Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

«Доколе?», или К вопросу о размере присуждаемого морального вреда..

Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

Из определения Верховного Суда № 45-АПУ14-17:

«К. признан виновным в совершении иных действий сексуального характера с угрозой применения насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего, совершённые в отношении

лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста

, и осуждён по п. «б»
ч. 4 ст. 132 УК РФ.

По приговору суда с осуждённого К. в пользу потерпевшего в счёт
компенсации морального вреда постановлено взыскать 5000 рублей с зачислением денежных средств на лицевой счёт потерпевшего».

(см. Обзор практики ВС РФ, утв. Президиумом ВС от 24.12.2014, стр.78, п.16)

Верховный Суд отменил приговор, но по чисто процессуальным основаниям, а не по причине неадекватности суммы присужденного морального врела… 

                                                                   ***

В связи со всем этим вопрос: когда же эта порочная практика прекратится? 5000 рублей за ТАКОЕ. Разве это не позор? И таких дел много. Имя им легион. Люди гибнут, колечатся, теряют зрение, становятся жертвами сексуального или иного насилия….

Очень часто у этих бед есть конкретный виновник, насильник, убийца, пьяный водитель и т.п.. Очень часто он достаточно платежеспособен. Это может быть государство, крупная компания или просто состоятельный подонок. При этом реальные убытки жертвы незначительны, но моральные – колоссальны.

При попытке же взыскать моральный вред на основании норм ГК РФ большинство истцов по неким неписанным правилам получают судебное решение о взыскании сущих копеек… Получается, что в России жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, свобода не стоят ничего.

Человек, который незаконно содержится под стражей, получает каких-то 100-300 тысяч рублей за год, проведенный в российском СИЗО или тюрьме.

Интересно, соразмерная ли эта компенсация? Согласился бы сам судья провести год вместе с уголовниками в наших пыточных местах лишения свободы, разрушить свою семью и жизнь по цене поддержанных жигулей? Или стать инвалидом и всю свою жизнь провести в инвалидном кресле за 100 тысяч?

Меня честно говоря, не так сильно волнуют компенсации морального вреда по делам о диффамации, а вот все что связано с ущербом жизни, здоровью, лишением свободы или сексуальным насилием – это действительно проблема.

Сколько можно терпеть ситуацию, в которой базовые конституционные, естественные права человека не могут быть защищены, а жертва не получает фактически никакой компенсации или получает чисто символические суммы? Ведь это, с одной стороны, чистейшая несправедливость (право жертвы не восстанавливается и идея коррективной справедливости профанируется), а, с другой, провакация новых и новых нарушений (превентивный эффект снижается, а если публично-правовая ответственность отсутствует или оказывается также неэффективной – просто исчезает)…. 

Объективности ради надо сказать, что еа самом деле примеры нормальной практики возмещения морального вреда появляются (см. здесь, например), но они пока крайне редки.

Давно пытаюсь понять, в чем психологическая подоплека такой странной судебной практики.

Как минимум, со времен, когда сам, еще работая в практике, пытался взыскать моральный вред с транспортной компании, по грубой вине водителя которой погибла женщина, истекла кровью на глазах отца и дочери, но получил решение о взыскании сущих копеек…

Все мы, простые люди, юристы уже сколько лет возмущаемся этой всей ситуацией, демонстрирующей ничтожную ценность человеческой жизни в нашей стране. Я думаю, и самим судьям тоже в таких случаях совесть подсказывает присуждать больше. Так что же их сдерживает?

Предложу свое видение.

Причины этого грустного явления можно, наверное, описать в виде такой незатейливой истории:

Сцена 1: исторически моральный вред в СССР не взыскивался. Считалось невозможным оценивать вред жизни и здоровью в форме денежной компенсации. Традиции не сложилось.

Как работать с этим институтом в 1990-е годы, когда ГК признал возможность взыскания морального вреда, никто не понимал. Методичек не было. Рекомендаций в отношении определения суммы взыскания ВС не утверждал.

Это приводило к психологической настороженности.

Сцена 2: моральный вред – это нечто, не имеющее четких критериев оценки. Судья, рассматривающий такой иск, оказывается в некомфортном состоянии. От него требуется оценить обоснованность требований истца исключительно на основе собственной этической интуиции, включить внутренние весы корректирующей справедливости.

Для наших судей, преимущественно воспитанных в традициях крайнего позитивизма, это задача диссонирует с общепринятой судейской методологией. Если вопрос выбора тюремного срока в пределах, установленных УК, это нечто привычное, то произвольное по сути определение денежной компенсации это было нечто новое. Если бы закон поставил хоты бы какие-то лимиты, было бы проще.

