На что влияет признание вины в ходе отбывания наказания?

§ 8. Сделка о признании вины

На что влияет признание вины в ходе отбывания наказания?

Действующеев России уголовное производство крайнегромоздко и «не по карману» дажеэкономически благополучным государствам.Совет судей РФ в одном из своихпостановлений констатировал, чтосохранившийся старый процессуальныйпорядок правосудия не позволяет в полномобъеме осуществлять судебную защитузаконных прав и интересов граждан.

Сферасудебной компетенции значительнорасширена, а процессуальные формыдеятельности судов остались безизменения. Нарастающий поток в судыуголовных дел и сохранившийся прежнимгромоздкий судебный процесс, одинаковыйдля всех категорий дел, ведут к изменениюпроцессуальной деятельности суда«де-факто», что является очень опасной,по мнению В. Махова и М.

Пешкова,тенденцией.1

Междутем эффективность уголовногосудопроизводства, например в США, нарядус некоторыми другими институтами взначительной мере обеспечиваетсяпризнанием вины. Хотя это и относитсяк уголовному процессу, но есть резон вэтой теме рассмотреть суть данногоинститута, так как близко по своей сутипримыкает к теме «субъективная сторонапреступления».

Внастоящее время более 90% уголовных делв США не проходят через процедурусудебного разбирательства.

В однихслучаях признание вины ведет к упрощенномупроизводству в суде, а в других, когдаорганы предварительного расследованиябез признания обвиняемым вины не всостоянии обеспечить сбор доказательств,изобличающих обвиняемого, заключаетсятак называемая «сделка о признаниивины». Данный институт являетсяорганической частью американскогоуголовного процесса и применяется напрактике уже более 150 лет.

Сделкао признании виныэтосоглашение, посредством которогообвинение и защита приходят к договоренностио разрешении дела, включая аспектыобвинения, по которым обвиняемый признаетсебя виновным.

Эточасто приводит к тому, что обвиняемыйпризнает себя виновным в совершениименее тяжкого преступления или не повсем пунктам обвинительного акта.Иногда, если обвинитель не уверен, чтоприсяжные признают обвиняемого виновнымв преступлении, он предъявляет менеесерьёзное обвинение.

Например, совершениеумышленного убийства обязывает прокурорадоказывать, что обвиняемый спланировалего заранее. Но если прокурор не уверен,что он сможет это доказать присяжным,выдвигается обвинение в причинениисмерти по неосторожности. Подобнаясистема взаимных уступок и получиланазвание как «сделка о признании вины».

Часто прокурор и обвиняемый приходятк соглашению не только по отдельнымэпизодам обвинения и квалификациисодеянного, но и по мере наказания,другим вопросам, например месте отбываниянаказания.

«Сделкао признании вины» в уголовном процессеСША часто имеет место на стадиипредварительного слушания уголовногодела. В ходе его представленные сторонамидоказательства как бы отфильтровываютсяи получают процессуальное закрепление.

В ряде случаев закон прямо разрешаетсторонам отступление от указанныхусловий, если для этого будут выдвинутыубедительные основания.

Поэтому нередкопредставление и оценка сторонамидоказательств в уголовном процессе СШАприводят к «сделке о признании вины».

Онаполучила свое процессуально-правовоезакрепление в Правиле 11 (пункт Е)Федеральных правил уголовного процессав окружных судах США и рассматриваетсякак контракт, который может быть заключенв письменной либо в устной форме.

Существует специальная, оговореннаяпроцедура оформления, которая реализуетсяклерком суда в присутствии федеральногосудьи, обвиняемого, его защитника иобвинителя (прокурора), а в ряде случаеви в присутствии потерпевшего.

СогласноПравилу 11, если договоренность недостигнута, обвинитель не вправеиспользовать на процессе заявленияобвиняемого, которые им были сделаныво время обсуждения «сделки о признаниивины». Также не допускается какая-либодискриминация обвиняемых по признакамрасы и пола.

