Нужно ли устанавливать металлоискатели в сельских школах и детских садах?

Керчь подняла прокуроров

Нужно ли устанавливать металлоискатели в сельских школах и детских садах?

Генеральная прокуратура РФ поручила проверить образовательные организации в регионах на безопасность учащихся, а также законность выдачи разрешений на хранение оружие лицам в возрасте от 18 до 25 лет.

Мероприятия, итоги которых должны поступить в федеральный надзорный орган до конца декабря 2018 года, решили провести после стрельбы в Керченском колледже 17 октября. В прокуратуре Удмуртии отмечают, что за соблюдением требований по безопасности учащихся следят постоянно, поэтому часть проблем в республике решена.

Однако образовательные организации не всегда могут устранить нарушения из-за отсутствия должного финансирования.

19 октября прокуратура Удмуртии сообщала, что Генеральная прокуратура поручила местному ведомству в регионе организовать проверки по обеспечению безопасности учащихся в образовательных организациях, а также законности выдачи разрешений на оружие лицам в возрасте от 18 до 25 лет. Данные мероприятия последуют за трагедией в Керченском колледже, произошедшей 17 октября. Студент четвертого курса устроил стрельбу и взрыв в учебном заведении, после чего застрелился. В результате погиб 21 человек. На 21 октября в больницах находились 50 пострадавших.

Как рассказала “Ъ-Удмуртия” прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи прокуратуры республики Анна Ващенко, проверке подлежат все образовательные учреждения — от детских садов и учреждений дополнительного образования до вузов — как государственные, так и частные. Всего в Удмуртии насчитывается 1 685 юридических лиц, предоставляющих образовательные услуги. Однако по итогу будет проверено больше объектов, так как на балансе одного учреждения может быть несколько зданий. «Например, у детского сада есть отдельное структурное подразделение с отдельно стоящим зданием — деятельность ведется на нескольких площадках. Мы будем проверять каждую. Последняя проверка в феврале-марте 2018 года показала, что если в головном офисе юридического лица в целом все оборудовано, то отдельно стоящее помещение не всегда соответствует требованиям закона»,— рассказала прокурор.

В первую очередь будет изучаться соблюдение требований безопасности и террористической защищенности объектов образования по постановлению Правительства РФ от 7 октября 2017 года.

Оно регламентирует процедуру категорирования опасности объектов — чем больше людей обучается в данном здании и чем ценнее в нем имущество, тем выше класс опасности.

«Предположим, при первом, втором классе в обязательном порядке здания должны быть оборудованы системами контроля и управления доступом, противотаранными устройствами.

На текущий момент свыше 90% всех образовательных организаций оснащены системами видеонаблюдения, кнопками тревожной сигнализации, освещением и ограждениями территории. Это результаты многолетней работы, которая проводилась не 1-2 месяца, а годами. В принципе эта проблема в большем объеме решена»,— прокомментировала Анна Ващенко.

Однако прокурор обратила внимание на невозможность соблюдения некоторых требований из-за отсутствия должного финансирования государственных образовательных учреждений

Одним из нововведений является обеспечение организации квалифицированной физической охраной. Однако последние проверки ведомства показали, что образовательные учреждения испытывают большие трудности для их соблюдения.

Также школы обязаны устанавливать системы контроля управления доступом — металлоискатели, турникеты и электронные ключи. На данные цели требуются крупные финансовые вложения. И если городские школы еще могут найти источники дохода для внедрения системы, то сельские нет.

«На текущий момент идет формирование республиканских и муниципальных бюджетов. Мы очень надеемся, что для соблюдения федеральных требований средства будут выделены. Если будет возможность, то прокуратура попробует повлиять мерами реагирования на включение в бюджеты средства на устранение нарушений в данной сфере.

Иначе это растянется на годы. Перекладывать решение этих задач на родителей — это нарушение закона. Думаю, что мы можем столкнуться с таким вопросом в ходе проверок»,— сообщила представитель прокуратуры.

Также Генпрокуратура ориентирует надзорные ведомства на проведение анализа сети Интернет по выявлению сайтов, где распространяется информация о создании бомбы, незаконной продаже оружия и боеприпасов, содержатся призывы совершения нападений на образовательные организации.

Мы были бы рады, если бы общественность могла подключиться к мониторингу и сообщать о фактах в прокуратуру любым удобным способом. Мы примем все необходимые меры по закрытию таких сайтов»,— добавила Анна Ващенко

Основной мерой прокурорского реагирования по итогам проверок будет вынесение представлений об исправлении нарушений закона. Но при выявлении фактов нарушения прав детей в сфере охраны жизни, здоровья и безопасности, ответственных лиц будут привлекать к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.57 КоАП РФ.

