Обвинение в соучастии в краже

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

Обвинение в соучастии в краже

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Хищение чужого имущества совместно с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности… :: Прокуратура Красноярского края

Обвинение в соучастии в краже

Солнечной постоянной сессией Советского районного суда г.Красноярска 11 апреля 2007 г.  гражданин Я. осужден  по ч.4 и ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.158 УК РФ, а гражданка Ф. – по ч.3 ст.158 УК РФ.

Ф. осуждена за то, что 9 сентября 2006 года по предварительному сговору с Г., в возбуждении уголовного дела в отношении которой отказано за недостижением возраста уголовной ответственности, воспользовавшись указанием Я.

о том, что дверь квартиры слбственника жилья открыта и тот вместе с Я. пошел продавать раскладушку, незаконно проникли в квартиру  г. Красноярска, откуда тайно похитили принадлежавшее собственнику имущество на сумму 2941 руб.

, причинив потерпевшей значительный ущерб;

Я. осужден за то, что 9 сентября 2006 года предоставил Ф. информацию об открытой двери  квартиры , предложил ей проникнуть в квартиру, совершить оттуда кражу и в дальнейшем поделиться похищенным, тем самым совершил подстрекательство и пособничество в совершении кражи с незаконным проникновением в жилище.

Квалифицируя действия Я. и Ф. как совершенные группой лиц по предварительному сговору, суд исходил из того, что кража из квартиры  совершена с участием не достигшей возраста уголовной ответственности Г.

Между тем по смыслу ст. 158 УК РФ и с учетом разъяснения, содержащегося в п.

12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года (с учетом изменений, внесенных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 года) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» действия лиц, похитивших чужое имущество по предварительному сговору, следует квалифицировать по признаку «группа лиц по предварительному сговору», если в совершении этого преступления совместно участвовали два или более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

Как признано установленным по делу, Ф. кражу имущества из квартиры совершила совместно с Г., в возбуждении уголовного дела в отношении которой отказано за не достижением возраста уголовной ответственности; Я., подстрекнувший Ф. на совершение данного преступления и оказавший в этом пособничество, непосредственного участия в изъятии похищенного не принимал.

При таких данных, исходя из вышеизложенных требований закона, действия виновных не могли быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем указанный квалифицирующий признак судебной коллегией по уголовным делам краевого суда  исключен из обвинения Я. и Ф. со снижением назначенного наказания.

****

Приговором Зеленогрского городского суда от 16 апреля 2007 г. Б. осужден по ч.1 ст.132 УК РФ с применением ст.88 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п.б ч.2 ст.132 УК РФ с применением ст.88 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ назначено 3 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

15 июля 2005 г. около 14-15 часов Б. вместе с К., в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственности, находясь на чердаке дома №24 по ул.

Мира, высказывая угрозы нанесением побоев  в адрес потерпевшего, после чего, нанеся последнему множественные удары кулаками и ногами, совершил с потерпевшим насильственные действия сексуального характера – половой акт орально.

В этот же день, то есть 15 июля 2005 г. около 16 часов Б., находясь в подъезде дома ул.Парковая, угрожая потерпевшему избиением, совершил с последним насильственные действия сексуального характера – половой акт орально.

Приговор изменен по кассационному представлению прокурора по следующим основаниям.

Как правильно было установлено в ходе судебного разбирательства, 15 июля 2005 г. около 14-15 часов Б. действия сексуального характера совершил совместно с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности К., который, согласно ст.

20 УК РФ, не является субъектом преступления и в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела. В связи с чем, по данному преступлении., суд ошибочно квалифицировал действия  Б.

в указанной части , как совершенное группой лиц по предварительному сговору , поскольку совместное совершение преступления с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу малолетнего возраста, не может быть признано соучастием.

С учетом изложенных обстоятельств, указанный квалифицирующий признак, предусмотренный п.б ч.2 ст.132 УК РФ – «группой лиц по предварительному сговору» судебной коллегией исключен из объема обвинения Б. и его действия по преступлению, совершенному  им 15 июля 2005 г.

около 14-15 часов в отношении потерпевшего переквалифицированы на ч.1 ст.132 УК РФ, как иные действия сексуального характера с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшему,  назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Наказание, назначенное по совокупности преступлений, снижено до 2 лет 10 месяцев лишения свободы.

Источник: http://www.krasproc.ru/law/quest/9-khishchenie-chuzhogo-imushchestva-sovmestno-s-litsom-ne-dostigshim-vozrasta~

Кражу с военного склада повесили на стрелочника?

