортных и иных услуг, уклонение от оплаты электроэнергии, поселение постояльцев в гостиницу без должного оформления и т.п.

(присвоение при этом денежных средств, полученных работником, наделенным полномочием получать плату, рассматривается в качестве хищения этих денег и квалифицируется по ст. 160 УК).

Применение ст. 165 возможно и в иных ситуациях, например, при злоупотреблениях опекунов и иных представителей (в т.ч. и коммерческих), злоупотреблениях при исполнении банком платежных поручений и т.п.

В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

Следует отметить очень важную составляющую данного состава преступления, поскольку с 01.01.2012 его применение возможно в случае причинения ущерба в крупном размере, то есть более 250 тыс. руб.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, следствию и суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

Данное разъяснение требует уточнения.

Самовольное подключение к энергосетям, создающие возможность неучтенного потребления электроэнергии, как и само безучетное использование энергии ввиду отсутствия обмана и злоупотребления доверием влекут не уголовную, а административную ответственность по ст.

 7.19 КоАП РФ. Уголовная ответственность на основании ст. 165 может наступить за уклонение путем обмана от оплаты электроэнергии и иных коммунальных услуг, например путем искажения показаний счетчика электроэнергии.

Преступление окончено в момент причинения ущерба собственнику (как правило, в момент непоступления денежных средств, когда они по обстоятельствам дела должны были поступить в кассу или на счет потерпевшего).

Злоупотребление доверием в ст.165 УК РФ понимается иначе, чем в норме о мошенничестве.

Злоупотребление доверием в этом контексте предполагает обязанность лица в силу трудового или иного договора, закона или специального полномочия действовать в чужих интересах.

Совершая в личных интересах деяние вопреки вверенным его попечению интересам, причиняя вред вверенному интересу, обязанное лицо тем самым злоупотребляет оказанным ему доверием.

Отсутствие обязанности печься о чужих интересах в рамках фидуциарных отношений исключает признание содеянного в качестве злоупотребления доверием в смысле ст. 165. Поэтому нельзя квалифицировать этой статье, например, невозврат долга.

Хотя предоставление кредита или займа и предполагает доверие, но это доверие совсем другого рода. Если при невозврате долга установлен обман в намерении исполнить обязательство на момент совершения сделки – содеянное квалифицируется по ст.

 159 УК.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Источник: http://www.ulproc.ru/node/23543

Неправомерный оборот средств платежей: практика, особенность применения и скрытые угрозы для предпринимателя

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?

Алексей Ильин

Руководитель департамента по работе с финансовыми институтами юридической группы “АТЛАНТ”, адвокат (Адвокатская палата Хабаровского края)

специально для ГАРАНТ.РУ

С середины 2015 года изменена диспозиция ст. 187 Уголовного кодекса (“Неправомерный оборот средств платежей”), которая может существенно изменить подход предпринимателей к осуществлению расчетов с контрагентами в безналичной форме. Диспозиция ч.

1 указанной статьи в новой редакции предусматривает уголовную ответственность за изготовление, приобретение, хранение, транспортировку с целью использования или сбыта поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты, а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

Вместе с тем, диспозиция ч. 1 ст.

187 УК РФ в предыдущей редакции, действовавшей до внесения изменений, предусматривала ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. То есть, предыдущая редакция указанной статьи прямо не предусматривала уголовную ответственность за изготовление с целью использования или сбыта поддельных распоряжений о переводе денежных средств.

Предметом преступления выступают: кредитные карты, расчетные карты и иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами (платежные поручения, аккредитивы, платежные требования, инкассовые поручения).

В настоящее время следственными органами предпринимаются попытки правоприменения данной статьи в разрезе привлечения к уголовной ответственности лиц за внесение заведомо ложных сведений в платежные поручения. Широкого распространения данная статья в рассматриваемом контексте пока не получила. Cуды, получив уголовные дела данной категории, стараются их вернуть прокурору.

