Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

Налогообложение операций по купле-продаже дебиторской задолженности

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

04.05.2010 Бухгалтерский ДЗЕНподписывайтесь на наш канал В условиях нестабильной экономической ситуации у многих организаций возникают трудности с получением денежных средств. Для пополнения оборотных средств компания может продать числящуюся в учете дебиторскую задолженность либо заключить с финансовым агентом договор финансирования под уступку права требования долга.

Налоговые последствия указанной операции рассматривает в данной статье Л.П. Фомичева, аудитор. Автор анализирует механизм налогообложения операций по купле-продаже дебиторской задолженности применительно к различным налоговым режимам.

Рассмотрим, с какими сложностями может столкнуться организация при отражении расходов по договорам цессии и факторинга в налоговом учете.

Поставщик товаров (работ, услуг) может уступить дебиторскую задолженность покупателя третьему лицу по соглашению об уступке права требования (п. 1 ст. 307, п. 1 ст. 382 ГК РФ).

В результате такой уступки поставщик (первоначальный кредитор, цедент) выбывает из обязательства, а принадлежащие ему права (как правило, в том же объеме и на тех же условиях) переходят к новому кредитору (ст. 384 ГК РФ).

Можно уступить и требование заимодавца о возврате займа.

Непременным условием договора является наличие у кредитора полного комплекта надлежаще оформленных документов, подтверждающих существование финансового обязательства.

Новому кредитору передаются документы, удостоверяющие право требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Это может быть подлинник или копия первоначального договора, акт сверки задолженности кредитора и должника, накладные и другие документы.

Для перехода к другому лицу прав кредитора в общем случае не требуется согласия должника, если иное не установлено законом, договором или статьей 388 ГК РФ. Однако должник должен быть уведомлен о состоявшемся переходе прав (п. п. 2, 3 ст. 382 ГК РФ). Можно отправить ему по почте копию договора цессии, уведомление, телеграмму и т.

д., но следует получить доказательство того, что должник получил документ, поскольку он должен знать, что долг следует возвращать новому кредитору (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Кредитор, который приобрел денежное требование в результате уступки (цессионарий), также вправе переуступить его другому лицу или предъявить его к оплате должнику.

Рассмотрим, с какими сложностями может столкнуться организация при отражении расходов по договорам цессии и факторинга в налоговом учете.

Поставщик товаров (работ, услуг) может уступить дебиторскую задолженность покупателя третьему лицу по соглашению об уступке права требования (п. 1 ст. 307, п. 1 ст. 382 ГК РФ).

В результате такой уступки поставщик (первоначальный кредитор, цедент) выбывает из обязательства, а принадлежащие ему права (как правило, в том же объеме и на тех же условиях) переходят к новому кредитору (ст. 384 ГК РФ).

Можно уступить и требование заимодавца о возврате займа.

Непременным условием договора является наличие у кредитора полного комплекта надлежаще оформленных документов, подтверждающих существование финансового обязательства.

Новому кредитору передаются документы, удостоверяющие право требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Это может быть подлинник или копия первоначального договора, акт сверки задолженности кредитора и должника, накладные и другие документы.

Для перехода к другому лицу прав кредитора в общем случае не требуется согласия должника, если иное не установлено законом, договором или статьей 388 ГК РФ. Однако должник должен быть уведомлен о состоявшемся переходе прав (п. п. 2, 3 ст. 382 ГК РФ). Можно отправить ему по почте копию договора цессии, уведомление, телеграмму и т.

д., но следует получить доказательство того, что должник получил документ, поскольку он должен знать, что долг следует возвращать новому кредитору (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Кредитор, который приобрел денежное требование в результате уступки (цессионарий), также вправе переуступить его другому лицу или предъявить его к оплате должнику.

