Как можно остановить судебный беспредел?

Польское правосудие: «абсолютно исключительная каста» творит беспредел

Как можно остановить судебный беспредел?

17 мая 2019
09:52

Защитники демократии в Польше вместе с судьями, которые сами себя за глаза называют «абсолютно исключительной кастой», с пеной у рта кричат о независимости судов как гарантии демократического общества и государства. Однако результаты деятельности польской судебной системы плачевны.

Ее символом стала бесконечная волокита в самых простых делах, а «независимость» судей на практике сводится к их безответственности и безнаказанности даже за самые идиотские приговоры и решения, которые регулярно будоражат общественное мнение.

Особенно красноречивы два последних примера: как выяснилось, за тюремной решеткой можно просидеть 18 лет, и даже 20 лет по приговору к пожизненному заключению, будучи при этом абсолютно невиновным!

Если кто-то думал, что репрессирование граждан государственной махиной с использованием психиатрии и при решающей роли судов — это кошмар бесповоротно минувшего прошлого, то оказывается, что он глубоко заблуждался.

В Польше такие факты стали достоянием гласности несколько лет назад, в рамках санации государства после восьмилетнего правления считающей себя либеральной и проевропейской «Гражданской платформы».

За попытки обнародования фактов хищения государственных средств, мелкую кражу в магазине или просто по жалобе влиятельных соседей люди многие годы (даже по 12 лет!) проводили в застенках психушек, где их зверски обрабатывали различными изощренными методами.

Поляков шокировали драматические истории с «правосудием» в главной роли, ставшие достоянием гласности буквально одна за другой.

Томаш Коменда в 2004 году (ему было 23 года, когда его задержала полиция) был приговорен к 25 годам лишения свободы за варварское изнасилование и убийство 15-летней девушки в новогоднюю ночь 1996/1997 года. Молодой человек провел в тюрьме 18 лет, когда вдруг оказалось, что он… невиновен.

Во время судебного процесса казалось, что Томаш случайно попал на скамью подсудимых.

Двенадцать (!) человек подтверждали его алиби (что новогоднюю ночь он провел в совершенно в другом месте), но судьи им не поверили, а прокуратура запугивала тем, что возбудит против них уголовные дела за дачу ложных показаний.

И хотя, как говорил тогда один из следователей, преступник оставил такие следы, «как будто расписался», многие из этих следов были затоптаны, в итоге «удобнее» всего для слепой Фемиды оказалось приговорить 20-летнего паренька к четвертьвековому заключению.

В тюрьме Томаш прошел через все круги ада. С одной стороны, педофилы и убийцы малолетних по воле преступных авторитетов находятся на самом дне тюремной иерархии со всеми вытекающими последствиями — изощренными физическими и психическими издевательствами.

С другой стороны, служба тюремных надзирателей также особыми симпатиями к Коменде, как и другим преступникам из этой группы, не пылала: и свидания с родственниками были ограничены, а информация о том, за что он сидит, быстро попадала к тюремным авторитетам.

В итоге две попытки покончить с собой — как результат безнадежного и плачевного положения Томаша Коменды.

Однако напрасным было ожидание после столь зрелищного провала судебной системы хотя бы тени самокритики со стороны ее представителей.

Вынесенный приговор был последствием «волны ошибок», а судьи, приговорившие невиновного человека к столь серьезному наказанию, «вероятно, действовали под давлением» — такими пустяковыми причинами объяснил действия своих коллег во время рассмотрения этого дела в прошлом судья, который сейчас распорядился выпустить Коменду на свободу.

Невинно приговоренный Коменда успел уже вместе со своим адвокатом (что совершенно курьезно, бывшим министром юстиции) выступить с иском за потерянные 18 лет жизни, включая все тюремные страдания.

Оценил их в примерно 18 млн злотых (около 5 млн долларов), по миллиону злотых за каждый год лишения свободы. Безусловно, никакие деньги не вернут ему молодости, а самое главное — компенсацию выплатит ему государственная казна за счет денег польских налогоплательщиков.

Карманы судей, натворивших такую беду в человеческой судьбе, как всегда, останутся нетронутыми.

Другая история и очередной провал правосудия: 45-летний Аркадиуш Краска был приговорен к пожизненному заключению, отсидел 20 лет, и так же оказалось, что он был невиновен. Однако 20 лет тому назад следователи, а затем судьи признали его виновным в двойном убийстве: это был расстрел двух автомобильных воров в сентябре 1999 года.

Хотя Краска тогда ангельским поведением не отличался (на его счету уже было несколько судебных приговоров), его случай также показывает очень темные пятна и на мундирах полицейских, и на мантиях судей. Краска также имел алиби на роковые часы — судьи в это алиби также не поверили.

В лабораторию криминалистики была выслана подмененная запись с уличной системы наблюдения (не та, на которой был записан сам расстрел), были подменены протоколы показаний свидетелей, гильзы от пистолета «кто-то» подбросил в другое место.

Был подкуплен даже работник морга, который показал тела убитых, чтобы, в частности, узнать расположение огнестрельных ран на их телах, а подставленные свидетели могли убедительно говорить о стрельбе и обвинить в этом преступлении Краску.

Любопытно, что один из преступников, который пошел на сотрудничество с прокуратурой в попытке выяснить, кто стоял за этой операцией, внезапно — по официальной версии — покончил жизнь самоубийством в тюрьме. Теперь остается только гадать, кто ему в этом «помог».

Схожесть с предыдущей историей сводится к тому, что никто из представителей судебной системы не понесет ответственности за сломанную жизнь человека. Более того — судья, приговоривший Краску к пожизненному заключению, сделал хорошую карьеру: в 2017 году стал председателем окружного суда в Щецине.

А о своем приговоре 20-летней давности он говорит так: «На основании тех доказательств не можно было вынести иной приговор». При этом также без тени самокритики подчеркивает, что кто-то мог ввести суд в заблуждение путем фальсификации доказательств, и в этом случае суд мог стать жертвой обмана.

