Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?

Можно ли читать книги в тюрьме?

Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?

Как можно догадаться хотя бы по тому, что этот текст существует, чтение в тюрьме не запрещено, но для заключенных, у которых (почти) нет интернета и возможности дойти до ближайшего магазина, есть ряд ограничений, влияющих на выбор литературы. Официальная цензура, особые требования к электронным книгам и небольшие возможности тюремных библиотек усложняют жизнь библиофилов в СИЗО и колониях. Но обо всем по порядку.

Цензура

Согласно статье 95 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, заключенный имеет право получать книги в посылках или приобретать их через торговую сеть, а также подписываться на газеты и журналы за свой счет.

Однако среди изданий, которые поступают в СИЗО и колонии, не должно быть ничего, пропагандирующего войну, разжигание национальной розни или содержащего порнографический и эротический контент. Но это официально.

Если мы говорим о запретах, то рамки закона сильно расширяются, и часто в опалу попадают любые книги по боевым искусствам, географические карты, пособия по выживанию в естественной среде и учебники по разведению собак.

Кроме того, начальство СИЗО или колонии может просто не принять книги, которые показались им подозрительными. Так, в некоторых местах заключения запрещены детективы Дарьи Донцовой и Александры Марининой, а где-то не допускаются книги по психологии.

«Ограничения в основном абсурдны. Заказал себе книгу величайшего русского психиатра Бехтерева, которая называлась „Гипноз“, а ее не пустили только из-за этого слова. Я говорил библиотекарю: „Вы же знаете, кто это. Вы же знаете, что он ученый“.

На что мне ответили: „Таковы правила, оперотдел не пропустит“. Также есть просто абсурднейший запрет на любую литературу с картами внутри, в том числе атласы. Они, якобы, способствуют организации побега.

Ну понимаете, да, карта мира поможет сбежать из тюрьмы», — рассказывает Роман, заключенный одного из московских СИЗО, ведущий книжного блога bookozavr.

Библиотеки

В каждом СИЗО и каждой колонии есть свои библиотеки, однако их наполнение различно. Не все заключенные понимают ценность книг, поэтому многие издания быстро изнашиваются. Редкие и качественные книги, если такие попадают в тюремные библиотеки, подолгу задерживаются в одних руках. В основном же контент состоит из классики и списанных изданий.

«В нашей библиотеке неплохой фонд. Большую его часть составляют, конечно, книги, издававшиеся еще в советское время. Классика представлена довольно хорошо: и мировая, и русская. Дюма, Довлатов, Твен, Ильф и Петров, Гюго, Толстой, Лондон, Набоков, Ремарк, Достоевский, Кафка, Моруа, Пушкин, Стейнбек, Шаламов, Экзюпери и прочие.

Все это можно найти в библиотеке. Современные авторы, известные массовой аудитории, тоже встречаются. Очень распространены детективы, фантастические боевики и прочее из категории бульварного чтива.

Однажды я наткнулся на книгу Лимонова „Это я, Эдичка“, чему был немало удивлен», — рассказывает Юрий, заключенный и ведущий телеграм-канала «Житель МЛС».

Материал по теме Познавательно Зачем читать современную литературу?

Однако более-менее современной качественной литературы в тюрьмах мало. Очень немногие библиотекари действительно задумываются о том, какие книги находятся в их ведомстве и нужны ли они заключенным. А после ужесточившихся требований и возрастающего страха перед экстремизмом сотрудники СИЗО чаще стараются просто обойти проблему — и выбирают проверенную классику.

Пополнить тюремную библиотеку могут и волонтеры, но любой, кто захочет передать туда книги, должен будет следовать правилам:

«Книги можно передать в качестве благотворительной помощи по договорам, найдя их образцы на сайтах СИЗО или придя на прием к руководству учреждений.

На книгах должны быть чеки, желательно, чтобы книги были новыми.

Если будете договариваться о больших партиях, то книгами в СИЗО занимается воспитательная служба», — объясняет Анна Каретникова, ведущий аналитик УФСИН России по Москве, автор книги «Маршрут».

Нередко библиотеки пополняются за счет самих заключенных. Согласно закону, каждый сиделец может иметь при себе до 10 томов, весь «излишек» он должен либо сдать в ячейку с личными вещами, либо оставить в местной библиотеке. Иногда заключенные СИЗО и колоний приносят с собой очень необычные книги.

«Недавно к нам в камеру привели человека, он принес с собой 8 или 9 книг по философии. Тут Юнг, Ницше, Аристотель, Платон, Фейхтвангер, Шопенгауэр и Витгенштейн…», — рассказывает Роман, заключенный одного из московских СИЗО и ведущий книжного блога bookozavr.

Доставка книг

Теоретически заключенный может получить книги и в личной посылке от родных и друзей, а также через торговую сеть. Однако все зависит от самого места заключения.