«Большинство актов категорирования опасности утверждено в апреле-мае 2018 года, поэтому исковая работа по принуждению будет проводиться прокурорами уже в следующем году. Остальные меры будем принимать уже сейчас.

Кроме образовательных организаций подвергнется проверке министерство образования и науки Удмуртии — она была запланирована на октябрь-ноябрь 2018 года уже давно»,— отметила прокурор.

Читать далее

Что касается проверок по выдаче разрешений на оружие лицам от 18 до 25 лет, то они будут проводиться в подразделениях Росгвардии.

Там будет проверяться наличие сведений и справок, на основании которых принимались соответствующие решения, периодичность проверок владельцев гражданского оружия, уничтожение и изъятие оружия, которое запрещено на территории РФ.

«Если будут выявлены случаи, что гражданское лицо предоставило недостоверные документы, органы прокуратуры могут приглашать лиц для дачи объяснений данных фактов — где и как они получили документ.

Потом материалы будут направлены в органы внутренних дел и другие следственные органы для дачи оценки на предмет выявления должностных преступлений и преступлений по предоставлению подложных документов в отношении физического лица»,— прокомментировала Анна Ващенко.

Юлия Стерхова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3778930

Где нельзя устанавливать видеонаблюдение?

Нужно ли устанавливать металлоискатели в сельских школах и детских садах?

На сегодняшний день видеонаблюдение стало необходимым видом охраны и безопасности людей и любых объектов. камеры помогают контролировать производства, склады, торговые точки, места общественного пользования, а также работу персонала и действия клиентов и посетителей.

Современное видеонаблюдение позволяет наблюдать за происходящим сразу в нескольких местах, порой очень отдаленных друг от друга. Вся информация может записываться для хранения, это дает возможность в дальнейшем использовать ее в суде для доказательства вины или наоборотм невиновности.

камеры отлично справляются с труднодоступными для человека местами, позволяют видеть в темноте, показывая четкую картинку со всеми деталями.

Где нельзя устанавливать видеонаблюдение?

В повседневной жизни, системы видеонаблюдения стали нормой, но вопрос о правомерности установки видеонаблюдения в том, или ином месте, а также возможности использования полученных записей, требует своего разрешения.

Закон не запрещает установку видеонаблюдение, нет необходимости в согласованиях и разрешениях. Но это правило касается только объектов частной собственности. В некоторых случаях, в местах общественного пользования есть необходимость согласования с городскими государственными службами, и всегда – информативное извещение людей о ведущемся видеонаблюдении.

В Конституции Украины есть закон о праве человека на тайну его частной жизни, поэтому любое вторжение в нее, в том числе и видеонаблюдение, согласно нему, является противоправным действием. Об этом всегда нужно помнить, устанавливая систему видеонаблюдения на объекте.

Дабы не нарушать законы при организации видеонаблюдения, надо придерживаться следующих правил:

1. В местах частной собственности видеокамеры устанавливаются только с согласия их владельцев.

2. В подъездах, а также лифтах многоквартирных домов видеокамеры устанавливаются с согласия всех (большинства) жильцов.

3. В туалетных, душевых и ванных комнатах, комнатах отдыха и раздевалках установика видеокамер запрещена.

4. Нельзя следить за чужими владениями (земельные участки, дачи, окна жилых домов и прочее).

5. Запрещеным является скрытое видеонаблюдение за няней, горничной и другим обслуживающим персоналом.

6. Недопустимо скрытое видеонаблюдение в торговых точках, только открытое, и с предупреждающей о его ведении надписью.

7. На таких объектах, как школа, детский сад, конторы и офисы все участники процесса (учащиеся, сотрудники, посетители) должны быть проинформированы о ведущемся видеонаблюдении.

8. Ведение скрытого видеонаблюдения запрещено вообще, согласно законодательству его могут себе позволить только специальные органы.

Выполняя эти правила, вы избавите себя от юридических последствий и соблюдете морально-этические нормы.

                              наблюдение HD-TVI

HD-TVI видеокамерыHD-TVI видеорегистраторыHD-TVI комплектывидеонаблюдения

                            Популярные товары HD-TVI

                            наблюдение HD-CVI

HD-CVI видеокамерыHD-CVI видеорегистраторыHD-CVI комплектывидеонаблюдения

                            Популярные товары HD-CVI

   Что входит в HD-TVI/HD-CVI систему видеонаблюдения?

