Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

Статья 159 УК РФ «Мошенничество»: практика применения и положения уголовного закона, консультация адвоката по ст. 159 УК

Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, – 
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового. 

Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, – 
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового. 

Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –
наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. 

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового. 

Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –
наказывается лишением свободы на срок до десяти лет, со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. 

Под хищением в статье 159 УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. 

Значительный ущерб в части 2 статьи 159 УК РФ определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее  5 000 (Пяти тысяч) рублей. 

Крупный размер в части 3 статьи 159 УК РФ- это стоимость денежных средств или имущества, превышающая 250 000 (Двести пятьдесят тысяч) рублей. 

Особо крупный размер в части 4 статьи 159 УК – стоимость имущества или денежных средств, превышающая 1 000 000 (Один миллион) рублей.

Значительный ущерб в части 5 статьи 159 УК РФ – это стоимость денежных средств или иного имущества в сумме не менее 10 000 (Десяти тысяч) рублей.
 
Крупный размер в части 6 статьи 159 УК РФ – стоимость имущества или денежных средств, превышающая 3 000 000 (Три миллиона) рублей.

Особо крупным размером в части 7 статьи 159 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая 12 000 000 (Двенадцать миллионов) рублей.

 
Действие частей 5, 6 и 7 статьи 159 УК РФ распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.    

Источник: //www.rulawyer.ru/services/counsel_in_criminal_cases/protection_of_suspects_and_defendants_in_criminal_cases/article_159_of_the_criminal_code_quot_fraud_quot.php

Статья 159. Мошенничество

Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

Статья 159. Мошенничество

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания. 1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31.05.2017 N 91П17Требование: О возобновлении производства по делу ввиду новых обстоятельств.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что срок содержания заявителя под стражей продлевался по основаниям, которые не могут считаться достаточными для обоснования столь длительного лишения его свободы.

Рудаков О.Н., судимый по приговору Ленинского районного суда г. Пензы от 19 марта 2001 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожден 19 августа 2002 г. условно-досрочно на 1 год 6 месяцев 13 дней, был задержан 24 июня 2009 г. в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 N 20-АПУ17-4Приговор: По ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ за покушение на хищение чужого имущества путем обмана (мошенничество) с использованием своего служебного положения.

//www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено указание на назначение осужденной дополнительного наказания в виде штрафа; внесены уточнения о том, что в соответствии с ч. 3 ст.

47 УК РФ осужденной назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в судебной системе и в государственных правоохранительных органах Российской Федерации, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на три года.

осуждена по ч. 3 ст. 30 – ч. 3 ст. 159, 73 УК РФ на 2 (два) года лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев со штрафом “в размере 40 (сорока тысяча) рублей”. На основании ч. 3 ст.

47 УК РФ она лишена права занимать какие-либо должности в судебной системе Российской Федерации и в государственных правоохранительных органах Российской Федерации в течение трех лет со дня вступления приговора в законную силу.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.05.2017 N 53-АПУ17-6Приговор: По п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство из корыстных побуждений; по ч. 3 ст. 159 УК РФ за мошенничество в крупном размере (2 эпизода); по ч. 4 ст. 159 УК РФ за мошенничество в особо крупном размере.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

осужден по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Источник: //legalacts.ru/kodeks/UK-RF/osobennaja-chast/razdel-viii/glava-21/statja-159/

Случаи привлечения к уголовной ответственности высокопоставленных чиновников РФ. Досье

Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

ТАСС-ДОСЬЕ. 13 июня 2017 г. Замоскворецкий суд Москвы признал виновным в мошенничестве при закупке электронных браслетов Александра Реймера, бывшего директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России) в 2009-2012 гг.

В истории современной России высшие должностные лица федерального уровня привлекались к уголовной ответственности восемь раз, в том числе трижды – действующие (руководитель Росстата Юрий Юрков, министр путей сообщения Николай Аксененко и министр экономического развития Алексей Улюкаев).