В некоторых СИЗО боятся, что книги в посылках могут содержать неподобающий контент, различные вкладки или быть пропитаны какими-либо веществами.

Словом, охота на ведьм идет полным ходом, так что надежнее всего заказывать через торговые сети. Но и это не гарантирует, что книга будет доставлена:

«Товарищи заказали для меня две книги. Они пришли в почтовое отделение, к которому относится наша колония, и благополучно пролежали там месяц.

Так как никто из сотрудников колонии, ответственных за прием корреспонденции с почтового отделения в лагерь, не забрал книги, через месяц работники почты отправили книги обратно.

Сложилось впечатление, что сотрудники ФСИН были даже не в курсе, что такой вариант получения книг существует в принципе», — рассказывает Юрий, заключенный и ведущий телеграм-канала «Житель МЛС».

Основным «поставщиком» книг в колонии является OZON, который напрямую доставляет их в места лишения свободы. Не так давно, по словам правозащитников, книгами начало торговать ФГУП «Калужское».

Электронные книги

Это отдельная страница в истории войны правозащитников и системы.

С 2016 года разрешены стоящие на балансе в СИЗО устройства «без возможности выхода в информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, а также без съемных носителей информации и возможности фото-, видео- и аудиофиксации».

Однако на деле электронными книгами тюремные библиотеки никто не обеспечил, а методические указания, изданные ФСИН России, согласно которым устройство является электронной книгой, настолько туманны, что трактовать их можно бесконечно широко.

Печатные издания

Ну и еще немного о грустном: несмотря на то, что закон не запрещает заключенным читать печатные газеты и журналы, он не регламентирует, как скоро они должны доставляться. Грубо говоря, если в камеру принесут издания двухлетней давности, то правила формально будут выполнены, и ничего с этим не поделаешь.

Источник: https://eksmo.ru/articles/mozhno-li-chitat-knigi-v-tyurme-ID15523150/

Перечень разрешенного к передаче

Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?

Выписка из Приказа Министерства юстиции РФ от 3 декабря 2015 г. № 277 “О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. № 189 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы”

  получать в посылках и передачах и приобретать по безналичному расчету

Подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету:

– одежду в одном комплекте (в том числе установленного образца) без поясных ремней, подтяжек и галстуков, обувь без супинаторов, металлических набоек:

рубашку;

костюм (пиджак), брюки;

платье;

юбку, шорты;

свитер (кофта);

куртку летнюю/демисезонную;

куртку зимнюю (пальто, дубленку, шубу);

спортивный костюм или домашний халат для женщин;

шапку спортивную (кепку, бейсболку) демисезонную, косынку;

шапку (кепку, бейсболку) зимнюю;

перчатки (варежки) зимние;

обувь летнюю/демисезонную;

обувь зимнюю;

обувь спортивную;

тапочки;

– нательное белье не более 4 комплектов:

трусы;

носки (гольфы);

бюстгальтер;

майку (футболку);

чулки (колготки), рейтузы;

– носовые (трикотажные, бумажные) платки;

– туалетные принадлежности (туалетное, хозяйственное мыло, зубная нить, зубная щетка, пластмассовые футляры для мыла и зубной щетки, гребень, расческа, щипчики для ногтей без колюще-режущих элементов и пилочек, ватные палочки, ватные диски);

– бритву электрическую, бритвы безопасные разового пользования;

– вещевой мешок или сумку;

– очки и пластмассовые футляры для очков;

– марлю, заколки, вазелин, вату, гигиенические тампоны, косметические принадлежности, бигуди пластмассовые (для женщин);

– костыли, деревянные трости, протезы (по разрешению врача);

– электрокипятильник бытовой заводского изготовления или чайник электрический мощностью не более 0,6 кВт.;

– по разрешению врача электрический тонометр, глюкометр, слуховой аппарат, расходные материалы и батарейки к ним;

– мочалку или губку, поролоновую губку для мытья посуды;

– шариковую или гелевую авторучку, стержни к ней (черного, фиолетового, синего цвета), простой карандаш;

– бумагу для письма, тетради, пластиковые файлы или папки, почтовые конверты, открытки, почтовые марки;

– туалетную бумагу, выданную либо приобретенную в магазине (ларьке) СИЗО;

– предметы религиозного культа для нательного или карманного ношения;

– однотонное постельное белье белого или бежевого цветов в одном комплекте (две простыни и наволочка), полотенца (не более 2 шт.), маску из текстиля для сна, беруши;

– литературу и издания периодической печати из библиотеки СИЗО либо приобретенные через администрацию СИЗО в торговой сети, за исключением материалов экстремистского, эротического и порнографического содержания;

карточки близких родственников;

– настольные игры (шашки, шахматы, домино, нарды);

– пластиковую либо алюминиевую кружку, пластиковые тарелку, ложку, вилку (пластиковая кружка и столовые приборы должны быть предназначены для горячих блюд и многоразового использования);

– подгузники для взрослых (по назначению врача СИЗО);

– предметы ухода за детьми, детскую одежду (женщинам, имеющим при себе детей в возрасте до трех лет).