Камеры                              регистраторы                                              Блок питания
      Разветвитель питания BNC-power кабель

                               наблюдение АHD

AHD видеокамерыAHD видеорегистраторыAHD комплектывидеонаблюдения

                              наблюдение MHD

 MHD видеокамерыMHD видеорегистраторы

                Популярные бренды видеонаблюдения

Источник: http://guardmaster.com.ua/gde-nelzya-ustanavlivat-videonabl

В российских школах и детсадах усилят меры безопасности

Нужно ли устанавливать металлоискатели в сельских школах и детских садах?

Правила касаются не только школ и детсадов, но и колледжей, техникумов, летних лагерей отдыха, центров дополнительного детского образования. Все учреждения, которыми ведает министерство просвещения, будут разделены на четыре категории опасности. Чем выше риски – тем больше требований.

И серьезная охрана, металлоискатели, сигнализация, планы эвакуации, учения и тренировки по обеспечению безопасности – далеко не полный список.

Допустим, если всероссийский детский лагерь получил первую категорию, то при въезде на его территорию руководство должно установить средства снижения скорости или противотаранные (!) устройства.

Какие изменения ждут школьников в новом учебном году

Как понять, к какой категории относится образовательная организация? Это установит специальная комиссия, которая определит степень возможной угрозы. В нее могут войти директор и сотрудники школы, специалисты МЧС, Росгвардии и даже приглашенные эксперты. На каждый объект оформят паспорт безопасности. Его нужно будет обновлять не реже чем раз в пять лет.

– Постановление правительства позволит совершенствовать подходы к категорированию объектов образовательных организаций, повышая меры антитеррористической защищенности школ.

Новые правила устанавливают обязательные для выполнения организационные, инженерно-технические и правовые мероприятия по обеспечению такой защищенности, – прокомментировали документ в министерстве просвещения.

– Вместе с детализацией требований по каждой категории объектов постановление пересматривает и закрепляет общий набор требований, включая меры оперативного реагирования на различные ситуации и угрозы.

В министерстве также добавили, что комплекс мер будет распространен во всех регионах страны и “позволит существенным образом повысить безопасность образовательной среды, скоординировав все предписанные ранее и введенные вновь механизмы защиты”.

Почему понадобились столь серьезные меры? Эксперты отмечают резкое увеличение случаев агрессии в школах. Причем чаще всего ее источником становятся сами ученики – подростки. Так, по оценкам, за последние два года в 18 регионах ученики школ и колледжей совершили 24 резонансных преступления. Использовали при этом оружие и даже взрывные устройства. Ранены 99 человек, погибли – 24.

Чем выше риски – тем больше требований. И серьезная охрана, металлоиска­тели, сигнализация, КПП и турникеты – далеко не полный список

Почему стандартных способов обеспечения безопасности – видеонаблюдения, охранников – уже недостаточно? Как эффективно предотвращать такие случаи? Эксперты единодушны: в первую очередь нужно возрождать комплексную медико-психологическую службу в школах, которая бы работала и с детьми, и с педагогами, и с родителями.

Пока же на одного специалиста – школьного психолога – приходится несколько сотен учеников. А ведь нужны не только психологи, но и дефектологи, логопеды, социальные педагоги… Ситуация постепенно меняется в лучшую сторону: в школах снова открываются эти ставки. Но чтобы “закрыть” их дефицит, понадобится еще как минимум несколько лет.

Мнение

Максим Дулинов, директор Федерального института развития образования РАНХиГС:

– Персональную ответственность за безопасность школы несет директор. За соблюдение мер безопасности на уроке непосредственно отвечает учитель. Это положение закреплено в Законе “Об образовании в РФ”. Кроме того, существуют требования по антитеррористической защищенности: они прописаны в соответствующих постановлениях правительства РФ.

Роспотребнадзор назвал необходимые школьникам прививки

Определяет нормативы денежных затрат на образовательную организацию муниципалитет или регион. И если деньги выделены в неполном или недостаточном объеме, отвечать все равно директору. Если у школы нет средств на ЧОП, родители могут по своей инициативе заключить договор с охранной организацией.

Но следует помнить, что администрация образовательной организации не вправе обязать родителей оплачивать охрану школы. Это может быть исключительно на добровольной основе. Принуждение родителей к оплате работы ЧОПа – нарушение закона! В этом смысле неплохо было бы наделять управляющие советы, родительские комитеты и проч.

полномочиями по контролю безопасности школ.

Это усилит комплексный подход к проблеме. Но не решит ее полностью. Почему? К сожалению, ЧП могут произойти и в школе, где безопасность обеспечивает вахтер и одна камера видеонаблюдения, и в большом комплексе, оснащенном металлоискателями, сигнализацией и охраняемом силами Росгвардии.