Первоначальный кредитор – цедент, уступающий право требования, не начисляет НДС в связи с тем, что налог был исчислен и уплачен в бюджет при первоначальной отгрузке товаров, реализации работ, услуг (п. 1 ст. 155, п. 1 ст. 167 НК РФ).

В Определении ВАС РФ от 14.03.2008 № 10887/07 судьи указали на то, что соглашение об уступке денежного требования связано с исполнением договора по реализации товаров (работ, услуг). Налогообложению подлежат в данном случае не операции по реализации имущественных прав, а операции по реализации товаров, работ, услуг (п. 1 ст. 155 НК РФ).

Новый кредитор (цессионарий), который получил денежное требование непосредственно от поставщика товаров (работ, услуг), не имеет права на вычет по операции уступки права требования (постановление ФАС Уральского округа от 17.03.2009 № Ф09-1388/09-С2).

При дальнейшей переуступке требования или при погашении обязательства должником цессионарий – плательщик НДС начисляет налог в день погашения либо переуступки (п. 2, 4 ст. 155, п. 8 ст. 167 НК РФ).

В обоих случаях налоговая база определяется как сумма превышения полученного дохода над суммой расходов по приобретению этого требования. Превышение облагается по расчетной ставке (п. 4 ст. 164 НК РФ).

Отдельно следует рассмотреть вопрос исчисления НДС при уступке и переуступке заемных обязательств.

Первоначальный кредитор при уступке займа не начисляет НДС. Если заемщик гасит заем по первоначальному договору новому кредитору, эта операция также освобождена от НДС (подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ).

Источник: https://buh.ru/articles/documents/14548/

Цессия: правила продажи долга

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

Дебиторская задолженность может быть вполне ликвидным товаром. Для руководителя организации-продавца главный вопрос – найти на этот долг покупателя, который заинтересован в товарах и услугах, предлагаемых должником фирмы. А бухгалтеру придется осваивать тонкости учета и налогообложения операции по уступке права требования.

Договор уступки права

Взаимоотношения сторон

В соответствии со ст. 382 ГК РФ под уступкой права требования (цессией) понимается соглашение, в силу которого одна сторона – первоначальный кредитор по обязательству (цедент) передает новому кредитору (цессионарию) право требования исполнения обязательства должником. При этом новый кредитор приобретает право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.

Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Обзор) поставлена точка в длительном споре юристов о том, возможна ли уступка не всего требования, а только его части.

Согласно мнению ВАС РФ уступка части права (требования) по обязательству не противоречит закону, если предмет уступки является делимым (п. 5 Обзора). В частности, были признаны делимыми: денежное обязательство, вытекающее из договора поставки, и арендное право пользования несколькими помещениями.

По общему правилу для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется. Однако при заключении договора стороны могут предусмотреть, что такое согласие является обязательным как в отношении всех прав кредитора по договору, так и в отношении их части.

Кроме того, стороны в договоре вообще могут запретить какую-либо уступку права требования. Это вытекает из содержания п. 1 ст. 388 ГК РФ, согласно которому уступка права требования кредитором другому лицу не допускается, если она противоречит закону или договору.

К СВЕДЕНИЮ!

Недопустима передача по договору цессии прав требований, неразрывно связанных с личностью кредитора (в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью) (ст. 383 ГК РФ).

Если же такое противоречие все-таки возникнет, то договор уступки требования будет являться ничтожной сделкой (ст. 166, 168 ГК РФ).

Одновременно с этим у должника имеется право не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Поэтому должника следует уведомить об уступке прав требования по обязательствам путем передачи ему документов, доказывающих этот факт.

В противном случае должник может либо отказаться от уплаты до представления ему доказательств заключения договора цессии, либо отдать долг ненадлежащему кредитору. Риск, вызванный этими неблагоприятными последствиями, берет на себя новый кредитор (ст. 382 ГК). Ведь если дебитор вернул по ошибке долг первому кредитору, то обязательство будет считаться исполненным.

Прежний кредитор отвечает перед новым за то, что передал ему действительное требование.