Практика применения данной статьи УК РФ следственными органами идет в следующем направлении. Нарабатывается материал и документируются факты внесения в платежные поручения, направленные в банк для списания и последующего перевода денежных средств на расчетный счет контрагентов, ложных сведений о целях расходования денежных средств (назначения платежа).

Правоохранительные органы пытаются задокументировать и привлечь к уголовной ответственности за умышленное отражение в платежном поручении ложных сведений в назначении платежа.

Например, недостоверный счет за оплату работ, которые фактически не выполнялись; акт выполненных работ, которые не выполнялись вообще либо выполнялись иными организациями, ИП; договор, без намерения его реального исполнения или в случаях, когда лицо, указанное в договоре, фактически его не подписывало.

Это касается реальности оплаты товара (работ, услуг). То есть правоохранительные органы пытаются доказывать самостоятельный состав преступления, изготовление поддельных распоряжений о переводе денежных средств как незаконные операции с “иными платежными документами, не являющимися ценными бумагами”.

В свою очередь, налоговые органы, получив информацию от правоохранительных органов о фактах возбуждения уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ст. 187 УК РФ (в части незаконных операций с иными платежными документами), пытаются признать данные сделки мнимыми.

Однако доводы налоговых органов арбитражными судами не принимаются, так как налоговики зачастую ссылаются на материалы уголовного дела в отсутствии приговора или решения суда по ч. 1 ст.

187 УК РФ, который мог бы иметь преюдициальное значение (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 октября 2016 г. № 16АП-2700/2016).

Наличие приговора суда по ст. 187 УК РФ способно повлечь целый шлейф последствий.

У налоговых органов возникает реальная возможность “доначислить” юридическому лицу (предпринимателю) суммы налогов по данным сделкам, а впоследствии, при вступлении в силу решения налогового органа, следственным органам не составит труда возбудить и направить в суд уголовное дело по налоговому составу преступления в отношении руководителя компании (предпринимателя) (ст. 198-199 УК РФ), так как прямой умысел уже доказан в состоявшемся приговоре суда по ст. 197 УК РФ.

УК РФ относит это деяние к категории средней тяжести (ч. 1 ст. 187 УК РФ) и тяжких (ч. 2 ст.

187 УК РФ) преступлений, общественная опасность преступления заключается в том, что оно посягает на основы экономической безопасности и финансовой устойчивости государства, нормальный порядок безналичных расчетов и полноценное функционирование рыночных институтов. Необходимо отметить, что наличие состава не зависит от суммы платежа.

С учетом этого, не сложно спрогнозировать попытки широкого применения данной статьи правоохранительными органами.

Предпринимателям же следует особенно осторожно относиться к осуществлению безналичных расчетов и тщательно подбирать контрагентов, так как даже доследственная проверка (не говоря уже о проведении мероприятий в рамках возбужденного уголовного дела) существенно осложнит, а возможно и приостановит деятельность предприятия на неопределенное время.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/ilin/1189241/

Дело Устинова: можно ли привлечь судью к уголовной ответственности?

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?
https://www.znak.com/2019-09-17/delo_ustinova_mozhno_li_privlech_sudyu_k_ugolovnoy_otvetstvennosti

2019.09.17

Со страницы во “ВКонтакте”.

Приговор в отношении актера Павла Устинова, получившего три года и шесть месяцев колонии фактически ни за что, вызвал большой общественный резонанс.

Во многом это случилось потому, что в интернете стало вирусным видео задержания Устинова, на котором видно, что тот не оказывал бойцам Росгвардии никакого сопротивления. Однако судья Алексей Криворучко, рассматривавший дело, отказался изучать эту видеозапись.

Он также критически отнесся к показаниям свидетелей защиты, ведь их слова противоречили показаниям омоновцев, чьи утверждения «логичны и согласуются между собой». Когда Криворучко огласил приговор, присутствующие в зале стали скандировать «Позор судье!».