Трое чиновников были осуждены, двое амнистированы, один скончался во время следствия, в отношении двух расследование продолжается. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об уголовных делах в отношении этих должностных лиц.

Алексей Ильюшенко, и. о. генпрокурора РФ (1994-1995)

15 февраля 1996 г. Алексей Ильюшенко был задержан и помещен в следственный изолятор “Лефортово”. Генпрокуратура предъявила ему обвинения по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР (“Получение взятки”) и ч. 3 ст.

173 (“Злоупотребление служебными полномочиями”).

По данным следствия, компания “Балкар-трейдинг”, которую возглавлял знакомый Ильюшенко, помогла приобрести по заниженным ценам два автомобиля Jeep Cherokee для сестры и шурина и. о. генпрокурора.

Затем эти автомобили компания доставила родственникам Ильюшенко в Красноярск за свой счет. Стоимость перевозки составила 60 млн руб. 15 февраля 1998 г.

, по истечении максимального двухлетнего срока содержания под стражей, Ильюшенко был освобожден из СИЗО под подписку о невыезде. Своей вины он не признавал. Дело было возвращено на дополнительное расследование. 11 мая 2001 г.

уголовное дело в отношении Ильюшенко было прекращено Генпрокуратурой “за отсутствием состава преступления”.

Юрий Юрков, руководитель Госкомстата РФ (1993-1998)

В июне 1998 г. возбуждено уголовное дело по фактам незаконной продажи статистических данных госучреждениям и предпринимателям (в СМИ получило название “дело статистиков”).

8 июня были арестованы действующие руководитель Госкомстата РФ Юрий Юрков, его первый заместитель Валерий Далин, директор Главного вычислительного центра Госкомстата Борис Саакян. На следующий день Юрков был отстранен от должности указом президента РФ Бориса Ельцина.

По делу также проходили пять сотрудников Минтруда и Федерального агентства правительственной связи и информации.

Обвиняемые свою вину не признали. По данным следствия, причиненный государству материальный ущерб оценивался более чем в 7 млн руб. 2 февраля 2004 г. в Мосгорсуд признал Юркова виновным по ч. 4 ст. 290 УК РФ (“Получении взятки должностным лицом”), Саакяна – по ч. 4 ст.

160 (“Присвоение или растрата в крупном размере”), ч. 1 ст. 291 (“Дача взятки”), ч. 4 ст. 204 (“Коммерческий подкуп”), ч. 3 ст. 165 “Причинение имущественного ущерба путем обмана”).

Они были приговорены к 4,5 и 4 годам лишения свободы соответственно и взяты под стражу в зале суда.

Бывший сотрудник Госкомстата, глава филиала “Информатика” Вячеслав Барановский получил 4 года условно, остальные пять фигурантов дела были амнистированы.

Валентин Ковалев, министр юстиции РФ (1995-1997)

3 февраля 1999 г. арестован бывший министр юстиции Валентин Ковалев. Следственный комитет при МВД РФ предъявил ему обвинения по ст. 160 УК РФ (“Присвоение или растрата в крупном размере”) и ст. 290 (“Получение взятки”).

По данным следствия, чиновник неоднократно получал взятки в крупном размере как деньгами, так и квартирами и земельными участками. Кроме того, из созданного Ковалевым в 1994 г.

“Фонда общественной защиты гражданских прав” было похищено 1,29 млрд руб.

Своей вины чиновник не признал. 3 октября 2001 г. суд приговорил экс-министра к 9 годам лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет. Суд также постановил лишить Ковалева званий заслуженного юриста РФ и государственного советника юстиции. Изъятые у него квартиры, земельные участки и 40 тыс. долларов были обращены в доход государства.

Николай Аксененко, министр путей сообщения РФ (1997-2002), первый вице-премьер правительства РФ (1999-2000)

19 октября 2001 г. в Генеральную прокуратуру был вызван министр путей сообщения РФ Николай Аксененко.

Ему было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 286 УК РФ (“Превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий”) и ч. 3 ст. 160 (“Присвоение или растрата в крупном размере”).

