Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?

Налоговая нагрузка: как рассчитать и зачем контролировать

Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?

Что понимать под налоговой нагрузкой на предприятие?

Как определить величину налоговой нагрузки?

Как вывести относительный показатель налоговой нагрузки для сопоставления величин налоговых обязательств разных предприятий?

Многообразие применяемых в России систем налогообложения — общеустановленная система налогообложения, упрощенная системы налогообложения с разными объектами налогообложения, ЕНВД, патентная система для предпринимателей — приводит к генерации различных объемов налоговой нагрузки на хозяйствующий субъект. Более того, даже однотипные предприятия, работающие по одной системе налогообложения, могут иметь различные величины налоговой нагрузки, определяемые квалификацией и энергичностью персонала, применяемой управленческой стратегией, спецификой отдельных операций и множеством других факторов.

Что понимать под налоговой нагрузкой на предприятие?

Различные налоги имеют свои объекты налогообложения. Например, НДС взимается с добавленной стоимости, налог на прибыль — с разницы между выручкой без НДС и экономически оправданными расходами, налог на имущество — со стоимости облагаемого имущества.

Соответственно, у каждого предприятия свои объекты налогообложения и свои объемы начислений по каждому налогу.

Современное налоговое законодательство (в первую очередь это Налоговый кодексом РФ) дает определения понятиям налога и сбора.

Под налоговой нагрузкой понимается совокупность налогов и сборов как конкретного налогоплательщика, так и определенной выборки лиц, возникающая в процессе функционирования налогоплательщика.

Обратите внимание!

Налоговые начисления могут возникать и у хозяйствующего субъекта, по каким-то причинам временно или постоянно не осуществляющего предпринимательскую деятельность. В этом случае могут отсутствовать НДС, налог на прибыль, страховые взносы, но продолжает начисляться налог на имущество, транспортный налог (естественно, при наличии соответствующих объектов налогообложения).

Налоговая нагрузка — важное экономическое понятие. Оно дает возможность финансисту и экономисту предприятия оценить общую величину налогов и сборов, уплачиваемых в бюджет предприятием, выбрать оптимальную систему налогообложения, наиболее привлекательный инвестиционный проект, произвести корректное сравнение с налоговыми обязательствами других предприятий.

Важно!

Расчет показателя налоговой нагрузки в настоящее время стал также важным инструментом для оценки потенциальной проблемности ситуации на предприятии с налоговыми органами. Низкий показатель налоговой нагрузки может привлечь к компании пристальное внимание налоговиков и инициировать выездную налоговую проверку.

Как определить величину налоговой нагрузки?

Исходя из определения налоговой нагрузки, формализовать этот показатель не сложно. Налоговая нагрузка рассчитывается по формуле:

∑N = N1 + N2 + N3 + … + Nn,

где ∑N — величина налоговых обязательств компании, возникающая в процессе ее функционирования;

N1, N2, N3, …, Nn — налоги и сборы, уплачиваемые налогоплательщиком;

Но на этом простота расчета заканчивается и начинаются споры, которые ведутся много лет. В специальной литературе можно встретить разные методики определения налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты. Различие их проявляется в толковании такого ключевого момента, как количество и состав налогов, включаемых в расчет налоговой нагрузки.

В частности, споры ведутся в отношении таких налогов, как НДФЛ, НДС, страховые взносы. Прокомментируем эти моменты.

По мнению многих специалистов, нет никаких оснований при расчете налоговой нагрузки учитывать суммы НДФЛ. Есть следующее обоснование такого вывода. Плательщиками этого налога являются физические лица, имеющие доходы, подлежащие обложению данным налогом.

По закону субъекты хозяйствования, выплачивающие физическим лицам доходы, не являются плательщиками налога, а выступают в роли некого уполномоченного лица (налогового агента), который обязан исчислить с суммы выплаченного физическому лицу дохода налог, удержать и перечислить удержанную сумму налога в бюджет.

То есть НДФЛ выплачивается не за счет средств налогоплательщика-предприятия или индивидуального предпринимателя, а за счет средств физического лица, являющегося получателем дохода. Следовательно, делается вполне обоснованный вывод, что никаких оснований относить сумму, удержанную из доходов физического лица, к налоговой нагрузке хозяйствующего субъекта нет.

Страховые взносы уплачиваются лицами, являющиеся страхователями, и представляют собой выплаты и иные вознаграждения в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию. Исходя из этого не учитывать в расчете величины налоговых изъятий страховые взносы будет необоснованным.

Также необоснованно не принимать во внимание при расчетах косвенные налоги, в первую очередь НДС.

Каждое звено в цепочке поставки уплачивает свою долю НДС с генерируемой на каждом этапе цепочки добавленной стоимости.

Учитывать НДС важно и потому, что он участвует в ценообразовании продукции, работ, услуг, а показатель налоговой нагрузки как раз и важен не просто в качестве теоретического значения, а в качестве практической базы сравнения выгодности той или иной системы налогообложения.

