Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?

Вс рф: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется.

В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности.

Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.
 

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД).

За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г.

№ 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т.

на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г.

№ 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения.

Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала “Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД” в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный

доступ на 3 дня!

Получить доступ

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г.

№ 18 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ”; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому.

Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства.

К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

Отметим, что схожие выводы есть и в других постановлениях ВС РФ (Постановление ВС РФ от 25 апреля 2016 г. № 12-АД16-4, Постановление ВС РФ от 15 июня 2016 г. № 84-АД16-4).
 

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г.

, постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П.

также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ).

Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18).

И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция).

В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка.

Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Схожая позиция также содержится в других актах Суда (Постановление ВС РФ от 12 октября 2016 г. № 44-АД16-26, Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 86-АД16-7).
 

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ).

В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г.

№ 5-157/2015).

Источник: http://www.garant.ru/article/1074543/

Протокол освидетельствования против справки: есть ли шансы?

Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?

Все истории про алкогольное опьянение похожи и не похожи друг на друга одновременно. Что говорили сотрудники ГАИ, как вели себя, как составляли документы и проводили освидетельствование – вариантов сюжетов много. Но всегда доказать свою невиновность, если был составлен протокол по статье 18.16 КоАП, очень сложно.

Вот и сейчас в редакцию обратился читатель Дмитрий, который уже более полугода пытается оспорить правомерность привлечения его к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Как было дело. Рассказ водителя

– 13 июля 2013 года я вместе с женой рано утром собрался в Вильнюс, – вспоминает автомобилист. – Зная, что днем раньше около 18.

00 я выпил где-то 150 граммов водки при весе более 100 килограммов, перед выездом, в 3 часа 45 минут, я три раза проверил свое состояние с помощью собственного алкотестера LABO. Прибор оснащен двумя индикаторными экранами – показателями по мг/л и промилле.

Все три раза алкотестер показал 0 (ноль) мг/л (концентрация паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе) и 0 (ноль) промилле (абсолютная концентрация этилового спирта в выдыхаемом воздухе и крови).

Вскоре после начала пути, в двух километрах от Солигорска, я был остановлен нарядом ГАИ. Инспектор не представился, не назвал причины остановки, лишь поинтересовался, куда мы следуем. Я ответил, что мы направляемся в Вильнюс. Инспектор изъял мои документы и приказал проследовать в служебный автомобиль для прохождения освидетельствования на предмет состояния алкогольного опьянения.

Я был полностью уверен в своем состоянии и сел в служебный автомобиль. Инспектор ДПС передал мне прибор “Алкотест-203”. Первый результат в 4 часа 13 минут показал 0,38 промилле.

Увидев его, инспектор ДПС сразу остановил первый встречный автомобиль и пригласил двух граждан в качестве понятых.

После этого в 4 часа 18 минут (а не в 4 часа 25 минут, как указано в акте освидетельствования) было проведено повторное взятие пробы воздуха путем продутия. Результат – 0,36 промилле.

Уже потом, когда я изучил все нормы и правила, я понял, что до начала процедуры освидетельствования инспектор в моем присутствии не сменил одноразовый мундштук, как того требует инструкция.

Также до начала процедуры освидетельствования инспектор не сообщил мне основания (какие признаки алкогольного опьянения он у меня выявил) для проведения соответствующего освидетельствования и не составил процессуальный документ, закрепляющий данные основания.

После взятия двух проб инспектор составил протокол освидетельствования и дал расписаться понятым. Затем он составил и протокол опроса в отношении меня, предложив подписать его со словами: “Подписывай, тебе же лучше будет! Сейчас и на жену, владелицу автомобиля, протокол составим за передачу управления пьяному”.

Честно говоря, я был в состоянии легкого шока и машинально поставил подпись под протоколом освидетельствования и протоколом опроса.

Затем собрался с мыслями и спустя не более пяти минут попросил инспекторов продуться третий раз.

Они передали мне все тот же прибор “Алкотест-203”, я самостоятельно обнулил предыдущий результат и совершил третье по счету продутие. Результат – 0,19 промилле.

