Отпечатки пальцев на оружии

Бывший участковый, обвиняемый в торговле оружием, рассказал свою версию случившегося

Отпечатки пальцев на оружии

В настоящее время, как сообщил Владимир Фуфаев, он работает на заводе ЖБК помощником директора по экономической безопасности. Алла Брославская.

6 мая бывший участковый Черемухово Владимир Фуфаев первый раз изъявил желание пообщаться с журналистами редакции “ПроСевероуральск.ru”, как пояснил  экс-полицейский, для него важно рассказать людям подробности его задержания и хода следствия – чтобы ситуация не подавалась однобоко.

Напомним, 22 июня 2018 года Фуфаев был задержан сотрудниками серовского отдела ФСБ и службы собственной безопасности полиции. Участкового задерживали по подозрению в том, что он незаконно пытался продать оружие жителю одного из североуральских поселков. При этом покупатель, как отмечал источник в силовых структурах, находился на тот момент в федеральном розыске.

– По уголовному делу, в котором меня обвиняют, я неоднократно подавал ходатайства в разные инстанции, просил, чтобы сняли отпечатки пальцев с оружия, которое я якобы продал, а также с денежных купюр, 18 тысяч рублей, которые якобы обнаружили у меня в машине, – говорит Владимир Владимирович, – но ото всех получил письменный отказ в организации дополнительной экспертизы.

Если они уверены в моей виновности, почему не захотели получить улики? Они должны были проверить наличие отпечатков пальцев на оружии и патронах, чтобы установить в чьем владении они находились, тем более я прямо говорил, что они мне не принадлежат.
Фуфаев рассказал, как происходило задержание – был вечер пятницы, они с супругой собирались сходить где-нибудь поужинать.

Приехали представители ФСБ, изъяли у Владимира ключи от его личного и служебного гаражей. Происходило это в момент задержания в служебном автомобиле.
– Я требовал запротоколировать факт изъятия у меня ключей, как положено по закону, – поясняет Владимир, – но никто этого не сделал.

По словам Фуфаева, забрав ключи, сотрудники ФСБ спросили у людей на улице, кто может показать, где находятся гаражи. Два человека согласились.
– Они уехали вместе с ключами. Вернулись спустя час. После этого вместе со мной, с понятыми и начальником полиции поехали на официальный осмотр, – говорит Владимир Фуфаев.

По закону, продолжает экс-полицейский, если подозреваемому предлагают сдать что-то, незаконно хранящееся, добровольно, то он не несет уголовной ответственности.
– До тех пор, пока у меня не забрали ключи от обоих гаражей, ничего противозаконного в них не было, – говорит Владимир, – об этом я сразу сделал письменную запись в протоколах обследования вышеуказанных гаражей.

Я сам дал согласие на осмотр гаражей, так как ничего противозаконного у меня не было и я в гаражах ничего подобного не хранил.
– Факт того, что сотрудники ФСБ уезжали с изъятыми ключами от гаражей без меня и понятых, подтверждают ряд свидетелей.

Более того, имеется и допрошен свидетель, который подтвердил, что во время моего задержания в гараже находились неизвестные люди и меня с ними не было. То есть свидетели подтверждают, что в гараж в момент моего задержания проникли посторонние люди. А после этого там обнаружили патроны.

Владимир Фуфаев отмечает важный факт – доступ в служебный гараж кроме него имели еще несколько человек, в том числе и глава администрации поселка.
– Ключи у него были с 1999 года до начала 2018 года, пока я не поменял там замок, – говорит Фуфаев.

По всем этим фактам, как утверждает бывший участковый поселка, его правозащитник подавал жалобы в три прокуратуры – городскую, областную и генеральную. Ответов не получили. Из североуральской прокуратуры ответ был, но, по словам Фуфаева, неконкретный – без ответов на заданные вопросы.

Владимир Фуфаев говорит, что изначально, когда только началось следствие, он пытался доказать свою невиновность. Но на ходатайства получил отказы, мотивированные тем, что это затягивает следствие.