А что в регионах

В Пензе бабушки-вахтерши, еще недавно кутающиеся в шаль у входной двери школы, стали предметом судебного разбирательства: суд обязал заменить блюстительниц порядка в штатском на сотрудников ЧОПа, имеющих специальную лицензию. Почти год велось судебное разбирательство, и вот Пензенский областной суд вынес вердикт: бабушкам в школе не место!

В столичных школах не будут запрещать мобильники

С иском обратился прокурор Ленинского района Пензы, защищая права несовершеннолетних, обучающихся в школе № 12, которая имеет два филиала. Они построены по типовому проекту в конце прошлого века и ничем не отличаются от сотен других школ в регионе.

Так вот в разгар учебного года проверяющие обнаружили, что здания с массовым пребыванием детей не оборудованы тревожной кнопкой, не обеспечены охраной объектов сотрудниками частных охранных организаций или подразделениями ведомственной охраны.

Директору школы и начальнику Управления образования Пензы поручили устранить нарушения законодательства о пожарной безопасности и о противодействии терроризму. С тех пор прошло почти 12 месяцев, на носу новый учебный год, а нарушения до сих пор не устранены.

– По поводу отсутствия представителей частных охранных предприятий можно проводить суды хоть по каждому учебному заведению, – уверен начальник Управления образования Пензы Юрий Голодяев.

– Изменить ситуацию пока не удается, все упирается в деньги. Чтобы сотрудники ЧОПа несли дежурство хотя бы 12 часов в день, необходимо выделить из городского бюджета 95 миллионов рублей. Это очень большая сумма.

Вопрос будет рассматриваться при формировании бюджета на следующий год.

А в Дагестане наем работников для охраны школ – сугубо добровольная процедура. Как рассказали “РГ” в министерстве образования и науки республики, организация охраны школы является обязанностью образовательного учреждения.

Администрация школы не должна принуждать родителей оплачивать охрану школы. Это может быть исключительно добровольно

В школах непременно должны быть кнопки экстренного вызова полиции – за этим строго следят. Также есть комплекс рекомендательных мер, таких как установка охранно-пожарной сигнализации, системы контроля и видеонаблюдения. Но на охрану школ деньги из бюджета не выделяют.

“Наем квалифицированного специалиста и заключение договора с частной охранной организацией выполняются лишь тогда, когда инициатива поддержана общим собранием школы, куда входят учителя и родители”, – рассказали в минобрнауки региона.

Как выходят из положения администрации школ и родители? Как правило, все же собирают деньги на охрану. В двух махачкалинских школах, с родителями учеников которых побеседовал корреспондент “РГ”, собирали до 500 рублей за одного ребенка в год.

“Кто по каким-то причинам не захотел сдавать, не заставляют. Сидит взрослый мужчина в форме. Особо толку с него, наверно, нет, но хоть посторонних в школу не пускает”, – говорит родитель Амина Омарова.

В школьную программу предложили ввести уроки по компьютерным играм

В частных школах дела обстоят получше. Мать ученика платного лицея Фатима Исаева рассказала “РГ”, что стоимость охраны уже входит в оплату обучения: “Охрана – не пенсионеры – на входе дежурит постоянно. Не выпускают детей, пока не убедятся, что за ними приехали родители. Мы вполне довольны”.

В Томске большинство образовательных учреждений уже несколько лет находится под охраной Росгвардии и частных охранных организаций.

– В настоящее время мы обеспечиваем охрану 146 школ на территории города Томска и Томской области, – рассказал “РГ” врио начальника отдела Управления вневедомственной охраны войск национальной гвардии РФ по Томской области Дмитрий Процкий.

В каждой из школ установлена тревожная кнопка. Также переносные тревожные кнопки есть у директора и охранника учебного заведения. Сигнал о срабатывании кнопки сразу же поступает на пульт вневедомственной охраны, после чего ближайший экипаж Росгвардии прибывает по указанному адресу.

– Наши экипажи также постоянно патрулируют прилегающие к школам территории, – рассказывает Процкий. – Только в этом году во время объездов мы пресекли более 30 правонарушений. В основном это распитие спиртных напитков и появление в нетрезвом виде.

В некоторых томских образовательных учреждениях устанавливают персональную внутреннюю систему оповещения. К примеру, в школе № 43 специальный брелок с кнопкой имеется у каждого учителя. При возникновении экстренной ситуации педагог нажимает на кнопку и охранник школы получает сигнал о ЧП в конкретном кабинете. Он передает его Росгвардии и сам направляется к кабинету для решения проблемы.