Соглашаясьна участие в сделке о признании вины,обвиняемый тем самым отказывается отнекоторых процессуальных прав, вчастности, от права на суд присяжных.Соглашение о признании вины устраняетлюбые споры между обвинителем и защитойо вине обвиняемого. Практически онозаменяет вердикт присяжных о виновности.

Однако прежде чем соглашение вступитв силу, судья должен определить некоторыеобстоятельства: он должен убедиться,что обвиняемый уяснил природу выдвинутыхпротив него обвинений, меру наказанияза содеянное, включая возможностьусловного осуждения и досрочногоосвобождения; имеет возможностьвозместить убытки потерпевшей стороне;признает себя виновным сознательно.

Судьядолжен убедиться, что обвиняемый признаетсебя виновным не по причине угроз илиобещаний. Как правило, он сам прямоспрашивает об этом обвиняемого.

Результатом выполнения данной процедурыявляется акт суда, констатирующий, чтозаявление о признании себя виновнымобвиняемым сделано добровольно, с полнымпониманием выдвинутых против негообвинений и последствий его заявления,а также что заявление о признании винывступает в силу. Аналогичный институтсуществует и в ряде других стран: Англии,Израиля и др.

Естьли смысл внедрять «сделку о признаниивины» в уголовный процесс РоссийскойФедерации? В. Махов и М. Пешков полагают,что поспешные, непродуманные попыткивнедрить рассматриваемый институт внаш уголовный процесс принесут большевреда, нежели пользы.

Дело не только втом, что нужна хорошо продуманная,учитывающая специфику уголовногопроцесса России система норм, гарантирующих,что соглашение о признании вины пойдетна пользу обвиняемому.

К введениюуказанного института не подготовленыи работники правоохранительных органов,предпочитающие нередко лишь насилиеми угрозами добиться признания вины.Необходимо его внедрение поэтапно. Этозадача ученых-процессуалистов.1

Помнению И. Морозовой, А. Анненкова и С.

Дадонова, примени­тельно к российскойдействительности упрощенные процедурыразреше­ния уголовных дел имеютособенности, обусловленные сложившимисяправовыми традициями (признать вину,оказать помощь в раскрытии преступления,примирение сторон). Представляется, чтофакт примирения, несомненно, содержитэлемент признания вины и в силу этогоможет выступать своеобразным выражениемсущности института соглашения о еепризнании.2

Источник: https://studfile.net/preview/3563030/page:41/

Об участии защитника в деле об изменении вида исправительного учреждения осужденного

На что влияет признание вины в ходе отбывания наказания?

В начале декабря 2017 г. ко мне за юридической помощью обратилась доверительница, поскольку должно было слушаться дело о переводе ее мужа – осужденного из колонии-поселения в исправительную колонию строгого режима.

Как пояснила доверительница, ее супруг был осужден за совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, и приговорен к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 

После 6 лет отбывания наказания в названной колонии при добросовестном отношении к труду и примерном поведении осужденный поставил вопрос об изменении вида исправительного учреждения с исправительной колонии строгого режима на колонию-поселение.

При этом администрация исправительного учреждения поддержала ходатайство осужденного об изменении вида исправительного учреждения, так как он характеризовался положительно, твердо встал на путь исправления, а суд удовлетворил это ходатайство и вынес постановление об изменении вида исправительного учреждения с колонии строгого режима на колонию-поселение. 

Осужденный был этапирован для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение Рязанской области.

Ранее, во время этапирования в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области, при личном досмотре у осужденного в ручной клади инспектором были обнаружены три сим-карты, что было отражено в рапорте.

Сразу после обнаружения запрещенных предметов осужденный собственноручно написал объяснение, в котором выразил чистосердечное раскаяние.

Администрацией ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области было вынесено постановление о водворении осужденного в штрафной изолятор сроком на 15 суток.

Кроме того, осужденного дополнительно ожидало еще одно, более суровое наказание.

Начальником ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области было вынесено постановление о признании осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

Считаю указанное решение несправедливым, излишне жестоким, поскольку осужденный на протяжении 6 лет добросовестно отбывал наказание, получил 17 поощрений, овладел четырьмя специальностями. 