Такой судебный беспредел полякам уже давно надоел. Национал-консервативная партия «Право и справедливость» прекрасно отдавала себе отчет в том, что система правосудия в Польше — это одна из наиболее злокачественных опухолей на теле государства.

Поэтому с лозунгами ее серьезной реформы она шла к выборам в 2015 году и, в частности, поэтому выиграла и президентское, и парламентское ание. Однако реформа была проведена с профессионализмом сельской художественной самодеятельности.

Собственно говоря, это была даже не реформа, а попытка кадрового захвата в стиле: поменяем их «плохих» судей на наших «хороших», особенно на верхушке системы, прежде всего в Верховном суде.

Сталинский принцип «кадры решают все» оказался для «Права и справедливости» ловушкой.

Судьи солидарно и остро воспротивились всем попыткам оторвать их от престижных и привилегированных должностей, оппозиция на этом фоне раздула истерику, обвиняя правительство в нарушении конституции.

Ей удалось организовать уличные протесты и вынести конфликт на форум Евросоюза. В итоге даже эта неуклюжая реформа во многом провалилась.

Как показал последний опрос общественного мнения, проведенный буквально несколько дней назад, 75% поляков хотят настоящей и глубокой реформы судебной системы, чтобы эффективно бороться со злоупотреблениями со стороны «солидарной корпорации судей». Однако пока даже за свои совершенно очевидные преступления судьи не несут никакой ответственности, в том числе хотя бы дисциплинарной.

Прямо-таки вопиющим примером безнаказанности судей стала история кражи одним из судей банкноты в 50 злотых (чуть больше 10 евро) с прилавка автозаправки — эта сцена была записана системой наблюдения, а затем сотни раз показана миллионам телезрителей.

Позже поляки с недоумением выслушали решение об освобождении подозреваемого даже от дисциплинарной ответственности и увидели представителя Верховного суда, который, не стесняясь телевизионных камер и многочисленной публики, на полном серьезе оправдывал коллегу тем, что тот был «рассеян и перегружен работой».

Одним словом, чтобы привлечь судью к ответственности в Польше, по-прежнему необходимы обстоятельства, присущие ненаучной фантастике: к примеру, пьяный вдребезги судья сбивает на пешеходном переходе беременную монахиню при 50 очевидцах, а затем добивает ее из нелегального пистолета.

Александр Шторм, специально для EADaily из Варшавы

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/05/17/polskoe-pravosudie-absolyutno-isklyuchitelnaya-kasta-tvorit-bespredel

Остановить беспредел!

Как можно остановить судебный беспредел?

18 мая у посольства России в Киеве читали документальную пьесу Елены Греминой “Помолвка” о судебном процессе над узником Кремля. Событие состоялось под стенами бездушного символа тоталитарного государства…

Напомним, премьера спектакля “Война близко” состоялась в августе 2016 года в Московском независимом театре документальной пьесы Театр.doc, одна из частей которого была посвящена процессу над украинским режиссером, крымчанином Олегом Сенцовым и другими фигурантами дела “крымских террористов”.

“Помолвка” Елены Греминой – документальный проект, созданный по материалам судебного дела Олега Сенцова, Александра Кольченко, Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния. Война уже пришла, и у обычных ребят, попавших в радиус ее действия, – выбор. Тяжелый выбор”, – анонсировала афиша на сайте театра.

“Что делать, когда зло побеждает? Олег Сенцов – никого не убил, ничего не украл, приговорен к 20 годам и сидит на строгом режиме…

Мы играем спектакль “Война близко”, одна из частей которого посвящена делу Сенцова. …Чтобы хотя бы помнить, что это происходит, хотя бы не забывать”, – отметила художественный руководитель Театра.

doc Елена Гремина (16 мая эта смелая женщина отошла в Вечность).

Кстати, в Театре.doc регулярно проводились акции и представления в поддержку Олега и других политзаключенных. Смерти Греминой и ее мужа Михаила Угарова напрямую связаны с политическими репрессиями в России.

В 2014 году театр впервые закрыли именно за акцию в поддержку Олега Сенцова. Позже Елена создала документальную пьесу о процессе над Сенцовым, Кольченко и Афанасьевым на основе интервью и документов, которую играли в Театре.

doc, напоминает «Крым.Реалии».

18 мая украинское театральное сообщество прощается с Еленой Греминой – выдающимся драматургом, режиссером, одним из лидеров движения “Новая драма” и оппозиционеркой путинского режима. Также эта дата – День памяти жертв геноцида крымских татар и 18 мая – пятый день голодает Олег Сенцов, который 3 года и 8 дней незаконно удерживается в российской тюрьме!

Украинские кинематографисты пришли под российское посольство в Киеве и прочитали пьесу “Помолвка”.

В этой акции приняли участие известные театральные актеры (сыгравшие в ленте “Киборги” режиссера Ахтема Сеитаблаева, которая признана лучшей в 2017 г.

на кинопремии «Золота Дзиґа»: Вячеслав Довженко, Роман Ясиновский и Андрей Исаенко), а также актер Театра на Подоле Александр Фоменко и популярный драматург, сценарист и актер Максим Курочкин.

Как подчеркнули деятели искусства: «Мы поддерживаем Олега Сенцова в его отчаянной борьбе за справедливость»!

«День», № 85 в материале «Акт не отчаяния, а силы» писал о том, что Сенцов объявил бессрочную голодовку, единственным требованием которой он назвал освобождение 64 украинских политзаключенных в России!

«Я, Сенцов Олег, гражданин Украины, незаконно осужденный российским судом, находясь в колонии города Лабытнанги, объявляю бессрочную голодовку с 14 мая 2018 года. Единственным условием ее прекращения является освобождение всех украинских политзаключенных, которые находятся на территории РФ». И в конце на украинском языке: «Разом та до кінця! Слава Україні!»