Кроме указанных товаров подозреваемым и обвиняемым разрешается иметь при себе и хранить телефонные карты, а также следующие промышленные товары, за исключением спиртосодержащих и в аэрозольных баллонах, приобретенные в магазине (ларьке) СИЗО: – зубную пасту (порошок), крем (гель) для бритья, косметические средства, предназначенные для применения после бритья, дезодорант, жидкое мыло, гель для душа, шампунь, стиральный порошок, жидкость для мытья посуды.

Подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках и передачах, приобретать в магазине (ларьке) СИЗО продукты питания, кроме расфасованных в железную либо стеклянную тару, требующих тепловой обработки, скоропортящихся, с истекшим сроком хранения либо дату изготовления которых установить не представляется возможным, а также дрожжей, алкогольных напитков и пива.

Продукты питания в вакуумной упаковке промышленного изготовления с указанием сроков годности подозреваемые и обвиняемые могут получать в посылках и передачах.

Подозреваемым и обвиняемым разрешается иметь при себе и хранить и другие продукты питания, приобретенные в магазине (ларьке) СИЗО. Кроме этого им, за исключением несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых*, разрешается иметь табачные изделия и спички, приобретенные в магазине (ларьке) СИЗО.

При наличии технических возможностей подозреваемые и обвиняемые могут приобретать продукты питания, предметы первой необходимости и другие, не запрещенные к хранению и использованию промышленные товары по безналичному расчету с использованием электронных терминалов.

Лекарственные препараты и витамины принимаются в СИЗО по назначению врача СИЗО.

Перечень продуктов питания может быть ограничен по предписанию санитарно-эпидемиологической службы.

Общий вес вещей и продуктов питания, которые подозреваемый или обвиняемый может хранить в камере, не должен превышать 50 кг.

Помимо перечисленного подозреваемым и обвиняемым разрешается иметь при себе и хранить документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации их прав и законных интересов, а также бланки почтовых отправлений, квитанции на сданные на хранение деньги, ценности, документы и иные предметы.

Предметы и вещи, не предусмотренные настоящим Перечнем, являются запрещенными.». 

2. При досмотре передач, посылок и вещей:

– хлебобулочные изделия (булки, батоны, буханки, кексы, рулеты и т.п.) разрезаются на части;

– жидкие продукты переливаются в подменную посуду;

– консервы вскрываются и перекладываются в другую посуду;

-рыба, сыры, сало, колбасные и мясные изделия разрезаются на части;

– сыпучие продукты (сахар, сахарный песок и т.п.) пересыпаются;

-пачки сигарет и папирос вскрываются и ломаются;

– конфеты, разрезаются на части, все другие продукты, которые могут быть использованы для сокрытия в них записок и других запрещенных предметов, проверяются так же.

(Что Вы должны знать)

При поступлении в СИЗО подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются для индивидуального пользования:

– спальным местом;

– постельными принадлежностями: матрацем, подушкой, одеялом;

– постельным бельем: двумя простынями, наволочкой;

– полотенцем;

– столовой посудой и столовыми приборами: миской (на время приема пищи), кружкой, ложкой;

– одеждой по сезону (при отсутствии собственной);

– книгами и журналами из библиотеки СИЗО.

Указанное имущество выдается бесплатно во временное пользование на период содержания под стражей.

По заявлению подозреваемого или обвиняемого, при отсутствии необходимых денежных средств на его лицевом счете, по нормам, установленным Правительством Российской Федерации, выдаются индивидуальные средства гигиены:

– мыло;

– зубная щетка;

– зубная паста (зубной порошок);

– одноразовая бритва (для мужчин).

 Для общего пользования в камеры в соответствии с установленными нормами и в расчете на количество содержащихся в них лиц выдаются:

– мыло хозяйственное;

– туалетная бумага;

– издания периодической печати из библиотеки СИЗО;

– настольные игры: шашки, шахматы, домино, нарды;

– предметы для уборки камеры;

– швейные иглы, ножницы, ножи для резки продуктов питания (могут быть выданы подозреваемым и обвиняемым в кратковременное пользование под контролем администрации).

КАЖДОЕ НАИМЕНОВАНИЕ, ВХОДЯЩЕЕ В ПЕРЕДАЧУ ПРИНИМАЕТСЯ УПАКОВАННЫМ В ДВА ПАКЕТА (МАЙКА)

Образец заявления продуктов (предметов) передачи

Источник: http://www.sizo-medvedkovo.ru/content/page9

Как сделать СИЗО доброжелательным к детям?

Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?

Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

В Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству состоялся Круглый стол «Гуманизация условий содержания под стражей, в том числе женщин, отбывающих наказание вместе с детьми».

С предложениями по совершенствованию законодательства в этой сфере выступила Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге.

Так же, Светлана Агапитова подготовила законотворческие новации, касающиеся несовершеннолетних, находящихся в следственных изоляторах.

Открыла заседание Круглого стола член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Афанасьева, которая и была модератором дискуссии.

С основным докладом, выступил первый заместитель начальника правового управления Федеральной службы исполнения наказаний РФ (ФСИН) Илья Антонов. Он отметил происходящую реорганизацию уголовно-исполнительной системы, основной чертой которой становится гуманизация и соблюдение прав человека.

В качестве примера Илья Антонов привел вступившие в силу изменения в Уголовно-исполнительный кодекс, благодаря которым осужденным предоставлены дополнительные возможности для свидания с их несовершеннолетними детьми.

Поправки коснулись и порядка перемещения беременных осужденных, а также женщин, имеющих при себе детей до трех лет. Их этапирование допускается только по заключению врача, а при необходимости – в сопровождении медицинских работников.

Также, он обратил внимание, на постановление Совета Федерации рекомендующее Министерству Юстиции РФ подготовить ряд предложений по: улучшению условий содержания в местах лишения свободы осужденных беременных женщин, а также женщин, имеющих детей, содержащихся в домах ребенка исправительных учреждений; конкретизации условий совместного проживания осужденных женщин с детьми; увеличению возраста детей, содержащихся в домах ребенка исправительных учреждений; внесению изменений в Уголовно-исполнительный кодекс РФ в целях перевода положительно характеризующихся осужденных из воспитательных колоний в колонии-поселения. Однако, как заявил Илья Антонов, представляемое им ведомство не в состоянии в ближайшее время реализовать все предлагаемые улучшения и рассчитывает на помощь регионов по месту нахождения учреждений.

Говоря о масштабности изменений, необходимых для обеспечения нормальных условий женщинам, Председатель Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Андрей Кутепов заметил: «Все тюрьмы созданы мужчинами, и они не для женщин…»

И, тем не менее, несмотря на столь пессимистичную оценку, Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге высказала вполне конкретные предложения по совершенствованию законодательства.

Эти инициативы опираются на анализ существующей ситуации и призваны решить наиболее актуальные проблемы в сфере защиты интересов женщин с ребенком, беременных, а также подростков, находящихся под арестом.

Если вопрос обеспечения прав матерей с детьми и подростков, пребывающих в исправительных колониях, более-менее урегулирован Уголовно-исполнительным кодексом РФ и подзаконными актами, то ситуация в следственных изоляторах (СИЗО) требует отдельного пристального внимания и дополнительной регламентации.

Целый комплекс трудностей порождает тот факт, что социально-правовой статус малолетних детей, находящихся в СИЗО совместно с матерью не определен. Соответственно отсутствуют нормы материально-бытового обеспечения.

Администрация следственных изоляторов вынуждена приобретать предметы ухода за детьми за счет средств благотворителей. На сегодняшний день регламентировано только питание детей по нормам, установленным для домов ребенка системы Министерства здравоохранения РФ.

Хотя еще три года назад доходило до смешного: средства на питание детей перечислялись на статью «Кормление служебных собак».

По мнению детского Уполномоченного Петербурга, необходимо в кратчайшие сроки разработать порядок обеспечения малолетнего ребенка в следственном изоляторе необходимым специализированным питанием, гигиеническими средствами и лекарствами в соответствии с возрастом, предусмотрев на это в федеральном бюджете отдельные статьи финансирования.

«Кроме того, нужно предусмотреть возможность реализации права ребенка и его матери, пребывающих в следственном изоляторе, на социальные гарантии и меры поддержки, – сказала Светлана Агапитова.

– Это оформление полиса обязательного медицинского страхования на ребенка, реализация права на социальные выплаты по беременности и родам, материнского капитала, пособия по уходу за ребенком, не достигшим полутора лет».

Обратила внимание детский Уполномоченный и на необходимость закрепления норм, регламентирующих санитарные требования к пребыванию в СИЗО женщин, имеющих при себе детей: увеличенной площади на человека, раздельном размещении от остальных и курящих, а также частота и длительность проведения гигиенических процедур.

«В Санкт-Петербурге, например, эти вопросы решены, но по доброй воле руководителей ФСИН. У нас есть и душ, и кухня и стиральная машина.

Но соответствующие изменения надо внести в федеральное законодательство, чтобы условия не зависели от конкретного человека и подлежали неукоснительному исполнению при проведении реконструкции и ремонтных работ учреждений исполнительной системы», – предложила Светлана Агапитова.

