Могут ли нас уволить по статье и каковы последствия?

Не учите семьи жить – лучше помогите им материально! – МК

Могут ли нас уволить по статье и каковы последствия?

– Олег Анатольевич, что Вы думаете обо всей этой, почти детективной, истории с законопроектом о домашнем насилии?

– Ну во-первых, само по себе домашнее насилие относится к числу явлений где, где насилие является следствием многих глубинных причин, ответственность за которые точно не лежит на сторонах домашнего насилия.

Да и правоохранители зачастую предпочитают не вмешиваться в семейные конфликты с рукоприкладством. Как правило, если их и решают, то по остаточному принципу, дабы не захлебнуться в колоссальном объеме таких дел. Иначе на другие, более серьезные дела, по их представлениям, просто не хватит ни людей, ни средств.

А между тем, неотвратимость наказаний за рукоприкладство в семье вполне можно обеспечивать и без особых затрат сил и средств. Например, привлечением драчунов и дебоширов к работам по уборке улиц или, условно говоря, на «песчаном карьере» – на 15 суток и больше, если речь идет о рецидивах.

Во времена Феди и Шурика, героев известной комедии Гайдая, это были весьма эффективные воспитательно-исправительные меры, которые почему-то уже давно не берутся у нас на вооружение.

Но есть и проблема, на мой взгляд, куда более серьезная, и кроется она именно в том бурном ажиотаже, который законопроект вызвал у общественности и у политиков.

Создается впечатление, что непримиримые споры вокруг этой инициативы отодвинули куда-то на задний план даже обсуждение социально-экономических итогов последних лет для миллионов сограждан.

А ведь итоги эти как раз заслуживают детального обсуждения, если учесть, что они весьма безрадостные для большинства трудящихся нашей страны.

– С чем Вы связываете такой беспрецедентный резонанс, такие шекспировские страсти, которые разгорелись в связи с представленным законопроектом и самой темой домашнего насилия?

– С одной стороны может показаться, что кто-то из авторов законопроекта просто решил войти в историю российского законотворчества, предложив правовое регулирование отдельного вопроса по американским лекалам, и оставив многие другие проблемы, среди которые есть и куда более острые, по-прежнему не решенными. Тут поневоле приходят на ум выражения про благие намерения, которые зачастую ведут явно не в сторону рая и благоденствия.

И все-таки я думаю, что причины поднятого вокруг законопроекта шума гораздо глубже, и связаны они с определенными попытками отвлечь внимание общества от более серьезных, более кричащих проблем, с которыми ему приходится сталкиваться. Да, случаи бытового насилия – это отвратительное явление, которое существовало всегда и существует ныне.

Но мне кажется, нет оснований утверждать, что за последние годы это явление стало приобретать у нас какие-то устрашающие формы.

Просто такие случаи в силу своей скандальности очень часто оказываются в центре внимания и прессы, и соцсетей, не говоря уже о всевозможных ток-шоу, постоянно роющихся в чьем-то грязном белье и «под микроскопом» изучающих чьи-то семейные разборки.

Но одно дело обсуждение примеров домашнего насилия на общественном и медийном уровне, и совсем другое – подготовка целого проекта федерального закона.

Понимаете, в то время, когда  мы каждый день узнаем о случаях куда более страшного и жесткого насилия, нам вдруг предлагают сосредоточиться на борьбе с насилием в семье, которое все-таки вряд ли можно считать главной болевой точкой современного общества. Мол, решим проблему домашнего насилия, и сразу очистимся нравственно и духовно.

А как же тогда быть с насилием в школах, на дорогах, в транспорте, клубах, стадионах, с уже зашкаливающей подростковой жестокостью, с уличным бандитизмом, когда людей режут как баранов из-за призывов вести себя подобающе? Как быть с насилием всех мастей, которое льется потом с экранов ТВ и кино, со страниц интернета, с насилием над обманутыми вкладчиками и обманутыми дольщиками? Одним словом, есть огромное количество примеров насилия, куда более страшного по своим последствиям, чем домашние побои и скандалы.

А что делать, когда в течение десятилетий у нас происходит фактически экономическое насилие над трудящимся народом, которому власть определила потребительскую корзину и МРОТ как крепостным, в размере всего 12 тысяч рублей? 

И ведь подобные решения в в стране, провозглашающей себя социальным государством, принимаются теми же авторами из Госдумы и сенаторами из Совета Федерации, которые вместе с ними озаботились проблемой домашнего насилия. Я бы посмотрел, какая семейная идиллия сложилась бы в домах у авторов законопроекта, если бы они стали жить на доходы в 12-15 тысяч рублей, как говорится, ни в чем себе не отказывая!

А бытовое насилие? Я имею в виду жизнь десятилетиями в коммуналках, в ветхих, аварийных домах, без газа или канализации. Разве это не заслуживает отдельного закона, который устанавливал бы меры по решению проблемы и степень ответственности тех, кто в ней виновен?