После прибытия в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Рязанской области в колонию-поселение осужденный незамедлительно был помещен в штрафной изолятор, из которого был освобожден спустя лишь два месяца.

Начальником ФКУ ИК-5 России по Рязанской области в Скопинский районный суд Рязанской области было направлено представление об изменении вида исправительного учреждения, о переводе осужденного для дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы из колонии-поселения в исправительную колонию строгого режима.

В этой ситуации оказание мной по просьбе доверительницы юридической помощи осужденному в форме участие в судебном заседании об изменении режима содержания представлялось мне малоэффективным и, более того, заведомо проигрышным вариантом, что подтверждала судебная практика.

Приступив к оказанию юридической помощи, я поставил первоочередную задачу – подать административное исковое заявление в Железнодорожный районный суд г.

Рязани об оспаривании действий администрации ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области, о признании незаконным полностью и отмене постановления о применении к осужденному меры взыскания в виде водворения в штрафной изолятор и о признании незаконным и отмене полностью постановления о признании осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, возбуждении административного дела и назначении судебного заседания.

Основанием для подачи искового заявления явилось незаконное и необоснованное применение к осужденному меры взыскания в виде водворения в штрафной изолятор и признания его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

При этом стороной защиты было указано, что администрацией СИЗО-1 в нарушение ч. 1 ст. 117 УИК РФ при применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы не учтены обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. 

Определение Железнодорожного районного суда г.

Рязани о принятии административного дела к производству суда и назначение судебного заседания дали возможность подать в Скопинский районный суд Рязанской области ходатайство об отложении назначенного судебного заседания об изменении вида исправительного учреждения, так как предмет рассмотрения представления начальника ФКУ ИК-5 вытекал из оспариваемых действий администрации СИЗО-1.

Одновременно были поданы многочисленные жалобы, в том числе в прокуратуру Рязанской области на незаконные действия администрации исправительных учреждений.

В ходе изучения материала о привлечении осужденного к дисциплинарной ответственности были выявлены существенные нарушения уголовно-исполнительного законодательства РФ, Приказа об утверждении Единого положения о комиссии исправительного учреждения УФСИН России по Рязанской области, ответственной за применение мер взыскания к осужденным к лишению свободы. В нарушение установленного порядка наложения взыскания должностными лицами ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области, участвующими в заседании дисциплинарной комиссии и правомочными влиять на назначение дисциплинарного наказания осужденному, составлены справки, искажающие суть проведенной проверки (заседание комиссии проводилось в отсутствие осужденного, объяснения от него получены не были). Указанные обстоятельства свидетельствовали о нарушении прав осужденного при привлечении его к дисциплинарной ответственности.

Таким образом, заключения должностных лиц ФКУ СИЗО-1 о том, что осужденный вину не признал и должных выводов для себя не сделал, не соответствовали действительности и свидетельствовали о том, что они формально отнеслись к проведению проверки и профилактических бесед с осужденным не проводили. 

В результате были вынесены незаконное постановление о водворении осужденного в штрафной изолятор сроком на 15 суток и постановление о признании осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

Хотелось бы отметить, что в период рассмотрения материалов в Железнодорожном районном суде Рязанской области и в Скопинском районном суде Рязанской области к осужденному были применены новые меры наказания.

Постановлением начальника ФКУ ИК-5 на моего доверителя было наложено еще четыре взыскания в виде водворения в штрафной изолятор (осужденный незаконно провел там около двух месяцев). Наложенные взыскания также предстояло оспорить в судебном порядке.

Я не испытывал иллюзий, что с окончанием срока очередного взыскания осужденного выпустят на участок колонии-поселения. Оказание юридической помощи доверителю напоминало борьбу с «ветряными мельницами». 

В то же время прокуратурой Рязанской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях было вынесено постановление, которым постановления начальника ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Рязанской области о применении к осужденному меры взыскания в виде водворения в штрафной изолятор сроком на 15 суток, а также постановление о признании его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания были отменены как незаконные и необоснованные.