Обвинение в соучастии в краже

Среди похищенных вещей и 50 комплектов формы, сшитой специально для отряда КСОР ОДКБ. В качестве обвиняемого привлечен только завскладом, а высшие военные чины не несут ответственности.

Дело о недостаче на складе возбуждено 5 декабря 2013 года.

Обвинения предъявлены командиру войсковой части в Канте Орозбаю Мадумарову, завскладом Данияру Жумабек уулу и его помощнику Максату Саптаякову.

Однако позже военный суд Бишкекского гарнизона исключил основное обвинение, предъявленное Мадумарову, и не назначил ему наказания. А обвиняемый в соучастии в краже военнослужащий Максат Саптаяков отделался условным сроком.

За решеткой только завскладом…

Реальный тюремный срок в 6 лет получил только завскладом Данияр Жумабек уулу. Однако его близкие заявляют, что о факте кражи в ноябре 2013 года заявил он сам.

Его родственник Урмат Беккелдиев привел свою версию того, почему за решеткой оказался только Данияр Жумабек уулу:

– В этом вопросе скрывается коррупционная схема военного руководства. Они сделали крайним заведующего складом и все вешают на его шею. А сами через назначенного ими же человека на складе будут по-прежнему красть и распродавать имущество. И даже если их вина будет доказана, они также будут оставаться на свободе.

Один из примеров – дело помощника Саптаякова. После того, как о краже стало известно, командир войсковой части не сделалфакт достоянием общественности, скрывал его месяц. После этого все факты начали перевираться.

Саптаяков вначале признал вину и собирался выплатить ущерб, но потом все обстоятельства, выявленные внутренним расследованием, начинают опровергаться. Во время следствия не было ни слова о том, что командир доходил до заместителей начальника штаба и министра обороны и просил их уладить дело мирно в обмен на возмещение нанесенного ущерба.

А Жумабек уулу, раскрывший факты кражи, сам отвечает за это. Его первоначальные показания, информация, отправленная им своему руководству и в правоохранительные органы, не принимается во внимание.

В ходе следствия украденные вещи на сумму 3 миллиона сомов были восстановлены. Возместили украденный товар в основном вещами. Это – форма, личные и хозяйственные вещи для солдат. Сумма невозмещенного ущерба составляет 11 миллионов сомов.

Однако некоторые из вещей невозможно где-то купить. Потому что среди похищенного – 50 комплектов формы для военнослужащих Коллективных сил оперативного реагирования, сшитых по специальному заказу в России и поступивших в Кыргызстан в качестве помощи.

Во время следствия, каждый комплект формы был оценен в 129 тысяч сомов.

Адвокат одного из обвиняемых Жамила Мурзакматова подняла вопрос о стоимости украденных вещей и заявила, что к этому делу могут быть причастны высшие военные чины из Министерства обороны:

– Документов на эту гуманитарную помощь нет. Скорее всего, Россия не просто так передала ее. Нет акта приема-передачи груза. Также есть разные мнения и о стоимости вещей. Стоимость одной пары носков указана в 800 сомов. А стоимость комплекта формы КСОР указана на уровне 129 тысяч сомов.

Но в Казахстане эта же форма в переводе на сомы стоит 35 тысяч. Министерство обороны в сговоре с командованием части специально завысили цены. Потому что с гумпомощью поступили и продукты питания, которые потом исчезли. Для восполнения этой недостачи и завышаются цены.

Уголовные дела в отношении ответственных сотрудников Министерства обороны безосновательно закрываются.

Руководители избежали ответственности…

Сейчас дело рассматривается в военном суде второй инстанции. Сначала по обвинению в краже был задержан Максат Саптаяков. В ходе следствия была выявлена его связь с перекупщиками на Ошском рынке. Поэтому он возместил украденные вещи на сумму 800 тысяч сомов.

Во время следствия и суда первой инстанции Саптаяков частично признал вину и дал показания против завскладом Данияра Жумабека уулу. Его адвокат Жаныбек Нарынкулов подробно остановился на роли военных начальников и в этом деле:

– Существуют не указанные в деле обстоятельства. Военное начальство звонило командиру и приказывало: «Туда передайте два комплекта, туда – три». Командир давал работникам склада устный приказ. Вот так военная форма и была разбазарена. Во время судебного разбирательства в первой инстанции Данияр Жумабек уулу не смог ответить на такие вопросы.

Потому что должны быть документальные доказательства того, куда и когда была передана военная форма. Здесь самый главный виновник – это командир части. Можно сказать, что по приговору предыдущей инстанции он не понес никакого наказания.