По данным следствия, он незаконно приобретал квартиры для руководства министерства, а также “незаконно образовал шесть централизованных финансовых фондов, куда отчислялось от 5 до 37% прибыли каждой из 17 железных дорог страны на общую сумму более 20 млрд руб.”.

Аксененко не признал своей вины, заявляя, что дело против него “сфабриковано противниками реформ”. 3 января 2002 г. он был снят со своего поста. Осенью 2003 г. следствие было завершено.

К тому времени Аксененко, который страдал лейкозом, выехал на лечение в Германию, поэтому фактически судопроизводство было приостановлено.

Приговор так и не был вынесен в связи со смертью обвиняемого в Мюнхене 20 июля 2005 г.

Евгений Адамов, министр РФ по атомной энергии (1998-2001)

2 мая 2005 г. Евгений Адамов был арестован в Берне (Швейцария) по запросу Министерства юстиции США.

Американская сторона обвиняла его в присвоении $9 млн, предоставленных Министерством энергетики США для модернизации системы безопасности на ядерных объектах РФ.

Основанием для привлечения Адамова к ответственности в США послужило то, что он владел консалтинговой компанией, зарегистрированной в Соединенных Штатах. Вскоре после ареста запрос на экстрадицию Адамова властям Швейцарии направила Генпрокуратура РФ.

13 мая 2005 г. в России против бывшего министра было возбуждено уголовное дело по обвинению в мошенничестве и превышении должностных полномочий. 29 декабря 2005 г. Верховный суд Швейцарии объявил о решении экстрадировать бывшего чиновника в Россию. 31 декабря 2005 г. он был доставлен в Москву и помещен в СИЗО “Матросская Тишина”, а 21 июля 2006 г. освобожден под подписку о невыезде.

19 февраля 2008 г. решением Замоскворецкого суда Москвы Адамов был признан виновным по ст. 159 УК РФ (“Хищении бюджетных средств путем мошенничества”) и ст. 285 (“Злоупотребление должностными полномочиями”).

Свою вину чиновник не признал. Суд приговорил его к 5,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. При рассмотрении кассации в апреле 2008 г. срок заключения был изменен на условный.

Анатолий Сердюков, министр обороны РФ (2007-2012)

28 ноября 2013 г. Главным военным следственным управлением Следственного комитета (СК) РФ в отношении Анатолия Сердюкова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ (“Халатность”).

По данным следствия, он, являясь министром обороны, поручил построить за счет бюджета министерства автомобильную дорогу от села Краса Икрянинского района Астраханской области до острова Школьный.

На его территории располагается база отдыха “Житное”, которая принадлежала Валерию Пузикову, мужу сестры Сердюкова.

Кроме того, военнослужащих привлекали для благоустройства территории базы отдыха. Свои действия чиновник объяснил тем, что в обмен на помощь в строительстве дороги владельцы базы обещали обеспечить военнослужащих льготными путевками.

По версии следствия, в результате действий бывшего министра государству был причинен ущерб на сумму более 56 млн руб. Уголовное дело в отношении Сердюкова было прекращено 14 февраля 2014 г.

по амнистии, объявленной в связи с 20-летием Конституции РФ.

Дмитрий Безделов, руководитель Федерального агентства по обустройству границы РФ (2008-2013)

9 декабря 2013 г. Следственный департамент МВД вынес постановление о привлечении бывшего руководителя Росграницы Дмитрия Безделова в качестве обвиняемого по ч. 4 ст.

159 УК РФ (“Мошенничество в особо крупном размере”). По данным следствия, он организовал хищение бюджетных средств в размере 490 млн руб. (первоначально называлась сумма 1 млрд 176 млн руб.

), выделенных на реконструкцию ряда пунктов перехода границы.

Часть денег, по данным следствия, поступила на счета банка “Агросоюз”, одним из совладельцев которого в 2010 г. стал отец чиновника Александр Безделов. 26 октября 2014 г.