Если переданное требование основано на недействительной сделке (например, переданное требование на момент передачи уже исполнено должником), то новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора возмещения причиненных ему убытков (ст. 390 ГК РФ).

Кроме того, переуступить можно только задолженность с неистекшим сроком исковой давности. Чтобы подтвердить «реальность» долга, новому кредитору следует потребовать от цедента представления акта сверки расчетов.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!

Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не за неисполнение этого требования должником. Исключением является случай, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ).

Данному положению ст. 390 ГК РФ Президиум ВАС РФ придал «свежее» звучание (п. 1 Обзора). По мнению ВАС РФ, из положений ст. 390 ГК РФ вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) вовсе не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору.

Неисполнение обязательства по передаче предмета соглашения об уступке права (требования) влечет ответственность передающей стороны, а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право. То есть если первоначальный договор и был признан недействительным, то соглашение об уступке права все равно имеет юридическую силу.

Кстати, «уступать» можно не только ныне существующее, но и будущее право. Такой вывод сделал ВАС РФ в п. 4 Обзора.

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору вместе с правом требования также и все документы, которые его удостоверяют, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Впрочем, уклонение цедента от передачи новому кредитору необходимых документов само по себе еще не свидетельствует о том, что данное право не перешло к цессионарию; свидетельства выражения воли сторон на передачу этого права куда важнее (п. 11 Обзора).

Форма договора

Уступка требования (цессия) должна быть составлена в той форме, которая предусмотрена действующим законодательством для основного договора. Если оформление уступки требования будет совершено в форме, не предусмотренной действующим законодательством для основного договора, то уступка требования будет считаться недействительной на основании п. 1 и 2 ст. 452 и 168 ГК РФ.

Так, согласно ст. 389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной (нотариальной) форме.

Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки.

Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента (передаточной надписи) на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ).

договора

В ГК РФ определена лишь сама возможность передачи прав (требования) по сделке, но не указан вид договора, по которому эта передача происходит.

Поэтому прежде всего в договоре цессии нужно определить предмет договора, то есть предмет передачи, конкретные требования, вытекающие из заключенной ранее сделки со ссылками на ее реквизиты.

В противном случае договор будет считаться незаключенным. Иногда соглашение о цессии достигается путем составления обычного договора купли-продажи.

Однако далеко не всегда отсутствие в договоре цессии указания на обязательство, в состав которого входило уступаемое право (требование), влечет недействительность этого договора (п. 12 Обзора). Поскольку при возникновении спора суды учитывают и другие обстоятельства, как-то: уведомление цедентом должника о состоявшейся уступке, указанная в соглашении сумма задолженности и т.п.

В договоре цессии участвуют две стороны: цедент (продавец задолженности) и цессионарий (покупатель).

Договор цессии может быть как возмездным, так и безвозмездным. Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Поэтому договор уступки прав будет считаться безвозмездным только в том случае, если условие о безвозмездности договора будет явно следовать из соглашения сторон.

В то же время передача требования на безвозмездной основе между коммерческими организациями может быть расценена налоговыми и иными проверяющими органами в качестве договора дарения, а дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ). И в этом случае очень рекомендуем прислушаться к голосу ВАС РФ, который в п.

9 Обзора заявил, что договор цессии, заключенный между коммерческими организациями, может быть квалифицирован как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

Отсутствие в договоре цессии условия о цене передаваемого права само по себе не является основанием для признания его ничтожным как сделки дарения между коммерческими организациями.

Иначе говоря, факт «дарения права» еще нужно доказать.

Само по себе несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) еще не является основанием для признания ничтожным договора цессии, заключенного между коммерческими организациями, поскольку в силу п. 1 ст. 572 ГК РФ наличие возмездных начал в договорном обязательстве полностью исключает признание соответствующего договора договором дарения (п. 10 Обзора).