Кроме того, в дальнейшем в ходе проверки в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Рязанской области прокуратурой Рязанской области по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях были изучены материалы о наложении взысканий на осужденного. По результатам все четыре постановления начальника исправительного учреждения ФКУ ИК-5 УФСИН России по Рязанской области о водворении осужденного в штрафной изолятор были отменены как незаконные и необоснованные.

21 августа 2018 г. состоялось рассмотрение Скопинским районным судом Рязанской области ходатайства адвоката, действующего в интересах осужденного, об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

В ходе судебного заседания суд исследовал и оценил в совокупности все материалы дела, учел поведение осужденного, характеристику, его отношение к труду в период отбывания наказания, наличие поощрений, отсутствие непогашенных взысканий и пришел к выводу, что у осужденного сформировалось уважительное отношение к обществу, к труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и выработалась законопослушное поведение, что в силу ст. 9 УИК РФ свидетельствует об исправлении осужденного, ввиду чего он не нуждается в дальнейшем отбытии назначенного ему наказания. В результате суд удовлетворил ходатайство адвоката, действующего в интересах осужденного, об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/ob-uchastii-zashchitnika-v-dele-ob-izmenenii-vida-ispravitelnogo-uchrezhdeniya-osuzhdennogo/

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ № 4 (37), 2018 судебной практики рассмотрения уголовных дел

На что влияет признание вины в ходе отбывания наказания?
Печать

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ДРУГИХ РЕГИОНОВ

Задонским районным судом Липецкой области Г. осужден по ч. 2 ст. 124 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Судом установлено, что Г. не оказал помощь без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного при следующих обстоятельствах.

Г., имея диплом о среднем профессиональном образовании по специальности «Лечебное дело» квалификация «Фельдшер», на основании приказа ГУЗ «Хлевенская РБ» назначен на должность фельдшера скорой медицинской помощи в структурное подразделение «Пункт скорой медицинской помощи ОМС».

В соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией в обязанности Г.

входило: оказание скорой медицинской помощи в объеме доврачебной помощи в соответствии с утвержденными стандартами; осмотр и применение объективных методов обследования больного (пострадавшего); оценка тяжести состояния больного (пострадавшего); определение необходимости применения доступных методов исследования; получение необходимой информации о заболевании, отравлении или травме от пациента или окружающих лиц; выявление общих и специфических признаков неотложного состояния и т.п.

Г. находился при исполнении возложенных на него трудовых обязанностей в качестве фельдшера скорой медицинской помощи, когда туда обратилась С.А. и сообщила, что ее мужу необходима медицинская помощь, так как он лежит в состоянии алкогольного опьянения на детской площадке.

Г. в качестве фельдшера скорой медицинской помощи прибыл по вызову на детскую площадку, где на земле в состоянии алкогольного опьянения лежал С.Г. Находясь там, Г.

, действуя небрежно, не предвидя наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, в нарушение ст.ст. 4, 32 Федерального закона от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которым отказ в оказании медицинской помощи не допускается, не оказал больному С.Г.

без уважительных причин медицинскую помощь, не выполнил в экстренном порядке транспортировку больного в лечебное учреждение для обследования и оказания квалифицированной медицинской помощи и необоснованно оставил его находиться на месте. Вышеуказанное бездействие Г. не позволило провести С.Г.

необходимого лечения – дезинтоксикационной, метаболической и симптоматической терапии, а также других возможных лечебных мероприятий, что не исключало возможность спасения жизни больного. В результате этого, от хронической алкогольной интоксикации с полиорганными проявлениями, на фоне тяжелой алкогольной интоксикации, осложнившейся острой сердечно-сосудистой недостаточностью и отеком головного мозга, на вышеуказанной детской площадке наступила смерть С.Г. Недооценка тяжести состояния больного и оставление его на месте фельдшером Г. находится в причинно-следственной связи со смертью С.Г.