– Кстати, в нестройном хоре , звучащих в адрес законопроекта, встречаются и вполне здравые высказывания о том, что домашнее насилие – это все-таки в большей степени социальная проблема.

– В том-то все и дело! Вот и нужно вначале разобраться с основными источниками, причинами этой проблемы.

 У нас сегодня экономическая политика подвергает насилию миллионы законопослушных россиян, которые исправно платят налоги, добросовестно трудятся в поте лица своего, но получают за свой труд сущие копейки, которых едва хватает на то, чтобы прокормить себя и своих детей.

Почему вот на эту проблему не обратить сегодня первоочередное внимание? Ведь именно здесь кроется в том числе и причина многочисленных случаев домашнего насилия! Скажем, если где-то в российской глубинке, да и в областных центрах главе семейства удается зарабатывать среднем до 30-40 тысяч рублей в месяц, это все равно никак не решает проблемы семьи, особенно где мать является домохозяйкой, которая посвящает себя воспитанию детей, или просто не может найти работу.

И как жить в мире и согласии семье из трех и более человек на этот, с позволения сказать, семейный доход? Поневоле жена будет упрекать мужа за то, что денег всегда не хватает, растут дети, которых надо кормить, одевать, обувать воспитывать и образовывать. А вместе с ними растут только цены и тарифы! Депутаты и сенаторы не отвечают на вопрос, как таким семьям сводить концы с концами. Видимо, желают им просто держаться, когда нет денег.

Масла в огонь подливает еще и наше телевидение, с экранов которого люди видят совсем другую реальность: в новостях – практически ни слова об истинных социально-экономических проблемах страны, в сериалах – в основном гламурные картинки из жизни состоятельных, с жиру бесящихся героев, в ток-шоу – разборки разнообразной «элиты», «звезд» из-за многомиллионного наследства, дележа многомиллионного имущества при разводах, и т.д. А у нищего главы нищего семейства – постоянный беспросвет, недокормленные и недоодетые дети, вечно злая, «пилящая» жена, и никаких перспектив на то, чтобы выкарабкаться из этого «дна». Вот вам и готовая почва для домашнего скандала, когда муж от безысходности, что называется, «ныряет в стакан», а потом и вовсе уходит в запой, и затем, будучи уже в неадекватном состоянии, поднимается руку и на жену, и даже, не дай Бог, на детей.

– Получается, что авторы законопроекта предлагают бороться с «ветряными мельницами»?

– Они просто бьют по хвостам, борются со следствием, а не с причинами. Видимо, не хотят замечать истинных проблем, являющихся основным, социальным источником домашнего насилия.

А не хотят замечать потому, что та политическая сила, которую они представляют, не привыкла, да видимо и не желает направлять действительно большие средства бюджета на решение этих проблем.

Мы уже в который раз выходим с законодательными инициативами, направленными на искоренение в стране бедности и нищеты, к чему уже давно призывает президент, на то, чтобы резко сократить то колоссальное социальное неравенство, которое сформировалась в стране в последние годы, и которое, к сожалению, только усиливается.

 Но каждый раз мы получаем от правящей партии, которая сегодня вдруг столь серьезно озаботилась проблемой домашнего насилия, реакцию либо резко отрицательную, либо вообще никакой! Вместо конкретных шагов по реальному повышению уровня жизни людей мы видим только какие-то репрессивные и депрессивные меры, которые еще большие загоняют народ в состояние безысходности и недоверия к институтам власти. Никаких «пряников» – один сплошной «кнут»! То заставляют платить налоги самозанятых, которые ищут неофициальную работу на стороне явно не от хорошей жизни, то принимают законы, которыми пытаются «кошмарить» людей за справедливую критику власть имущих, и т.д, и т.п.

– Попытки законодательно отрегулировать проблему домашнего насилия тоже могут обернуться очередным «кнутом»?

– К сожалению, такая опасность существует, она вполне реальная. Тем более, что у нас перед глазами находится весьма неприглядный опыт деятельности органов опеки.

Сколько уже нам приходилось, и до сих пор приходится расхлебывать проблем, связанных с изъятием детей из вполне благополучных и дружных, но бедных семей! Известна масса случаев, когда кому-то из чиновников опеки, – а на сегодня это, как правило, малообразованные люди, без элементарных знаний и навыков по части семейной психологии, – те или иные семьи представлялись неблагополучными просто по причине их скромных семейных бюджетов. В результате из-за всего этого чиновничьего невежества, безразличия и произвола мы получаем горе, слезы и надломленную психику как взрослых, так и, что особенно страшно, детей. Недавно дошло уже до того, что одна многодетная, дружная, но малоимущая семья, спасаясь от органов опеки, вознамерившихся «осчастливить» детей отправкой их в детский дом, была вынуждена бежать в другой регион страны, в глухой поселок. Спасибо жителям поселка, которые в отличие от органов опеки оказались милосердными, сострадательными, и кто как мог оказали поддержку семье, поневоле попавшей в изгнание. 