После получения таких данных я был в крайнем недоумении и заподозрил неисправность прибора “Алкотест-203”, которым проводилось взятие предыдущих проб.

Сразу же после этого, примерно в 4 часа 35 минут, я стал настаивать на проведении стационарного освидетельствования в учреждении здравоохранения.

Однако инспекторы ДПС в грубой форме ответили, что никуда меня не повезут, им и так все понятно, с меня хватит и этого освидетельствования.

После подобного ответа я сразу же им сказал, что от подписания протокола об административном правонарушении я отказываюсь.

Я направился к своему автомобилю, где сообщил жене о произошедшем. Она вызвала со своего мобильного телефона такси, которое приехало в течение пяти минут, и мы направились в УЗ “Солигорская ЦРБ”.

Приехав в больницу в 5 часов 20 минут, я прошел переосвидетельствование путем сдачи проб выдыхаемого воздуха прибором “Алкотест-203” и сдачи биологических образцов – крови и мочи. В результате по всем показателям 0 промилле по воздуху и по крови, а в моче этилового спирта не обнаружено. Общий вывод – “отсутствие состояния алкогольного опьянения”…

По горячим следам

Получив доказательства своей невиновности, автомобилист начал действовать.

Медицинскую справку из Солигорской ЦРБ он представил в ОГАИ Солигорского РОВД, а 14 августа 2013 г. подал жалобу на действия сотрудников ДПС ГАИ УВД Миноблисполкома в прокуратуру Минской области.В результате проведенной УГАИ УВД Миноблисполкома проверки водителю отказали в удовлетворении жалобы.

– Что примечательно: изначально в материалах дела были только рапорты сотрудников ГАИ, а после подачи жалобы появились и протоколы их опроса, в которых говорится, будто бы я вел себя вызывающе и предлагал деньги…

В сентябре 2013 года дело об административном правонарушении было рассмотрено, Дмитрий был признан виновным.

Вынесенное постановление автомобилист обжаловал в суд, указав в числе прочих замечаний на многочисленные нестыковки в датах процессуальных документов и опечатки в фамилии понятого. В октябре дело было рассмотрено. Суд Солигорского района, сославшись на неполное, одностороннее и необъективное рассмотрение дела, отменил постановление и направил дело на новое рассмотрение.

На этот раз к опросам инспекторов добавился опрос второго понятого и супруги водителя.

Полученные материалы подготовки дела по административному правонарушению к новому рассмотрению, по мнению ГАИ, только подтверждают виновность автомобилиста.

Как было дело. Мнение ГАИ

По словам инспекторов ГАИ, которые остановили автомобиль Дмитрия, при проверке документов у водителя были выявлены признаки алкогольного опьянения: запах спиртного изо рта, покраснение глаз, дрожащие руки. Водитель согласился пройти освидетельствование. Были приглашены двое понятых.

По результатам освидетельствования на предмет определения состояния алкогольного опьянения был составлен соответствующий протокол и вынесено заключение – “состояние алкогольного опьянения”. С протоколом водитель согласился и подписал. Водителю разъяснили права и опросили.

В ходе опроса он сообщил, что накануне употреблял спиртное.

Затем на основании протокола освидетельствования был составлен протокол об административном правонарушении, однако водитель ознакомиться с ним и подписать его отказался.

“При этом, по словам сотрудников ДПС, водитель перед освидетельствованием пытался “решить вопрос на месте” предлагал деньги за то, чтобы в отношении его не оформлялся административный материал, тем самым желая уйти от ответственности. Получив отказ, стал вести себя вызывающе, создавая конфликтную ситуацию. Кроме того, он постоянно консультировался с кем-то по телефону”, – уверены в ГАИ.

Что касается самой процедуры проведения освидетельствования, то она проводилась при наличии оснований (признаков алкогольного опьянения) и в полном соответствии с законодательством.

Понятые при опросе подтвердили, что изложенные в деле результаты соответствуют действительности, а один из них отметил даже “профессиональное и вежливое отношение сотрудников ГАИ при разбирательстве”.