Дмитрий Безделов был задержан итальянской полицией в Риме. 2 октября 2015 г. Апелляционный суд Рима удовлетворил запрос Генпрокуратуры РФ об экстрадиции экс-главы Росграницы в Россию. 5 апреля 2016 г.

он был передан российским правоохранителям.

Помимо мошенничества Безделову предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 210 (“Создание преступного сообщества, совершенное лицом с использованием служебного положения”). Чиновник не признает себя виновным. В настоящее время судебный процесс продолжается в Мещанском суде Москвы.

Алексей Улюкаев, министр экономического развития РФ (2013-2016)

14 ноября 2016 г. глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев был задержан органами Следственного комитета РФ по подозрению в вымогательстве взятки в размере $2 млн у представителя нефтяной компании “Роснефть”.

По словам представителя СК, деньги были переданы Улюкаеву “за положительную оценку, позволившую ПАО “НК “Роснефть” осуществить сделку по приобретению государственного пакета акций ПАО АНК “Башнефть” (50,08%)”. 15 ноября 2016 г.

президент РФ Владимир Путин освободил Улюкаева от должности министра в связи с утратой доверия.

В тот же день экс-глава Минэкономразвития был помещен под домашний арест. Улюкаеву было предъявлено обвинение по ч. 6 ст. 290 УК РФ (“Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере”). Свою вину в совершении преступления он не признал. 29 ноября 2016 г.

суд наложил обеспечительный арест на 10 земельных участков и жилой дом Улюкаева в Смоленской области. 14 декабря были арестованы принадлежащие ему денежные средства и монеты из драгоценных металлов на общую сумму около 500 млн руб. 23 мая 2017 г.

следствие в отношении Улюкаева было завершено, ему предъявлено обвинение в окончательной редакции. 

Источник: //tass.ru/info/4332566

Вс рф готовит новые разъяснения об особенностях рассмотрения дел о мошенничестве

Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

Почти 10 лет прошло с момента принятия Верховным Судом Российской Федерации постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. № 51; далее – Постановление № 51).

За это время нормы Уголовного кодекса о мошенничестве претерпели значительные изменения.

В 2012 году была введена дифференцированная ответственность за мошенничество – теперь на квалификацию деяния влияет то, в какой сфере экономической деятельности совершено посягательство на чужое имущество (УК РФ был дополнен ст. 159.1-159.6). Впоследствии одна из этих статей – ст. 159.

4 УК РФ – была признана неконституционной в части, позволяющей отнести мошенничество в сфере предпринимательской деятельности в особо крупном размере к преступлениям средней тяжести, и, поскольку указания КС РФ по внесению в нее поправок не были исполнены, утратила силу с 11 июля 2015 года.

Тем не менее в прошлом году мошенничество в сфере предпринимательской деятельности снова было выделено в специальный состав мошенничества (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ). Кроме того, была введена ответственность за мелкое хищение, совершенное подвергнутым административному наказанию лицом (ст. 158.1 УК РФ).

Дополнение кодекса указанными статьями, а также использование мошенниками не известных ранее способов противоправного завладения чужим имуществом или правом на него, появившихся в условиях развития информационных технологий, и обусловило необходимость актуализации разъяснений Суда, отметила судья ВС РФ Татьяна Хомицкая, представлявшая проект нового постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (далее – проект постановления; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) на вчерашнем заседании Пленума ВС РФ.

Нельзя не отметить, что многие положения Постановления № 51 общего характера, например о том, какие действия могут расцениваться как обман или злоупотребление доверием потерпевшего, какие факты свидетельствуют о наличии умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на него, чем отличается мошенничество от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), какие обстоятельства устанавливаются судом при квалификации деяния как присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ) и др., предполагается перенести в новое постановление.

Среди новых разъяснений, предлагаемых проектом постановления, стоит обратить особое внимание на следующие.

Хищение безналичных денежных средств.