Так вот теперь, получается, в угоду нашей «ювеналке» поспеет еще и закон, который в силу своих неоднозначных формулировок и сомнительных механизмов позволит ей беспредельничать и под видом борьбы с домашним насилием! И это вместо того, чтобы просто спокойно разбираться с конкретными бедами и заботами той или иной многодетной семьи, и оказывать ей со стороны государства всею необходимую социальную и материальную поддержку!

– Какие еще негативные последствия сулит эта законодательная инициатива из области «благих намерений, ведущих не туда»?

– Лично у меня серьезные опасения вызывает то обстоятельство, что авторы предусматривают обязательное создание специальных условий в специальных приютах для выгнанных и побитых женщин и детей.

Что же это за, мягко говоря, странный метод решения проблемы? Получается, десятки тысяч женщин и детей по всей стране вынуждены будут уходить из дома и жить в каких-то «богодельнях»?! Почему бы вместо этого не прописать жесткие условия для тех, кто позволяет себя издеваться над своими близкими? Пусть на определенные сроки, минимум суток на 15, отправляются в ЛТП или специальные исправительно-трудовые центры, где будут не только жить в самой что ни на есть спартанской обстановке, но и вкалывать на общественно-полезных работах! А идея неких приютов для жертв домашнего насилия может привести нас только к созданию мощной «кормушки» для многочисленных НКО, которые на этой почве будут наживаться кто на получении соответствующих грантов, а кто на различных посреднических услугах по разводам, дележу имущества и детей, и т.д. Убежден, что допускать предпосылок к формированию подобной ситуации ни в коем случае нельзя.

– Что же все-таки делать с этим законопроектом?

– Думаю, оптимальным вариантом было бы отложить его «на полку» и не возвращаться к нему до тех пор, пока не будут решены куда более насущные проблемы, о которых мы говорили выше.

 Давайте лучше вернем «с полки» многочисленные законопроекты «Справедливой России» и других оппозиционных фракций в Госдуме, которые направлены на существенное повышение зарплат и пенсий, на решение проблемы социального неравенства через введение прогрессивного налогообложения, налога на роскошь, на регулирование потребительских цен, тарифов на коммуналку и т.д.

 Народ давным-давно ждет от государства именно таких решений, а не расплывчатого закона, где предлагается некая единая для всех модель разрешения сложных семейных конфликтов, не требующая дополнительных расходов бюджета! Почему законопроект о профилактике домашнего насилия вызвал столь противоречивые оценки? Да потому что нельзя подходить с каким-то общим мерилом, – за исключением случаев откровенной уголовщины, для которых существует УК, – к конфликтам, которые в каждой семье имеют свои предпосылки, свои особенности, своих правых и виноватых. Если когда-то на заре христианства провозглашалось, что семья – это малая Церковь, то сегодня эти слова следует понимать и с точки зрения того, что вмешиваться в дела семьи можно только в крайних случаях. И тем более недопустимо лезть в семейные отношения с «американским уставом», т.е. с абсолютно чуждыми нам западными моделями и нормами поведения. Но, пожалуй, еще более актуально здесь звучит следующий тезис: не учите нас жить – лучше помогите материально!

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/12/25/ne-uchite-semi-zhit-luchshe-pomogite-im-materialno.html

«Гирлянду уже не повесишь — обстреляют»

Могут ли нас уволить по статье и каковы последствия?

В Донбассе готовятся к празднованию Нового года и, несмотря ни на что, верят, что 2020-й будет лучше уходящего. На центральных площадях городов ЛНР и ДНР уже горят гирляндами елки.

В ночь с 31 декабря на 1 января традиционно отменят комендантский час и можно будет гулять до утра.

Специальный корреспондент «Известий» узнал у жителей республик, как они планируют отметить предстоящий праздник и что ждут от наступающего года.

Новый белый костюм

Село Коминтерново, что на юге ДНР, — одна из самых горячих точек на линии соприкосновения. Во фронтовых сводках об этом уничтоженном на треть населенном пункте говорили весь год.

Татьяна Ивановна — жительница Коминтерново и староста местного храма имени Святителя Спиридона (такого же разрушенного, как и село). Среди событий последних дней называет попадание пули в окно соседки. И разрыв снаряда во дворе напротив. Несмотря на постоянную опасность, уезжать куда-то не собирается.

— Дом родители мои построили, я тут родилась, сама детей вырастила, — говорит «Известиям» женщина. — 67 лет прожила! Не могу бросить. Хожу в храм, молюсь, укрепляюсь духом, верю, что переживем эти невзгоды.

Церковь, по словам Татьяны, вместе с ней постоянно посещают еще четверо прихожан. Батюшки своего нет — приезжает только два раза в месяц. И поэтому в воскресные дни сами открывают двери храма, топят печку, зажигают свечи и лампады, читают акафисты и каноны.