Затронула детский Уполномоченный и вопрос этапирования женщин с детьми, причем не только в части оснащения спецвагонов в соответствие с европейскими стандартами. Конвоирование на следственные действия или на рассмотрение дела в суде осуществляется специально оборудованными автомобилями. Но эти машины не вполне пригодны для перевозки детей.

«Надо оборудовать специальные автомобили детскими удерживающими устройствами или ремнями безопасности в соответствии с «Правилами дорожного движения». Это поможет уберечь жизнь и здоровье малыша в пути следования. Не дай Бог, авария или экстренное торможение!», – Пояснила детский Уполномоченный.

Уже не первый год Светлана Агапитова обращает внимания и на проблему разлучения новорожденного малыша с мамой в первые дни жизни. Если подозреваемая или обвиняемая собралась рожать, ее везут в государственный родильный дом, выделяя временный караул. Но штатная численность в подразделениях уголовно-исполнительной системы ограничена.

И женщину буквально на следующий день после родов отправляют обратно в следственный изолятор, а новорожденный остается под наблюдением в медицинском учреждении. Подобный «механизм разлучения», по мнению детского Уполномоченного нарушает права новорожденного и его матери.

Эта позиция опирается на «Рекомендации по технологии родовспоможения» уже давно разработанные Всемирной организация здравоохранения. В частности, там говорится:

«Новорожденный должен оставаться с матерью, когда это позволяет состояние их здоровья. Ни один процесс наблюдения за здоровьем новорожденного не оправдывает разлучения его с матерью.

Все родители и новорожденные имеют право на прямое общение с момента рождения».

Российская Федерация поддержала эти положения ВОЗ, следовательно, необходимо обеспечить пребывание матери с ребенком в учреждении здравоохранения.

Регламентация пребывания в следственных изоляторах необходима не только для матерей с детьми, но и для несовершеннолетних. В первую очередь это касается обеспечения права на образование.

Так осужденные подростки, находящиеся в воспитательных колониях, обучаются в школах, созданных при учреждениях. Ребята из следственных изоляторов не имеют такой возможности.

Тут каждый регион выходит из положения в зависимости от желания и возможности. И дело в том, что законодательство это позволяет.

В законе «Об образовании в РФ» написано, что администрация мест содержания под стражей обеспечивает условия получения несовершеннолетними образования в форме «самообразования», то есть в форме индивидуальной учебной деятельности вне образовательной организации. Не секрет, что у подростков, находящихся в конфликте с законом, не так сильно развита мотивация к обучению. Да и условия изолятора не способствуют постижению наук.

«Петербургским СИЗО заключен договор с одной из школ, что позволяет оказывать образовательные услуги в очно-заочной форме обучения, – привела пример Светлана Агапитова.

– В рамках данного документа СИЗО обеспечивает учебные помещения и школьные принадлежности для обучающихся, а также контроль их посещаемости и успеваемости. В свою очередь школа предоставляет детям учебную литературу, формирует и выполняет учебный план.

Так, подростки в следственном изоляторе обучаются еженедельно по 36 часов: 14 – очно, с педагогами, а остальное время на самоподготовке.

Но это исключение из правил работает не во всех регионах.

Так что необходимо разработать порядок организации получения образования несовершеннолетними, содержащимися под стражей, посредством обучения в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, в очно-заочной или заочной форме. Хочется верить, что этот вопрос в ближайшее время будет решен также, как и проблема питания».

В настоящее время рацион подростков отличается от нормы питания взрослых лиц в следственном изоляторе лишь увеличенным количеством масла и сахара, а также наличием сыра.

При этом питание ребят, содержащихся в воспитательных колониях, предполагает наличие более разнообразного набора продуктов: творог, сметана, яйцо, свежие фрукты, соки, колбасные изделия, кондитерские изделия, мясо птицы, бобовые.

Никаких обоснований такой разницы не существует. Более того, она выглядит странно, поскольку потребности растущего организма никак не меняются от того, где он содержится – в колонии или в СИЗО.

Светлана Агапитова сообщила, что по этому вопросу уже неоднократно обращалась в Министерство юстиции. В своем выступлении она выразила надежду, что эти справедливые поправки все-таки вскоре будут внесены.

Еще одной новеллой, о которой рассказала петербургский Уполномоченный – это закон об увеличении предельного возраста отбывания наказания в воспитательной колонии и изменении порядка направления осужденных из воспитательных колоний в колонии общего режима.

Кстати, этих поправок ожидают и правозащитники, и граждане, и даже сами сотрудники системы исполнения наказания. К сожалению, в начале 2016 года данная инициатива получила негативный отзыв Правительства Российской Федерации.

Там сочли, что пребывание в воспитательной колонии осужденных обозначенной категории до окончания срока наказания не будет способствовать достижению целей наказания, а также может оказывать отрицательное влияние на других несовершеннолетних и даже создаст условия для возможных злоупотреблений со стороны администрации учреждений. Сейчас документ находится на доработке.