В будущем в регионе планируют перевести под охрану Росгвардии и ЧОПов все учебные заведения.

По информации городского департамента образования, на обеспечение всех образовательных учреждений лицензированными охранниками из бюджета Томска потребуется 38 миллионов рублей.

Подготовили Наталья Саванкова, Тимур Алиев, Наталья Граф

Источник: https://rg.ru/2019/08/25/v-rossijskih-shkolah-i-detsadah-usiliat-mery-bezopasnosti.html

Министр Максим Костенко: «В приоритете – психологическая безопасность детей»

Нужно ли устанавливать металлоискатели в сельских школах и детских садах?

«Алтайская правда» продолжает знакомить читателей с членами нового правительства региона. Сегодня в гостях у «АП» – министр образования и науки Алтайского края Максим Костенко.

– Максим Александрович, какие задачи стоят перед вами на сегодня?

– Задачи развития системы образования края сформулированы в программе «Энергия развития» губернатора Алтайского края Виктора Томенко.

Речь идет о решении проблем в сфере оплаты труда учителей, усилении мер социальной поддержки молодых специалистов, обновлении инфраструктуры образовательных организаций.

Например, на строительство яслей и детских садов в 14 муниципалитетах региону уже выделены федеральные средства. Кроме того, пять дошкольных учреждений откроются в Барнауле в следующем году и еще пять – в разных муниципалитетах края.

Согласно программе главы Правительства Алтайского края особое внимание будет уделено созданию безопасной среды в школах: противопожарной, антитеррористической и психологической. Продолжится работа по модернизации инфраструктуры сферы питания.

Более 70 млн руб. выделено на эти цели. Заметно обновится парк школьных автобусов. Первые на очереди – муниципалитеты, где осуществляется подвоз детей к школам.

То есть представлен целый спектр задач, направленный на улучшение качества организации образовательного процесса.

– Если говорить о молодых специалистах, в частности, о педагогах, многие из них получают дипломы и уезжают из региона.  Как удержать кадры?

– Нужно увеличивать суммы подъемных средств, систематизировать меры компенсации расходов за съем жилья. Молодым специалистам необходимо оказывать психолого-педагогическую поддержку. На протяжении ряда лет с начинающими учителями нашего региона занимаются наставники.

Курируют педагогов коллеги 35 – 40 лет. Ведь именно в этом возрасте люди начинают проявлять интерес к поколению, которое приходит им на смену. В этом году мы провели краевой конкурс «Наставник+педагог».

Было представлено 15 пар, которые рассказали, как взаимодействуют, и продемонстрировали первые результаты работы.

Также мы развиваем горизонтальную систему взаимодействия начинающих учителей. В крае создана Ассоциация молодых педагогов. Специалисты встречаются на различных профессиональных конференциях, знакомятся, обмениваются опытом, становятся друзьями.

Для них созданы группы в социальных сетях, есть свой портал. Встречаются перспективные кадры на региональном этапе Всероссийского конкурса «Педагогический дебют», а также на площадке ежегодного молодежного управленческого форума «АТР» в Белокурихе.

– Более 60% от общего количества школ на Алтае – малокомплектные. Будут ли их оптимизировать?

– В крае 667 малокомплектных школ, что составляет 64% от общего количества общеобразовательных учреждений региона. В них обучается 16% учащихся. Ежегодно на реализацию образовательных программ выделяются дополнительные средства. В 2019 году сокращение малокомплектных школ не планируется.

Обращаю внимание, что формирование планов оптимизации, а также реализация процесса относятся к полномочиям органов местного самоуправления. В нашем министерстве этот вопрос находится на особом контроле. В каждом конкретном случае внимательно рассматривается правомерность проведения процеду-
ры принятия муниципалитетом решения о закрытии школы.

– На Алтае активно ведется работа с одаренными детьми. Однако многие сельские центры дополнительного образования нуждаются в финансовой помощи края. Будет ли им оказана поддержка?

– Формирование человеческого капитала – один из главных принципов развития экономики региона.

В нынешнем учебном году стартуют два масштабных проекта: школьный центр инноваций «Мастерская будущего» и мобильный детский технопарк, призванные сформировать в крае инновационную образовательную сеть.

Важно, чтобы дети осваивали новые компетенции, ближе знакомились с такими предметами, как технология, информатика, инженерия. Таким образом мы обеспечим доступность современных моделей допобразования и обновим содержание предметных областей, в том числе в сельских школах.

– Активно обсуждается тема, связанная с безопасностью в учебных учреждениях. Будут ли предприняты дополнительные меры для защиты детей?