Среди событий уходящего года Татьяна вспоминает собственное ранение — стояла в огороде, со стороны украинских позиций привычно постреливали. Наклонилась к земле, услышала разрыв рядом и вдруг ощутила жар в ноге.

Упала, закричала — на счастье, через дорогу, в казарменной хате, был военный врач. Прибежал, остановил кровь, вызвал подмогу. Женщину отправили в тыловой Новоазовск, где она провела 10 дней. Осколок так и остался внутри.

Но полностью восстановилась, встала на ноги.

Новый год женщина как-то особенно отмечать не собирается.

— Ну какой у нас праздник? — говорит. — Наряжу елочку во дворе дождиком. А гирлянду уже не повесишь — опасно, обстреляют. Мы ведь до сих пор за закрытыми окнами живем. Подарю близким что-то — кружку, гель для душа. А что сама хотела бы получить? Не думала. Может быть, белый костюм — чтобы на службы ходить в праздничной одежде.

В соседнем селе Октябрь тишина — такое же редкое явление.

— На днях шла через село — земля ходуном ходила, — делится с «Известиями» народный староста Октября Галина Коваль. — Хоть про нас и не говорят по телевизору, знайте, обстрелы здесь каждый день. А на Новый год еще хуже будет, знаем.

Галина Васильевна, несмотря на пенсионный возраст, работает — ходит на ближайший блокпост ДНР и убирает территорию и помещения, дважды в день. Без выходных. Зарплата — 2,5 тыс. рублей. 31 декабря также будет работать.

После вечерней смены вернется домой, накроет на стол. Собирается запечь гуся — уже купила у соседки, обошелся почти в половину месячной зарплаты. Пригласит родных и близких, кто остался — «Не одной же сидеть».

Выпьют вместе по фужеру шаманского, посмотрят телевизор.

В наступающем году Галина очень хочет, чтобы помогли с водой — почистили и углубили сельский колодец. Один остался на весь Октябрь. И тот почти иссяк. Четвертый год просят…

Приезд сына

В другой республике — в ЛНР, на окраине Луганска, в частном доме живет 60-летняя Татьяна Алексеевна. Над ее домом — в отличие от прифронтовых сел — снаряды не свистят с 2014 года. Но она до сих пор испытывает на себе последствия войны. Пять лет назад из дома уехала дочь — в Киев. А потом и сын — в далекую Казань. Осталась одна.

Перебирая события уходящего года, Татьяна Алексеевна отмечает положительное: ситуация на КПП в станице Луганской стала намного лучше.

— Я каждый месяц на ту сторону выезжаю за пенсией, — делится с «Известиями» она. — Мост восстановили. Асфальтовые дорожки проложили. А главное — украинские военные добрее к нам стали.

До этого ведь как к пленным относились, только что не били. А теперь мягче, не кричат. И пропускают намного быстрее. Я одного спросила: «Почему так?» Он: «Указание из Киева». Хотя по-прежнему тяжело — народу-то много.

И люди умирают в очереди. Стоишь и только и слышишь: «Врача, врача!..»

Другое событие 2019-го, о котором с трепетом вспоминает женщина, — долгожданный приезд в мае сына в гости. Пять лет его ждала.

— Но только сложная встреча оказалась, — вздыхает собеседница. — Как будто чужой сын стал, даже не поговорили толком. Всё по своим делам ходил. Я терпела, лишь бы на него смотреть. Хотела сказать: «Мне так трудно без тебя», но не стала. Неделю пробыл и уехал. Очень тяжело на душе. До сих пор.

Предстоящий семейный праздник Татьяна Алексеевна проведет одна. Отмечать не будет — «Праздник хочется дарить кому-то, а для себя — зачем?» Дочка в этом году из Киева не приедет — не отпускают с работы. Мать очень ждет сына в наступающем 2020-м. Пообещал. Надежды почему-то мало. Но будет ждать.

Одиннадцать семей

В городе железнодорожников Дебальцево к празднику группа инициативных граждан собирается навестить семьи, где на войне погиб кормилец — отец или муж.

— У нас 11 таких семей, — рассказывает «Известиям» один из инициаторов добровольной акции, замначальника военизированной охраны станции Дебальцево Евгений Баранов. — Соберем конфет, апельсинов, яблок. За Деда Мороза у нас тоже железнодорожник, путеец — два года назад он вернулся из украинского плена.