Планируется прямо указать, что завладение чужими безналичными, в том числе электронными, денежными средствами должно рассматриваться именно как хищение чужого имущества, а не приобретение права на него, что соответствует положениям гражданского законодательства, согласно которым безналичные денежные средства относятся к имуществу (ст. 128 ГК РФ).

С массивом судебных решений по делам о мошенничестве можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практикиинтернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Кроме того, в связи со спецификой данного предмета хищения предполагается уточнить, как определяется момент окончания преступления и место его совершения.

В сложившейся судебной практике мошенничество признается оконченным с того момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного лица, и это лицо получило реальную возможность пользоваться или распоряжаться им.

По аналогии предлагается считать хищение денежных средств оконченным с момента зачисления их на счет (банковский, оператора электронных денежных средств, оператора мобильной связи), который прямо или косвенно контролируется совершившим деяние лицом или тем лицом, в пользу которого совершено преступление.

Однако некоторые разработчики проекта считают, что возможность распорядиться похищенными средствами у виновного лица возникает раньше: с момента списания денег с банковского счета владельца или уменьшения остатка электронных денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета.

По их мнению, с этого момента и следует считать преступление оконченным, поскольку на практике не всегда можно установить, куда именно перечисляются списанные мошенниками деньги, а ущерб владельцу причиняет сам факт изъятия их с его счета. Какой из вариантов будет закреплен в итоговом тексте разъяснений, предстоит определить редакционной комиссии, созданной для доработки проекта постановления.

Два варианта разъяснений предложено и по вопросу определения места совершения хищения безналичных денежных средств (оно учитывается при определении территориальной подсудности уголовного дела).

Им будет считаться либо место фактического нахождения виновного лица в момент совершения деяния, либо место нахождения банка, в котором открыт счет владельца, или иной организации, ведущей учет его электронных денежных средств.

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ).

ВС РФ планирует напомнить судам, что к уголовной ответственности по указанной статье может быть привлечен только ИП или член органа управления коммерческой организации в случае умышленного причинения значительного ущерба (не менее 10 тыс. руб.) контрагенту-предпринимателю.

Как подчеркнула Татьяна Хомицкая, суды не должны, с одной стороны, квалифицировать данные деяния как обычное мошенничество, а с другой – назначать уголовное наказание в случаях, когда обязательства нарушаются не потому, что предприниматель изначально не собирался их исполнять, а из-за отсутствия возможности их исполнения в связи со сложным финансовым положением. Кроме того, в итоговый текст проекта постановления могут быть включены разъяснения об условиях освобождения предпринимателей от ответственности за мошенничество в силу малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), сообщила судья ВС РФ.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ).

Проектом постановления предлагается уточнить, что по данной статье квалифицируется представление заемщиком кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений, например о месте работы, величине доходов, непогашенной задолженности и др.

, с целью получения кредита, который он заведомо не собирается возвращать. Если же для получения кредита используется чужой паспорт или документы несуществующего физического или юридического лица, данное деяние квалифицируется как простое мошенничество (ст.

159 УК РФ, напомним, предусматривает более суровое наказание, чем ст. 159.1 УК РФ). Также данная специальная статья не может применяться в случаях мошенничества по договорам займа между гражданами и договорам микрозайма, считает ВС РФ.

Мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ). Планируется, в частности, разъяснить, незаконное получение каких именно социальных пособий, субсидий и компенсаций регулируется данной статьей, а каких – ст. 159 УК РФ.

К первым относятся, например, пособие по безработице, средства материнского капитала, субсидия на приобретение жилья, а ко вторым – субсидии на поддержку предпринимательства, стипендии и гранты и др. Также уточняется, что к ответственности по ст. 159.

2 УК РФ привлекаются как лица, не обладающие правом на получение соответствующих выплат, так и те, кто имеет это право, но представляет недостоверные данные – для увеличения размера пособия, к примеру.

Мошенничество с использованием платежных карт путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации (ст. 159.3 УК РФ). Согласно позиции ВС РФ, отраженной в п.