Действия подсудимого суд квалифицировал по ч.2 ст. 124 УК РФ как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Г. впервые совершил преступление средней тяжести по неосторожности, полностью признал вину, раскаялся в содеянном, оказывает помощь и уход бабушке-инвалиду 2 группы и дедушке – инвалиду 3 группы, с которыми проживает совместно. Указанные обстоятельства суд в силу ч.2 ст.

61 УК РФ расценил как смягчающие наказание. По месту жительства, прежней учебы, службы и работы характеризуется исключительно положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. При назначении наказания подсудимому суд принял во внимание также требования ч.5 ст.

62 УК РФ.

Учитывая обстоятельства дела, наличие совокупности смягчающих обстоятельств, данные о личности, суд счел возможным определить Г. наказание в виде лишения свободы с применением положений ст.73 УК РФ, без применения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Приговор отменен в связи с неправильным применением уголовного закона

Нижневартовским городским судом Р. оправдан по ч. 2 ст. 228 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За ним признано право на реабилитацию. Этим же приговором он осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указал о неправильном применении уголовного закона, что повлекло необоснованное освобождение Р. от уголовной ответственности.

Так, оправдывая Р. по обвинению в незаконном приобретении и хранении в своем жилище наркотического средства, суд сослался на положения примечания 1 к ст. 228 УК РФ. По мнению суда, Р. добровольно заявил о находящемся у него дома наркотическом средстве, которое он изъявил желание незамедлительно выдать, что следует из показаний свидетеля М. и на тот момент подозреваемого Р.

Вместе с тем из материалов дела не следует, что имело место добровольное сообщение о совершении преступления, то есть по делу не подтверждается признак добровольности.

Согласно вышеназванному примечанию не может признаваться добровольной выдачей наркотических средств их изъятие при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Действительно, свидетель М., оперуполномоченный полиции, показал, что после задержания Р. и получения от него объяснений, ему стали известны обстоятельства приобретения осужденным наркотического средства. После допроса Р.

было инициировано производство обыска в жилище последнего с целью обнаружения по месту жительства наркотических средств. В ходе обыска осужденный добровольно выдал эти средства. Вместе с тем свидетель пояснил суду, что Р.

не сообщал ему о хранении дома наркотических средств, тогда они попросили следователя разъяснить подозреваемому, что у него по месту жительства будет произведен обыск. После чего Р. рассказал о том, что дома также имеются наркотики.

Из показаний свидетеля Д., следователя по уголовному делу, следует, что Р. поинтересовался у него, какие следственные действия будут производиться по делу, после чего он сообщил ему, что после допроса будет произведен обыск по месту жительства. После этого Р. сообщил о находящихся в доме наркотиках.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей, поскольку Р.

был лишен возможности распорядиться наркотическим средством, хранящимся у него в квартире, по своему усмотрению, вследствие чего сообщение сотрудникам полиции о нахождении у него дома наркотического средства было вынужденным, а не добровольным.

В связи с этим апелляционная инстанция приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

Существенные нарушения закона явились причиной изменения приговора

Сургутским районным судом П. осуждён за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158 (2 эп.), ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора Сургутского района, указал на невыполнение судом первой инстанции требований п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно которому смягчающими обстоятельствами признаются явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

По смыслу данной правовой нормы под явкой с повинной понимается сообщение лица о совершенном им преступлении, сделанное в письменном или устном виде, в том числе заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления представляет собой предоставление лицом правоохранительным органам информации о совершенном преступлении, имеющей значение для его раскрытия и расследования (п.п. 29, 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.

2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

По настоящему делу П.

, будучи застигнутым на месте преступления и задержанным, добровольно сообщил органам предварительного следствия об ещё двух осуществленных им хищениях и дал признательные показания, позволившие их раскрыть и собрать достаточные доказательства, подтверждающие виновность осуждённого. Действия П. в соответствии с приведёнными выше требованиями уголовного закона должны быть признаны явкой с повинной и активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, то есть обстоятельствами, смягчающими наказание.