Дети нас ждут — лишнее внимание и подарок им очень нужны! К некоторым приходишь — слезы на глаза наворачиваются, такая нужда… А еще из этих 11 семей семь до сих пор не получили официальный статус «семья погибшего военнослужащего», всё какие-то бюрократические проволочки! А ведь статус — это большая помощь: уголь бесплатный, обеды для детей в школьной столовой, льготы на коммунальные платежи…

Вспоминая минувшие военные новогодние праздники, Евгений отмечает первый — в 2014-м, когда Дебальцево был занят украинскими войсками — город тогда находился как в оцепенении: неизвестность — что ждать от завтрашнего дня? И Новый год трехлетней давности, когда как гром среди ясного неба рядом с центральной площадью, где вокруг елки собралась детвора с родителями, начали бить украинские минометы и артиллерийские установки…

Мечтая о грядущем празднике, Евгений говорит так:

— Хочется какого-то прорыва, шага вперед — я про нас всех говорю. Будет он — будет и настоящий праздник. А пока его всё нет.

Жди сюрприза

В блиндажах новогоднюю ночь проведет военнослужащий Александр — командир разведки одного из подразделений армии ЛНР, стоящего на самом горячем участке фронта — в районе села Донецкий.

— Справлять не планирую, — говорит «Известиям» Александр. — Во-первых, кто-то из ребят в отпуск уедет к семье — а значит, на мне двойная ответственность. А во-вторых, когда самое оптимальное время для работы диверсионно-разведывательной группы противника? В плохую погоду, потому что мы сидим в укрытии. И на праздник, потому что бдительность снижена. Обязательно жди сюрприза…

Тем не менее, по словам разведчика, атмосферу зимнего праздника они, по возможности, стараются создавать. Делают елку, соответствующую времени — АГС-17 (автоматический гранатомет) укрывают, как снегом, белой материей. Вместо игрушек вешают на него гранаты. Вместо мишуры — ленту патронов. Под «елку», как подарки, кладут противопехотные мины.

— А вообще хочется отдохнуть, — делится военный. — У бойцов с уст не сходит — «ротация», «ротация»! Месяц на передовой, а потом три дня увольнительной — катастрофически мало. Приезжают ребята обратно еще более раздраженные. Если бы в наступающем году нам увеличили хоть на день-два этот отпуск — лучшего подарка и пожелать нельзя было бы.

И еще Александр обратился к украинскому президенту.

— Хочу пожелать, чтобы ему хватило терпения, благоразумия и политической воли исполнить задуманное — приблизить мир. Не идти на поводу радикального движения, которое мешает ему это сделать. Видим: он пытается, но ставят палки в колеса. Если сможет — ему все спасибо скажут. Всем намного легче станет. И нам. И им.

Источник: https://iz.ru/958208/sergei-prudnikov/girliandu-uzhe-ne-povesish-obstreliaiut

Правовые последствия незаконного перевода и увольнения

Могут ли нас уволить по статье и каковы последствия?

Если расторжение трудового договора или перевод работника происходили с нарушением норм действующего законодательства, то оно может быть признано незаконным. О том, какие последствия ждут работодателя, а также на что может претендовать работник, чьи права были нарушены, вы узнаете из данной статьи.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Основания для расторжения договора подробно описаны в статье 77 ТК РФ, поскольку законодатель стремится предусмотреть и максимально урегулировать каждый из возможных вариантов, который могут выбрать стороны. В качестве легитимных причин для прекращения трудовых отношений можно выделить следующие:

  • по инициативе работника (ст. 80);
  • по инициативе работодателя (ст. 71 и ст. 81);
  • соглашение сторон. То есть договор может быть расторгнут в любой срок и на любых условиях, определенных сторонами в специальном соглашении (ст. 78 ТК РФ и Постановление Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2);
  • истечение срока договора (ст. 79);
  • перевод к другому работодателю;
  • отказ сотрудника работать после смены собственника или подведомственности организации (ст. 75);
  • отказ сотрудника работать после изменения условий договора (ст. 74);
  • отказ сотрудника перевестись на другую должность по медицинским показателям, которые были выявлены в ходе периодического профосмотра (ст. 73);
  • несогласие работника на переезд вместе с работодателем (ст. 72.1);
  • обстоятельства, не зависящие от воли сторон (например, призыв в армию или стихийное бедствие, все перечислено в статье 83 ТК РФ);
  • заключение договора с нарушением действующего законодательства (ст. 84);
  • другие основания, предусмотренные действующим законодательством.

Что же касается законного основания для перевода, то статья 72.1 ТК РФ дает однозначный ответ: перевести сотрудника на другую работу, в другой отдел, в другую местность можно только с его письменного согласия, если это влечет за собой изменение условий трудового договора.

Независимо от того, что стало причиной для расторжения контракта, работодателю необходимо максимально ответственно подойти к оформлению увольнения, чтобы в будущем не возникло проблем с трудовой инспекцией или судом.

Увольнение или перевод работника расцениваются судом как неправомерные в случае, если:

  • нарушен предусмотренный законодательством порядок прекращения трудовых отношений либо перевода;
  • основание не соответствует перечню, приведенному в ТК РФ.