“Фактов, подтверждающих замечание водителя о том, что инспектор ДПС не сменил одноразовый мундштук до начала процедуры освидетельствования, не установлено”, – говорится в новом постановлении по делу об административном правонарушении.

Исходя из вышесказанного, представленная водителем справка из больницы “не может служить доказательством его невиновности”, поэтому и “опрос врача, выдавшего справку, считается нецелесообразным”, заключается документе.

Итог повторного рассмотрения дела в УГАИ УВД Миноблисполкома – виновен.

“Буду идти до конца”

Оставаясь при своем мнении, Дмитрий это постановление тоже обжаловал в суд Солигорского района.

Однако на этот раз суд встал на сторону ГАИ, отметив, что обстоятельства дела теперь рассмотрены “полно и всесторонне”.

“Доводы, указанные в жалобе, об отсутствии в действиях водителя состава административного правонарушения опровергаются вышеизложенными обстоятельствами, которые согласуются между собой. Сомневаться в их достоверности и достаточности у органа, ведущего административный процесс, оснований не имелось.

Доводы о самооговоре являются недостоверными, являются средством самозащиты лица, в отношении которого ведется административный процесс.

Нарушений процессуального законодательства при рассмотрении дела об административном правонарушении, а равно при подготовке к его рассмотрению, не установлено”, – говорится в постановлении суда.

– Откровенно говоря, для меня до сих пор осталось непонятным, почему первые результаты освидетельствования считаются важнее и достовернее, чем вторые.

Считаю, что по продутию мы не имеем двух равнозначных доказательств: милицейское освидетельствование прошло с грубыми нарушениями законодательства и инструкции по применению прибора “Алкотест-203”, в частности, не был сменен одноразовый мундштук для продутия и прочее, а следовательно, такие доказательства являются недопустимыми.

Кроме того, я предоставил медицинские данные об отсутствии алкоголя не только в воздухе, но и в биологических средах, – говорит водитель. – Я по-прежнему считаю себя невиновным и буду идти до конца.

Компетентно

Мнение защитника Дмитрия, адвоката Минской областной коллегии адвокатов Сергея Латышева:

– В деле имеется медицинский документ, представленный моим подзащитным, в котором констатировано отсутствие у него состояния алкогольного опьянения в момент имевшего место происшествия. Данное доказательство является допустимым доказательством, поскольку получено в соответствии с законом. Данное доказательство является объективным, достоверным и достаточным.

С июля 2013 года оно находилось на рассмотрении органа, ведущего административный процесс, и дважды на рассмотрении суда Солигорского района.

Поскольку ни УГАИ УВД Миноблисполкома, ни суд Солигорского района на сегодняшний день не опровергли это доказательство, полагаю, что административный процесс в отношении Дмитрия должен быть прекращен за отсутствием события правонарушения.

Мы будем следить за развитием событий.

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ
ABW.BY

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/158520/

Вс пояснил, когда видеозапись проверки водителя на опьянение недействительна

Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?

Сотрудники ГИБДД при ведении видеозаписи проверки водителя на опьянение должны соблюдать все положения закона и предписания инструкций. Иначе видеофиксация будет признаваться судом недействительным доказательством, а водитель — освобождаться от ответственности, указал Верховный суд (ВС) РФ в решении по жалобе автовладельца из Смоленской области. 

ВС напомнил, что видеозапись является одной из гарантий обеспечения прав гражданина, которого привлекают к административной ответственности.

Она делается с целью исключения любых сомнений о правильности и полноте фиксирования в протоколах результатов освидетельствования.

Следовательно, автоинспекторы не должны пропускать видеофиксацию определенных процедур и тем более монтировать запись, отмечает ВС РФ.

Суть дела

Заявитель в жалобе указал, что его остановили сотрудники ГИБДД и заподозрили в управлении машиной в нетрезвом виде. Протокол об административном правонарушении и акт об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения составлялись в отсутствие понятых, но с применением видеозаписи.