13 Постановления № 51, не является мошенничеством снятие денег с чужой карты без уполномоченного сотрудника кредитной организации (то есть в банкомате) – это деяние квалифицируется как кража (ст. 158 УК РФ).

Проектом постановления предлагается дополнить данное разъяснение, указав, что кражей, а не мошенничеством, является и хищение безналичных денежных средств путем использования конфиденциальной информации держателя карты, например ввода корректного логина и пароля в платежных сервисах.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ).

В положении проекта постановления, посвященном этой статье, приведены примеры действий, которые могут расцениваться как обман относительно наступления страхового случая или размера страхового возмещения, и лиц, которые могут привлекаться к ответственности за данное преступление.

К ним отнесены страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также вступивший в сговор со страхователем представитель страховщика или эксперт. Стоит отметить, что данный перечень субъектов не является закрытым.

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ).

В отличие от всех остальных видов мошенничества, которые совершаются путем обмана или злоупотребления доверием владельца имущества, способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации является вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-коммуникационных сетей, отмечает ВС РФ. Под таким вмешательством понимаются в том числе так называемые компьютерные атаки – воздействие программ или программно-аппаратных средств на серверы, компьютеры, смартфоны.

В случаях, когда хищение совершено не с помощью незаконного воздействия на программное обеспечение, а путем использования данных собственника денежных средств для авторизации в системе интернет-платежей, например, имеет место не мошенничество, а кража, полагает Суд. Если же в целях завладения чужим имуществом или правом на него создается поддельный сайт благотворительного фонда, интернет-магазина и т. д. или адрес электронной почты, виновное лицо должно привлекаться к ответственности за простое мошенничество.

Существенно ли будет отличаться итоговый текст нового постановления от рассмотренного проекта, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после его принятия Пленумом ВС РФ.  

Источник: //www.garant.ru/news/1148691/

КС: Наказание за мошенничество с использованием служебного положения не зависит от объема хищения

Основания привлечения к ответственности по статье 159 УК РФ

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 865-О, в котором рассмотрел вопрос о соразмерности наказания, примененного к сотруднице органов внутренних дел, по отношению к совершенному ею преступлению.

16 августа 2017 г. приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга Ольга Сеземина была признана виновной в совершении 29 января 2013 г. мошенничества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

Как отмечается в определении, осужденная, будучи старшим участковым уполномоченным полиции, при проверке магазина умышленно ввела в заблуждение индивидуального предпринимателя Х., указав на наличие оснований для привлечения его к административной ответственности за нарушение правил торговли.

За несоставление протокола о правонарушении участковый потребовала приобрести за счет предпринимателя товары общей стоимостью не менее 272 руб. (в ценах 2013 г.).

В итоге осужденной было назначено наказание в виде полутора лет лишения свободы условно с испытательным сроком в год и дополнительным наказанием в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя государственной власти, на два года. Апелляция оставила приговор в силе. Постановлением судьи Верховного Суда РФ в передаче кассационной жалобы было отказано.

В кассационной жалобе в КС Ольга Сеземина указала, что ч. 3 ст.

159 УК противоречит Конституции РФ в той мере, в какой позволяет привлекать к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное лицом с использованием служебного положения, вне зависимости от стоимости похищенного.

Кроме того, данная норма, по мнению заявительницы, позволяет назначать несоразмерное общественной опасности содеянного наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий отнести это преступление к категории тяжких, притом что такая стоимость может быть явно и существенно меньшей, нежели стоимость похищенного лицом, подвергнутым административной ответственности за мелкое хищение по ст. 7.27 КоАП РФ, или стоимость незаконно полученного лицом, подвергнутым уголовной ответственности за мелкое взяточничество по ст. 291.2 УК.

Заявительница также отметила, что оспариваемая норма нарушает принцип равенства, сопоставляя ее с ч. 1 ст.

165 УК, устанавливающей минимальный размер имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, причиненного путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, равным крупному размеру, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб.