Наиболее распространенные нарушения

  1. Несоблюдение порядка увольнения при совершении сотрудником дисциплинарного проступка (ст. 192 и 193 ТК РФ). Наиболее распространенные ошибки работодателя:
    • отсутствие письменной объяснительной от провинившегося работника;
    • нарушение трудовой дисциплины не было грубым (их виды перечислены в ст. 81 ТК РФ), и ранее сотрудник не получал дисциплинарных взысканий;
    • увольнение за проступок, за который уже назначено дисциплинарное взыскание;
    • нарушен срок привлечения к ответственности. Согласно ст. 193 ТК РФ, дисциплинарное взыскание должно быть применено не позднее месяца со дня обнаружения проступка, за вычетом времени болезни, отпуска и времени, необходимого для получения мнения профсоюза;
    • не учитывалась причина совершения проступка (может, это была вынужденная мера), степень вины и тяжесть совершенного деяния.
  2. Несоблюдение процедуры сокращения, прописанной в статье 180 ТК РФ. Так, сотрудник будет восстановлен на работе, если:
    • он не был уведомлен о сокращении за два месяца до начала мероприятий;
    • он имел право преимущественного оставления на работе. Статья 179 ТК РФ устанавливает, что к таким работникам относятся те, кто, по сравнению с другими. имеет высокую квалификацию и производительность труда, кто является единственным кормильцем, имеет двух и более детей, кто получил травму на производстве и т. п.;
    • ему не предложили другую должность, хотя таковая имелась в компании.
  3. Неоправданное использование формулировки «несоответствие занимаемой должности» (п. 3 ст.

    81 ТК РФ) или по медицинским показаниям. Расторжение контракта может быть оспорено в суде, если:

    • не была проведена аттестация сотрудника, подтверждающая отсутствие у него необходимых знаний и квалификации, или процедура аттестации была нарушена (п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ);
    • нет медицинского заключения, которое бы подтвердило наличие проблем со здоровьем, которые препятствуют выполнению работы (п. 8 ст. 77 РФ).
  4. Незаконное увольнение на испытательном сроке.

    Сотрудник будет снова допущен к работе по решению суда, если за 3 дня до увольнения ему не предоставили мотивированное уведомление о том, что он не справляется с должностными обязанностями (ч. 3 ст. 71 ТК РФ), а также отсутствуют письменные подтверждения того, что работник не справился с испытанием.

  5. Трудовой договор расторгли во время пребывания работника на больничном или в отпуске, за исключением случаев, когда предприятие ликвидируется или ИП прекращает свою деятельность.
  6. Невыплата заработной платы за отработанные дни, компенсации за неиспользованный отпуск или выходного пособия в случае сокращения. Напоминаем, что при сокращении уволенный сохраняет заработную плату на период трудоустройства до трех месяцев после сокращения (ст. 178 ТК РФ). Также ему полагается выходное пособие, размер которого, по общему правилу, составляет среднемесячный заработок (ч. 4 ст. 178 ТК РФ).

Правовые последствия незаконного увольнения работника

Если сотрудник считает, что с ним расторгли контракт незаконно, то он имеет право обратиться в комиссию по трудовым спорам либо подать иск в суд с требованием о восстановлении на работе и выплате ему среднемесячной заработной платы за вынужденный прогул (ст. 394 ТК РФ).

Если после возникшего конфликта работник не захочет возвращаться, то произвести все необходимые выплаты работодатель все равно обязан.

Такой же инструмент защиты предусмотрен и в случае незаконного перевода на другое рабочее место либо при неправомерном увольнении в порядке перевода в другую фирму.

Стоит отметить, что если за время вынужденного прогула были увеличены тарифные ставки, то средняя зарплата должна быть пересчитана в соответствии с повышенными тарифами.

В качестве основания для восстановления в должности и выплате компенсации будет выступать решение суда и исполнительный лист (ст. 428 ГПК РФ).

Помимо компенсации за прогул, работник имеет право потребовать у организации возместить ему моральный вред. Размер морального ущерба определяется либо соглашением сторон, либо через суд и взыскивается независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ст. 237 ТК РФ).

Что касается оформления записи в трудовой книжке, то если работник решит воспользоваться возможностью возвращения на работу, руководитель организации обязан внести в нее пометку о том, что запись об увольнении является недействительной. Если же сотрудник предпочтет уйти, то по его заявлению орган, рассматривающий трудовой спор, может принять решение об изменении формулировки основания увольнения на «увольнение по собственному желанию».

Исковое заявление о восстановлении на работе

Источник: https://ppt.ru/art/uvolnenie/posledstviya

Расторжение трудового договора за хищение по месту работы

Могут ли нас уволить по статье и каковы последствия?

Опытные работодатели знают, что уволить работника за совершение по месту работы хищения чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения далеко не так просто, как кажется, даже если на руках есть неоспоримые доказательства его вины.