Сенцова сразу после начала голодовки изолировали в целях безопасности, за ним наблюдает медик. Его предупредили, что если здоровье ухудшится критически, то будут кормить принудительно, но пока речь идет только о медикаментозном кормлении. Претензий при этом к колонии у него нет.

В случае если его попытаются признать невменяемым (есть такая распространенная практика ФСИН борьбы с теми, кто объявил голодовку) и доставить в психиатрическую больницу, он напомнил, что в материалах его дела есть результаты психолого-психиатрической экспертизы, согласно которым он полностью вменяем…

Напомним, что недавно незаконно осужденный в России по обвинению в терроризме крымский активист Александр Кольченко написал письмо осужденному по тому же делу украинскому кинорежиссеру Олегу Сенцову, в котором сообщил, что готовится вернуться в штрафной изолятор…

«Я призываю международное сообщество продолжать давление на Кремль, чтобы украинские политзаключенные как можно быстрее вернулись домой, к своим семьям, – отреагировал у себя в ФБ Президент Украины Петр Порошенко. – Мы продолжаем бороться и прилагаем все усилия для освобождения всех незаконно заключенных украинцев, которых держат на территории оккупированного Крыма, Донбасса и на территории РФ».

Кстати, на Каннском кинофестивале в украинском национальном павильоне внимание посетителей привлекли к судьбе заключенного Москвой украинского режиссера и писателя Олега Сенцова.

На стенде представлена его книга рассказов в переводе на французском языке (издательство L'Harmattan, серия La Pr?sence ukrainienne), – сообщили в Ambassade d'Ukraine en France / Посольство Украины во Франции.

Также наши дипломаты распространили на французском языке заявление Комитета солидарности с крымскими заложниками с призывом к мировому сообществу присоединиться к освобождению Сенцова.

16 мая перед посольством России в Берлине прошел пикет в поддержку украинского режиссера Олега Сенцова и других политзаключенных в РФ. Об этом сообщает “Укринформ”.

Акция состоялась при поддержке международной организации Amnesty International, которая привлекает внимание к нарушениям прав человека. Участники держали плакаты с фото Сенцова и призывами освободить его и других 64 заключенных в РФ.

Активисты подчеркнули, что они серьезно обеспокоены информацией о том, что накануне Сенцов объявил бессрочную голодовку.

Кроме того, на этой неделе в Берлине состоялись показы фильма российского режиссера Аскольда Курова “Процесс” об Олеге Сенцове. 17 мая фильм показали в Гамбурге (с конца 2017 года ленту демонстрировали в нескольких городах.

Эти показы инициированы бывшим депутатом Бундестага, руководителем аналитического центра Liberale Moderne Марилуизой Бек. “Я бы хотела, чтобы как можно больше людей в Германии увидели эту сторону системы президента РФ Владимира Путина.

Мы не должны коллаборироваться с ней”, – сказала БЕК.

«Заключенные украинский режиссер Олег Сенцов и активист Владимир Балух, которые проводят голодовку, должны чувствовать поддержку со стороны Украины», – об этом в эфире “5 канала” заявил заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз.

– Надо Сенцову дать посыл, что отчаяния быть не должно. Это борьба, и она может длиться определенный период, но то, что мы всех вытащим и этого террориста [президента РФ Владимира Путина] заведем в тупик и освободим свои территории – это однозначно.

20 лет Сенцов точно не будет сидеть!”

Также Чийгоз уверен, что всех остальных политзаключенных тоже вернут из РФ в Украину. “И Сенцов, и Балух – сегодня это их фронт, а, чтобы они победили на этом фронте, мы все должны дать им силу.

Мы должны убедить их, что, чтобы победить, им надо выжить, а чтобы выйти на свободу – надо иметь здоровье.

Ммы должны их убедить, что мы их борьбу достойно оцениваем”, – объяснил заместитель председателя Меджлиса.

Министр иностранных дел Павел Климкин, который сейчас находится в Дании в качестве участника в министерском заседании Совета Европы, на своей странице в написал: «На министерском заседании СЕ в Дании будем говорить о пленниках Кремля. Это уже не о политике, а о жизни и судьбах людей. О. Сенцов – бессрочная голодовка, пока РФ не освободит всех незаконно удерживаемых украинцев. В. Балух тоже. У. Абдуллаев в крит. состоянии. Должны вместе остановить беспредел РФ»!

Источник: https://m.day.kyiv.ua/ru/photo/ostanovit-bespredel

Президенту РФ Путину В.В.: Требоваение к правительству – остановить судебный произвол

Как можно остановить судебный беспредел?

В целях совершенствования российского правосудия, борьбы с коррупцией, защиты конституционных прав, в связи с огромным количеством невинно осужденных!

Я, Екимова Ирина, мать осужденного, пишу от лица всех родственников осужденных, пострадавших от правового беспредела в России, не согласных с осуждением ввиду недоказанности преступлений, фальсификации доказательств, подлогов и других нарушений закона УК РФ, УПК РФ, а так же конституционных прав.

Решения судов и надзорных инстанций, как правило, основаны на неясных (не четко сформулированных) и противоречивых положениях Закона и Конституции РФ. Явное нарушение конституционных прав не просто на обжалование решения суда, а прав на объективное разбирательство конкретного дела с обоснованием каждого вывода этого суда согласно закону.

Почему суды считают возможным вместо обоснования писать отписки и нарушать тем самым закон? Главное что суды кассации и надзора нарушают право человека получить в конечном счете справедливое и обоснованное решение.Судебный произвол это норма,а справедливое решение-исключение из правил.Особенно ст.17ч.

1УПК, которая постулирует:”Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью”.Понятия “Внутренние убеждения” и “совесть” не определены в УПК РФ.