Величина налоговой нагрузки предприятия — значимый аналитический показатель. Полученные данные используются не только в плановых расчетах и в прогнозных формах — на его основе нередко делаются выводы о выгодности проведения той или иной специфической операции, о выборе режима налогообложения при создании предприятия, смене режима налогообложения.

Пример 1

ООО «Эльба» занимается торгово-закупочной деятельностью, поставляет электроосветительное оборудование. Предприятие работает с НДС и по итогам года планируется получить следующие показатели деятельности (табл. 1).

Надо учесть, что ни транспортных средств, ни недвижимости в собственности у организации нет, поэтому она не уплачивает ни транспортный налог, ни налог на имущество. Ставка взносов от несчастных случаев на производстве — 0,2 %.

Руководство предприятия решило проанализировать выгодность перехода на упрощенную систему налогообложения, предполагая, что потеря выручки за счет отказа ряда потребителей от работы с организацией-неплательщиком НДС составит 15 %. Соответственно, пропорционально уменьшится сумма расходов на закупку продукции.

Товары для перепродажи приобретаются только с НДС. Продажная стоимость продукции не изменится.

Состав расходов предприятия соответствует требованиям Налогового кодекса РФ для расчета единого налога при применении УСН. Все доходы и расходы оплачены, поэтому применение кассового метода определения доходов и расходов не приведет к изменению доходной и затратной части предприятия.

Результаты расчета величины налоговой нагрузки представлены в табл. 2.

В ходе расчета было учтено, что входной НДС (уплаченный поставщикам при приобретении товаров, работ, услуг) при применении УСН не относится на вычет при расчетах с бюджетом, а формирует расходную часть предприятия, т. е. на эту сумму увеличиваются затраты предприятия.

Итоги расчетов вполне показательны. Они обобщены в табл. 3.

Как вывести относительный показатель налоговой нагрузки?

Но при анализе разных проектов, которые требуют разных сумм инвестиций, имеют разные сроки реализации, некорректно сравнивать налоговую нагрузку по суммовым показателям.

Необоснованно сравнивать, например, 220 тыс. руб. налогов за условный период небольшого розничного магазинчика и 3 млн руб. большого производственного предприятия.

Такие разнородные базисные факторы можно сравнить только по относительным величинам.

Зачастую этот показатель называют коэффициентом налоговой нагрузки, показателем эффективности налогового планирования, так как на его значение нередко влияют и методы законной оптимизации налоговой нагрузки.

Но вне зависимости от применяемого названия относительная величина налоговой нагрузки как экономическая категория отражает соотношение общей массы налогов и сборов, уплачиваемых предприятием в фискальные органы, с показателями его деятельности.

Рассчитать коэффициент налоговой нагрузки (Кнн) можно по формуле:

Кнн = ∑N / B,

где B — база сравнения, выбранная на предприятии.

К сведению

Относительно базы сравнения идут многолетние жаркие споры. Каждый из экспертов отстаивает свои предлагаемые показатели. И каждое из предложений имеет свои достоинства и недостатки.

Различные авторы предлагают использовать: валовую прибыль, чистую прибыль, рыночную стоимость бизнеса, выручку.

В поисках методики основная идея состоит в том, чтобы сделать коэффициент налоговой нагрузки универсальным показателем, позволяющим сравнивать уровень налогообложения в разных отраслях народного хозяйства.

Подчеркнем, что никакой показатель не будет являться универсальным для всех налогов и сборов: для налога на имущество базой для расчета является стоимость облагаемого имущества, страховые взносы рассчитываются по общему условию от фонда оплаты труда, а транспортный налог зависит от мощности двигателя.

На наш взгляд, с учетом многообразия практики, житейских ситуаций создание одного универсального показателя — задача утопическая.

Почему показатель должен быть именно один? Считаем, что речь идет о выборе не единственного, универсального показателя, а о выборе той наиболее информационно емкой базы, на основе которой можно будет сделать верные аналитические выводы.

Например, стоимость бизнеса интересный, но скорее теоретический, чем практический инструмент для данного расчета. Ценность такого показателя, как коэффициент налоговой нагрузки, — в сравнительной простоте и оперативности получения данных.

А при таком базовом показателе, как стоимость бизнеса, ни о какой простоте и быстроте проведения расчета не может быть и речи.

Стоимость бизнеса — сложный, субъективный и спорный показатель, который никаким образом не упрощает и не делает расчеты более точными.

Возможно, ранее он был интересен как разновидность точной управленческой информации, устраняющий недостатки и некорректности бухгалтерского учета, но сейчас, по нашему мнению, для подобного расчета эта база неактуальна.

Более реальным и информационно емким представляется использование в качестве базы для расчета показателей валовой прибыли, чистой прибыли и выручки. Хотя опять же, возникают разночтения в отношении некоторых подходов.

Например, при сопоставлении налоговой нагрузки с показателем выручки включать или нет в объем выручки прочие доходы? На наш взгляд, прочие доходы также должны участвовать в оценке налоговой нагрузки.