Кроме того, стороны в договоре цессии вправе решать судьбу начисленной неустойки, убытков, процентов по кредитам и всех других сумм, связанных с основным договором. Если же в договоре цессии об этих платежах не будет ничего сказано (по умолчанию), то права на их получение переходят к приобретателю автоматически (ст. 384 ГК РФ).

Об этом еще раз напомнил ВАС РФ в п. 15 Обзора. Более того, суд решил, что при уступке части требования в силу ст. 384 ГК РФ права, связанные с данным требованием, также переходят к цессионарию в части, пропорциональной переданному требованию.

«Уступать» можно даже неустойку (п. 21 Обзора). И не беда, если ее конкретный размер на момент уступки в силу ст. 333 ГК РФ определить невозможно. Как рассудил ВАС РФ в п. 16 Пленума, «неопределенное» на момент перехода право переходит к новому кредитору в таком же «неопределенном размере».

Помимо неустойки, Президиум ВАС разрешил «уступать» также и право на убытки, потому что «обязательство по возмещению убытков является денежным обязательством, возникшим в связи с нарушением должником прав потерпевшего», и, следовательно, обладает самостоятельной имущественной ценностью (п. 17 Обзора).

Налогообложение у цедента (продавца долга)

НДС

Особенности определения налоговой базы по НДС при передаче имущественных прав установлены ст. 155 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 155 НК РФ при уступке требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг) или на основании закона, налоговая база у цедента определяется как стоимость этих товаров, исчисленная исходя из рыночных цен в соответствии со ст.

40 НК РФ (с учетом акцизов – для подакцизных товаров) и без включения НДС (ст. 154 НК РФ). Главное условие – чтобы операции по реализации указанных товаров подлежали обложению НДС (т.е. не освобождались от налогообложения в соответствии со ст. 149 НК РФ).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/52249/

Споры, связанные с уступкой права требования

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

В чем выгода процедуры банкротства для кредитора?

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

Практика показывает, что зачастую кредиторы, имеющие вступившее в законную силу решение суда о взыскании долга, в силу различных причин недооценивают те возможности, которые предоставляет им процедура банкротства, и затягивают подачу соответствующего заявления в арбитражный суд, рассчитывая получить причитающееся в ходе процедуры исполнительного производства (как правило, длительной и малоэффективной).

Хорошо, если у должника имеется ликвидное имущество, на которое можно обратить взыскание, и судебный пристав-исполнитель успел арестовать его до того, как должник произвел его отчуждение третьим лицам.

Вместе с тем, нередки ситуации, когда имущества должника очевидно недостаточно для исполнения исполнительного листа, поскольку оно было намеренно выведено из имущественной массы в результате недобросовестных действий должника. В таких случаях следует помнить, что банкротное законодательство предоставляет широкие возможности по оспариванию сделок должника, совершенные:

  • на нерыночных условиях. Примеры: продажа активов по заниженной цене, покупка неликвидного имущества по завышенной цене, передача в качестве отступного имущества на сумму больше размера долга и т.д.
  • с целью причинения вреда другим кредиторам. Примеры: передача активов в счет несуществующего (мнимого) обязательства по поставке товаров, оплате работ, оказанию услуг, либо в счет поручительства, принятого на себя в отсутствие экономически разумных причин; проставление аваля по необеспеченным векселям и т.д.

Кроме того, закон позволяет оспаривать действия должника по исполнению реально имеющихся обязательств, совершенные, однако, в условиях недостаточности имущества для удовлетворения всех требований кредиторов.

Примеры: возврат займа или передача имущества в качестве отступного при наличии требований других кредиторов с наступившим сроком исполнения.

https://www.youtube.com/watch?v=MYFjZJxErA8

Правом на оспаривание сделок обладает как конкурсный управляющий, так и любой из кредиторов с размером требований не менее 10 процентов от суммы реестра (без учета кредиторов, чьи сделки оспариваются).