Командир Мадумаров и начальник штаба Асанбеков, несмотря на то, что являются материально ответственными, не были привлечены к ответственности.

Командир войсковой части Орозбай Мадумаров отказался от комментариев по поводу обвинений в свой адрес. А в ходе судебного следствия бывший начальник штаба части Билим Асанбеков привлекался в качестве свидетеля.

Адвокаты двух кладовщиков подняли вопрос о том, что его ответственность как начальника штаба в то время не была рассмотрена.

Однако председатель судебной коллеги не удовлетворил их ходатайство, объяснив свое решение тем, что Асанбеков не имеет отношения к основному делу.

Работающий в настоящее время в Генштабе подполковник Билим Асанбеков отметил, что контролирование склада не входило в его обязанности:

– Мы не знали о краже вещей со склада. Они утром приходят в войсковую часть и уходят на склад. Я не могу за ними следить. Моя обязанность – учет личного состава.

Контролирование сохранности вещей на складе не входит в мои обязанности. Я не ставил перед руководством вопрос об усилении охраны склада. Его охраняют гражданские.

Если к охране привлекать военных, то им надо платить большие деньги.

Единственный подсудимый Данияр Жумабек уулу задал свои вопросы свидетелю Асанбекову. Он поинтересовался результатами внутренней проверки:

– Вы помните, когда командир вывел нас с Саптаяковым из строя и сказал: «На складе обнаружена недостача, один ворует, а другой не может уследить за этим»? Там же Саптаяков не говорил, что продавать вещи его посылал Жумабек уулу. Расскажите об этом. А когда началось расследование под руководством командира Мадумарова, Саптаяков признался в краже. Вы это помните? А когда командир спросил, как он вывез все, тот ответил, что сделал это днем на машине.

Темные пятна в следствии

Кроме того, во время судебного разбирательства было отмечено плохое качество следствия. Защитники обвиняемых подняли вопрос о том, что не были найдены пропавшие вещи в качестве вещдоков и не выявлена схема их реализации. Кроме того, было отмечено, что никто из руководящего состава Министерства обороны не был привлечен к ответственности за пропажу вещей на миллионы сомов из военного склада.

Вначале следствия в отношении ответственных сотрудников Минобороны было открыто уголовное дело за халатность, но позже его закрыли. Старший следователь военной прокуратуры Темир Козуев, расследовавший это дело, ответил на претензии в свой адрес:

– Я провел всестороннее, полное и объективное расследование. Я буду это утверждать, даже если мне будут угрожать отрезать голову. По проведенному мною следствию никто не сможет мне высказать претензии с профессиональной точки зрения.

Сначала я задержал Саптаякова, а потом Жумабека уулу. А изменение меры пресечения Саптаякову – это дело суда. Я не могу в это вмешиваться. Эти двое были материально ответственными. Их участие в краже доказывалось показаниями свидетелей и распечаткой телефонных звонков.

В ходе следствия было подсчитано количество приездов посредников с Ошского рынка в Кант через базовые станции операторов мобильной связи. По этому делу и командиру были предъявлены обвинения в халатности и сокрытии преступления.

А в действиях ответственных сотрудников Министерства обороны я не увидел состава преступления.

Вещдок нашелся

Все самое интересное начало происходить во время судебного разбирательства. Вещдоки, которые почти два года не могли обнаружить следователи военной прокуратуры, были принесены в зал судебных заседаний.

Это был комплект формы КСОР. Его принес Эрнис Сооронбаев – привлеченный к суду в качестве дополнительного свидетеля по ходатайству адвоката Жумабека уулу.

Сооронбаев рассказал на суде, как приобрел этот комплект формы два года назад:

– Я работал начальником в РЭС на авторынке в Бишкеке. Мой подчиненный по имени Альберт сказал, что его зять продает военную форму. Он принес и показал мне, сказав, что это очень удобно для поездок на охоту.

Мы положили в машину комплект формы и поехали туда, где у работающих там сотрудников приобрели около 20 комплектов. Я только себе купил четыре – себе, отцу, братьям и другу. За каждую я заплатил по 20 тысяч сомов.

При этом адвокат главного обвиняемого Данияра Жумабека уулу Мурзакматова заявила, что органы следствия намеренно не провели тщательное расследование и не нашли настоящих преступников. Судебный процесс по этому резонансному делу продолжается и сегодня.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Источник: https://rus.azattyk.org/a/27080564.html

Глав-книга
Добавить комментарий