– В июле прошлого года мы с Алефтиной Миндияровой, моим адвокатом, дважды ходатайствовали о снятии отпечатков с оружия и купюр, сначала в Следственный комитет, потом в городской суд, – рассказывает Фуфаев, – нам письменно отказали.
Потом подал апелляцию в областной суд, просил удовлетворить ходатайство по отпечаткам.

Апелляция дала результат – меня ознакомили с материалами следствия, но это было уже осенью.
По мнению обвиняемого, доступ к материалам следствия помог в работе его защитникам.
Еще один факт, который, по мнению Фуфаева, указывает на то, что его права как лица, подозреваемого в совершении незаконных действий, были нарушены – это личности понятых.

– По УПК понятой не может быть заинтересован в исходе уголовного дела, – поясняет бывший полицейский, – а понятых для меня специально, в этом я уверен, подобрали из числа тех, кого я когда-либо привлекал к административной или уголовной ответственности.

В том числе по одному из уголовных дел я проходил потерпевшим, а понятой обвиняемым, в последствии в отношении этого понятого вынесен обвинительный приговор.   
Что касается человека, которому, по версии следствия, Фуфаев продал оружие, в СМИ сообщалось, что на момент продажи покупатель находился в федеральном розыске.

Как утверждает Владимир Фуфаев, документов о том, что мужчина в розыске, ни ему как поселковому участковому, ни в отдел полиции Североуральска не поступало.
По факту обнаружения в служебном и личном гаражах патронов калибра 9 мм серии 539-09 по результатам служебной проверки было установлено, что данные патроны были фактически расстреляны в период с 2010 по 2012 годы. В тот период Владимир Фуфаев еще не являлся сотрудником органов внутренних дел. Доступ к табельному оружию у него появился в 2014 году. Доступ к служебному гаражу – с 1 января 2016 года.ОФИЦИАЛЬНО. В ходе осмотра личного и служебного гаражей полицейского было обнаружено значительное количество боеприпасов – патроны от пистолета Макарова и автомата Калашникова. Следственным комитетом было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 222 УК РФ (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов), части 4 статьи 222 УК РФ (Незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия) и по части 1 статьи 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий). 

ЦИТАТА, Владимир Фуфаев: “В ходе следствия на меня и близких родственников оказывалось давление – с целью получения признательных показаний”.

Источник: https://proseverouralsk.ru/novosti/byvshiy-uchastkovyy-obvinyaemyy-v-torgovle-oruzhiem-rasskazal-svoyu-versiyu-sluchivshegosya/

Oтпечатки пальцев в рейсовых документах

Отпечатки пальцев на оружии

Что такое биометрияБиометрия – это метод идентификации личности при помощи отпечатков пальцев, голоса, радужной оболочки глаза, почерка и т.п.

Биометрический документ

Биометрический рейсовый документ – это документ, удостоверяющий личность, который содержит бесконтактный чип, куда записаны личные данные пользователя документа (имя и фамилия, дата рождения, гражданство) и биометрические (изображение лица, отпечатки пальцев).

В какие документы вносятся отпечатки пальцев?

Начиная с июня 2009 года, изображения отпечатков пальцев будут вноситься в рейсовые документы Эстонской Республики: (паспорт гражданина Эстонии, паспорт дипломата, паспорт иностранца, служебную книжку моряка, мореходное свидетельство, временный проездной документ, проездной документ беженца) и начиная с января 2011 вдобавок вносятся в выдаваемые Эстонской Республикой карты вида на жительство. Удостоверение личности, карту вида на жительство, паспорт гражданина Эстонии, паспорт иностранца, служебная книжка моряка, мореходное свидетельство, временный проездной документ и проездной документ беженца выдается Департаментом Полиции и пограничной охраны. Дипломатический паспорт выдается Министерством иностранных дел.

Зачем берутся отпечатки пальцев?

Отпечатки пальцев используются при идентификации личности в качестве одного из биометрических признаков. Биометрия отпечатков пальцев является одним из наиболее надежных методов идентификации личности, поскольку двух одинаковых отпечатков пальцев не существует.