Решениями мирового судьи участка № 53 Смоленска, Промышленного районного суда и постановлением замглавы Смоленского областного суда автолюбителя признали виновным в вождении в пьяном виде. Он был оштрафован на 30 тысяч рублей и лишен прав на управление транспортным средством на полтора года.

Вместе с тем, указал водитель, представленная в качестве доказательства видеозапись является неполной. Фактически она отражает лишь  информацию о подписании задержанным протоколов и акта, но при этом не содержит процедуры освидетельствования водителя. Отбор пробы выдыхаемого воздуха и его результаты на видеозаписи также не зафиксированы.

При этом мировой судья установил факт отсутствия на записи части процедур, но посчитал это обстоятельство несущественным нарушением процедуры освидетельствования.

Решение ВС

Верховный суд РФ с мнениями коллеги из нижестоящих инстанций не согласился и отменил все их решения, а дело об административном правонарушении прекратил.

Суд отметил, что для привлечения водителя к ответственности мало самого факта совершения правонарушения, сотрудники ГИБДД обязаны соблюсти все необходимые формальности установленных процедур.

В деле же смоленского автолюбителя они были не просто не соблюдены, а грубо нарушены, констатировал суд. Сотрудники полиции не стали записывать ключевые этапы освидетельствования водителя. Более того, очевидно, что автоинспекторы предоставили в суд не полную видеозапись, поскольку на ней отсутствовал ряд кадров с момента записи остановки транспортного средства.

«Изложенное свидетельствует о том, что должностным лицом ГИБДД не соблюден предусмотренный КоАП и правилами порядок проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения», — указал судья.

При этом защитник водителя последовательно указывал на это обстоятельство и просил обязать ГИБДД предоставить полную видеозапись, но этого сделано не было.

При таких обстоятельствах акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является недопустимым доказательством по делу, как полученный с нарушением требований закона, констатировал суд.

Следовательно, нет и доказательств того, что водитель сел за руль нетрезвым, поэтому привлекать его к ответственности не за что, отметил судья Меркулов.

Неправильные доказательства

ВС напоминает, что при нарушении порядка привлечения водителей к ответственности, все ошибки трактуются судами в пользу автолюбителей.

«Обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности», – говорится в решении.

Статья 26.2 КоАП относит к доказательствами по делу любые фактические данные, которые могут помочь установить наличие или отсутствие события правонарушения, а также виновность в нем привлекаемого к ответственности водителя.

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями автовладельца, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств и вещественными доказательствами.

«Не допускается использование доказательств, если указанные доказательства получены с нарушением закона. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении  которых установлена его вина. А все неустранимые сомнения в виновности гражданина толкуются в его пользу», — отмечает Меркулов.

Он напоминает, что в случае подозрения в вождении в нетрезвом виде сотрудники ГИБДД должны провести освидетельствование, зафиксировать его результаты и отправить водителя на медосвидетельствование. Все эти действия должны проводиться в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

«Установленное законом требование о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении с участием понятых или с применением видеозаписи является одной из гарантий обеспечения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, с целью исключения любых сомнений относительно полноты и правильности фиксирования в соответствующем протоколе или акте содержания и результатов проводимого процессуального действия», — отмечает ВС РФ.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20170306/277936642.html

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?

25 августа 2015 г.

Прокурор разъясняет Статья 12.26. Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения

1. В соответствии с п. 2.3.2 Правил дорожного движения водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, уполномоченных на осуществление федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения, проходить

освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. К таким должностным лицам в соответствии с п. 3 Положения о федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.08.

2013 N 716, относятся должностные лица и сотрудники Г осавтоинспекции, а также участковые уполномоченные полиции. Следует особо подчеркнуть, что ответственность по комментируемой статье наступает лишь в случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования.

Отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения, проводимого сотрудником Госавтоинспекции, может рассматриваться как одно из оснований для направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Таким образом, невыполнение законного требования сотрудника Госавтоинспекции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 статьи.

2. Для квалификации нарушения по ч. 2 статьи, кроме фиксации факта отказа от прохождения освидетельствования, необходимо установить и факт, что водитель не имеет права управления транспортными средствами вообще либо лишен такого права. Для правильной квалификации правонарушения, предусмотренного ст.12.