– В 2018 году на разные виды безопасности в образовательных учреждениях региона было потрачено 300 млн руб. На такую же сумму рассчитываем в 2019 году. Задач много, особенно в муниципалитетах. Если говорить об инфраструктурной безопасности, то по-хорошему в каждой сельской школе должны работать сотрудники охранных предприятий. Важно наладить пропускную систему, установить металлодетекторы.

Сегодня актуальна тема, связанная с психологической безопасностью детей. Недавний случай в барнаульском лицее № 101, где школьник на протяжении нескольких месяцев испытывал насилие со стороны сверстников,  сподвиг нас на создание специальной группы, которая будет мониторить обстановку в школах региона.

К сожалению, работа, направленная на создание психологического комфорта для детей, не всегда присутствует в образовательных программах. Учителей этому нужно обучать.

Наша задача – создать максимальные условия к раннему выявлению ситуаций, подготовить четкие инструкции, которыми будут руководствоваться педагоги, родители и сами дети.

А еще важно понимать, чем агрессивнее внешняя среда, тем более агрессивной она становится в школе. Ведь система образования – это социальный институт, который полностью отражает обстановку в обществе.

Досье
Максим Костенко родился в 1975 году в Рубцовске. В 1997-м окончил социологический факультет АлтГУ, в 2002-м защитил диссертацию. Стаж научной и педагогической деятельности – 22 года.

На протяжении 11 лет является государственным советником Алтайского края 1 класса. Лауреат именной премии Министра труда и социального развития РФ. В 2015 году стал ректором Алтайского краевого института повышения квалификации работников образования.

В октябре 2018 года назначен министром образования и науки Алтайского края.

Из основных полномочий

В сфере образования:

– организует предоставление общего, среднего профессионального, дополнительного образования, а также дополнительного профессионального образования;

– осуществляет государственный контроль (надзор) в сфере образования, лицензирование и государственную аккредитацию образовательной деятельности;

–  осуществляет комплекс мер по совершенствованию системы комплектования образовательных организаций Алтайского края педагогическими кадрами;

–  обеспечивает проведение государственной итоговой аттестации на территории Алтайского края.

Специальный вопрос «АП»

– Продолжите, пожалуйста, предложение: «Алтайский край для меня – это…»

–  Сразу вспомнил песню Михаила Евдокимова: «Мой край для меня – это родина. А родина – это Алтай». Эти строки отражают полноту моих чувств. Я родом из Рубцовска. Уезжал из региона надолго единожды. Через несколько лет вернулся с полным осознанием того,  что жить и работать хочу и буду здесь.

Источник: https://www.ap22.ru/paper/Ministr-Maxim-Kostenko-V-prioritete-psihologicheskaya-bezopasnost-detey.html

МОСКВА, 25 янв — РИА Новости, Ирина Халецкая, Виктор Званцев, Наталья Дембинская. На прошлой неделе в России произошло сразу два ЧП в школах, и это всколыхнуло всю страну.

В Перми от поножовщины, организованной двумя подростками, пострадали 15 человек, в том числе учительница и ученики младших классов.

В Улан-Удэ учащийся девятого класса напал с топором на школьников и педагога, устроил поджог — ранены семь человек.

Зачастую о мерах безопасности в общеобразовательных учреждениях знают лишь в теории: вместо коренастых охранников на посту сидят хрупкие пенсионерки, а металлоискателя нет и в помине. В том, как работает и сколько стоит система охраны в школах, кто должен за это платить и может ли простой охранник предотвратить нападение, разбиралось РИА Новости.

Никаких кнопок, только вахтерша

В обоих случаях школьная система безопасности дала слабину. Так, в учебном заведении Перми не работала камера видеонаблюдения.

Один из подростков прошел через турникет, приложив свой магнитный пропуск, у другого пропуска не было, поэтому охрана просто записала его данные в журнал. Школа в Бурятии не охранялась и не была оборудована кнопкой вызова полиции. Функции охранника выполняла одна вахтерша.

Пенсионерка видела школьника регулярно и никак не могла предположить, что за пазухой у него в тот день были припрятаны топорик и коктейль Молотова.

Сегодня охрана школ — целиком и полностью забота самого учебного заведения либо муниципальных и региональных органов управления. Персональную ответственность за общую организацию безопасности несет директор.

Из обязательных мер: забор по периметру школы, освещение территории, тревожная кнопка, система видеонаблюдения, пожарная сигнализация, журнал учета посетителей.

Общие требования закреплены постановлением правительства России № 1235. Что касается конкретного числа охранников, то школа и администрация муниципалитета вправе сами давать методические рекомендации по этому вопросу.