Опечатки пальцев уникальны, поэтому  внесение оттисков отпечатков пальцев в документ позволяет создать устойчивую связь между документом и его пользователем, сокращает возможности неправильного использования и подделки документа, сокращает кражу идендитета, улучшает качество проверки идентичности лица при пересечении границы и выдаче документа, удостоверяющего личность.

 Эстония, как страна-член Европейского Союза, при выдаче документов, удостоверяющих личность, исходит из требований, установленных ЕС. Согласно постановлению Совета Европейского Союза от 28 май 2009 г. № 444/2009/EС й от 18 апреля г. № 308/2008/EС в рейсовых документах (в паспортах) и на картах вида на жительство, наряду с биометрией лица, применяется и биометрия отпечатков пальцев.

Для всех государств – членов ЕС введение в действие постановления является обязательным.

Как берутся отпечатки пальцев?

При ходатайстве биометрического документа будут браться изображения двух отпечатков пальцев ходатайствующего – как правило, отпечатки обоих указательных пальцев.

Если взять отпечаток с указательного пальца не представляется возможным, то отпечаток возьмут с другого пальца (за исключением мизинцев). Работник  поможет человеку на месте при снятии отпечатков пальцев.

Установлено ли при снятии отпечатков пальцев возрастное ограничение?

  • при оформлении проездного документа oтпечатки пальцев снимают начиная с 12-летнего возраста;
  • при подаче ходатайства о выдаче карты вида на жительство, вида на жительство или права на проживание oтпечатки пальцев снимают начиная с 6-летнего возраста.

Если снятие отпечатков пальцев не представляется возможным?

  • Временно – по состоянию здоровья ходатайствующего, то выдается документ без отпечатков пальцев, сроком действия до 12 месяцев. О состоянии здоровья должна быть представлена соответствующая врачебная справка.
  • Постоянно – по состоянию здоровья ходатайствующего, то выдается документ без отпечатков пальцев, с максимальным сроком действия до 5 лет. В данном случае справку нужно предоставить при необходимости.

Останется ли порядок ходатайства о документе прежним?В связи сo снятием отпечатков пальцев частично изменяется порядок ходатайства о документе.

Для снятия отпечатков пальцев ходатайствующий должен лично обратиться в бюро обслуживания или в зарубежное представительство Эстонской Республики.

Если человек ходатайствует одновременно как об ID- карточке, так и о проездном документе, он также должен лично обратиться в бюро обслуживания.

Ходатайство о биометрическом документе по почте или по электронной почте возможно только в случае, если:

  • повторный проездной документ ребенку моложе 12 лет выдается в том случае, если ранее ему или его законному представителю Эстонской Республикой был выдан документ, удостоверяющий личность.
  • повторная карта вида на жительство ребенку моложе 6 лет выдается в том случае, если ранее ему или его законному представителю Эстонской Республикой был выдан документ, удостоверяющий личность.
  • последнего снятия отпечатков пальцев при ходатайстве  биометрического документа прошло менее 5 лет, и в пальце, изображение отпечатка которого внесено в действительный документ, не произошло изменении;
  • при последнем ходатайстве о беометрическом  документе было установлено, что дать отпечатки пальцев невозможно.

Что случится, если ходатайствующий о документе не может придти в бюро обслуживания?При обоснованной необходимости в исключительных случаях обслуживающий клиентов работник бюро гражданства и миграции Префектуры или сотрудник зарубежного представительства Эстонской Республики примет ходатайство о беометрическом документе документе на месте пребывания ходатайствующего.

Такими исключительными случаями являются:

  • cостояние здоровья лица, ходатайствующего о документе, не позволяющее придти подавать ходатайство (представить соответствующую справку);
  • пребывание лица, ходатайствующего о документе, в месте лишения свободы.

Источник: https://www2.politsei.ee/ru/teenused/lingid/sormejaljed/index.dot

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Отпечатки пальцев на оружии

m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе “на земле” и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится.

С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить.

Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения.

Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают.

Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные.

Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система “Папилон” ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Источник: https://www.m24.ru/articles/otpechatki-palcev/29102015/82913

Как ищут отпечатки пальцев преступников? Отрывок из книги израильского криминалиста

Отпечатки пальцев на оружии

В издательстве “Альпина Паблишер” выходит книга Бориса Геллера про кухню криминалистов. ТАСС публикует отрывок о дактилоскопической экспертизе

Из-за кино и сериалов кажется, что поиск и сравнение отпечатков пальцев — это чуть ли не основной способ раскрыть преступление. Примерно так дело и обстоит, пишет Борис Геллер в книге «Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста».

Только на экране не показывают все тонкости работы в лаборатории, а где-то и вовсе привирают. К примеру, оказывается, на окурках хорошие отпечатки пальцев попадаются чрезвычайно редко — проверять их перестали (зато на фильтре можно обнаружить ДНК человека).

Об этой и других тонкостях читайте в приведенном отрывке.

Обложка книги “Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста”

© Издательство “Альпина Паблишер”

Как вы думаете, какие предметы чаще всего попадают на стол криминалиста для дактилоскопической экспертизы? Однозначного ответа на данный вопрос нет. Все зависит от географии и профиля подразделения.

Так, эксперты, занимающиеся в южном регионе Израиля делами относительно «низкого профиля» — кражами, взломами, угонами автомобилей (по-английски это называется volume crime), — чаще всего приносят с мест преступления куски защищающих от солнца пластиковых ставней, которые преступники приподнимают, пытаясь проникнуть в квартиры через окно. В холодных странах таких ставней нет.

При ограблениях квартир воры ищут деньги и драгоценности в конвертах, обувных коробках, холодильниках, ящиках столов и комодов. Следовательно, и вещественные доказательства будут соответствующие.

Криминалисты, помогающие следователям в раскрытии убийств, вооруженных ограблений, изнасилований, часто сталкиваются в своей практике с пистолетами, ножами, бутылками спиртного, банками из-под пива, бейсбольными битами и сигаретными пачками.

Рассмотрим с вами вместе, сколько времени требуется на проверку пачки сигарет на следы рук.

Представьте себе стандартную красно-белую пачку Marlboro Red. Наверное, это один из самых известных брендов. Давайте посчитаем, сколько видов поверхностей сочетает в себе пачка:

1. Корпус сделан из гладкого ламинированного картона, плохо впитывающего влагу.

2. На две трети он покрыт прозрачным целлофаном.

3. Под знаменитой откидной крышечкой (существует с 1955 г.) — вставочка из белого картона, прекрасно впитывающего влагу.

4. Внутри пачки — обертка с алюминиевым покрытием.

Итак, четыре разные поверхности, каждая из которых требует своего подхода. Прежде всего, вынимаем из пачки все сигареты и разбираем ее на составляющие.

Ламинированный картон по сути своей — пластик, следовательно, и исследоваться он будет как пластик: оптические методы, суперклей, порошок-краситель или вакуумное напыление металлов.

Целлофан — тоже пластик, но иного рода, другой консистенции. Помещать его в шкаф с суперклеем вместе с картоном нельзя ни в коем случае. Да и краситель после суперклея ему нужен другой.

Белая картонная вставочка пройдет через всю серию анализов, которым подвергаются бумаги. А внутренняя алюминиевая обертка не исследуется вовсе. На ней никогда не остаются отпечатки пальцев.

Мне приходилось видеть лаборатории, в которых сотрудники пренебрегали оптическими методами проверки как примитивными и ненужными, а сразу начинали с “тяжелой артиллерии” (суперклей, вакуумное напыление) и в результате, вполне вероятно, пропускали отпечатки.

В этой связи вспоминаю один случай. В провинциальном городке летним знойным днем преступник влез в низкое окно первого этажа и изнасиловал девушку, вышедшую из душа.

Отбросив использованный презерватив, он закурил, вежливо попрощался с жертвой и исчез тем же путем, каким попал в квартиру. К счастью, сигарета оказалась последней в пачке, которую мужчина и бросил на пол.