На мой взгляд, то что решение суда”может быть обжаловано” в другой суд или вышестоящую инстанцию,нисколько не гарантирует гражданину”судебную защиту его прав” .Если я имею право пожаловаться, а мне имеют право отказать в объективном разбирательстве, то это мое право совсем ничего не стоит.

Из прокуратуры”футболят”жалобу в СУ СК или в ОВД или в нижестоящую прокуратуру.Высший суд в дело, решенное в первой инстанции,просто не вникает.Ни один суд в нашем случае не рассмотрел мои аргументы в защиту сына,не ответил на них обоснованно.В таком случае, искать защиту от судейского произвола просто негде.

Ст.49КРФ 1 Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным,пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.2 Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.3 Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Но в настоящее время, эта статья КРФ нарушается в судах наиболее часто.По крайней мере,в нашем деле, да и в остальных, не сомневаюсь, действовала антизаконная “презумпция виновности”. В нашем примере следователи во время следствия объявили сына преступником и сообщили, что он во всем сознался, не смотря на крайнее удивление потерпевшей.

Почему же суды столь сильно отклоняются от закона? Неясность и недоопределенность законов и наличие противоречий между ними;закрытость судебной и правоохранительной системы в целом от конструктивной критики и аудита их решений сторонней организацией;наличие системы поощрения следователей,прокуроров и судей за обвинительные приговоры.

Все эти причины приводят к тому,что судья, в конечном счете,фактически никогда не утруждает себя обоснованием своих решений:просто отбрасывает все доказательства со стороны защиты, которые не подтверждают его версию;предположения превращаются у него сказочным образом в достоверные факты,а все доводы защиты рассматриваются как “попытка уйти от ответственности”.

Судья по факту, делает все, чтобы ограничить права подсудимого на защиту.Например,само наличие”обвинительного заключения”(ст.220УПК РФ) в отношении гражданина, является нарушением презумпции невиновности, поскольку объективно вменяет ему вину в противоречие к тому же со ст.5ч.2УК РФ. Конституция РФ в ст.50ч.

2 определяет:” При осуществлении правосудия не допускается использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона”. Во многих делах ни одно из нарушений не повлияло на решение суда, не привело к исключению доказательств, полученных с этими нарушениями.Не привело к пересмотру приговора и решений судов.

Действующий механизм проверки судебного решения(апелляция, кассация,надзор)нисколько не спасает ситуацию, часто закрепляя неправосудное решение, принятое нижестоящей судебной инстанцией.Эффективность правозащитной системы в этом случае стремится к нулю, нарушая основные права и свободы граждан.

Статья 80ч.2Конституции РФ гласит:”Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина”В ст. 82ч.1 КРФ президент клянется”уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию РФ”.В противоречии с данной статьей, статья 120 ч.

1КРФ утверждает,что”Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону”.Таким образом,у Президента РФ нет ни одного реального конституционного механизма(помимо помилования)вмешаться в независимое от власти и от Президента правосудие и осуществить свою обязанность и право быть “Гарантом Конституции”.

На основании этого осужденным отказано в помощи президента.То есть, он не может выполнить свою основную функцию и защитить права народа на справедливое и объективное судебное разбирательство, гарантированные нашему народу Конституцией РФ.

Это дезинформирует общество, предполагая,что любой гражданин может обратиться к президенту за защитой своих прав и свобод, а главное, получить эту защиту.Но, поскольку, гарантия прав и свобод человека предполагает наличие у Президента механизмов обеспечения этой гарантии ,а этих механизмов в данное время не существует, то данная гарантия,де-факто,является пустым обещанием.

В УПК РФ нет реальных механизмов, чтобы привлечь судью по ст.305 УК РФ за не правосудное решение(приговор),за то, что он исковеркал чью-то судьбу и возможно не одну.

Человек,пострадавший от не правосудного решения судьи,оказывается в замкнутом круге-он никак не может доказать неправосудность, поскольку приговор суда вступил в силу и никто не желает разбираться, как и почему этот приговор возник.

Судья всегда может сказать в свое оправдание, что руководствовался совестью и внутренним убеждением, реально это приводит к повальному отсутствию каких-либо доказательств позиции суда.Чаще всего вместо доказательства судьями используется фраза:”Суд установил, что данное возражение защиты не нашло своего подтверждения”.

И эта фраза ни разу не сопровождалась обоснованием, почему же конкретно мое возражение суд отринул(хотя и подтверждение то было!). То есть, на любой аргумент обвиняемый может законно получить ответ судьи:”я так считаю”, и на этом вопрос исчерпан.

Следствие в нашем случае в деле нарушило не менее 20 положений Конституции РФ и УПК РФ, но ни разу добытые им материалы не были признаны недопустимыми.

Например, является ли допустимым доказательством показания обвиняемого, которые не совпадают ни с чьими показаниями и которые никто не может подтвердить? Или доказательством, показания потерпевшей, написанные самим следователем и ни чем не подтвержденные, кроме самого следователя? Откуда такое доверие следователю или они у нас все сплошь честные? Почему же один из обвиняемых говорит о том,что другой совершал преступление, а потерпевшая говорит, что не совершал.В результате,суд решил,что совершал. Или несогласие потерпевшей с письменными показаниями, данными ей якобы во время следствия, обвинение объясняет тем, что в результате получения потерпевшей черепно-мозговой травмой, она не помнит событий преступления, почему же обвинение не объясняет, как потерпевшая,будучи в состоянии алкогольного опьянения с черепно-мозговой травмой, под транквилизаторами могла дать такие четкие письменные показания, напоминающие почему-то милицейские(полицейские) сводки о розыске? Все это необъективно и противоречит презумпции невиновности.

Почему ни одно логическое обоснование защиты невиновности, основанное на элементарном здравом смысле, судом не принимается? Во многих делах прокуроры меняются как перчатки, фактически,на каждом заседании новый прокурор.