Возмущение приговором вылилось во флешмоб актеров, которые поддерживают осужденного коллегу. В ситуации, когда приговор не только несправедлив, но и явно не законен, уместно вспомнить о том, какую ответственность судьи могут нести за подобные решения. В уголовном кодексе есть статья 305 УК РФ («Заведомо неправосудное решение»). Однако привлечь по ней к ответственности судью сложно. 

По статье 305 УК РФ судья, вынесший заведомо неправосудный приговор и отправивший человека в тюрьму, может получить от 3 до 10 лет лишения свободы. Известный адвокат, партнер KA Pen& Paper, Вадим Клювгант объясняет: закон устроен таким образом, чтобы судья чувствовал себя независимым, имел определенную степень свободы и право на ошибку. 

«Судья не может быть привлечен к ответственности за ошибку, — говорит Клювгант. — Если она допущена, ее должна исправить вышестоящая инстанция, отменив или изменив приговор.

Именно для этого вышестоящие инстанции и существуют. Но сама по себе ошибка — не повод, чтобы судью каждый раз привлекать к ответственности в такой ситуации.

В противном случае о независимости судейской можно просто забыть, а этого допустить нельзя», — говорит адвокат. 

Судья, по его словам, может быть привлечен к уголовной ответственности, когда он выносит заведомо неправосудное судебное решение. «Здесь важны оба слова.

Это может быть признание виновным заведомо невиновного, либо наоборот — когда установлена вина человека, но его оправдывают.

Причем важно доказать именно заведомость, иными словами — прямой умысел: судья имел такую цель и эту цель реализовал», — говорит наш собеседник. 

Все, что не дотягивает до этого уровня, например, профессиональная недобросовестность судьи, его неэтичное поведение, может быть предметом лишь дисциплинарной ответственности. «Все, что я сказал выше, — это теория.

Потому что на практике количество дел о привлечении судей к уголовной ответственности по этой статье находится на уровне арифметической погрешности. Таких дел практически нет — слишком сложны доказывание этого состава преступления и процедура привлечения к уголовной ответственности», — говорит Клювгант.

Согласно статистике, в 2017–2018 годах по статье 305 УК РФ были осуждены всего два человека. 

Как судью привлекают к ответственности

В статье 448 УПК РФ («Возбуждение уголовного дела») описывается процесс привлечения судьи к уголовной ответственности. Просить о возбуждении дела должен лично председатель Следственного комитета РФ, а разрешение выдает Высшая квалификационная комиссия судей. 

При этом в 2013 году Кодекс дополнили важным пунктом: не допускается возбуждение дела в отношении судьи по данной статье, если судебный акт, вынесенный этим судьей, уже вступил в законную силу и не отменен как неправосудный. 

«У каждого есть право обратиться с заявлением о преступлении. А дальше действует орган, уполномоченный проводить расследование. И он в отношении разных категорий специальных субъектов, как они именуются официально, принимает решение в соответствии с установленным порядком.

Но прежде всего речь должна, конечно, идти об обжаловании самого неправосудного  приговора, установлении его необоснованности и незаконности. Потому что, если приговор вступил в законную силу, доказывать его неправосудность будет практически невозможно.

Поэтому сначала нужно дезавуировать приговор, тогда потом будет больше аргументов для оценки действий судьи и их мотивов», — говорит Вадим Клювгант.

Примеры

Одно из немногочисленных дел по статье 305 УК РФ было возбуждено в Брянской области в 2014 году. По данным следствия, секретарь местного суда случайно сожгла два уголовных и четыре административных дела, посчитав, что сроки их хранения уже истекли. Мировой судья Александр Амелин пытался скрыть происшествия, обратился за помощью в полицию, прокуратуру и органы дознания.

Вскоре почти все документы были собраны в виде копий. До 16 декабря он вынес постановления по всем утерянным делам. В результате два человека были незаконно привлечены к исправительным и обязательным работам по делам о побоях и уклонении от алиментов. Еще четверо — к административным штрафам по делам о вождении в нетрезвом виде.