Сравнение показателя налоговой нагрузки с определенной базой позволит получить ответ на вопрос, сколько копеек уходит в бюджет с каждого рубля выручки, валовой прибыли (добавленной стоимости), чистой прибыли, что, в свою очередь, позволит ответить на вопрос об эффективности работы предприятия по генерации через показатель выручки, валовой и чистой прибыли.

Пример 2

Завершая анализ систем налогообложения по ООО «Эльба», рассчитаем коэффициенты налоговой нагрузки при применении разных систем налогообложения, используя показатель валовой прибыли (результаты расчетов — в табл. 4).

Показатель налоговой нагрузки на предприятии может браться не общий, а для оценки влияния отдельных налогов по каждому виду налога:

Кn1 = N1 (N2, N3, …, Nn) / В,

где Кn1 — коэффициент налоговой нагрузки по каждому налогу;

N1, N2, N3, …, Nn — налоги и сборы, уплачиваемые налогоплательщиком.

Некоторые авторы предлагают сравнение с источником средств для уплаты налога. Трудно согласиться с обоснованностью такого подхода, ведь в таком случае, по сути, мы получим лишь налоговую ставку, выраженную в виде коэффициента.

Источник: https://www.profiz.ru/se/7_2019/nalogovaja_nagruzka/

Как налоговая отбирает компании для внеплановых проверок — Право на vc.ru

Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?

Есть 12 критериев, которые дают ФНС повод серьезнее присмотреться к компании и назначить выездную проверку. Совместно с экспертами бухгалтерского аутсорсинга “Главбух Ассистент” мы составили краткий чек-лист с пояснениями. Проверьте, не находитесь ли в зоне риска.

Критерий № 1. Низкая налоговая нагрузка.

Налоговую нагрузку рассчитывают как соотношение суммы уплаченных налогов (по данным отчетности налоговых органов) к выручке организации (по данным Росстата), полученное число умножают на 100%.

Если она ниже среднего уровня по отрасли, это указывает, что у плательщика есть правонарушения. Здесь есть готовый расчетчик, который посчитает налоговую нагрузку вашей организации.

Критерий № 2.Убыток в бухгалтерской или налоговой отчетности на протяжении нескольких налоговых периодов. Плохо, если компания работает с убытками не менее двух лет.

Критерий № 3. Значительные суммы вычетов по НДС. Если доля вычетов по НДС от суммы начисленного налога равна или превышает 89% за 12 месяцев, это может стать поводом для налоговой проверки. Узнать подробнее про безопасную долю вычетов НДС на IV квартал можно здесь.

Чтобы снизить риски, заранее перенесите часть вычетов на следующий квартал. Если привести долю вычетов НДС к безопасному значению невозможно, будьте готовы пояснять инспекторам причину завышенного объема вычетов. Например, закупкой крупной партии товаров или ростом цен у поставщиков.

Критерий № 4. Расходы растут быстрее доходов. Подозрительно, если, к примеру, компания в 2016 году отразила в отчетности: расходы– 100000 руб.; доходы– 50000 руб. В 2017 году: расходы – 1 000000 руб.; доходы– 90000 руб.

Критерий № 5. Среднемесячная зарплата на одного сотрудника ниже среднего уровня по виду экономической деятельности. Информацию о среднем уровне зарплаты можно получить на официальных интернет-сайтах Росстата и ФНС.

Критерий № 6. Неоднократное приближение показателей, дающих право применять спецрежим, к их предельному значению. Подозрительно, если в течение года фактический показатель как минимум дважды отличался от предельного значения меньше чем на 5%. К примеру, средняя численность сотрудников компании на ЕНВД несколько раз за год превышала 95 человек.

Критерий № 7. Доходы почти равны расходам. Налоговики применяют критерий только в отношении ИП. Сигнал для проведения проверки – примерно одинаковая величина доходов и расходов в отчете за календарный год. Полезный сервис: учет и отчетность для ИП.

Критерий № 8. Заключение договоров с перекупщиками и посредниками без наличия разумных экономических и иных причин.

Проверяющие учитывают обстоятельства, которые имеют признаки необоснованной налоговой выгоды.

Например, если среди контрагентов компании есть организации-однодневки или организации, предоставляющие услуги, которые они не могут оказывать из-за отсутствия необходимых ресурсов, мощностей, персонала.

Критерий № 9. Игнорирование запросов налогового органа. Подозрение вызывают случаи, когда компания:

· не дает пояснений о выявленных в ходе камеральных проверок ошибках или противоречиях;

· не обеспечивает сохранность учетных данных и документов, необходимых для расчета и уплаты налогов;

· не восстанавливает документы, утраченные при форс-мажорных обстоятельствах.

Критерий № 10. «Миграция» между налоговыми инспекциями. Проверяющие обратят внимание, если организация после госрегистрации дважды меняла свое местонахождение или сменила его во время выездной налоговой проверки.

Критерий № 11. Низкий уровень рентабельности. Показатели рентабельности не должны отклоняться на 10 пунктов и более в сторону понижения от средних по рынку значений.