Такая частая замена приводит к поверхностному участию прокурора в деле,он,не присутствовав при допросе свидетелей, в принципе не может составить объективного мнения о том,говорят ли они правду или “подыгрывают” своей стороне. В протоколе судебного заседания не правильно бывают отражены как высказывания одной,так и другой стороны. Протоколы судебных заседаний искажаются.

Например, в нашем случае хотелось бы спросить судью, в чем конкретно сына обвиняют, почему в материалах дела несколько версий его действий и нет ни одного обоснования? Почему суд,не имея никаких доказательств его вины,продолжает разбирательство? Почему подсудимому,который совершил преступление, разрешается менять несколько раз показания и брать за основу последние, потому что они направлены на обвинение, и брать за основу “первые показания” потерпевшей, которых она не могла дать физически и игнорировать показания, данные ею в суде? А хотелось бы знать, чтобы эффективно защищаться,почему именно эта статья вменена в вину,почему этот факт отмели,а этот учли? На мой взгляд,такая ситуация провоцирует судью приводить аргументы в приговоре,нисколько не заботясь об их доказательности. Областной суд фактически,проверяет”законность,обоснованность,справедливость”приговора,исследуя только сам приговор,на выполнение формальных требований к нему,не заглядывая в само дело.Действительно,осужденный же! просил изменить приговор, с чего это суду изучать все дело в полном объеме? Суд ни разу не вернул в нашем случае дело прокурору при наличии многочисленных и серьезных нарушений УПК РФ в момент следствия. Он что,сам решает,какие нарушения закона считать существенными? Ввиду несовершенства российкого правосудия в каждом деле имеется масса таких же и других нарушений статей законодательства РФ, сломанных судеб и загубленных жизней, до которых нет никому никакого дела, в связи с чем и обращаемся в международные организации по защите прав человека и просим защитить наши права и права наших близких. На основании всего изложенного просим:1.Прежде всего, обеспечить исполнение требований Конституции РФ и иных законов всеми судьями, которые осуществляют сегодня в России надзор. 2. В порядке надзора пересмотреть все уголовные дела за последние 10 лет на предмет соответствия принимаемых по ним решениям требованиям Конституции РФ и иным законам. 3. Признать право на реабилитацию за всеми, кто был неправомерно осужден за деяния, которые не совершал, включая и тех лиц, чья виновность была установлена в совершении менее тяжких преступлений, а также возместить им имущественный и моральный вред. 4. Лишить статуса судьи тех лиц, что вынесли не правосудный приговор или иное судебное решение, а также рассмотреть вопрос о привлечении бывшего судьи к уголовной ответственности за вынесение заведомо не правосудных приговора, решения или иного судебного акта по ст. 305 УК РФ. 5. Запретить получать статус судьи бывшим работникам прокуратуры, МВД или аппарата суда. Судьями должны становиться лица, обладающие не только юридической квалификацией, понимающие и уважающие частные интересы, но и прошедшие годичную стажировку в ведущем ВУЗе, который подготовит их к исполнению обязанностей судьи. Лица, претендующие на должность федерального судьи, должны иметь опыт работы адвокатом или мировым судьей не менее пяти лет.6. Приостанавливать судебное разбирательство по делу, в случае заявления судье об отводе до принятия решения по заявленному отводу. 7. Запретить судьям самим рассматривать заявления об их отводе. Только председательствующий суда, либо квалификационная коллегия судей должна рассматривать заявление об отводе судьи. 8. Бездействие квалификационных коллегий по обращениям граждан на судебный произвол, рассматривать как самостоятельное должностное преступление.9. В системах судов общей юрисдикции и арбитражных судов создать специализированные административные суды, в компетенцию которых должно войти исключительно рассмотрение дел, вытекающих из административных и иных публичных взаимоотношений.Эти суды должны быть организационно обособлены от остальных судов соответствующих ветвей, т.е. обладать собственными высшими инстанциями (Верховный административный суд), субординацией, обособленным аппаратом,помещениями и иным имуществом.10. Ввести парламентский контроль за процессом реформирования судебной системы. Для этого – судей административных судов назначать Советом Федерации по представлению Президента РФ;- составы квалификационных коллегий судей должны утверждаться Президентом РФ, который формирует состав исполнителей судебной власти в России; – в процессе реформирования судебной системы, Преидент РФ использует свое право на возбуждение производства о прекращении полномочий судей, в случае неподчинения судьи требований Конституции РФ и иных законов. Жалобы в индивидуальном порядке будут направляться в прокуратуру, а так же в следственные органы, поскольку, прокуратура во множестве дел является заинтересованным органом, и не в ее интересах выступать обвинителем для своих же сотрудников. Просим всех, кто согласен, подписать обращение и привлечь своих знакомых, друзей и близких. Ссылка на источник http://www.odnoklassniki.ru/sovetmater/topic/62313753097636

Источник: https://secure.avaaz.org/ru/community_petitions/Prezidentu_RF_Putinu_VV_Trebovaenie_k_pravitelstvu_ostanovit_sudebnyy_proizvol/

Платежка за беспредел. Как закошмарить силовиков, кошмарящих бизнес

Как можно остановить судебный беспредел?

Воскресенье, 8 Июля 2018, 12:00

Может ли остановить правоохранителей, зарабатывающих на взятках за закрытие уголовных дел против бизнеса, персональная ответственность

Новый закон, получивший неформальное название “Маски-шоу стоп”, пока не смог прикрыть бизнес силовиков на уголовном преследовании предприятий. Более того, юристы уверяют, что обысков не стало меньше, а липовые уголовные дела, как и раньше, штампуются пачками.

Чтобы окончательно приструнить распоясавшихся правоохранителей, правительство сделало следующий ход – предложило парламенту ввести персональную материальную ответственность для представителя силовых органов, нанесшего ущерб компании своими неправомерными действиями.

Но сможет ли эта норма стать броней для бизнеса?