Вышестоящий суд все эти решения отменил из-за отсутствия доказательств. 

На днях стало известно, что двое жителей Казани обвинили зампредседателя Вахитовского райсуда Казани Артема Идрисова в вынесении заведомо неправосудного решения в 2015 году.

Один заявитель считает, что Идрисов не уведомил его о начале рассмотрения дела, приобщил к материалам документ пострадавшей стороны в день, когда заседания по факту не было, а стороны не заявляли письменное ходатайство.

Второй заявитель заявил, что Идрисов допрашивал его, когда тот находился в невменяемом состоянии из-за полученных в драке травм. На стадии кассации оба приговора Идрисова отменили. 

Бывший силовик Денис Ирза, выигравший в Европейском суде по правам человека дело о неправомерном содержании его под стражей в Кабардино-Балкарии, потребовал возбудить уголовные дела в отношении нескольких судей, неоднократно продлевавших ему арест.

В Тюменской области в 2014 году был вынесен приговор мировому судье Руслану Фатхелбаянову, который сфабриковал два приговора, чтобы скрыть нарушение сроков рассмотрения дел. Преступления были совершены в марте 2011 года.

Он без проведения судебных заседаний, без гособвинителей и адвокатов вынес два приговора в отношении жителей Пермского края и Башкортостана по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»).

В приговорах было указано, что уголовные дела рассмотрены с участием обвинителя и адвоката, а в протоколах судебного заседания были даже приведены их речи — их судья написал сам. 

В материалах уголовного дела судьи отмечалось, что он не справлялся с нагрузкой, допускал нарушение сроков рассмотрения дел и материалов. Ему назначили штраф в 250 тыс. рублей. 

К слову, вчера, 16 сентября, началось заседание Высшей квалификационной коллегии судей, которое пройдет до 20 числа. Ей предстоит решить, стоит ли «выдавать» судей следствию для возбуждения уголовных дел, однако рассматривать она будет лишь несколько дел о взятках и ни одного по статье о неправосудных решениях. 

Судья Алексей Криворучко

После того как судья Криворучко вынес приговор Устинову, находящийся в Калифорнии оппозиционер Алексей Навальный написал в : «Судья Криворучко, вынесший приговор Устинову, фигурант „списка Магнитского“ и мой старый знакомый — несколько раз судил по административкам. Это настоящий преступник в мантии. Его приговоры основаны только на „телефонном праве“. Он сам должен оказаться на скамье подсудимых».

Криворучко действительно был включен в «список Магнитского» (перечень лиц, причастных, по мнению Запада, к смерти в СИЗО юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского) весной 2018 года.

Криворучко дважды продлевал срок ареста Магнитского и отказывался приобщать к делу жалобы юриста о неоказании ему медицинской помощи, «пыточных условиях содержания и незаконном преследовании со стороны сотрудников МВД, против которых он давал показания». 

Источник: https://www.znak.com/2019-09-17/delo_ustinova_mozhno_li_privlech_sudyu_k_ugolovnoy_otvetstvennosti

5 угроз уголовной ответственности за клевету | ЮРЛІГА

По какой статье в данной ситуации можно привлечь УК?

Положения принятого Верховной Радой 16 января закона на базе законопроекта № 3879 уже всколыхнули общество. Одним из наиболее активно обсуждаемых нововведений стало возвращение в Уголовный кодекс статьи о клевете.

Главный мотив обсуждения – обвинения авторов проекта и власти в целом в наступлении на свободу слова. Значительной частью общества такая инициатива была однозначно воспринята, как введение жесткой цензуры. Это неудивительно, учитывая острую политическую ситуацию за окном.

Но все же стоит оставить эмоции и громкие лозунги в стороне и разобраться в том, что именно предлагается в проекте, а также чем это может грозить обычному человеку, журналисту и бизнесмену.

Уголовно наказуемая клевета: что это?