Принимая это во внимание, суд апелляционной инстанции счел возможным учесть упомянутые смягчающие обстоятельства и, применив положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, смягчить П. наказание, назначенное за каждое из преступлений и по их совокупности.

Кроме того, признаны обоснованными доводы апелляционного представления о противоречии выводов суда первой инстанции принципу, закрепленному в ч. 1 ст.

6 УК РФ, при определении виновному за названные преступления, имеющие обстоятельственные различия, одинакового наказания. В этой связи по одному из преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст.

158 УК РФ, назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев, по другому – 1 года 7 месяцев лишения свободы.

Частично удовлетворены и доводы апелляционной жалобы осуждённого в части нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при получении доказательств по делу.

Положениями ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ прямо запрещается использование в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которые признаются недопустимыми.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а его проверка производится путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников (ст.

ст. 87,88 УПК РФ).

Вышеприведенными нормами закона установлен порядок получения доказательств и регламентированы их источники, которые должны быть установлены и известны.

К материалам настоящего дела приобщен список вызовов абонента мобильной телефонной связи П., на который суд первой инстанции ссылается в приговоре.

Между тем никаких документов, удостоверяющих факт, основания и соблюдение процедуры его изъятия в деле нет, кроме показаний оперуполномоченного Г., которые ничем не подтверждены.

Сторона защиты настаивала на незаконности получения упомянутого списка и данное утверждение стороной обвинения в порядке ч. 4 ст. 235 УПК РФ убедительно не опровергнуто.

В связи с этим происхождение списка вызовов абонента мобильной телефонной связи П. признано не установленным. Поскольку основания и процедура его изъятия достоверно не соблюдены, судом первой инстанции данное доказательство не проверено, упомянутый список, полученный с нарушением требований уголовно-процессуального закона, признан недопустимым доказательством и исключен из приговора.

По тем же основаниям признаны недопустимыми доказательствами протоколы изъятия обуви у П. и последующей выемки её у оперуполномоченного К., сама обувь как вещественное доказательство, протокол ее осмотра и заключение эксперта № 283.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/66640/

Внести изменения в УИК РФ (ст.115, 116, 117, 118), регламентирующие назначение и отбытие дисциплинарного наказания в виде водворения в ШИЗО и перевода в ПКТ

На что влияет признание вины в ходе отбывания наказания?

Инициатива № 23Ф33767 Уровень инициативы: Федеральный В РФ Органы ФСИН России: 1. Осуществляют исполнение в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовных наказаний, содержание под стражей лиц, подозреваемых, либо обвиняемых в совершении преступлений и подсудимых; 2.

Контроль за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания; 3. Обеспечение охраны прав, свобод и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей; 4.