Комплексная проблема

Охранять школы могут сторожа, работники ЧОП или сотрудники вневедомственной охраны. Частная компания должна обязательно получить в МВД лицензию на свою деятельность, а специалисты — пройти обучение и иметь удостоверение охранника. Каждая школа привлекает их на платной договорной основе.

Должность дневного охранника в штатном расписании российских школ, как правило, не предусмотрена, в отличие от ночных сторожей.

Поэтому работу охранников и вахтеров зачастую оплачивают за счет привлечения администрацией школ дополнительных средств. Обычно это деньги родителей.

Впрочем, сейчас использовать такую схему малореально: после многочисленных жалоб в прокуратуру брать с родителей деньги на охрану запретили.

По мнению советника директора Росгвардии Александра Хинштейна, договоры на охрану заключаются по принципу дешевизны: “Кто меньше на торгах предложил, тот и победил”. Это, уверен он, приводит к снижению качества предоставляемых услуг.

Российские школы, как правило, ограничиваются охранниками. Руководитель направления интеллектуальных городских систем КРОК Олег Майданский считает, что в большинстве общеобразовательных учреждений страны уровень безопасности примерно одинаков: один-два вахтера на входе. И больше ничего.

По его словам, работу также осложняет частая ротация кадров: “Как только один охранник успевает запомнить подозрительных личностей или агрессивных школьников, его заменяют другим. Выходит, что он практически бесполезен. Да, он может не пустить в школу взрослых. Но если речь идет о более сложных ситуациях, то охранник вряд ли на них не отреагирует”, — считает Майданский.

Он обращает внимание на то, что сегодня можно использовать технические средства, например рамки металлодетектора. Однако эти системы нередко выключены, сетует эксперт.

Конечно, есть исключения. К примеру, в Москве и Казани некоторые школы используют турникеты с функцией распознавания лиц. “Такой подход действительно работает. Но в 90% школ подобных технологий нет”, — подчеркивает Майданский.

“Если брать Москву, то здесь действуют очень жесткие требования по отбору как самих охранных предприятий, так и сотрудников, направляемых в школы. Туда попадают только проверенные специалисты с лицензией и опытом работы.

Прежде чем заступить на дежурство, они все проходят дополнительное обучение, — пояснил РИА Новости генеральный директор работающего со столичными школами частного охранного предприятия “Сармат” Дмитрий Устинов. — Доступ в государственные учебные заведения осуществляется по специальной карте, а в некоторые частные школы можно попасть лишь по отпечаткам пальцев.

Это, конечно, дорого, но ведь речь идет о безопасности детей. К тому же после событий прошлой недели на входе стали устанавливать металлические рамки”.

По его словам, для охраны одной школы в столице выделяется в среднем 80 тысяч рублей в месяц. “На этом экономить нельзя, — продолжает Устинов. — У любого будет меньше искушение напасть на школу, если он знает, что на входе сидит не бабушка, а здоровенный обученный мужик, способный обезвредить любого, кто представляет угрозу для детей”.

В регионах, в отличие от Москвы, расходы на безопасность школ заметно скромнее. Это касается и крупных городов — областных центров. “Безусловно, все упирается в деньги.

У нас в Новосибирске оплата за охрану в школе не меняется уже лет десять и составляет всего 85 рублей в час, — рассказывает РИА Новости гендиректор группы охранных предприятий “Сателлит” Александр Борисов. — Получается, что на одного охранника выделяют 24 тысячи рублей, а на его зарплату остается где-то 16 тысяч.

А работать приходится по 10-12 часов шесть дней в неделю. Кроме того, охранника постоянно проверяют полиция, отдел образования, ФСБ на учениях подкладывает сумки и тому подобное. Далеко не каждый готов на такую работу”.

На сегодняшний день, как утверждает Борисов, в том же Новосибирске мало осталось школ, привлекающих крупные охранные предприятия города.

“Не так давно во многих учебных заведениях работал попечительский совет родителей, который собирал дополнительные деньги на охрану, — говорит он. — Потом эти платежи взяла на себя мэрия.

А деньги, собранные советом, приравняли к поборам. Директора теперь просто боятся их брать. Возможно, есть смысл вернуть такую практику”.

В регионах, где денег на безопасность в школах не хватает, обходятся своими силами и внутренним персоналом, которому, кстати, ничего не доплачивают за охрану.

“В дневное время сидит вахтер — техничка, согласившаяся взять на себя эти обязанности. На уроках закрываем школы, на переменах — открываем.

Никаких металлодетекторов, все наши подручные средства — глазок и звонок”, — признается Олег Коковихин, руководитель Северо-Западного управления министерства образования Самарской области.