Критерий № 12. Финансово-хозяйственная деятельность с высокими налоговыми рисками. Вероятность выездной проверки велика, если:

· компания заключает договоры с фирмами-однодневками, у которых отсутствуют необходимые производственные мощности, персонал;

· у компании нет сведений о местонахождении контрагента и полномочиях его должностных лиц;

· компания сотрудничает с компаниями, информации о которых нет в открытом доступе.

Чек-лист составлен на основании приложения 2 к приказу ФНС от 30.05.2007 № ММ-3-06/333

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/56597-kak-nalogovaya-otbiraet-kompanii-dlya-vneplanovyh-proverok

Перспективы Совершенствования Налогообложения Электронного Бизнеса в Российской Федерации (Prospects for Improving the Taxation of E-Business in the Russian Federation)

Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?
sh: 1: –format=html: not found

86 Pages Posted: 9 Mar 2017

Date Written: March 6, 2017

Russian Abstract: Сложно припомнить, когда в последний раз вопросы налогообложения привлекали столько внимания мировой общественности, как сейчас. Проект BEPS1, осуществляемый ОЭСР, называют самой большой переменой за всю историю международного налогообложения.

Действующий порядок, основанный на парадигме налоговой конкуренции, позволяет компаниям организовывать бизнес таким образом, чтобы искусственно размывать налоговую базу и переносить прибыли в низконалоговые юрисдикции, чему и противостоит проект BEPS, осуществляемый ОЭСР, стремящийся адаптировать систему международного налогообложения в том числе к новой, цифровой экономике, стремительному развитию электронного бизнеса. Налоговое законодательство как в России, так и в мире отстает от развития электронного бизнеса. В связи с особой актуальностью вопроса налогообложения электронного бизнеса в рамках проекта BEPS в октябре 2015 г. был выпущен финальный отчет по мероприятию 1 проекта BEPS «Подготовка мер по вопросам налогообложения компаний цифрового сектора». В ЕС в 2015 г. введен новый принцип определения места реализации электронных услуг конечным потребителям: местом реализации услуг признается местонахождение покупателя. В России принят Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 244-ФЗ “О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации”, вступающий в силу с 1 января 2017 г. Данный закон также вводит новый принцип налогообложения иностранных компаний при оказании услуг в электронной форме по месту покупателя.

В представленной работе проводится анализ налогообложения электронного бизнеса в России, во всех странах-членах ЕАЭС, ряде стран ЕС. В исследовании отражена позиция ОЭСР по вопросу налогообложения электронного бизнес, а также позиция ЕС.

По результатам проведенного анализа подготовлены предложения по совершенствованию налогообложения электронного бизнеса в Российской Федерации, включающие предложения как в части прямого, так и в части косвенного налогообложения. При этом в рамках прямого налогообложения предложения подготовлены как в НК РФ, так и в соглашения об избежании двойного налогообложения.

Помимо предложений на национальном уровне, подготовлены предложения по совершенствованию налогообложения электронного бизнеса на наднациональном уровне.

English Abstract: It's hard to remember the last time tax issues attracted global attention so much, as it is now. Project BEPS2 by OECD, is described as the biggest change in the history of international taxation.

The current order is the paradigm of tax competition and allows companies to organize business in such way as to erode tax base artificially and to transfer income to low-tax jurisdictions.

It opposes BEPS project carried out by OECD, which seeks to adapt the international system of taxation to the new, digital, economy and the rapid development of e-business. Both Russia's and worldwide tax legislation fall behind the development of electronic business.

In connection with the special relevance of the issue of e-business taxation within the BEPS project the final report on Activity 1 of BEPS Project «Preparation of measures on taxation of the digital sector.” was released in October 2015.

In 2015 the EU introduced a new concept of determining the place of supply of e-services to end-users: the place of services' supply recognized as Buyer's location. The Federal Law was adopted In Russia on 3d July, 2016 N 244-FZ “On Amendments to Parts One and Two of the Tax Code of the Russian Federation”, coming into force 1st January 2017.

It introduces a new principle of foreign companies taxation in the provision of electronic services by customer's location.

In terms of recent research the e-business taxation in Russia, all countries of EAEC and a number of the EU countries is analyzed. The research reflects the OECD's position on taxation of e-business, as well as the position of the EU.

According to the results of the research, suggestions for e-business taxation in the Russian Federation were made, including suggestions both in terms of direct and indirect taxation. In the framework of direct taxation proposals were prepared both to Tax Code of the Russian Federation and the agreements on avoidance of double taxation.

Suggestions for taxation of e-business were prepared not only at the national level, but at the supranational level.

Note: Downloadable document is in Russian

Источник: https://papers.ssrn.com/sol3/Delivery.cfm/SSRN_ID2927938_code2033923.pdf?abstractid=2927938&mirid=1

Как платить физическим лицам: о «кривых схемах», серых сервисах и том, как делать это нормально — Право на vc.ru

Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?

Рассказываем, чем чреваты «серые» способы решить этот вопрос, как можно сделать это «по белому» и с какими ограничениями.