“Маски-шоу стоп” не испугали

В последние годы давление силовиков стало настоящим стихийным бедствием для легального отечественного бизнеса. Показательный пример: по данным Минюста, за три года количество обысков увеличилось в полтора раза. Если в 2014 г. правоохранители подали 67 тыс. ходатайств на проведение обыска, то в 2016-м – 96 тыс.

Схема, на которой зарабатывают силовики, проста и эффективна: против предприятия открывается уголовное дело, параллельно в ходе обыска изымаются документы, сервера, все, без чего “жертва” не может нормально работать. За разблокирование работы взимается мзда.

Плюс частенько у силовиков зависают конфискованные ценности (валюта, товар и т. д.).

Чтобы остановить произвол правоохранителей, правительство предложило законодательно усовершенствовать процесс досудебного следствия. 7 декабря в силу вступил новый закон “Маски-шоу стоп” (№ 7275), которым была введена обязательная техническая фиксация не только процесса принятия следственным судьей решения о проведении обыска, но и самого обыска.

Доказательства, полученные без такой фиксации, равно как и при обыске, на который не был допущен адвокат, не могут быть приняты судом. Помимо этого, новые правила устанавливают прямой запрет на изъятие оригиналов финансово-хозяйственной документации компании, попавшей под прицел силовиков. А также на повторное возбуждение закрытых уголовных производств.

Казалось бы, эти правила должны были надежно защитить бизнес от силового давления и отправить в прошлое позорную практику левого заработка правоохранителей. Однако статистика говорит о том, что проверенные схемы никуда не делись.

По данным Генеральной прокуратуры Украины, в мае этого года расследовалось 9793 уголовных дела по фактам преступлений в сфере хозяйственной деятельности, в этот же период прошлого года – 9165. Стабильно высокое количество расследуемых дел по экономическим статьям в стране, где теневая экономика составляет 45% официального ВВП (расчеты МВФ), еще можно объяснить.

Но до суда доходят лишь немногие дела: в этом году в суд с обвинительным актом было направлено 424 дела, в прошлом – 428, а закрыто, соответственно, 1272 и 1515 дел.

В целом же до суда стабильно доходит лишь около 20% от всех возбуждаемых по экономическим статьям дел.

Что может говорить либо о недопустимо низкой квалификации следователей, которые не умеют собрать достаточных доказательств, чтобы наказать нарушителей, либо о том, что дела массово открываются на ровном месте с одной целью – выжать деньги за их закрытие.

Не стало меньше после вступления в силу закона “Маски-шоу стоп” и обысков в компаниях. Если в прошлом году, по данным Минюста, было подано более 96 тыс. ходатайств о проведении обыска, то за шесть месяцев действия нового закона (с 7 декабря 2017 г. по 31 мая 2018 г.) – почти 40 тыс.

Как обходятся “неудобные” правила

Чтобы сохранить свои заработки, силовики либо игнорируют, либо удачно обходят законодательные нормы, защищающие бизнес. Например, с технической фиксацией судебного процесса было принято лишь чуть больше 65% решений о проведении обыска.

В Государственной судебной администрации Украины жалуются на нехватку аппаратуры и стесненные “жилищные условия” судов. Закон требует рассматривать ходатайства о проведении обыска исключительно в зале заседаний, где и должна вестись видеозапись процесса.

Но отечественные суды испытывают острую нехватку помещений, в том числе и под залы заседаний, а потому ходатайства частенько, как и раньше, рассматриваются в судейских кабинетах.

Юристы же говорят, что дефицит нужной техники и помещений – отговорки. “В настоящее время давление на бизнес не только не снизилось, но даже возрастает. Контролирующие органы (в особенности это касается СБУ и прокуратуры) чувствуют абсолютную безнаказанность, и это полностью развязывает им руки.

Зачастую правоохранительные органы “работают” в связке со следственным судьей, который в своем определении о проведении обыска пишет все, что только возможно, и по самым надуманным обстоятельствам. фиксация и присутствие адвокатов хотя и являются некоторым сдерживающим фактором, но все же не имеют решающего значения.

Ведь силовики делают то, что следственный судья уже “освятил” с их подачи.

При этом основным требованием со стороны следователей во время прессинга является не уплата налогов, а блокирование бизнеса и его разблокирование за плату, а иногда – просто блокирование бизнеса по “просьбе” конкурентов”, – поясняет Игорь Реутов, руководитель департамента АФ “Грамацкий и Партнеры”.

Иначе как объяснить, что, скажем, в Черновицкой области с технической фиксацией рассматриваются практически все ходатайства, а в Киеве из 7216 ходатайств (с начала действия закона по конец мая этого года) – только 3188, или всего 44%?

Причем обходить новые требования, оказывается, можно вполне законно. “Ст.

107 Уголовно-процессуального кодекса Украины предусматривает обязательное фиксирование с помощью технических средств уголовного производства во время рассмотрения вопросов следственным судьей (в том числе и ходатайств о проведении обыска), кроме рассмотрения вопросов о проведении негласных следственных (розыскных) действий – так называемых НСРД. Этим активно пользуются правоохранители, поскольку именно они принимают решения о проведении указанных действий. Очень много ходатайств о проведении обыска подаются в паре с постановлением о проведении НСРД, что позволяет не только провести заседание в закрытом режиме, но и в последующем запретить стороне защиты доступ к результатам технической записи с целью “недопущения разглашения ведомостей досудебного расследования”, – рассказывает юрист АФ Pragnum Алена Мичурина.

Или, скажем, при проведении обыска на крупной фирме, которая расположена на нескольких этажах, в помещение допускается один адвокат. Требования закона соблюдены? Безусловно. Сможет ли один адвокат, бегая по этажам, уследить (а тем более должным образом зафиксировать) за всеми нарушениями, допущенными силовиками при обыске? Нет.