 Впрочем, как заверили РИА Новости многие опрошенные эксперты, ужесточение режима охраны вряд ли сведет риски нападений к нулю.

“Даже если вы в каждую школу посадите сотрудников Росгвардии, это ничего не изменит, — полагает ведущий специалист международного юридического центра Алексей Виноградов. — Здесь нужен комплексный подход.

Во-первых, родителям надо контролировать поведение своих детей, этим также должен заниматься классный руководитель. Если ребенок стал замкнутым или агрессивным, лучше обратиться за помощью к школьному психологу”.

Психологический аспект

По мнению декана факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова Юрия Зинченко, психологическая и информационная безопасность детей и подростков важна так же, как хорошая охрана и современная пропускная система. Вместе с тем существует серьезная проблема с кадрами и, как следствие, — недоработки на этапе профилактики.

“Сейчас на две школы и три детских сада приходится один психолог, который не способен оказать квалифицированную помощь и поддержку всем учащимся. В нашей стране ежегодно выпускаются специалисты в области детской и юношеской психологии, способные отвечать на вызовы и риски нового времени. Нужно ликвидировать кадровый голод психологов”, — отмечает Зинченко.

Помимо этого, в учебных заведениях необходим систематический мониторинг психического состояния детей и подростков, чтобы выявить группы особого внимания, нуждающиеся в психологической и социальной поддержке, уверен декан факультета.

“Произошедшие в школах России акты насилия указывают нам на то, что проблемы современного детства отдельные министерства и ведомства самостоятельно решить не смогут. Мы должны объединить усилия и утвердить на законодательном уровне комплекс мер по профилактике насилия и агрессивного поведения”, — призывает Зинченко.

Цена вопроса

Однако, если все же озадачиться всерьез системой безопасности в учебных заведениях, в какие суммы это обойдется бюджету?
Чтобы обеспечить круглосуточное наблюдение в среднестатистической российской школе, необходимы как минимум три охранника.

По самым приблизительным подсчетам, исходя из средней зарплаты в стране (36 тысяч рублей), с учетом налоговых вычетов и отчислений на работника в Пенсионный фонд (тут средняя стоимость услуг охранника возрастает приблизительно до 50 тысяч рублей), на одну школу потребуется порядка 1,8 миллиона рублей в год.

А чтобы профессиональный охранник сидел в каждом учебном заведении (а их в России порядка 42 тысяч), — около 70 миллиардов рублей в год.

На федеральном уровне регионы не обязывают выделять на эти цели деньги из своих бюджетов. По словам проректора Академии труда и социальных отношений Александра Сафонова, это и невозможно: cегодня детские сады и школы — юрисдикция муниципалитетов.

Эксперт указывает: при нынешнем распределении бюджета, когда основные налоговые доходы оседают на федеральном уровне, субъектам остается чуть-чуть, а муниципалитетам — практически ничего. Если у муниципалитета денег нет, вопрос должна решать школа. Например, как уже говорилось, учебное заведение может заключить договор с частным охранным предприятием.

В различных московских компаниях, предоставляющих услуги охраны школ, стоимость круглосуточного поста варьирует от 50 до 70 тысяч рублей в месяц. Фирма может предоставить учебному заведению и вооруженных охранников, ценник дневного режима охраны — порядка 100 тысяч рублей в месяц, круглосуточного — от 120 тысяч. 

“Откуда у сельской школы, где денег нет на капитальный ремонт, средства на обеспечение безопасности? Максимум, что они могут сделать, — посадить на входе бабушку, которая будет проверять наличие сменной обуви”, — разводит руками Сафонов.

Единственным адекватным решением проблемы эксперты называют перераспределение налоговых доходов между федеральным бюджетом и бюджетами муниципальными: только тогда там смогут выделять деньги на обеспечение безопасности в школах.

Сейчас ситуация следующая: основные доходы идут в федеральный бюджет, а основные обязательства по исполнению закона в части образования, здравоохранения, культуры лежат на плечах либо муниципалитета, либо субъекта. 

“Эта неправильная формула, когда требование есть, а денег, чтобы реализовать его на местном уровне, нет”, — констатирует Сафонов.

Другое дело, что вопрос перераспределения налоговых поступлений — история долгоиграющая. Поэтому Минфин должен оценить масштаб проблемы и выделить Министерству образования дополнительные средства, чтобы довести их до дошкольных и школьных учреждений — на создание современных систем безопасности.

Источник: https://ria.ru/20180125/1513235763.html

Глав-книга
Добавить комментарий