Выплата гонораров за услуги внешним подрядчикам — история, с которой может столкнуться каждая компания, вне зависимости от размера или типа бизнеса. И если в сотрудничестве с юридическими лицами всё более или менее понятно, в работе с «физиками» — обычными фрилансерами, например, блогерами, дизайнерами или копирайтерами без ИП — возникают нюансы.

Компании иногда пытаются уйти от необходимости нанимать нового сотрудника в штат и таким образом минимизировать расходы на выплату взносов и налогов на доходы физических лиц. Однако многие способы, которыми они при этом пользуются, на самом деле не лишены рисков.

Расскажем, в чем суть вопроса.

Например, есть офшоры и сервисы

Один из вариантов решения — выплачивать гонорары через подрядчиков: «технические» компании или сервисы.

Процедура следующая: российская фирма заключает обычный договор о предоставлении услуг с подрядчиком-офшорной компанией (на сумму, которую нужно выплатить «физикам»), а офшорная компания оформляет договора ГПХ с теми, кому нужно заплатить, и переводит им деньги.

По похожей схеме работают и специальные сервисы, через которые компании могут проводить выплаты физическим лицам: компания заключает договор с сервисом, который осуществляет выплаты.

Это выгодно, потому что офшорная компания или компания, предоставляющая сервис, не является российским налоговым резидентом, а получатели — являются.

Поэтому с компании нельзя удержать налог на доходы физических лиц (НДФЛ), и она не платит взносы в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования.

Получается в некотором смысле «полусерый» обнал: внешне всё выглядит законно, но есть несколько нюансов и здесь могут возникнуть проблемы.

Проблема 1: выплата НДФЛ ложится на «физика»

В этой схеме НДФЛ должен заплатить сам «физик» — однако в России мало кто это делает (а чаще всего фрилансеры и прочие внештатники даже не знают, что сделать это нужно, если заказчик их об этом не предупредил).

На данный момент ФНС отслеживает факты оплаты физическим лицам по сделкам, которые проходят через определенные реестры (например, при продаже автомобиля, квартиры, акций и т.д.

), и выборочно — по крупным суммам (тут системы никакой нет).

Но вот для массового поиска «физиков», которые не подают в налоговую НДФЛ по сравнительно небольшим доходам, у ФНС пока просто «не хватает рук» и программного обеспечения. Но это пока.

Тем не менее, скоро этот процесс будет автоматизирован — и вот тогда этот способ станет очень неудобен в первую очередь для самих внештатников, которым придется-таки платить НДФЛ.

Проблема 2: вами может заинтересоваться ФНС

Начнем издалека: существуют вполне законные способы уменьшить налоги, но желание их использовать может быть признано недобросовестным.

В Налоговом кодексе РФ есть статья 54.

1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», которая ограничивает использование способов сокращения налогов.

Если налогоплательщик слишком сильно старается избежать выплаты налогов всеми возможными способами (пусть даже и абсолютно легальными), это может быть расценено как «злоупотребление правом».

Сейчас поиск таких схем — один из приоритетов у ФНС. Например, если налоговая обнаружит, что (как в рассматриваемом нами случае) подрядчик между компанией и физическим лицом не предоставлял услуг, без него можно было обойтись, и его необходимость доказать не удастся, придётся заплатить НДФЛ, штраф за его неуплату и пени.

Доказать формальность такого «подрядчика-прокладки» довольно просто, для ФНС сейчас это чисто техническая работа — достаточно допросить тех самых фрилансеров (кстати, сейчас ФНС имеет право делать это даже в рамках камеральной проверки, особых процедур в данном случае не требуется).

В ходе таких допросов, как показывает многолетняя практика, «физики» далеко не всегда отвечают так, как нужно «по легенде» (а уж если быть до конца честным, то таких, кто расскажет «правильную версию событий», единицы).

И на вопросы из серии «Кто был заказчиком? С кем общались? Как именно вы получили этот контракт? Где познакомились?» ни о какой оффшорной компании, скорее всего, речь не пойдет — фрилансер с уверенностью в голосе (если таковая вообще может быть на допросе в ФНС) ответит, что общался с российской компанией, с таким-то ее сотрудником.

Второй раунд допросов (на этот раз сотрудников компании-заказчика), на практике, тоже частенько не идет на пользу «легенде» о работе с оффшорным подрядчиком. Ведь инспекторы задают уточняющие вопросы. Например, про конкретных контактных лиц на той стороне.

Так компания может «попасть» и на реальный иск: её могут обвинить в работе с компаниями-однодневками в попытках избежать уплаты налогов. Такое случалось даже с Яндексом — IT-гиганту доначислили 200 млн рублей налогов.

Проблема 3: цепочки неизвестных посредников

Эти схемы предполагают сотрудничество с некими офшорными компаниями, о которых на самом деле мало что известно. Это — определенный бизнес-риск. Иногда цепочка включает в себя ещё одну российскую компанию, которая, в свою очередь, заключает договор с офшорной.

В таком случае существенно увеличивается шанс получить неблагонадежную компанию в книге покупок (так как выплаты в ее пользу будут расходом для налогообложения и уменьшат налог).