Для обеспечения стабильности гражданского оборота законом вводятся ограничительные сроки (периоды подозрительности), которые исчисляются путем “обратного отсчета” от даты принятия заявления о банкротстве к производству. Для того, чтобы оспорить сделку, необходимо, чтобы она была совершена в течение периода подозрительности (1 месяц – 3 года в зависимости от состава недействительности).

Получается, чем раньше кредитор обратится в суд с заявлением о банкротстве, тем большее количество сделок может быть “охвачено” для целей их оспаривания.

Введение процедуры банкротства может окончиться привлечением директора и владельца бизнеса (как номинального, так и реального) к субсидиарной ответственности по долгам юридического лица, т.е. к возложению всех непогашенных в ходе процедуры банкротства долгов организации на соответствующих физических лиц.

В условиях, когда должник оказался “пустышкой”, однако у его контролирующего лица (владельца бизнеса, директора) имеются ценные активы, такое перенесение долгов компании представляет собой реальный шанс реализовать свое право требования (в том числе, в процедуре банкротства директора или владельца бизнеса как физического лица).

Субсидиарная ответственность может возлагаться на контролирующее лицо должника за:

Директор юридического лица может быть также привлечен к субсидиарной ответственности за необращение или несвоевременное обращение в суд с заявлением о банкротстве должника.

В таком случае все обязательства должника, возникшие по истечении указанного срока (месяц со дня, когда директор должен был обнаружить признаки несостоятельности), становятся личными обязательствами самого директора.

Следует отметить, что в настоящее время Верховный Суд РФ взял курс на облегчение бремени доказывания по делу о привлечении директора к субсидиарной ответственности по данному основанию, что может повлечь за собой значительный рост количества таких судебных актов.

Важным фактором, влияющим на желание должника избежать процедуры банкротства, является публичность процедуры банкротства.

Во-первых, сведения о подаче заявления о банкротстве, а также о введении наблюдения публикуются на сайте http://bankrot.fedresurs.ru/ и размещаются в журнале “Коммерсант”.

Сведения о признании должника банкротом вносятся в выписку из ЕГРЮЛ и отображаются на сайте nalog.ru.

Весь ход дела о банкротстве в подробностях может быть прослежен путем изучения “Картотеки арбитражных дел” (kad.arbitr.ru).

Обнародование указанной информации может серьезно повредить бизнес-интересам компании.

Так, законодательство о государственных и муниципальных закупках, а также положения о закупках, принятые отдельными компаниями с государственным участием, ставят заградительные барьеры для участия в торгах лиц, находящихся на различных стадиях банкротства. Кроме того, подобное изменение статуса компании может привести в ряде случаев к расторжению уже заключенных контрактов.

Во-вторых, на должника возлагается обязанность по передаче бухгалтерской и иной финансовой документации в адрес арбитражного управляющего, притом в отношении документации за прошедший 3-х летний период это должно быть сделано сразу же после введения наблюдения.

Как указывалось выше, при уклонении от передачи документации контролирующие лица должника несут риск привлечения к субсидиарной ответственности, что означает их обязанность отвечать по долгам должника в размере всех включенных в реестр, но непогашенных долгов.

Арбитражный управляющий, назначаемый судом по предложению первого конкурсного кредитора, обратившегося с заявлением о признании должника банкротом, вправе по результатам анализа документации должника подавать заявления о возбуждении уголовных и административных дел в правоохранительные органы, а также оспаривать сделки должника, совершенные им до введения банкротства.

К иным преимуществам возбуждения процедуры банкротства также следует отнести потенциальную возможность добровольного исполнения судебного акта в связи с желанием должника избежать репутационных потерь, а также опасений утечки финансовой информации арбитражному управляющему. Очевидно, что данный довод применим лишь к тем компаниям, у которых имеется устойчивая деловая репутация и сложившийся круг контрагентов.