Основная причина в том, что для увольнения необходим вступивший в силу приговор суда или постановление судьи и должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Из статьи вы узнаете, какие ошибки чаще всего допускают работодатели и как их избежать.

За что можно уволить работника

Совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения является безусловным основанием увольнения работника. Согласно указаниям Пленума Верховного Суда РФ в качестве чужого имущества следует расценивать любое имущество, не принадлежащее данному работнику.

Это может быть имущество работодателя, других работников и даже лиц, не являющихся сотрудниками данной организации. Для увольнения по названному основанию важно лишь, чтобы указанные действия были совершены по месту работы (п. 44 постановления от 17.03.

2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», далее – Постановление Пленума ВС РФ № 2).

Вместе с тем следует учитывать, что перечень деяний, дающих основание для увольнения работника, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Проиллюстрируем на конкретном примере типичную ошибку работодателя, связанную с квалификацией деяния, совершенного работником.

Судебная практика

Показать

Истица работала в МОУ Усть-Ордынская средняя общеобразовательная школа № 1 имени В.Б. Борсоева в должности главного бухгалтера. Приговором Эхирит-Булагатского районного суда она была осуждена за совершение служебного подлога по ч. 1 ст. 292 Уголовного кодекса РФ (УК РФ). После этого она была уволена в соответствии с подп. «г» п.

6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, т.е. в связи с совершением по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением органа, уполномоченного на применение административных взысканий.

Уволенная работница обратилась с иском в суд о признании приказа об увольнении незаконным и восстановлении на работе с оплатой вынужденного прогула.

Она указала, что не совершала по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, не уничтожала и не повреждала чужое имущество, а приговор суда установил ее вину в совершении служебного подлога.

Рассматривая дело, суд согласился, что ни определением судебной коллегии, ни приговором Эхирит-Булагатского районного суда истица не признавалась виновной в совершении хищения, растраты, умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества.

Приговором суда, оставленным без изменения судебной коллегией по уголовным делам Иркутского областного суда, истица признана виновной в совершении служебного подлога из иной личной заинтересованности, которая, как установлено приговором, выразилась в стремлении избежать ответственности за нарушение трудового законодательства, сохранить получаемый заработок за выполнение работы бухгалтера, придать видимость соблюдения трудового законодательства путем предоставления отпуска. Соответственно, ни фактических, ни юридических оснований для увольнения истицы по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ у ответчика не имелось1.

Таким образом, иные противозаконные деяния помимо прямо названных в рассматриваемой норме, пусть даже и совершенные в корыстных целях, не могут являться основанием для увольнения работника. Например, взятка или коммерческий подкуп (так называемые «откаты») хотя и причиняют имущественный ущерб работодателю, но не дают ему возможности уволить работника-правонарушителя.

Хищением по смыслу действующего уголовного законодательства являются составы преступлений, предусмотренных ст. 158 (кража), 159 (мошенничество), 160 (присвоение и растрата), 161 (грабеж), 162 (разбой) УК РФ.

КоАП РФ предусматривает административную ответственность за мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений. Подробнее об этом можно прочитать в ст. 7.27 КоАП РФ.

Кроме названных выше деяний, согласно подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, основанием увольнения работника является совершение им умышленного уничтожения или повреждения имущества. Уголовная ответственность за данное деяние предусмотрена ст. 167 УК РФ (умышленные уничтожение или повреждение имущества), а административная – ст. 7.17 КоАП РФ (уничтожение или повреждение чужого имущества).

Соответственно, увольнение работника по данному основанию возможно только в том случае, если он привлекается к уголовной или административной ответственности конкретно по названным выше составам.

Документальное основание увольнения

Часто бывает, что работодатель, зафиксировав факт хищения, например, на камеру внутреннего наблюдения, издает приказ об увольнении провинившегося работника. Доказательства ведь неопровержимы.

Однако суд восстановит последнего на работе, поскольку уволить по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ можно лишь за совершение указанных деяний, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Читайте статью «Вводим систему видеонаблюдения на предприятии» в журнале № 8’ 2012

Судебная практика

Показать

Истец обратился к ЗАО «Катавский цемент» с иском о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула и возмещении морального вреда. Истец был уволен с ЗАО «Катавский цемент» по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ за совершение по месту работы хищения чужого имущества. Основанием для издания приказа явились служебная записка начальника отдела организации труда и учета персонала, заключение служебного расследования, письменные объяснения четырех работников.

В заключении служебного расследования указано, что хищение двух новых колес было организовано истцом, и потому недопустимо, чтобы он во время расследования уголовного дела продолжал работать руководителем цеха, поскольку может оказать воздействие на свидетелей хищения, а сам факт его нахождения на рабочем месте создаст нездоровую обстановку не только в цехе, но и на предприятии в целом.

Суд, рассматривая дело, указал, что юридически значимым обстоятельством для увольнения работника по рассматриваемому основанию является вступивший в законную силу приговор суда или постановление компетентного органа о наложении административного взыскания. Ни того, ни другого ответчик суду не представил, поэтому увольнение истца было признано незаконным и необоснованным2.