По словам министра юстиции Павла Петренко, не останавливает правоохранителей, решивших замордовать предприятие ради отката, и действующий сейчас запрет на повторное открытие уголовного дела: достаточно поменять несколько слов в фабуле, и это уже будет считаться новым уголовным делом.

Причем “жертва” не может оспорить эти действия в суде.

Сколько стоит нарушить закон

“Шантаж уголовным преследованием на сегодняшний день приобрел еще больший размах, что обусловлено отменой моратория на проверки и активизацией правоохранителей и фискалов”, – констатирует управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз. Поэтому правительство предложило парламенту перекрыть существующие лазейки, позволяющие силовикам “работать” с бизнесом в обход закона.

Правки к закону № 7275 дают возможность подавать жалобу на безосновательное затягивание расследования уголовного дела. Сейчас такие расследования могут тянуться месяцами, и на это время предприятие может забыть о нормальном рабочем процессе.

Кроме того, по новым правилам ходатайствовать о закрытии уголовного дела смогут не только подозреваемые, но и потерпевшие – предприятия и лица, чьи интересы были ущемлены в ходе досудебного расследования.

Почему это важно? “В уголовных производствах по экономическим преступлениям длительное время может не быть подозреваемого, что позволяет правоохранителям осуществлять вызовы на допрос, обыски и арест имущества у целого круга хозяйствующих субъектов, которые, по мнению следствия (часто ничем не обоснованному), могут быть соучастниками правонарушения.

Ранее такие уголовные производства могли тянуться годами, и на протяжении всего этого периода бизнес, попавший в поле зрения следователей, находился под давлением”, – поясняет Алена Мичурина.

Но, пожалуй, самая главная новация – введение персональной ответственности для правоохранителей, незаконно прессующих предприятия.

“Сейчас за убытки, причиненные незаконными действиями должностного лица органа, который осуществляет оперативно-розыскную деятельность или досудебное расследование, должно платить государство, – поясняет Игорь Реутов.

– Государство, в свою очередь, имеет право регрессного требования к такому лицу. Но только если его признают виновным в уголовном преступлении”. Эта норма оставалась мертвой, поскольку получить обвинительный приговор суда по таким делам практически невозможно.

Если парламент поддержит законодательные правки правительства, зарвавшийся силовик будет покрывать убытки предприятия от своих незаконных действий по факту дисциплинарного расследования.

Алгоритм привлечения правоохранителя к материальной ответственности прост: пострадавшая компания подает жалобу в суд на действия следователя или прокурора. Если суд удовлетворяет жалобу предпринимателя или пострадавшего лица о нарушениях во время проведения следственных действий, в своем решении должен обязательно назначить служебное расследование.

Если дисциплинарное расследование подтвердит факты нарушений, виновный будет привлечен к дисциплинарной ответственности, что автоматически перекладывает на него и всю материальную ответственность за причиненные его действиями убытки. Причем возможность подать такую жалобу не имеет срока давности. “Проблема может возникнуть в процессе доказывания размера этих убытков.

Если из изъятого имущества ничего не пропало и оно было возвращено владельцу, то под ущербом понимается упущенная выгода, которую не так-то легко обосновать.

Кроме того, возникает вопрос – захочет ли предприятие, которое, пройдя все круги судебного ада, вернуло свое имущество, ввязываться в новый судебный процесс, тратить на это ресурсы, время и выходить на открытый конфликт с правоохранителями?” – говорит о возможных будущих сложностях Алена Мичурина.

“Основная проблема сейчас – это правовой нигилизм, несоблюдение закона со стороны государства. И вот с этим надо бороться в первую очередь”, – говорит старший партнер юридической фирмы “КМ Партнеры” Александр Минин. Возможно, страх персональной ответственности поумерит пыл зарвавшихся силовиков.

Тем более что руководству покрывать своих подчиненных во время служебного расследования тоже будет небезопасно.

Ведь в этом случае следующая жалоба может быть подана в суд уже непосредственно на “заботливого” начальника, который в этом случае рискует сам покрывать материальные убытки пострадавшей от расследования компании.

Впрочем, юристы не верят, что и эти новации смогут оставить травлю бизнеса силовиками ради личных заработков. “На мой взгляд, необходимо усилить ответственность следственных судей за вынесение определений на основании фантастических сценариев. Очищение судебного корпуса, к сожалению, не произошло надлежащим образом.

Возможно, создание Антикоррупционного суда может решить этот вопрос”, – считает Игорь Реутов.

Коллегу поддерживает Виктор Мороз: “Чтобы бизнесмены не боялись, что завтра к ним придут “товарищи в погонах”, эти самые товарищи должны ощущать реальность ответственности за злоупотребления и понимать, что у бизнеса есть реальные механизмы такой ответственности добиться. Поэтому кроме красивых норм, декларирующих защиту бизнеса, необходимо проведение реальной судебной реформы и реформы правоохранительных органов”.

Радикально решить проблему позволило бы создание в Украине Службы финансовых расследований, в результате чего СБУ и МВД лишатся возможности расследовать экономические преступления, а налоговая милиция будет окончательно похоронена. Но создание этого органа, как и эффективная судебная реформа, остаются заложниками политической воли.

Источник: http://www.dsnews.ua/vlast_deneg/platezhka-za-bespredel-kak-zakoshmarit-silovikov-koshmaryashchih-02072018220500

Светлана Калинкина: Лукашенко ни фига не понял в проблеме

Как можно остановить судебный беспредел?

Допустим, Александр Лукашенко действительно за справедливость. Допустим, он действительно решил разобраться с силовиками, которые «оборзели и обурели». Допустим, прошедшее на этой неделе разгромное совещание это не один из эпизодов предвыборного спектакля про доброго царя, а нечто большее.

Но тогда все происходящее означает, что Лукашенко ни фига не понимает в проблеме, за которую взялся.