При первом же осмотре пачки в зеленом свете с оранжевыми очками-фильтрами ярко высветился флуоресцирующий отпечаток пальца. Оказалось, что в смазке презерватива содержался флуоресцирующий компонент.

Отпечаток был немедленно сфотографирован в тех же условиях, при каких проявился, и передан в базу данных. Как можно было предположить, вежливый незнакомец уже был известен системе; на его поиски и арест понадобился ровно один день.

По времени экспертиза пачки сигарет в хорошей лаборатории займет пару дней при условии, что результат будет отрицательный, то есть отпечатки ни на каком этапе проверки не обнаружатся. А если нам повезло и какие-то приемлемые следы рук налицо, их надо фотографировать, а это совсем другой процесс, продолжительность которого не всегда можно определить заранее.

Сами сигареты проверять смысла нет; даже если курильщик и касался их, то отпечатков он явно не оставил. Несколько сложнее обстоит дело с окурками — весьма часто встречающимся вещественным доказательством. Лет 20 назад мы еще исследовали их и на отпечатки пальцев, и на ДНК.

За всю практику я помню лишь один случай, когда на окурке удалось выявить частичный отпечаток. Сегодня окурки прямиком попадают в биологическую лабораторию, где профиль курившего легко устанавливается.

Окурки сигарет, извлеченные из машины, иногда могут рассказать экспертам и следователям больше, чем кажется на первый взгляд.

В некоторых моделях автомобилей есть две пепельницы: передняя (в нижней части передней панели) и задняя (между передними креслами, но сдвинутая в сторону заднего сиденья). Окурки из обеих пепельниц ни в коем случае не смешиваются, а раскладываются по разным конвертам.

Теперь представьте себе, что у вас трое подозреваемых из машины, увозившей грабителей от ювелирного магазина. ДНК-профили всех троих известны и сравнены с профилями, полученными из окурков. Результат сравнения может показать, кто сидел сзади, а кто спереди.

Чем такая информация способна помочь в восстановлении сценария ограбления? Попробуйте догадаться сами.

Ножи в экспертной практике встречаются, пожалуй, с той же частотой, что и пачки сигарет. Большинство убийств в любой стране совершается режущими предметами, причем не морскими кортиками, не штыками и не ножами коммандос, а самыми обыкновенными — кухонными. Причин тому две: легкодоступность кухонного ножа и сложность защиты от него.

Нож в руке нападающего почти всегда парализует жертву. Я часто вижу этот эффект на тренировках курсантов разных оборонных ведомств. Пока работа в парах идет с резиновыми ножами, все действия выполняются более или менее четко. Но стоит инструктору взять в руки настоящий кухонный нож, как начинается дрожь в коленях.

Возможно, есть какой-то атавистический страх перед острым лезвием, перед неизбежностью кровопролития. Мало кому из тех, на кого напали с ножом, удается избежать существенных порезов, даже если атаковал ребенок.

Интересно, что при виде нападающего с палкой такого шока не возникает, хотя палка в умелых руках — оружие страшное.

У кухонных ножей есть одна особенность, важная для проведения экспертизы: как правило, у них относительно гладкие ручки и отсутствует (или почти незаметен) стопор между рукояткой и лезвием, а следовательно, велика вероятность пореза самого нападающего, особенно при нанесении нескольких колющих ударов. Кровь облегчает скольжение руки в направлении лезвия. Чтобы найти на ручке ножа следы рук преступника, нужно везение; рука сжимает нож очень сильно, оставляя след контакта, но не отпечаток.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6762462

Ингушетия: в суде по делу Магомеда Хазбиева допросили экспертов-криминалистов

Отпечатки пальцев на оружии

8 октября 2018 года на очередном заседании в Магасском районном суде по уголовному делу Магомеда Хазбиева допросили экспертов-криминалистов Экспертно-криминалистического центра Министерства внутренних дел России по Республике Ингушетия Гантемирова, Малороева и Бириханова. Об этом ходатайствовала защита подсудимого.

Напомним, что Магомеда Хазбиева обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия), ч.1 ст. 222.1 УК РФ (незаконный оборот взрывчатых веществ или взрывных устройств), ст.