«Детская воспитательная колония и взрослая исправительная – это две большие разницы. У двадцатилетнего парня после детской колонии гораздо больше мотивации не совершать рецидив, нежели он два года пробудет на взрослой зоне», – обосновала свою позицию Светлана Агапитова.

Участники Круглого стола одобрили и поддержали предложения детского Уполномоченного Петербурга.

Начальник отдела защиты прав человека в местах принудительного содержания Аппарата федерального омбудсмена Алексей Юношев особенно подчеркнул актуальность нормы, позволяющей не переводить ребят после совершеннолетия во взрослые колонии.

Кроме того, необходимо развивать систему пробации. Также он обратил внимание на проблемы этапирования инвалидов и условий их содержания.

Представитель Министерства юстиции Мария Вялимаа отметила, что вопрос безопасной перевозки детей при конвоировании женщин для всех – тема новая, и раньше на это просто не обращали внимания. Что же касается проблемы пересмотра норм питания, поднятой в письменных обращениях петербургского Уполномоченного, то в настоящее время Минюст работает над этим.

Звучали в процессе работы и более революционные предложения. Например, адвокат Вячеслав Леонтьев предложил разрешать свидания заключенных с несовершеннолетними детьми без согласия следователя.

По его мнению, такое общение не сможет повредить следствию и может проводиться по разрешения ФСИН.

А вот директор АНО “Институт прав человека” Валентин Гефтер считает, что проблемы инвалидов и матерей с детьми в СИЗО надо решать еще более радикально – они вообще не должны там находиться до решения суда, и такую задачу надо ставить как стратегию на ближайшие годы.

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id6729

Источник: http://www.spbdeti.org/id6729/printversion

О передаче книг в следственный изолятор

Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?
Вестник Общественного Контроля / Российский ВОК #2 -2012

Разъяснение заместителя председателя Общественной наблюдательной Комиссии Москвы «О порядке реализации права подозреваемых и обвиняемых на получение литературы»

Начальнику ФКУ СИЗО № 5 УФСИН России по г.Москве Ведышеву Р.В. Копия: Начальникам СИЗО УФСИН по г. Москве Копия: Начальнику УФСИН РФ по г.

Москве Тихомирову А.Н.
15 ноября 2012 года члены Общественной наблюдательной комиссии Бабушкин А.В. и Флерова Т.А. посетили с проверкой ФКУ СИЗО № 5 г. Москвы.

В ходе проверки и беседы с руководством СИЗО была выявлена правоприменительная неопределенность в вопросах, связанных с: – получением заключенными под стражей литературы от иных лиц; – получением ими литературы на языках, не относящихся к государственному языку Российской Федерации.

В связи с этим, как заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии считаю необходимым дать следующие разъяснения. В соответствие со ст. 6 Федеральный закон от 15 июля 1995 г.

N 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” «подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений … пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами.