Рассматривая жалобу, КС указал, что в отличие от взятки, имеющей место лишь в случаях получения должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, мошенничество с использованием служебного положения предполагает умышленное приобретение ценностей за совершение действий (бездействие), которые в действительности лицо не может осуществить ввиду отсутствия полномочий и невозможности использовать свое служебное положение (п. 24 Постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»).

Суд отметил, что мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, будучи отнесенным к преступлениям против собственности, не сводится к получению взятки. В то же время, оставаясь коррупционным преступлением, оно не исчерпывается лишь мошенническим хищением чужого имущества.

Его системообразующие признаки, формируя в своем единстве сложный состав преступления, определяют совокупную повышенную опасность деяния (в сравнении не только с административно наказуемым мелким мошенничеством, но и с неквалифицированным мошенничеством, наказуемым в уголовном порядке) и, как следствие, иную степень пенализации.

При этом КС сослался на свое Определение от 8 декабря 2011 г.

№ 1623-О-О, в котором указано, что совершение сотрудниками ОВД умышленного преступления свидетельствует об их осознанном, вопреки профессиональному долгу и принятой присяге, противопоставлении себя целям и задачам деятельности полиции, что способствует формированию негативного отношения к ней и институтам государственной власти в целом, деформирует нравственные основания взаимодействия личности, общества и государства, подрывает уважение к закону и необходимости его безусловного соблюдения и, как следствие, предполагает допустимость поиска законодателем наиболее адекватных мер уголовно-правового реагирования на подобного рода преступные деяния.

Так, указал Суд, по отношению к ряду уголовно противоправных деяний использование при их совершении служебного (в том числе должностного) положения приобретает значение криминообразующего признака, характеризующего особенности квалифицированных составов данных преступлений. Подобным образом структурирован в ч. 3 ст.

159 УК и состав мошенничества, включающий посягательство на разнородные объекты специфическим способом, состоящим в использовании субъектом своего особого (специального) статуса, что не выходит за рамки полномочий законодателя и не противоречит принципам равенства и соразмерности.

Кроме того, отметил КС, это обусловлено повышенной опасностью таких деяний, направлено – во исполнение принципа справедливости – на дифференциацию уголовной ответственности и не предполагает, вопреки мнению заявительницы, установления и применения мер ответственности без учета отмеченных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих верной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица.

«Что же касается сопоставления оспариваемого законоположения с ч. 1 ст.

165 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в крупном размере, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб., то, поскольку в данном составе отсутствуют (в совокупности или отдельно) такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, равно как и признак его совершения специальным субъектом – лицом, использующим свое служебное положение, постольку соотнесение этих двух норм с точки зрения принципа равенства не имеет под собой оснований», – отметил Суд.

КС добавил, что ни международные обязательства, принятые на себя Россией, ни УК не препятствуют законодателю и суду в процессе определения нормативных пределов наказания и конкретной его меры, применяемой к виновному, учитывать характер деяния, его опасность для защищаемых уголовным законом ценностей, реальный размер причиненного вреда, сведения о лице, совершившем преступление, и другие обстоятельства, учет которых способствует избранию мер уголовно-правового воздействия, сообразующихся с конституционными принципами юридической ответственности.

Суд указал, что при назначении наказания первая инстанция, учитывая фактические обстоятельства преступления, характер и степень его общественной опасности, не выявила достаточных оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст.

15 УК, а также для назначения согласно ст. 64 УК более мягкого наказания, чем предусмотрено за это преступление.

«Однако, принимая во внимание сведения о личности виновной, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих обстоятельств, в том числе мнение потерпевшего, не считающего, что ему был причинен какой-либо вред, суд назначил О.М.

Сеземиной наказание … без штрафа и ограничения свободы, но с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать на государственной службе должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, на срок два года», – отметил КС.

Он подчеркнул, что оспариваемая норма сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

В определении также отмечается, что формально ставя вопрос о конституционности законоположения, заявительница, по сути, выразила несогласие с вынесенными процессуальными решениями, предлагая Суду оценить их правомерность и обоснованность с учетом обстоятельств дела.