26 КоАП РФ, важное значение имеют разъяснения по этому вопросу, данные в п.

9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 18, где, в частности, установлено, что основанием привлечения к административной ответственности по комментируемой статье является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, заявленный как непосредственно должностному лицу Г осавтоинспекции, так и медицинскому работнику. В качестве отказа от освидетельствования, заявленного медицинскому работнику, следует рассматривать не только отказ от медицинского освидетельствования в целом, но и отказ от того или иного вида исследования в рамках медицинского освидетельствования.При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование. О законности таких оснований свидетельствуют: отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475; несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в н. 3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. О соблюдении установленного порядка

направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам ст. 26.

11 КоАП РФ с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.  Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.

12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника полиции.

Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования но инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

3. Субъектом рассматриваемых административных правонарушений является водитель, под которым понимается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению.

4. С субъективной стороны комментируемые правонарушения предполагают наличие у виновного прямого умысла.

5.При выявлении административных правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, водитель отстраняется от управления транспортным средством (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Проводится освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ст. 27.12 Ко АП РФ).

Транспортное средство подлежит задержанию и помещению на
специализированную стоянку (ст. 27.13 КоАП РФ).

6. Протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

7. Рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, отнесено к исключительной компетенции судей (ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ).

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/71718/

Судебный участок № 1 Тисульского судебного района

Могут ли привлечь к ответственности, если протокол об опьянении не был составлен?
sh: 1: –format=html: not found

                                         Утверждаю

                                                                              Председатель Кемеровского

                                                                              областного суда

                                                                              А.Н. Кирюшин ____________

                                                                              «_____»______________2017г.

РЕГЛАМЕНТ

РАБОТЫ СУДЕБНОГО УЧАСТКА

МИРОВОГО СУДЬИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

1. Общие положения 2. Основные права и обязанности мирового судьи 3. Основные права и обязанности судей, работников судебного участка 4. Служебное (рабочее)  время и время отдыха

5. Пропускной режим

1. Общие положения

1.1. Настоящий Регламент работы судебного участка мирового судьи (далее Регламент), разработан в соответствии с Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральным Законом «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998г.

№188-ФЗ, Законом Кемеровской области «О мировых судьях в Кемеровской области» от 27 ноября 2000 г. № 85-03, Федеральным законом «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» №79-ФЗ от 27 июля 2004 г.

, Законом Кемеровской области «О государственных должностях Кемеровской области и государственной гражданской службе Кемеровской области» от 1 августа 2005 г. № 103-03, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.

№ 1-ФКЗ, Федеральным конституционным законом «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»  от  7  февраля  2011 г. № 1-ФКЗ, Федеральным законом  от 22 декабря 2008 г.

№ 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами и имеет цель установления порядка работы  судебного участка мирового судьи (далее судебный участок) управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области (далее управление), укрепление трудовой и исполнительской дисциплины, рациональное использование рабочего времени.

1.2. Граждане Российской Федерации, принятые на государственную службу или работу на судебный участок, должны быть ознакомлены с настоящим Регламентом.

Исполнение требований, определяемых настоящим  Регламентом, являются обязательным для работников  судебного участка.

2. Основные права и обязанности работников  судебного участка.

3.1. Работники  судебного участка имеют право на:

– работу, отвечающую профессиональной подготовке и квалификации;

– производственные и социально-бытовые условия, обеспечивающие безопасность и соблюдение требований гигиены труда;

– профессиональную переподготовку и повышение квалификации;

– охрану труда;

– оплату труда в размере, установленном действующим законодательством, а также премирование по результатам работы;

– отдых, который обеспечивается предоставлением еженедельных выходных дней, праздничных нерабочих дней и оплачиваемых ежегодных отпусков;

– пособия по социальному страхованию, социальное обеспечение по возрасту, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством;

– отпуск без сохранения денежного содержания  (заработной платы), согласно действующему законодательству;

– возмещение вреда, причиненного его здоровью и имуществу в связи с исполнением служебных обязанностей.