Мы ведь ничего не знаем об этой российской компании-прокладке: не знаем о том, сколько налогов она платит. Минимальная налоговая нагрузка — это один из первых критериев того, что компанию признают однодневкой.

Еще мы не знаем какие операции проходят по этой компании кроме наших оплат (при том, что многие, если не все операции могут носить транзитный характер) — и так далее.

К счастью, есть альтернативные способы решения вопроса.

Альтернатива 1: аутстаффинг

Одна из законных схем для выплат физлицам. Аутстаффинговые компании — не однодневки и не «технические» подрядчики, а полноценные компании, прошедшие аккредитацию в Роструде, с уставным капиталом не менее 1 млн рублей и определенными требованиями к директору и документообороту.

Сотрудники оформляются на работу в аутстаффинговую компанию, которая как бы «сдает их в аренду» прямым работодателям. Аутстаффер платит все налоги и взносы. Если он этого по каким-то причинам не делает, это его проблемы, а не проблемы «физика» или компании-клиента.

У этой схемы есть свои ограничения, и для ряда кейсов она не слишком удобна. Однако она вполне рабочая и менее рискованная.

Например, нужно иметь в виду, что при работе на УСН «Доход минус расход» услуги аутстаффинга не признаются расходами, уменьшающими упрощенный налог, поэтому налоговая выгода будет только в случае работы компании на ОСН (тут уменьшается налог на прибыль и НДС).

И самое главное — если аутстаффинговая компания оформляет сотрудников не на полную сумму вознаграждения, а на «минималку», а остальное уже доплачиваете вы сами «в конверте», то все риски, связанные с такого рода выплатами, остаются на вас.

Альтернатива 2: ученический договор

Ещё один законный способ снизить налоги при выплатах физическим лицам — заключение не обычного трудового договора, а ученического договора.

В статье 198 ТК РФ ученический договор описан так: «Работодатель — юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, или с работником данной организации ученический договор на получение образования без отрыва или с отрывом от работы».

Соответственно, запрета на заключение ученического договора с лицами, не трудоустроенными в компании, нет. Они являются «ищущими работу», но при этом недостаточно квалифицированными для того, чтобы сразу к ней приступить, и поступают в фирму на обучение.

Так как с «учеником» не заключен трудовой договор, социальными и пенсионными взносами выплаты не облагаются, но НДФЛ придётся заплатить.

Выплата называется не заработной платой, а стипендией, и стипендия не должна быть ниже МРОТ (по Москве на момент выхода статьи МРОТ составляет 18 742 р.). При этом в компании должна быть разработана программа обучения, имеющая конечный срок.

Длительность программы определяет срок действия ученического договора (вообще такой договор может действовать от месяца и больше).

В журналах по трудовым спорам эксперты часто рекомендуют ограничивать срок действия ученического договора 6 месяцами.

Но и здесь есть нюанс. Чтобы заключить ученический договор, в штате компании должен быть сотрудник, который работает по тому же профилю, что и «ученик» — он становится его «наставником».

После окончания срока действия ученический договор нужно либо расторгнуть и прекратить работу с этим человеком, либо оформить «ученика» в штат с заключением обычного трудового договора.

Такой вариант вряд ли подойдет при работе с опытными фрилансерами, однако для стажеров и молодых сотрудников на испытательном сроке ученический договор — вполне реальная альтернатива.

Правда, и тут есть нюанс: при заключении ученического договора работодатель делает соответствующую запись в трудовую книжку, а быть «официальным учеником» понравится не каждому молодому соискателю — большинство из них с первых дней работы хотят занимать руководящие посты — пусть даже и «на словах».

Альтернатива 3: льготы

Для ряда компаний Налоговый кодекс предусматривает льготы по взносам и налогам. Такие послабления дают возможность оформить потенциального «физика» в штат. Это может быть актуально, если сотрудник будет выполнять не разовую, а постоянную работу, а компания-работодатель неохотно идет на увеличение штата главным образом из-за бремени взносов в ПФР и ФСС.

Например, на пониженные ставки по страховым взносам могут рассчитывать IT-компании: для них до 2023 года ставка составляет 14% (против 30% для не-льготников).

Для того, чтобы претендовать на льготы, необходимо соответствовать ряду условий: доля доходов от реализации IT-продуктов должна составлять не менее 90% от общей суммы, среднесписочная численность сотрудников — не ниже 7 человек, плюс понадобиться получить государственную аккредитацию в Минкомсвязи (кстати, это сделать совсем не сложно — все происходит в заявительном порядке за 30 дней).

В некоторых ситуациях от льготного режима компанию отделяют лишь небольшие изменения в составе оказания услуг.

Льготы всегда дают преимущества перед конкурентами с точки зрения ценообразования, поэтому полезно знать их перечень.

При этом, разумеется, не нужно пытаться выдать себя за льготника, если ваша компания таковой не является, так как практика по доначислению полной суммы взносов «лже-льготникам» очень обширная.