Обеспечение правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы (далее – учреждения, исполняющие наказания), и в следственных изоляторах, обеспечение безопасности содержащихся в них осужденных, лиц, содержащихся под стражей, а также работников уголовно-исполнительной системы, должностных лиц и граждан, находящихся на территориях этих учреждений и следственных изоляторов; 5. Охрана и конвоирование осужденных и лиц, содержащихся под стражей, по установленным маршрутам конвоирования, конвоирование граждан Российской Федерации и лиц без гражданства на территорию Российской Федерации, а также иностранных граждан и лиц без гражданства в случае их экстрадиции; 6. Создание осужденным и лицам, содержащимся под стражей, условий содержания, соответствующих нормам международного права, положениям международных договоров Российской Федерации и федеральных законов; 7. Организация деятельности по оказанию осужденным помощи в социальной адаптации; 8. Управление территориальными органами ФСИН России и непосредственно подчиненными учреждениями. Пригово́р — процессуальный акт правосудия. Это решение суда (судьи) о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания, либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (ст.5 УПК РФ). Судебный приговор является окончательным ответом на основной вопрос дела, ставший предметом судебного рассмотрения. Только по приговору суда подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления, что является одной из процессуальных гарантий прав и интересов гражданина, обвиняемого в совершении преступления, так как вопросы виновности и наказания не должны решаться никаким другим органом, кроме суда, и никаким другим процессуальным актом, кроме приговора. Приговор выносится от имени государства и в отношении обязательности исполнения приравнивается к закону, основываясь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Постановление приговора – акт применения права. Только на основе приговора государство может реализовать уголовно-правовую санкцию и тем самым защитить личность, общество, государство от преступных посягательств. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК и основан на правильном применении уголовного закона (ст. 297 УПК РФ): – законность приговора состоит в том, что его содержание (сделанные в приговоре выводы, приведённые в нём суждения), порядок постановления, структура должны соответствовать нормам уголовно-процессуального права, а также нормам иных отраслей права, если они должны быть применены по конкретному уголовному делу (например, квалификация деяния, вопросы гражданского иска); – обоснованность приговора означает соответствие выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства. – приговор суда должен быть справедливым. Только такой приговор, которым дело разрешено правильно по существу, осуждён действительно виновный человек и вина его доказана, может быть воспринят как справедливый. Но справедливость приобретает и относительно самостоятельное значение в вопросе о наказании осуждённого. В большинстве статей УК РФ санкции предоставляют суду альтернативу выбора того или иного вида наказания, а также определение в пределах, установленных законом, размера наказания. И хотя любое наказание в этих пределах формально будет соответствовать закону, суд обязан назначить не любое, а именно справедливое для данного случая наказание. Суд постановляет приговор именем Российской Федерации. В исправительные колонии ФСИН России осужденные направляются для отбытия назначенного судом наказания, где должны доказать свое исправление (а это и признание вины и возмещение вреда (ущерба), осознание негативности ранее совершенного деяния и другое). Но практика показывает, что исправительные колонии ФСИН России, выполняют задачу по типу “чтобы не сбежали и досидели до звонка”. Работа по перевоспитанию осужденных ведется слабо (или вообще не ведется), работа по Искам ведется слабо (или вообще не ведется). Зоны бывают Красные (власть администрации и их подсобного аппарата), Черные (воровской ход), Коммерческие (мирно сосуществуют, вопросы решаются все на деньгах). В каждой зоне есть осужденные которые осознают пагубность своего пребывания в данных стенах и прилагают усилия по сокращению срока отбытия наказания (КП, ИТР, УДО), это как правило трудяги. В каждой зоне есть осужденные отрицательной направленности (постоянные нарушители ПВР ИУ, как отрицаловы, так и конфликтные, которые отвергают ПВР ИУ и Администрацию). Именно эта категория осужденных частые посетители ШИЗО, ПКТ, а затем строгих условий отбывания наказания и остаются ими до самого окончания срока наказания. Т.е. весь срок “Режим шатал”, и далее “Воля вздрогнет, я свободен…”. Многие осужденные из этой когорты попадают в органы внутренних дел сразу в первые сутки своей свободы (телефон украл, сумочку отжал и др.). Многие встают на преступный путь после недельно-месячного отдыха (а тут уже и изнасилования и убийства и другое). Из выше описанного напрашивается вывод: несовершенство законодательства само порождает дальнейшую преступность, не искореняет ее, т.е. идет борьба с ветреными мельницами

Зачем выпускать на свободу лиц, не осознавших свое преступное деяние, не компенсирующего вред (ущерб), т.е. не исправившихся.

Предлагаемая Норма,окажет серьезное влияние на поведение осужденных, будет серьезной преградой на пути к свободе отрицательному элементу, тем самым обезопасит общество от преступных посягательств. Статья 117. Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы (УИК РФ) далее: Приказ Министерства юстиции РФ от 16 декабря 2016 г. № 295 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений”

Дополнить пунктом, что при водворении осужденных в ШИЗО или переводе их в ПКТ, данный срок дисциплинарного наказания не входит в общий срок отбытия наказания, т.е. время конец срока – будет изменено и зависит от поведения самого осужденного(ых).

← К началу списка инициатив

Источник: https://www.roi.ru/33767/

Глав-книга
Добавить комментарий