319 УК РФ (публичное оскорбление представителя власти) и ч.1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности и т. д.).

 Сам общественный деятель утверждает, что уголовное дело против него полностью сфабриковано.

Заседание началось с допроса Гантемирова. В январе 2015 года он проводил исследование изъятого при обыске в доме Хазбиева пистолета. Эксперт составил справку об исследовании, согласно которой на оружии имелись следы рук, годные для идентификации личности.

Адвокат Сабинин попросил свидетеля рассказать, как он проводил исследование пистолета, каким образом выявились следы рук и что такое окуривание парами.

Гантемиров пояснил, что оружие кладётся в вакуумную камеру, которая закрывается. В ней имеется клей, который при нагреве испарятся, а вещество содержащиеся в клее оседает на потожировые следы и выявляет их.

По словам эксперта отпечатки появились на затворе пистолета с гладкой поверхностью.

Адвокат попросил судью разрешить взять у одного из судебных приставов пистолет и наглядно продемонстрировать его затвор.

Судья: Вы следственный эксперимент хотите провести?

Сабинин: Почему бы нет. Можно разрядить оружие, снять верхнюю планку и дать посмотреть.

Судья: Давайте сейчас не будем этим заниматься.

Адвокат и Хазбиев пояснили суду, что поверхность затвора пистолета шероховатая. Тем не менее, судья не согласился проводить наглядную демонстрацию. Сабинин продолжил допрос свидетеля. Он спросил о его дальнейших действиях, после обнаружения на затворе следов пальцев.

Сабинин: Как и на какой носитель вы их перенесли?

Гантемиров: Оставил на пистолете.

Сабинин: Методика предполагает, что можно их снять?

Гантемиров: Можно при необходимости.

Сабинин: Почему вы их не сняли для следствия? Хотя бы в виде липкой ленты?

Гантемиров ответил, что на тот момент уголовного дела ещё не было. Сабинин заявил, что справка эксперта – единственный документ, на котором «имеются следы пальцев». Он не сфотографировал их, не перенёс на липкую ленту.

Свидетель, со своей стороны, пояснил суду, что у него была задача только выявить следы на оружии, перенести их на компьютер и сравнить с дактилоскопической картой. Для этого он сфотографировал следы, но не приложил фотографии к справке, так как его исследования предполагали только выявить их наличие.

Компьютер сам производит поиск и выдаёт список людей со схожими отпечатками. Эксперт не помнит количество кандидатов, который выдал компьютер.

Адвокат спросил его с каким образцом он сравнивал следы. Выяснилось, что с электронным из республиканской базы данных. Это исследование могло сохраниться в его компьютере.

Сабинин попросил судью пригласить Гантемирова ещё раз, после того как последний найдет в компьютере свое исследование. Он хочет, чтобы эксперт показал суду отпечатки, которые он сфотографировал – в материалах уголовного дела их нет.

Сабинин: Если бы вам это оружие поступило на экспертизу уже в рамках следствия, вы каким образом затребовали бы материал для сравнения? Тоже в электронном виде?

Гантемирова: Нет. Я бы обработал отпечатки порошком и изъял бы экспертизы.

Сабинин: Почему сразу не изъяли?

Гантемирова: Приказа не было. Зачем мне это делать, если приказ не обязывает…

Эксперт сказал, что если бы он делал полноценную экспертизу, то попросил бы у следователя сравнительные образцы, понадобилась бы дактилоскопическая карта.

Адвокат ХедаИбриева спросила у Гантемирова могут ли быть погрешности при компьютерном исследовании, мог компьютер ошибиться? Эксперт ответил, что компьютер даёт рекомендательный список, а дальше человек работает с ним по стандартной методике дактилоскопии.

Адвокат Сабинин спросил, знал ли он перед началом исследования откуда взялся пистолет и кому он мог принадлежать. Свидетель ответил, что не знал и никогда не интересовался такими вопросами.