Что в итоге

Волшебной таблетки, разумеется, не существует — вся работа по «оптимизации» процесса выплат физлицам сводится с «миксу» из нескольких способов, которые позволяют немного снизить налоговую нагрузку, не приводя при этом к налоговым рискам.

Причем, если эти способы применять бездумно или «не по адресу», то и в этих случаях существует вероятность привлечь внимание контролирующих органов со всеми вытекающими последствиями.

Реализация «серых» схем становится всё более трудозатратной: ФНС держит курс на максимальное «обеление» всех выплат и всё внимательнее наблюдает за оплатами физическим лицам вне штата. Сокращать расходы на взносы и налоги, пусть и формально легальными способами, становится сложнее. Поэтому перенастроить этот процесс имеет смысл уже сейчас.

P.S. Мы сегодня говорили о внештатниках, и тему оптимизации бремени взносов в ПФР и ФСС затронули вскользь. При этом существует несколько абсолютно законных способов снижения налогов и взносов с выплат и штатным сотрудникам, но это уже совсем другая история.

О ней подробно расскажу в следующем материале.

P.S. Что уже рассказал на vc:

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/51170-kak-platit-fizicheskim-licam-o-krivyh-shemah-seryh-servisah-i-tom-kak-delat-eto-normalno

Мангушев рассказал, какие заказы он выполнял для «Новой газеты»

Может ли организация посредник не принимать на себя всю налоговую нагрузку?

Интервью с политтехнологом, который собирал компромат на Любовь Соболь.

Помощница Алексея Навального Любовь Соболь подала заявление в Следственный комитет на политтехнолога Игоря Мангушева, который собирал на неё компромат во время предвыборной кампании в Мосгордуму.

По её версии, делал он это в пользу медиаресурсов петербургского бизнесмена Евгения Пригожина. Мы взяли интервью у Игоря, в котором он рассказал, что на самом деле его подставили настоящие заказчики – редакция «Новой газеты».

Политтехнолог также рассказал и о других заказах «НГ», для выполнения которых ему приходилось работать даже в Африке.

На прошлой неделе, 15 декабря, «Новая газета» опубликовала расследование за авторством спецкора Дениса Короткова, фигурантом которого стал политтехнолог Игорь Мангушев. По версии «НГ», он собирал компромат на кандидата в Мосгордуму Любовь Соболь по заказу Медиагруппы «Патриот».

Издание ФАН, входящее в группу, связалось с Мангушевым для разъяснения ситуации. Политтехнолог рассказал, что настоящим заказчиком по сбору компромата на Соболь являлась «Новая газета».

Журналисты ФАН провели свое расследование и выяснили, что за фейковой публикацией «Новой газеты» стоит олигарх Михаил Ходорковский.

Несмотря на приведенные в расследовании доказательства причастности «Новой газеты» к дискредитации, Любовь Соболь решила привлечь Мангушева и главу попечительского Медиагруппы «Патриот» бизнесмена Евгения Пригожина к уголовной ответственности по ч. 2 статьи 141 УК РФ («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав»), а также по ч. 3 статьи 306 УК РФ («Заведомо ложный донос»). В своем заявлении Соболь ссылается на информации «Новой газеты», опровергнутую Мангушевым.

Наше издание решило самостоятельно разобраться в сложившейся ситуации. Мы связались с политтехнологом Игорем Мангушевым, чтобы прояснить ситуацию между ним, «Новой газетой» и Любовью Соболь.

Игорь, как вы можете прокомментировать обращение Любови Соболь в СК РФ с целью привлечения вас к уголовной ответственности?

– Любовь Эдуардовна, к сожалению, не очень понимает, как устроен рынок информации в Москве. Что все эти люди, которые сейчас участвуют в информационной атаке на нее – мои давние знакомые, которые, пока по неизвестной для меня причине, взяли заказ на чернуху в мой адрес.

Я всегда старался разрешать конфликты мирно, но видимо, случайно перешел кому-то дорогу. Кому-то, кому не мог отказать Муратов. Ее обращение не несет никакой смысловой нагрузки, кроме очередного способа попиариться. Потому что, будем откровенны, про Любу начали забывать.

А учитывая ее семейные и рабочие проблемы, политический хайп – этой ее способ психологической разгрузки.

А почему с вашими разоблачениями вы решили обратиться в ФАН?

– Потому что враги моих врагов по определению мои союзники, и ФАН с вероятностью 90% выпустил бы мой ответ «Новой газете».

Вы рассказали очень много про то, как выполняли работу для Новой Газеты. В чем причина такой открытости?

– Ситуация, когда заказчики таким образом подставляют исполнителей, как это сделала «Новая газета», для медийного рынка Москвы достаточно редкая. Поэтому я считаю себя абсолютно вправе раскрыть всю конфиденциальную информацию относительно Муратова и связанных с ним лиц, которые мне известны.

А как отнеслись к такому разоблачению ваши коллеги? Угрожали ли вам?

– Мои коллеги отнеслись к данному «разоблачению» с юмором, пошутив на тему, что я демпингую рынок, но люди, стоящие за «Новой газетой», и, как я понимаю, заказчики этого материала, заставили меня задуматься о личной безопасности.