Если же кредитор, который осведомлен о наличии у должников иных крупных кредиторов, все же решит реализовывать свои права через процедуру исполнительного производства, то следует учитывать следующее.

В соответствии с действующим законодательством, исполнительное производство подлежит приостановлению с момента введения процедуры наблюдения.

Таким образом, ввязавшись в длительный процесс оценки (с ее возможным оспариванием в суде), передачи имущества на реализацию в Росимущество (именно данный орган осуществляет реализацию имущества должников), реализации имущества на первичных и повторных торгах, кредитор может столкнуться с тем, что в самый последний момент обращение взыскания будет “сорвано” введением наблюдения по заявлению другого конкурсного кредитора или самого должника. Дальнейшая продажа имущества может стать возможной исключительно в ходе конкурсного производства в деле о банкротстве.

Более того, если кредитор все же успеет получить причитающееся в ходе исполнительного производства, то действия по получению исполнения (выплата денег с депозитного счета судебного пристава, оставление имущества за собой после повторных торгов) могут быть оспорены другими конкурсными кредиторами, при условии подачи ими заявления о банкротстве в течение 1 месяца после совершения соответствующих действий.

Исходя из изложенного, кредиторам следует уделять должное внимание целесообразности реализации своих прав в рамках исполнительного производства, особенно в условиях отсутствия у должника ликвидных активов или наличия иных кредиторов с значительными требованиями. При квалифицированном юридическом подходе процедура банкротства может принести гораздо больше результатов, чем исполнение решения суда судебным приставом-исполнителем.

Поскольку далеко не все должники осведомлены о богатом инструментарии, находящемся в распоряжении конкурсных кредиторов, иногда простое юридическое письмо с предупреждением о намерении подать заявление о банкротстве, а также с описанием возможных последствий, может привести к добровольному погашению долга.

Правовой центр «Два М» предлагает воспользоваться разработанным нашими юристами шаблоном письма в адрес должника с предложением добровольного исполнения судебного акта.

В случае невозможности получения причитающегося по исполнительному листу Правовой центр «Два М» готов оказать кредиторам юридические услуги по разработке комплексного плана действий в целях исполнения судебного акта, подготовке и подаче заявления о банкротстве должника, представлению интересов кредитора в суде. Наш опыт и профессионализм помогут с максимальной степенью эффективности и законными способами реализовать право требования к должнику.

Правовой центр Два М имеет все необходимые профессиональные познания и навыки для:

  • составления комплексного плана действий (“дорожной карты”) по результатам анализа отдельной хозяйственной ситуации в целях максимального обеспечения интересов заказчика;
  • предоставления разовых или регулярных консультационных услуг в связи с планируемым или имеющимся делом о банкротстве;
  • представления интересов физических и юридических лиц в конкретном деле о банкротстве, а также совершения иных фактических действий в интересах заказчиков.

Источник: https://www.2m.ru/uslugi/voprosy-bankrotstva/vygoda-procedury-bankrotstva

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: https://www.garant.ru/news/1156574/

Договор факторинга или уступка права требования долга в Украине в 2019 году

Определение порядка действий после выкупа прав требования долга

Операция уступки права требования является одним из распространенных способов разрешения проблем, связанных с погашением задолженности.Уступка права требования согласно ч. 1 ст. 512 ГКУ является одним из способов замены кредитора в обязательстве. Причем такая операция не может существовать как самостоятельное обязательство.

Она может быть только производной операцией из основного обязательства.Под обязательством понимается правоотношение, в котором одна сторона (должник) обязана совершить в пользу другой стороны (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, предоставить услугу, уплатить деньги и пр.

) или воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 509 ГКУ). Таким образом, уступка права требования заключается в том, что кредитор уступает свое право требовать исполнения обязательства иному лицу – новому кредитору. А новый кредитор приобретает право требовать от должника исполнения обязательства.