3.2. Работники   судебного участка обязаны:

– обеспечивать соблюдение Конституции Российской Федерации, нормативных правовых актов Российской Федерации, приказов, распоряжений, указаний и поручений мирового судьи, отданных в пределах предоставленных им полномочий;

– предъявлять при приеме на работу документы, сообщать сведения личного характера, предусмотренные законодательством, а также информировать обо всех изменениях, происшедших в запрошенных сведениях, в частности об изменении адреса, семейного положения и т.д., в сроки, установленные на судебном участке;

– поддерживать уровень квалификации, необходимый для эффективного исполнения своих должностных обязанностей;

– соблюдать трудовую дисциплину, а также правила внутреннего распорядка судебного участка;

– использовать рабочее время для производительного труда;

– принимать меры по устранению причин, нарушающих нормальный ход работы, и немедленно сообщать о случившемся мировому судье  и начальнику управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области;

– бережно относиться к средствам оргтехники и другому имуществу судебного участка, поддерживать чистоту на рабочем месте, соблюдать установленный порядок хранения материальных ценностей и документов;

– воздерживаться от действий, препятствующих другим работникам выполнять их служебные (трудовые) обязанности;

– проявлять вежливость, уважение, терпимость;

– иметь опрятный внешний вид; экономно использовать расходные материалы и другие материальные ресурсы, а также не допускать ведения междугородных и местных телефонных переговоров, не вызванных служебной необходимостью;

– перед уходом в отпуск, убытием в командировку оставить в надлежащем виде средства оргтехники и другие материальные ценности, находящиеся в его распоряжении, передать неисполненные документы мировому судье для принятия решения о поручении их другому исполнителю, а в случае расторжения трудового договора или прекращения полномочий, кроме того, возвратить в кадровую службу управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области  служебное удостоверение лицу, ответственному за ведение кадровой работы;

– при отсутствии на рабочем месте принять меры к извещению об этом мирового судью  и начальника управления по обеспечения мировых судей в Кемеровской области;

– хранить государственную и иную охраняемую законом тайну, а также не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей и затрагивающие частную жизнь граждан;

– воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов, а также их руководителей;

– соблюдать требования настоящих Правил, должностных и иных инструкций, а также установленный порядок работы со служебными документами.

3.3. Работнику судебного участка, запрещается:

– выносить из здания судебного участка имущество, документы, предметы или материалы, принадлежащие судебному участку, без соответствующего на то разрешения;

– приносить в здание судебного участка взрывчатые, отравляющие и пожароопасные вещества, а также предметы или товары, предназначенные для продажи, пользоваться нестандартными электроприборами и нагревателями;

– вывешивать объявления вне отведенных для этого мест без соответствующего разрешения;

– выполнять на рабочем месте работу, не связанную с исполнением должностных обязанностей;

– образовывать на судебном участке структуры политических партий и общественных объединений (за исключением профсоюзов), использовать свое служебное положение в их интересах;

– совершать деяния (действия или бездействие), способные нанести ущерб своей репутации, репутации судебного участка, судебной системе или судебному сообществу;

– курить в местах, специально не оборудованных и не отведенных для курения табака;

– находиться в помещении судебного участка в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

3.4.   Права и обязанности конкретного работника  судебного участка, а также порядок их реализации устанавливаются  служебным контрактом (трудовым договором), заключаемым между начальником управления  и работником  судебного участка при приеме на работу.

3.5.  Ответственность за нарушение трудовой дисциплины устанавливается в соответствии с действующим законодательством.

4. Служебное (рабочее) время и время отдыха

4.1. Для работников судебного участка  устанавливаются 40-часовая пятидневная рабочая неделя с двумя выходными днями (суббота и воскресенье) и следующая продолжительность рабочего дня:

начало рабочего дня:    понедельник – пятница с 830

перерыв на обед:           понедельник – четверг           с 1300 до 1345

пятница                        без обеда

окончание рабочего дня:        понедельник – четверг           в 1730

пятница                        в 1530.