На обложке «Новой Газеты» вы находитесь в камуфляже и автоматом? Где было снято это фото?

– Это фото было снято весной 2015 года в Луганской народной республике после завершения одной из спецопераций, в ходе которой была уничтожена банда чеченских мародеров.

Один из задержанных находился в розыске в России за нападение на колонну мурманского ОМОНа в 2008 году.

Во избежание неправильной трактовки моих слов хочу сказать, что на тот момент я являлся капитаном отдельного комендантского полка Луганской народной республики.

Вам ставят в вину сотрудничество со структурами Евгения Пригожина. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Как я уже говорил раньше в нескольких интервью, я совершенно не против поработать со структурами Пригожина, но, к сожалению, на настоящий момент предложений от них не поступало. Возможно эта ситуация исправиться после нашей маленькой войны с Муратовым.

Кроме того, по заказу «Новой» я пытался внедриться в различные структуры Пригожина. В первый раз у меня не вышло. Во второй раз вышло, но случайно. Была задача провести журналистское расследование в ЦАР. В то время Пригожина все обвиняли в том, что он там установил свои порядки.

Так что заказчик из газеты отправил меня в африканское путешествие. Других авантюристов не нашлось. Мне удалось выйти на человека, который там работал на пророссийском радио «Lengo songo» техником. У него заканчивалась смена и он срочно искал, кто согласится поехать в ЦАР.

 Я смог через него устроиться.

И что вы там делали?

Работал там техником по настройке радиостанций. В тот момент радио расширялось и ставили новые тарелки в Боаре, Бамбари и Бриа.

Но работали вахтовым методом, поскольку ЦАР – это малярия, негры, бандиты и другие радости страны, которая находится в полной заднице. Радует, что русских в Банги немало, но вот ездить по территории без автомата просто стремно.

Так что просидел в столице, а по стране перемещался только в составе конвоя ФАКАшников, это местная армия так называется, или полиции.

В декабре я приехал туда, а уже в январе очень хотел свалить. Однако пришлось просидеть до марта из-за условий вахтового контракта. Информации, которой хотела «Новая газета», там не было.

Была та, что их категорически не устраивала.  И результаты моей работы так и не были опубликованы. По финансовым вопросам мы договорились полюбовно, хотя и не совсем так, как планировалось.

Мне компенсировали недостачу с их стороны новыми заказами.

Вы обещали в случае продолжения войны с вами поделиться компроматом? На сотрудников Новой Газеты.

Я планирую придать огласке те моменты нашего взаимодействия с людьми из «Новой газеты», которые касались сложных комбинаций с мусорными свалками в Подмосковье и Владимирской области, Африка и другие интересные моменты, в ходе которых сотрудники либеральной «Новой» обращались к «коварному луганскому сепаратисту».

Есть что-то прям жесткое?

Все зависит от способа подачи информации. Мы живем в виртуальном мире, и то, что для них абсолютно не является компроматом, другим может погубить карьеру.

Вы будете подавать на тех, кто сейчас пишет про вас, в суд?

Я не верю в судебную систему России, поэтому я найду личные способы достойно ответить на данную атаку, но исключительно в рамках правового поля.

Расследование «Новой газеты» было выпущено 15 декабря. Его автор, Денис Коротков, обвинил Медиагруппу «Патриот» в организации мероприятий по дискредитации кандидата в Мосгордуму Любови Соболь. За операции по сбору компромата на юриста ФБК платил директор «Новой газеты» Алексей Полухин, что документально подтвердил Мангушев.

С политтехнологом связалось Федеральное агентство новостей, входящее в Медиагруппу «Патриот». Игорь Мангушев в интервью изданию опроверг информацию из расследования Короткова, отметив, что корреспондент «Новой» намеренно исказил его слова.

В частности, Мангушев рассказал, что деньги за мероприятие по сбору компромата выделял директор «Новой газеты» Алексей Полухин. В подтверждение политтехнолог предоставил внутренние документы отчетности.

Кроме того, Мангушев предоставил скриншоты переписки с Полухиным, который связывался с политтехнологом ради получения информации.

Собеседник ФАН назвал расследование Короткова «заказухой» против себя и отметил, что подобное сотрудниками «Новой газеты» практикуется не в первый раз.

«Понятно, что деньги всем нужны и сотрудники газеты берут левые заказы, зачастую не связанные с журналистикой, а связанные с полит технологией и периодически привлекали меня для создания «контента», в том числе и для привлечения внимания к газете», – отмечал Мангушев.

Исполнителем «заказухи» в «Новой» выступил Денис Коротков. Он же является посредником между руководством редакции Дмитрием Муратовым и западными спонсорами, в том числе, Михаилом Ходорковским. Коротков посещает форумы НКО олигарха, где получает средства от олигарха на выпуск заказных статей.

Петр Кузнецов

Источник: http://bloknot.ru/politika/mangushev-rasskazal-kakie-zakazy-on-vy-polnyal-dlya-novoj-gazety-640506.html

Глав-книга
Добавить комментарий