Люди томятся в СИЗО; милиционеры фальсифицируют дела; ОМОН, СОБР или «Алмаз» могут вломиться в квартиру к мирному человеку со всеми вытекающими, но им ничего за это не будет; они могут избивать, провоцировать, давить, угрожать; они оборзели и обурели… Все перечисленное в докладе Лукашенко — правда.

Но абсолютно неверны выводы о причинах, благодаря которым все подобное стало возможным.

Александр Лукашенко в своем докладе апеллировал к статистике Верховного суда: мол, суды исправляют ошибки следствия, они оправдывают, они выносят определения… Нашел кого цитировать! Человек будто с Марса свалился на нашу грешную землю, где только судьи почему-то вдруг оказались честными и святыми. Но на самом деле примеры из категории «оборзели и обурели» просто не были бы возможны (или, по крайней мере, их было бы значительно меньше), если бы в Беларуси действительно был объективный справедливый суд.

Четыре года в СИЗО главного инженера МЗКТ Андрея Головача, которого впоследствии оправдали… Адвокаты на протяжении всего периода ареста в том числе через суд пытались оспорить меру пресечения, избранную следствием. Но суд только поучаствовал в травле заслуженного человека, только санкционировал беспредел.

Врач-педиатр Дмитрий Середа, к которому в квартиру ввалился «Алмаз», избив на глазах жены и детей, три года (!) ходил по судам, прежде чем смог добиться, чтобы суд удовлетворил соответствующую жалобу и отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, осуществлявших и санкционировавших это беспричинное маски-шоу… Три года (!) белорусский суд не видел того, что увидели все прочитавшие об этой истории.

Подростки-наркоторговцы, за которых заступился Лукашенко.

Какими бы циничными нелюдями ни были оперативники и следователи, которые просто выполняли план по раскрытию «особо опасных преступлений, ломая судьбы детей, но разве не по решению судов эти подростки были приговорены к огромным срокам заключения?… Поэтому не говорите мне про суд! Любой, кто так или иначе сталкивался с правоохранительной системой, понимает, что суд – последняя инстанция, на статистику которой следует ссылаться, пытаясь разобраться в «беспределе силовиков». И дело Андрея Головача в этом смысле просто чудо какое-то, бриллиант, который вдруг обнаружился среди груды вонючих гнилушек. Потому что в конечном итоге именно судьи на все закрывают глаза, пишут приговоры будто под диктовку прокуроров и оценивают доказательства «по своему внутреннему убеждению». Именно с молчаливого согласия и при поддержке бел сских судов «чистосердечное признание» на предварительном следствии стало главным доказательством, в подкрепление которому ничего не требуется. То есть, именно судьи санкционировали беспредел в отношении задержанных, когда ни в чем не повинного человека стало возможным обвинить в чем угодно, поскольку он якобы «признался». А вот как «признался», при каких обстоятельствах — это уже никого не волнует. В апреле этого года умер Михаил Гладкий, приговоренный к 8 годам за убийство, которого не совершал. Умер, так и не дождавшись от государства компенсации за вырванные из его жизни годы. Восемь лет (!) суд дал за убийство, в котором позже признался другой человек. То есть следователи, адвокаты, прокуроры, судьи, – все санкционировали приговор невиновному. Вот когда надо было бить в колокола, разбираться, устраивать разбор полетов. Потому что «чистосердечное признание», которое выдавили из пьяного и ничего не помнящего человека оперативники, стало причиной этой вопиющей истории. Но где там?! Именно «чистосердечное признание» и поставили Михаилу Гладкому в вину, отказав в выплате компенсации за незаконное осуждение. А сегодня Александр Лукашенко ищет инструменты, как вернуть правоохранительную систему в правовое русло, собирает совещания, ведет воспитательные разговоры с силовиками… Даже закон специальный писать собрался, чтобы заставить милицию нормально работать… Вот только пустое все это. Потому что, если есть намерение действительно изменить ситуацию к лучшему, то надо не справки Верховного суда цитировать, а именно с судебной реформы и начинать. Ведь именно деятельность судов стала камуфляжем происходящему, соответственно, камуфляжем является и судебная статистика. Если Андрея Головача задержали ни за что, без необходимых доказательств, то именно суд должен был отменить санкцию на «содержание под стражей». Если в действиях милиционеров, без дай-причины взявших штурмом квартиру мирного педиатра, усматривается состав преступления, именно суд должен был обязать (а не рекомендовать, как это происходит сегодня) уголовное дело возбудить. Если глупых подростков борцы с наркоторговлей решили выдавать за наркоторговцев, именно суды должны были этот беспредел остановить и инициировать проверку службы по наркоконтролю. Но что наши суды? А ничего! Они только узаконивали беспредел «именем Республики Беларусь». Нет в Беларуси полноценного суда. Соответственно, некого и цитировать. И если уж на самом деле решил разбираться в проблеме, то Лукашенко надо было не справку от Сукало читать, а письма в Администрацию президента с жалобами на милицейский и судебный беспредел. Правда, люди должны начать голодать, совершить нечто неординарное, вопиющее, чтобы в Администрации президента на такие письма обратили внимание. Их просто отфутболивают под тем предлогом, что судебная власть в Беларуси независима. Если независима от справедливости, то так оно и есть.

Про необходимость судебной реформы писать можно много. Потому что, если бы в Беларуси был настоящий независимый суд, то это позволило бы и беспредел местных властей остановить, и выборы провести, и инвестиции не из шарашкиных контор привлекать, а от серьезных компаний… Но пока все призывы реформировать судебную систему это всё – призывы в космос. Потому что с объективным, независимым и справедливым судом у нас будет другое государство. Но если правильный диагноз не поставлен, то и лечения правильного, как известно, нет. То есть государственный организм продолжает гнить дальше.

Статьи в рубрике “Мнение” отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Источник: https://udf.by/news/main_news/197915-svetlana-kalinkina-lukashenko-ni-figa-ne-ponjal-v-probleme.html

Глав-книга
Добавить комментарий