С другой стороны, для увольнения по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не требуется применения к работнику каких-либо мер уголовной или административной ответственности.

Глава 11 УК РФ содержит перечень обстоятельств, когда лицо, хотя и признанное виновным в совершении уголовного преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности.

Например, человек, впервые совершивший преступление небольшой тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если после его совершения он добровольно явился с повинной, способствовал раскрытию преступления, возместил причиненный ущерб или иным образом загладил причиненный вред (ст. 75 УК РФ). Кроме того, лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный последнему вред (ст. 76 УК РФ) и т.п.

Другими словами, для увольнения по рассматриваемому основанию достаточно, чтобы компетентным органом был установлен лишь факт совершения хищения, растраты, уничтожения или повреждения имущества, а привлечения к уголовной или административной ответственности не требуется. Поэтому лицо, освобожденное от ответственности, также может быть уволено по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

В то же время если уголовное дело прекращается, например, вследствие истечения сроков привлечения к уголовной ответственности, то факт совершения хищения не может считаться доказанным.

Судебная практика

Показать

Истец обратился в суд с иском к бывшему работодателю о защите трудовых прав. В обоснование заявленных требований он указал, что был уволен в соответствии с подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Основанием для увольнения явилось постановление о прекращении уголовного дела за истечением срока давности привлечения к ответственности.

Вступившего в законную силу приговора суда в отношении истца не было.

Представитель работодателя пояснила, что по факту хищения денежных средств была назначена служебная проверка, по результатам которой была установлена вина истца в хищении денежных средств ответчика, были приняты решения о взыскании с истца причиненного ущерба в судебном порядке и о применении к работнику дисциплинарного взыскания в виде увольнения.

Основанием для увольнения явилось хищение денежных средств.

Уголовное преследование в отношении истца прекращено по нереабилитирующим основаниям – в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, а это возможно лишь в случае согласия лица на такое прекращение, что в свою очередь предполагает добровольное признание себя виновным в совершении преступления.

Рассматривая дело, суд отверг довод ответчика о том, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не освобождает работника от ответственности, поскольку для увольнения по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ необходимым условием является наличие вступившего в законную силу приговора, устанавливающего вину работника в совершении преступления.

Суд отметил, что в отсутствие приговора суда, устанавливающего вину лица в хищении имущества, увольнение по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным.

Расширительное толкование ответчиком указанной нормы как позволяющей увольнение за хищение на основании постановления органа предварительного расследования о прекращении уголовного преследования является неверным толкованием нормы права3.

Мнение

Показать

Александр Золотовский, частнопрактикующий юрист

Не стоит забывать и о других обязательных документальных основаниях для увольнения. Согласно ст. 193 ТК РФ работодатель обязан затребовать с нечистоплотного сотрудника письменное объяснение до применения дисциплинарного взыскания.

Если объяснения в письменной форме не будет, даже при наличии вступившего в силу приговора суда суд может восстановить «несуна» или вредителя чужого имущества на работе, а также взыскать оплату за время вынужденного прогула и сумму возмещения морального вреда.

Не забудьте также о двух днях, положенных законом на предоставление объяснительной записки от работника.

Некоторые эксперты, говоря о сроках предоставления объяснения, отмечают, что запросить его с работника надо после вступления в силу приговора суда, однако это не совсем верно.

Достаточно будет запросить объяснение с работника после установления факта совершения хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения на предприятии, например, в акте инвентаризации или заключении служебной проверки.

Если же работодатель сомневался в виновности лица, и о том, кто совершил хищение, ему стало доподлинно известно только после вынесения приговора, то требовать объяснение надо после вступления приговора в силу.

Сроки привлечения к дисциплинарной ответственности

При увольнении по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ необходимо соблюдать правила наложения дисциплинарного взыскания, закрепленные ст. 193 ТК РФ, в том числе и сроки его назначения – один месяц со дня обнаружения проступка (один месяц со дня вступления в законную силу приговора суда).

При этом нужно иметь в виду, что в сроки не включается время производства по уголовному делу.

Отведенный законом для применения такой меры дисциплинарного взыскания месяц исчисляется со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления органа, уполномоченного на применение административных взысканий.

Судебная практика

Показать

Работник обратился в суд с иском к ОАО «МК «Шатура», ссылаясь на то, что в соответствии с приказом работодателя он был уволен с должности водителя погрузчика склада готовой продукции по подп. «г» п. 6 ч. 1 ст.

81 ТК РФ за совершение по месту работы хищения чужого имущества, установленного вступившим в законную силу приговором суда.

Истец попросил восстановить на работе, признать запись в трудовой книжке об увольнении недействительной, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и возместить моральный вред.

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=11383

Глав-книга
Добавить комментарий