Ответственность предлагается ввести за умышленное распространение заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица.

Из этой формулировки следуют такие выводы:

1. Обвинение в клевете может быть выдвинуто против любого человека, поскольку норма не содержит ограничения по субъекту преступления.

2.

Караемое деяние заключается в распространении недостоверных сведений, что охватывает очень много действий в реальном мире. Например, распространением будет сообщение такой информации третьему лицу в разговоре тет-а-тет либо в почтовом сообщении.

3. Распространение клеветы должно быть умышленным, то есть человек должен осознавать, что он занимается именно этим и, более того, желать этим заниматься.

Следовательно, нельзя по этой статье привлечь к ответственности, например, за случайное оставление на столе документов, в которых содержится недостоверная информация, независимо от того, прочел ли кто-то их.

Также стоит обратить внимание на формулировку «заведомо недостоверные сведения».

То есть для признания обвиняемого в клевете виновным необходимо доказать, что он знал либо должен был быть знать о том, что распространяемые им сведения не отвечают действительности.

Это безусловный плюс, поскольку усложняет привлечение к ответственности того, кто просто пересказывал чужие слова, поверив источнику.

4. Распространяемые сведения должны порочить честь и достоинство другого человека. Здесь мы первый раз встречаем оценочное понятие, что дает возможность для разных трактовок на практике. Однако в этом определении есть и положительный момент – следствию необходимо доказать, что распространяемая информация порочит честь и/или достоинство конкретного человека.

Впрочем, исходя из разъяснений, неоднократно дававшихся судами при рассмотрении гражданских исков о защите чести и достоинства, последние являются субъективными – то есть сам пострадавший индивидуально определяет, порочат ли те или иные сведения его честь и/или достоинство.

Поэтому именно эта часть предмета доказывания будет вызывать наибольшее число споров в каждом конкретном случае. К примеру, гражданин А может считать, что его честь, как спортсмена порочит высказывание о том, что в школе он не мог сдать норматив по физкультуре. Будет ли распространение такой информации гражданином Б в соцсетях уголовно наказуемым деянием?

Некоторые могут сказать, что озвученный вопрос надуман. Однако после внедрения уголовной ответственности за клевету однозначно будут возникать схожие по степени абсурдности ситуации.

5. Распространяемые сведения могут касаться любого человека вне зависимости от каких-либо факторов. То есть можно привлечь к ответственности как за клевету в адрес народного депутата, так и в адрес просто гражданина Украины или иностранца.

На этом заканчиваются признаки «простой» клеветы (квалифицирующие признаки рассмотрим ниже). Давайте попробуем применить их к некой абстрактной ситуации, как это делается на семинарских занятиях по уголовному праву у студентов юридических ВУЗов.

«Случай из жизни»

Предположим, что некий гражданин А рассказал своему другу Б, что их общий знакомый В «по ночам участвует в нелегальных гонках». В последующем оказалось, что данная информация не отвечает действительности. Имеются ли основания для привлечения А к ответственности за клевету?

Поставим себя на место следователя, которому поручено досудебное расследование. В этой ситуации хорошо уже то, что мы точно знаем, что А в принципе может быть субъектом преступления и он точно распространял неправдивые сведения о В.

Но нам еще надо установить, знал ли А о том, что распространяемая им о В информация не отвечает действительности, была ли задета честь или достоинство В.

Например, предположим, что Б тоже относится к числу участников таких гонок и поэтому отреагировал на замечание А в духе «вот и правильно».

То есть в глазах Б честь и достоинство В в следствие ложного заявления А совершенно не пострадали.

Но если Б относится к участию в таких гонках резко негативно – ситуация полностью переворачивается, поскольку, понятное дело, отношения между Б и В могут ухудшится.

Как видим, ключевое значение имеет еще целый ряд сведений, без которых решить вопрос о привлечении А к ответственности невозможно. И это еще относительно простая для разбора ситуация. При этом целый ряд таких важных сведений содержит оценочные составляющие, что служит хорошей почвой для злоупотреблений.