Подозреваемые и обвиняемые иностранные граждане и лица без гражданства, содержащиеся под стражей на территории Российской Федерации, несут обязанности и пользуются правами и свободами, установленными для граждан Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, а также международными договорами Российской Федерации. Не допускается дискриминация подозреваемых и обвиняемых по признакам … национальности, языка, происхождения». В соответствие с п. 13 ч. 1 ст. 17 103-ФЗ, подозреваемые и обвиняемые имеют право пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки места содержания под стражей либо приобретенными через администрацию места содержания под стражей в торговой сети. Таким образом, данная норма устанавливает 2 вида литературы, доступной для подозреваемых и обвиняемых: а) литература; б) периодические издания. Одновременно предусматривается 2 механизма обеспечения ими подозреваемых и обвиняемых: а) через библиотеку места содержания под стражей; б) через администрацию места содержания под стражей путем приобретения в торговой сети. В соответствие с ч. 4 ст. 23 103-ФЗ в камеры выдаются литература и издания периодической печати из библиотеки места содержания под стражей либо приобретенные через администрацию места содержания под стражей в торговой сети.
Кроме того в ст. 17 103- ФЗ отдельно выделяется 2 категории литературы – религиозная и специальная, необходимая для самообразования. Положения Правил, утвержденных приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 “Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы” указанные выше нормы не конкретизированы, порядок их реализации не раскрыт. В соответствие с приложением № 2 к Правилам, подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету литературу и издания периодической печати из библиотеки СИЗО либо приобретенные через администрацию СИЗО в торговой сети. В соответствие с п. 24 Европейских пенитенциарных правил (приняты рекомендацией Кес (2006) 2 Комитета Министров к государствам-членам), заключенные должны иметь возможность регулярно получать информацию об общественных событиях, получая по подписке или читая газеты, периодические издания и другие публикации, а также по радио или телевидению, за исключением случаев, когда судебный орган в отдельных случаях устанавливает конкретный запрет на определенный период.
В соответствие с п. 90 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.) все подследственные заключенные должны иметь возможность приобретать на собственные средства или за счет третьих лиц книги, газеты, письменные принадлежности и другие предметы, позволяющие им проводить время, при условии, что они совместимы с интересами отправления правосудия, требованиями безопасности и нормальным ходом жизни в заведении.
Таким образом, указанные международные правовые акты, не имеющие характер договора, но являющиеся для государств Европы общепризнанными нормами международного права предусматривают определенные ограничения для получения литературы. В Европейской системе пенитенциарных учреждений книги отнесены к числу «других публикаций», и могут быть запрещены только судебным органом. При этом запрет носит исключительный характер («запрет в отдельных случаях») и ограничен во времени «запрет на определенный срок»). Документ ООН (Минимальные стандартные правила) в данной норме регулирования касаются только подозреваемых и обвиняемых, и ставит приобретение книг в зависимость от совместимости с 3 аспектами предварительного заключения: а) интересами отправления правосудия, б) требованиями безопасности, в) нормальным ходом жизни в заведении. В целом, указанные международные нормы не содержат противоречий со ст. 17 и 23 103 -ФЗ «О содержании под стражей…» и носят по отношению к ним взаимодополняющий характер. При этом необходимо отметить, что ни российское, ни международное законодательство не возлагает на заключенных под стражу бремя доказывания совместимости с интересами отправления правосудия, требованиями безопасности и нормальным ходом жизни в заведении.
В соответствие с п. 8 ст. 2 федерального закона от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ “Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», торговая сеть – совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации. Таким образом, под торговой сетью по смыслу исследуемой нормы выступает любое торговое предприятие, имеющее 2 и более торговых объекта, либо некоммерческая организация, если она в соответствие со своим уставом производит реализацию книжной продукции не менее, чем в 2 точках. С учетом того, что согласно ч. 2 статьи 8 того же закона, хозяйствующие субъекты, осуществляющие торговую деятельность, при организации торговой деятельности и ее осуществлении, самостоятельно определяют: 1) вид торговли (оптовая и (или) розничная торговля); 2) форму торговли (в стационарных торговых объектах, вне стационарных торговых объектов, в том числе на ярмарках, выставках, развозная торговля, разносная торговля, дистанционный способ продажи товаров, продажа товаров с использованием автоматов и иные формы торговли); 3) способ торговли (с использованием торговых объектов и (или) без использования торговых объектов); 4) специализацию торговли (универсальная торговля и (или) специализированная торговля); 5) тип торгового объекта, используемого для осуществления торговой деятельности (стационарный торговый объект и (или) нестационарный торговый объект); 6) основания использования имущества при осуществлении торговой деятельности (право собственности и (или) иное законное основание); 7) порядок и условия осуществления торговой деятельности, в том числе: а) ассортимент продаваемых товаров; б) режим работы; в) приемы и способы, с помощью которых осуществляется продажа товаров; г) количество, типы, модели технологического оборудования, инвентаря, используемых при осуществлении торговой деятельности; д) способы доведения до покупателей информации о продавце, о предлагаемых для продажи товарах, об оказываемых услугах; 8) цены на продаваемые товары; 9) форму распространения рекламы в торговом объекте и в его витринах; 10) условия заключения договоров купли-продажи товаров, договоров возмездного оказания услуг; 11) иные порядок и условия осуществления торговой деятельности, разрешение органа исполнительной власти или местного самоуправления не требуется. При этом субъект торговой деятельности вправе принять оплату товара от третьего лица, действующего в собственном интересе, совпадающем с интересом лица, содержащегося под стражей, а также определить стоимость товара. Указание п. 13 ч. 1 ст. 17 103-ФЗ на то, что приобретение литературы происходит через администрацию места содержания под стражей, не наделяет администрацию решать вопрос о том: – какая именно литература приобретается; – по какой цене эта литература приобретается; – в каком количестве в пределах установленного лимита эта литература приобретается; – в какой именно организации эта литература приобретается. В то же время указание на приобретение литературы «через администрацию места содержания под стражей» возлагает на администрацию определенные обязанности и запрещает администрации: – отказывать в приобретении, в том числе в получении литературы, по основаниям, не предусмотренным законом; – приобретать литературу, не совместимую с интересами отправления правосудия, требованиями безопасности и нормальным ходом жизни в заведении; – уклоняться от приобретения литературы, если заключенный под стражу высказал желание реализовать право на ее приобретение и совершил действия, достаточные для поступления и торговой сети. Нельзя также не учитывать, что в соответствие с ч. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом. Данная норма предусматривает возникновение у администрации места содержания под стражей обязанностей, вытекающих их права подозреваемых и обвиняемых на приобретение литературы. В соответствие с ч. 1 ст. 3 Федеральный закон от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ “О государственном языке Российской Федерации” государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе в деятельности по ведению делопроизводства, а также ряде иных сфер. Однако указанная норма не устанавливает никаких ограничений на получения книг на родном языке для каких- либо категорий лиц, в том числе и для содержащихся под стражей.