Хазбиев спросил у эксперта, почему он не сравнивал потожировые следы – так результат точнее. Эксперт ответил, что в республике нет лаборатории для такого исследования.

Гантемиров также ответил на вопрос сколько «живут» следы на липкой ленте. Исходя из его опыта, если их хранить в нормальных условиях, то несколько лет.

Хазбиев пообещал эксперту, что он пригласит его в шариатский суд после своего освобождения. Там ему придется подтвердить, что след на оружии действительно был.

Судья сделал подсудимому замечание, что если он будет нарушать порядок и угрожать свидетелям, то он его удалит из зала.

Гособвинитель спросил эксперта, каким образом компьютер из этой огромной базы выбирает подходящие варианты и возможно ли нанести отпечатки пальцев нужного человека на оружие, до которого он не дотрагивался. Эксперт ответил, что компьютер вычисляет результат по определённому алгоритму, а нанести отпечатки на оружие скорее всего невозможно.

Судья попросил Гантемирова, направить в суд фотографии следов пальцев, если он обнаружит их в своём компьютере.

Вторым в суде выступил эксперт-криминалист Бириханов, который проводил дактилоскопическую экспертизу в феврале 2015 года. Он рассказал, что ему представили пистолет и два упакованных отрезка липкой ленты. В его обязанности не входит выяснять происхождение представленных ему на экспертизу объектов.

Он не помнит, делал ли сравнительную экспертизу следов, но дактокарта для такого исследования ему не представлялась. На вопрос адвоката должна ли быть подпись Хазбиева на дактокарте, эксперт ответил утвердительно. При этом он заметил, что не несет ответственность за ее отсутствие.

Затем добавил, что если сравнительная экспертиза проводилась в электронном виде, то подпись на дактокарте может отсутствовать. Бириханов также сказал, что после исследования пистолета, он поместил его в герметичную упаковку так, чтобы не происходил контакт следов на пистолете со стенками упаковки.

Снять с пистолета следы без утраты было невозможно, поэтому он использовал липкую ленту. На тот момент следы были пригодны для сравнительного анализа. А две липкие ленты со следами, которые уже имелись в деле, сняты с другого объекта – гранаты.

У гособвинителя к Бириханову вопросов не было.

Последним допросили эксперта Ису Малороева. Он делал экспертизу оружия в феврале 2018 году. В деле имеется его письмо дознавателю ЛюдмилеСливной, в котором он пишет, что ему представили только светокопии следов для экспертизы. Малороев просил у дознавателя оригинал дактокарты с подписью обладателя отпечатков.

Он был знаком с экспертизами, которые делались ранее. Осмотрев пистолет, эксперт Малороев пришёл к выводу, что следы на нем не пригодны для идентификации, так как их кто-то почистил. По словам Малороева, после Бириханова упаковку вскрывали –следователь Филимонов и специалист по вооружению Оздоев проводили осмотр.

Сабинин: Почему вы в своей экспертизе пишите, что два следа пальцев руки, выявленные ранее экспертом Бирихановым, принадлежат Хазбиеву. Бириханов не даёт таких выводов?

Малороев: Он говорит, что следы есть и они пригодны, но не уточняет чьи они. У меня был электронный носитель следов, я их сравнил с дактокартой. Те следы, которые были пригодны, совпадают с ней.

Сабинин: Получается вы проводили сравнительное исследование, хотя перед вам не ставили такой задачи?

Малороев: Почему не ставили? Был такой вопрос от следователя.

Эксперт показал фотографию, которую сделал Бириханов. На этой фотографии, которая имеется в уголовном деле, видны следы пальцев на затворе. Малороев сравнивал их с оригиналом дактокарты. Он заявил, что хоть пистолет и перестал быть следоносителем, он доверяет предыдущей экспертизе и для него это достаточное доказательство.

На вопрос Сабинина почему ни один эксперт, который работал до Малороева, не попытался снять отпечатки с пистолета, он ответил, что эксперты отвечают на поставленные следователем вопросы.

Сабинин: Но вы же с гранаты сняли отпечатки?

Малороев: Они на удивление качественные были.

Сабинин: Вы ради спортивного интереса снимали?