В комментарии «АГ» юрист консалтинговой группы G3 Елизавета Фетисова указала, что вопрос о конституционности ч. 3 ст. 159 УК, в сущности, сводится к вековой проблеме справедливости наказания и его соразмерности преступлению.

«Несмотря на то что КС РФ вынес “отказное” определение, в нем достаточно подробно проанализирован состав совершенного заявительницей преступления. Суд справедливо указал на двойственный характер состава ч. 3 ст.

159 УК РФ: преступление направлено, в первую очередь, против собственности, но не сводится к хищению, а также имеет квалифицирующий признак в виде злоупотребления специальным статусом, что создает риск для иных конституционных ценностей, вплоть до угрозы демократическим институтам.

Все вместе это образует совокупную повышенную опасность деяния, отражающуюся на степени его пенализации», – отметила юрист.

Таким образом, подчеркнула она, КС напомнил об основополагающих принципах дифференциации уголовной ответственности, а также о целях наказания, которыми являются не только восстановление социальной справедливости, но и исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. По мнению эксперта, в этом смысле наказание не может опираться исключительно на размер причиненного ущерба.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов полагает, что КС верно разобрался в ситуации, поскольку решающим выступает не объем хищения, а факт совершения коррупционного преступления должностным лицом.

«Коррупционные преступления составляют повышенную общественную опасность деяния, за которые предусматривается повышенная ответственность.

Это полностью согласуется с международным правом (Конвенцией ООН против коррупции) и практикой зарубежных стран, подчеркивающей опасный характер коррупции, создаваемые ею угрозы и устанавливающей повышенную ответственность за коррупционные преступления», – указал он.

При этом адвокат критически отнесся к позиции КС, указавшего, что заявительница, ставя вопрос о конституционности нормы УК, якобы «выражает несогласие с вынесенными по ее делу судебными решениями» и просит КС дать оценку состоявшимся судебным решениям. «Вынужден констатировать два ключевых обстоятельства.

Первое – стойкое нежелание КС рассматривать жалобы по существу, используя для этого причудливые и не всегда логичные обоснования для отказа. Второе – аналогичную практику нижестоящих судов, незамысловато “объезжающих” доводы защиты для их нерассмотрения по существу.

Странноватая тенденция», – пояснил Алексей Иванов.

Адвокат, партнер, руководитель уголовно-правовой практики КА «Pen & Paper» Алексей Добрынин отметил, что решение суда, в соответствии с которым лицо привлекают к уголовной ответственности за хищение на сумму 272 руб., представляется даже не спорным, а весьма странным.

«В соответствии с законом минимальный размер уголовно наказуемого хищения составляет 2500 руб., если это не грабеж и не разбой.

Однако Суд в данном деле слишком формально подошел к правовой оценке и учел положения статьи КоАП, устанавливающей административную ответственность за мелкое хищение, в соответствии с которыми эта статья не применяется, если есть квалифицирующие признаки из уголовного закона, – пояснил он.

– Поскольку хищение было совершено при наличии квалифицирующего признака “с использованием служебного положения”, действия заявительницы были квалифицированы по ст. 159 УК. Форма взяла верх над содержанием.

И это несмотря на то, что согласно судебно-следственной практике и требованиям УК, который содержит специальную норму, позволяющую учитывать подобные ситуации (не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки состава преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественную опасность)». В аналогичных ситуациях, добавил эксперт, уголовные дела прекращаются за малозначительностью.

Адвокат также отметил, что даже если бы 272 руб. были получены в качестве взятки, то санкция за мелкое взяточничество тоже оказалась бы менее строгой, чем за мошенничество с использованием служебного положения, за которое была осуждена заявительница.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/ks-nakazanie-za-moshennichestvo-s-ispolzovaniem-sluzhebnogo-polozheniya-ne-zavisit-ot-obema-khishcheniya/

Глав-книга
Добавить комментарий