Сторонами договора уступки права требования являются первоначальный кредитор и новый кредитор.

Такая операция имеет и другое название – “цессия”. Кредитор, который уступает свое право требования по обязательству другому лицу, называется цедентом, а лицо, которому кредитор уступает свое право требования по обязательству, – цессионарием.

Отметим, что такой термин встречается в единственном нормативном документе – постановлении Правления НБУ от 16.12.2002 г. № 508, которым утверждено Положение о порядке осуществления банками операций с векселями в национальной валюте на территории Украины.

К новому кредитору переходят права первоначального кредитора в объеме и на условиях, которые существовали на момент перехода этих прав, если иное не установлено договором или законом (ст. 514 ГКУ).

То есть, к новому кредитору переходит не только право в том объеме и на тех условиях, на которых оно существовало у первоначального кредитора в момент передачи, но и права, которые обеспечивают или гарантируют исполнение обязательства (поручительство, залог, гарантия, удержание и т.п.).

Объем прав, который переходит от первоначального кредитора к новому, может быть изменен законом или договором, но такие изменения не должны приводить к материальному ухудшению положения должника. При этом изменение объема прав нового кредитора может быть произведено только в меньшую сторону.

Не допускается замена кредитора в обязательствах, неразрывно связанных с личностью кредитора (ст. 515 ГКУ). В данном случае речь идет о праве требования, которое возникло при нарушении личных неимущественных прав и неимущественных благ, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона.

В частности, не допускается замена кредитора в обязательствах о возмещении вреда, причиненного увечьем, другим повреждением здоровья или смертью.Кроме того, согласно ч. 3 ст. 512 ГКУ кредитор в обязательстве не может быть заменен, если это установлено договором или законом.

Таким образом, если в основном договоре факторинга, по которому возникла задолженность, предусмотрено, что кредитор (поставщик) не может уступить свои права другому лицу, то заключение договора уступки прав требования будет невозможно.

Для замены кредитора в обязательстве согласия должника не требуется, если иное не установлено договором, в котором заменяется кредитор, или законом. Но при этом должник должен быть письменно уведомлен о том, что произошла замена кредитора, иначе исполнение должником своего обязательства первоначальному кредитору будет считаться надлежащим исполнением (ст. 516 ГКУ).

Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором в обязательстве за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение должником своей обязанности, так как первоначальный кредитор не может отвечать за неплатежеспособность или недобросовестность должника.

Исключение составляют случаи, когда первоначальный кредитор поручился перед новым, то есть новый кредитор будет являться его поручителем. В этом случае согласно ст. 553-559 ГКУ первоначальный кредитор как поручитель несет ответственность за должника.

Учитывая, что уступка права требования является одним из способов замены кредитора в обязательстве, а обязательство по договору заключается в совершении одной стороной (должником) в пользу другой стороны (кредитора) определенного действия (передать имущество, выполнить работу, предоставить услугу, уплатить деньги и др.) или воздержаться от определенного действия, то предметом договора факторинга может быть не только погашение денежной задолженности, но и выполнение поставки продукции (товара), определенной работы и др.

При заключении договора уступки права требования следует обратить внимание на следующее. В ГКУ перечень существенных условий таких договоров не предусмотрен. Однако, исходя из содержания ст. 512 – 519 ГКУ, такими условиями могут являться:

  • обязательство, право требования, по которому уступается (номер, дата и предмет договора);
  • объем и условия перехода прав к новому кредитору по обязательству;
  • порядок и сроки письменного уведомления должника о состоявшейся уступке права требования;
  • перечень документов, которые первоначальный кредитор обязан передать новому;
  • ответственность первоначального кредитора перед новым за недействительность переданного ему требования.

Источник: https://www.prostobiz.ua/finansy/faktoring/stati/osobennosti_operatsiy_ustupki_prava_trebovaniya_oformlyaem_dogovor_faktoringa

Глав-книга
Добавить комментарий