Малороев: Нет. У меня стоял вопрос – имеются следы или нет.

Сабинин: Как и с пистолетом.

Малороев: Всё зависит от метода, который используют. После окуривания тяжело бывает снимать следы отпечаток. Они видимо оставили его на носителе, чтобы не испортить.

Далее свидетель пояснил, что в 2015 году проводил экспертизу с грантами и СВУ. Он снял следы сам и передал их Бириханову, так как является взрывотехником. Тот в свою очередь пробил эти следы по базе.

Адвокат спросил, почему в 2018 году по пистолету была дополнительная экспертиза, а по гранате нет. Свидетель затруднился ответить и сказал, что эти вопросы надо задавать следователю. При этом пояснил, что в 2015 году у следствия не было живой дактокарты.

Магомед Хазбиев предположил, что дактилоскопическая карта без подписи содержит чужие отпечатки пальцев, которые выдают за его. И предложил суду назначить повторную экспертизу с дактокартой на которой стоит его подпись. По словам эксперта Малороева такая экспертиза может занять 15 суток

Адвокат Сабинин попросил суд затребовать электронную копию экспертиз пистолета, которые хранятся в архиве экспертов.

Судья посчитал, что смысла в этом нет.

На следующем заседании суда, которое состоялось 11 октября 2018 года, адвокат Ибриева заявила ходатайство о допросе дополнительных свидетелей: младшего специалиста по вооружению ОМВД РФ по г.

Назрань Адама Оздоева; сотрудника МВД РФ по РИ Умарова, который согласно материалам уголовного дела передал пистолет Оздоеву; заместителя начальника ОМВД РФ по г. Назрань Филимонова; понятых Кокурхоеву и Оздоева.

В этом же ходатайстве она попросила истребовать в суд вещдоки: пистолет; два магазина с патронами; два СВУ; два взрывателя; гранату РГД-5. Они необходимы, чтобы осмотреть их в суде с участием специалиста Адама Оздоева, предварительно допросив его.

Также адвокат ходатайствовала истребовать два отрезка липкой ленты, снятых с поверхности гранаты, осмотреть их с участием эксперта Малороева и вызвать в суд дознавателя Людмилу Сливную, чтобы задать ей вопросы о вещественных доказательствах.

Гособвинитель заявил, что считает нецелесообразным вызов в суд перечисленных свидетелей. Он не стал возражать против истребования пистолета, но доставлять в суд СВУ и гранаты посчитал небезопасным. По его мнению, в деле имеются два отрезка липкой ленты и нет необходимости дополнительно их истребовать.

Судья Мурзабеков сообщил, что пришёл ответ на запрос в Следственной комитет по участковому Ахмеда Илиеву. Из него следует, что Илиев с 19 апреля 2016 года приступил к работе в Следственном комитете.

Ранее бывший участковый заявил в суде, что не составлял и не подписывал характеристику на Хазбиева, датированную 11 апреля 2016 года.

Он также пояснил суду, что с 4 апреля 2016года перешёл на работу в Следственный комитет.

Хазбиев поинтересовался как с этим быть, ведь сам Илиев заявляет, что не работал с 4 апреля 2016 года в органах МВД. Судья ответил, что ознакомил стороны с полученным ответом, а с оценкой разберется потом. Хазбиев предложил провести повторный допрос Илиева и сделать экспертизу его подписи под характеристикой.

Гособвинитель поинтересовался почему для стороны защиты так важна это характеристика, если в деле имеется положительная, которую будет учитывать суд. Хазбиев ответил, что важно установить сам факт подлога, совершенный Сливной вместе с сотрудниками ЦПЭ.

Судья удовлетворил ходатайство частично и разрешил осмотреть в суде только пистолет, в остальной части ходатайство защиты Хазбиева было отклонено.

Следующее заседание суда назначено на 15 октября

Источник: https://memohrc.org/ru/news_old/ingushetiya-v-sude-po-delu-magomeda-hazbieva-doprosili-ekspertov-kriminalistov

Глав-книга
Добавить комментарий