Предпраздничные дни:           рабочий день сокращен на 1 час

Прием граждан работниками  судебного участка ведется  каждый день в течение рабочего дня.

Государственным гражданским служащим судебного участка устанавливается ненормированный служебный день.

Мировой судья вправе переносить время начала (окончания) рабочего дня государственным гражданским служащим судебного участка и иным работникам  судебного участка по согласованию с ними и начальником управления по обеспечению деятельности мировых судей в Кемеровской области.

Мировой судья и работники судебного участка могут быть привлечены к работе сверх установленной продолжительности рабочего времени в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством, или же с целью завершения рассмотрения дела, если его рассмотрение началось в течение рабочего дня.

На работников судебного участка ведется табель учета рабочего времени.

4.2. Очередность предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков работникам   судебного участка устанавливается начальником управления в соответствии с графиком отпусков и с учетом необходимости обеспечения бесперебойной работы судебного участка и благоприятных условий для отдыха его работников.

По желанию работника судебного участка ежегодный оплачиваемый отпуск может предоставляться по частям, при этом продолжительность одной части не может быть менее 14 календарных дней.

Графики отпусков составляются на каждый календарный год не позднее чем за две недели до наступления календарного года и доводятся до сведения всех работников судебного участка.

4.3. Запрещается в рабочее время:

– отвлекать мирового судью и работников  судебного участка для выполнения поручений и проведения мероприятий, не связанных непосредственно с их служебной деятельностью;

– созывать собрания, заседания и совещания по вопросам, не связанным с реализацией полномочий мирового судьи, кроме случаев, установленных федеральными законами.

5. Пропускной режим

5.1. Посетители допускаются на судебный участок в рабочее время при представлении документов, удостоверяющих личность.

5.2. В нерабочее время, выходные и нерабочие праздничные дни допуск в здание суда работников судебного участка и иных лиц осуществляется по разрешению мирового судьи.

Начальник управления                                                                   В.Г. Щедрин

по обеспечению деятельности

мировых судей в Кемеровской

области

П р и к а з

от   20 марта  2017   года   №  71

г. Кемерово

Об утверждении Регламента работы

судебного участка мирового судьи

Кемеровской области

   В соответствии с Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральным Законом «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998г. №188-ФЗ, Законом Кемеровской области «О мировых судьях в Кемеровской области» от 27 ноября 2000 г.

№ 85-03, Федеральным законом «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» №79-ФЗ от 27 июля 2004 г.

, Законом Кемеровской области «О государственных должностях Кемеровской области и государственной гражданской службе Кемеровской области» от 1 августа 2005 г. № 103-03, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.

№ 1-ФКЗ, Федеральным конституционным законом «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»  от  7  февраля  2011 г. № 1-ФКЗ, Федеральным законом  от 22 декабря 2008 г.

№ 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами;  

ПРИКАЗЫВАЮ:

       1.Утвердить и ввести в действие  прилагаемый Регламент работы судебных участков мировых судей в Кемеровской области.

        2. Настоящий Регламент является единым  для всех судебных участков мировых судей в Кемеровской области и обязателен в исполнении.

      3.Запрещается вносить изменения, дополнения и корректировки в утвержденный  Регламент. 

      4.Начальнику отдела кадров и государственной службы  (Синицина Н.Ф.) довести  настоящий  Регламент до сведения мировых судей и работников аппарата мирового судьи  Кемеровской области под роспись. 

       5.Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на  Гончара Сергея Федоровича – заместителя начальника управления.   

Начальник управления                                                                       В.Г. Щедрин

СОГЛАСОВАНО:

Заместитель начальника    ______________________                  Гончар С.Ф.        

управления

Рассылка:

1.канцелярия                    – 1 экз.

2.судебные участки        – 147 экз.

Начальник ОК и ГС                __________________________  Синицина Н.Ф.

«20» марта 2017 года

опубликовано 12.05.2017 06:46 (МСК)

Источник: http://2902.kmr.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=2401

Глав-книга
Добавить комментарий