В связи с этим комплексный и системный анализ законодательств позволяет сделать вывод о том, что:

– действующее законодательство не позволяет отказать в приеме литературы, поступившей из организаций, которые могут быть отнесены к торговой сети, кроме случаев, если это несовместимо а) интересами отправления правосудия, б) требованиями безопасности, в) нормальным ходом жизни в заведении; – отказ в приеме литературы на языках, не являющихся государственным языком, является нарушением прав человека.

А. В. Бабушкин

[ НАЗАД ]

Источник: http://zagr.org/1310.html

Перечень запрещенных вещей и предметов

Может ли содержащийся в СИЗО получать учебную литературу?

С графиком приема граждан руководством, образцами бланков и заявлений можно ознакомиться на странице

“Информация для граждан”- http://www.61.fsin.su/informatsiya-dlya-grazhdan/

Перечень запрещенных предметов

1. Предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота.

2. Все виды оружия, боеприпасы.

3. Транспортные средства.

4. Взрывчатые, отравляющие, пожароопасные и радиоактивные вещества, зажигалки.

5. Деньги, ценные вещи.

6. Ценные бумаги, валюта зарубежных стран.

7. Оптические приборы.

8. Наручные и карманные часы (в тюрьмах).

9. Продукты питания, требующие тепловую обработку (кроме чая и кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки), продукты домашнего консервирования, дрожжи.

10. Все виды алкогольных напитков, пиво.

11. Духи, одеколон и иные изделия на спиртовой основе.

12. Наркотические средства, психотропные токсические и сильнодействующие вещества, их аналоги и без медицинских показаний лекарственные вещества, предметы медицинского назначения.

13. Электронно-вычислительные машины, пишущие машинки, множительные аппараты и др. оргтехника.

14. Ножи, опасные бритвы, лезвия для безопасных бритв.

15. Колюще-режущие предметы, конструктивно схожие с холодным оружием.

16. Топоры, молотки и другой инструмент.

17. Игральные карты.

18. Фотоаппараты, фотоматериалы, химикаты, кинокамеры, видео-, аудиотехника (кроме телевизионных приемников, радиоприемников), средства связи и комплектующие к ним, обеспечивающие работу.

19. Любые документы (кроме документов установленного образца, удостоверяющих личность осужденного, копий приговоров и определений судов, ответов по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, квитанций на сданные для хранения деньги, вещи, ценности).

20. Топографические карты, компасы, литература по топографии, единоборствам, служебному собаководству, устройству оружия.

21. Военная и другая форменная одежда, принадлежности к ней.

22. Одежда, головные уборы и обувь (за исключением тапочек, спортивных костюмов и спортивной обуви) неустановленных образцов.

23. Цветные карандаши, фломастеры, маркеры, чернила, тушь, шариковые и гелиевые стержни (за исключением синего и черного цветов), краски, копировальная бумага.

24. Порнографические материалы, предметы.

25. Электробытовые приборы (за исключением электробритв, бытовых электрокипятильников заводского исполнения).

26. Вещи и предметы, продукты питания, полученные либо приобретенные в не установленном УИК Российской Федерации и настоящими Правилами порядке.

Примечания:

1. Настоящий перечень распространяется на осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, за исключением пунктов 5, 9 (кроме дрожжей), 22, 25.

2. Осужденным, находящимся в помещениях камерного типа, ЕПКТ, в одиночных камерах колоний особого режима, а также переведенным на строгий режим в тюрьмах, не разрешается приобретение и хранение чая, кофе.

3. При переводе в другое учреждение осужденным разрешается брать с собой только личные вещи, продукты питания и предметы, приобретенные ими в установленном порядке.

4. Количество вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденные могут иметь при себе, определяется начальником учреждения, исходя из местных условий и возможностей. Общий вес принадлежащих осужденному вещей и предметов, продуктов питания, включая находящиеся на складе, не может превышать 50 кг.

5. Телевизионные приемники и радиоприемники могут приобретаться только для коллективного пользования и устанавливаться в местах, определенных администрацией.

6. Ношение спортивных костюмов и спортивной обуви разрешается во время спортивно-массовых мероприятий.

КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Статья 19.12. Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания

Передача либо попытка передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания и иных местах содержания под стражей, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом, – влечет наложение административного штрафа в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда с конфискацией запрещенных предметов, веществ или продуктов питания.

Источник: http://www.61.fsin.su/rodstvennikam-osuzhdennykh/

Глав-книга
Добавить комментарий