Так что статья Уголовного кодекса о клевете неудачна. В ней есть все, чтобы данная норма применялась избирательно.

«Непростая клевета»

А теперь перейдем к квалифицирующим признакам, потенциально утяжеляющим ответственность. Они разделены на две группы по тяжести деяния.

К первой относится клевета со стороны лица, ранее уже осужденного за аналогичное деяние, а также клевета, распространяемая путем публичной демонстрации в произведениях или путем размещения в СМИ или в сети интернет. С первым все понятно – четко указано, что повторное совершение преступления влечет более тяжелое наказание, то со вторым сложнее.

Прежде всего, отметим, что речь идет не об усиленной ответственности журналистов, а об усиленной ответственности любых лиц в случае, если они распространяли клевету путем публичного демонстрирования в произведениях либо размещают такую информацию в СМИ либо в интернете.

То есть, можно сделать следующие выводы:

1. Применить этот квалифицирующий признак можно к любому лицу, а не только к штатному сотруднику СМИ, журналисту, редактору. При этом непонятно, кто именно должен считаться лицом, распространяющим клевету путем размещения в СМИ – тот, кто создал произведение, тот, кто дал добро на размещение клеветы в СМИ, герой телесюжета, который ее непосредственно произносит, или все вместе.

2.

Отягчает ответственность сам факт распространения клеветы в СМИ, интернете или в публично демонстрируемом произведении.

3. Отдельно отметим, что совершенно неясно, кто может привлекаться к ответственности за распространение клеветы в интернете – лицо, непосредственно разместившее недостоверную информацию или лицо, допустившее ее распространение (к примеру – владелец сайта).

Ко второй группе относится лишь одно обстоятельство – объединение клеветы с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Отметим, что данный признак не зависит от того, как именно распространялась клевета – в СМИ или в частной беседе.

Из всего вышесказанного можем вывести следующие основные заключения, которые стоит учитывать, размышляя на тем, стоит ли делится той или иной недостаточно проверенной информацией::

1. Виновным в клевете может быть признан любой человек, поскольку никаких ограничений (кроме общих для всех преступлений положений о невменяемости, малолетстве и т. п.) законом не предусмотрено.

2.

Совершенно не урегулировано, кто будет привлекаться к ответственности за клевету в СМИ и интернете, – автор статьи или сюжета, выпускающий или главный редактор, интервьюируемый (в словах которого содержится клевета), источник неправдивых сведений для журналиста, владелец интернет-сайта, лицо, непосредственно выложившее информацию в интернет, что дает возможность для различной практики применения данной статьи.

3. В качестве квалифицирующего признака указывается не только распространение клеветы через СМИ или Интернет, но и с помощью любого другого произведения, предназначенного для публичной демонстрации, что дает возможность требовать более сурового наказания, например для авторов ролика, выложенного в сети Интернет, или картины, выставленной на художественной выставке.

4. Под признаки преступления подпадает неопределенный круг действий, вследствие которых информация становится известной дополнительно хотя бы одному лицу.

5. Нанесение ущерба чести и достоинству будет в значительной мере определяться субъективным мнением пострадавшего.

Вывод:

В целом же эти 5 угроз создают предпосылки для всего одной, главной, опасности – избирательного подхода сотрудников правоохранительных органов и судей при применении данной статьи Уголовного кодекса.

____________________________________________

«ЮРИСТ & ЗАКОН» – это электронное аналитическое издание, входящее в информационно-правовые системыЛІГА:ЗАКОН и созданное специально для юристов и специалистов, нуждающихся в качественной аналитической информации об изменениях, происходящих в правовом поле Украины. По вопросам приобретения издания «ЮРИСТ & ЗАКОН» обращайтесь к менеджерам ЛІГА:ЗАКОН или к региональным дилера.

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН Связаться с редактором

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/104194_5-ugroz-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-klevetu

Глав-книга
Добавить комментарий