А так: вот сколько стоит жизнь человека – как судье решить? Вопрос-то отчасти метафизический… В такого рода стрессовой ситуации судье, памятующему о том, что еще пару лет назад само взыскание морального вреда отвергалось нашим правом как нечто чуждое, оказалось проще недооценить, чем, не дай бог, переоценить.

Если он удовлетворит мало, в него вряд ли кто-то кинет камень. А вот если взыскать много, это уже может вызвать спор….

Сцена 3: так в середине 1990-х формируется некая традиция взыскивать мало. А далее запускается феномен path-dependence, эффект колеи. Практика сложилась. Это само по себе стало усиливать эффект, описанный в сцене №2.

И чем дольше эта ситуация сохранялась, тем более очевидно было судье, что отступление от этой традиции увеличивает вероятность отмены решения.

А так как никаких критериев оценки так и не появилось и она зависит от его чистого усмотрения, и никто не может судью обвинить в неправосудном решении, если он удовлетворит мало, то следование традиции оказывается самым безопасным и надежным вариантом.

Я абсолютно уверен, что большинство судей в иных условиях взыскали бы с насильника или убийцы в сотни раз больше, чем жалкие 2-3 тысяч долларов. Но оказавшись в заданных институциональных рамках они вынуждены следовать этой колее. Все-таки у нас судебная система, вертикаль так сказать, а не набор судей-мудрецов, решающих по справедливости поступающие дела без оглядки на вышестоящие инстанции. И наверное это в целом правильно….

А теперь к вопросу о том, как эту ситуацию можно изменить.

1) Поменять ее можно, вероятнее всего, только одним способом: практикой высшего суда.

Если Верховный Суд РФ в течение нескольких лет будет активно пересматривать решения нижестоящих судов о возмещении в пользу граждан копеечного морального вреда и четко каждый раз артикулировать “мало”, “мало”….

, а вслед за этим или одновременно издаст постановление Пленума, в котором даст некие ориентиры, ситуация может начать постепенно меняться..

Суды нижестоящих судов уловят сигнал, что в больших взысканиях нет ничего предосудительного и опасного для карьеры, что позволит им раскрепостить свое чувство справедливости и освободить практику от эффекта колеи…. Вопрос лишь в политико-правовой воле. Конечно, результат будет налицо не сразу, силы традиции не стоит недооценивать, но Верховный Суд сверху может запустить волну, которая рано или поздно дойдет до всех судей…

2) Есть еще вариант издать на уровне Пленума Верховного Суда РФ методичку с примерными размерами компенсации по наиболее типичным случаям. Смысл тут может быть такой, что взыскание в таких пределах презюмируется соразмерным. Или установить минимумы.

Такая практика есть в ряде европейских стран, Это задаст некие ориентиры… Интересные предложеения по закреплению определенной математической методики высчитывания морального вреда выдвигал в свое время профессор Эрделевский.

Я правда не уверен в этом варианте, но его можно, как минимум, обсуждать…

Возможны и какие-то иные рецепты. Но, как мне кажется, судам давно пора провести мозговой штурм и все-таки решить эту проблему….  

Так что если у кого-то есть альтернативное видение самой проблемы и ее причин, а равно какие-то идеи и предложения в отношении решения проблемы, кидайте их сюда. Может быть весной организуем круглый стол на эту тему…. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/12/26/dokole_ili_k_voprosu_o_razmere_prisuzhdaemogo_moralnogo_vreda

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Незаконное увольнение: проблемы доказывания морального вреда

Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

Владимир Алистархов, эксперт по вопросам правового характера
v.alistarhov@mail.ru

Как часто бывает, стороны не находят взаимопонимания мирным путем, и решение всех вопросов остается на откуп судье, который в соответствии с законодательством принимает то или иное решение, при этом доказательства по рассматриваемому делу оценивает согласно ст. 67 ГПК РФ по своему внутреннему убеждению и т.д.

Другими словами, в каждом решении суда, в той или иной степени, есть субъективное мнение судьи, но если это касается взыскания ущерба за нанесенный моральный вред работнику работодателем, то тут решение суда о размере компенсации отражает только субъективное мнение самого суда, и что с этим делать, никто не знает.

Материальный вред – с ним все ясно, так как он для работника (для суда) выражается в конкретных цифрах, подтвержденных документами. А какие доказательства привести для расчета размера компенсации за моральный вред (если это касается нравственных страданий работника)? Надо ли работнику это доказывать? Из чего вообще состоит моральный вред, и какова позиция суда по данному вопросу?

Эти и другие вопросы, прежде всего, необходимо знать работодателю для защиты своих интересов в суде, так как при определении субъективным способом размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику, страдают работодатели.

В зависимости от конкретной ситуации также могут пострадать и интересы работника. Например, работник был незаконно уволен.

Суд взыскал с работодателя в том числе компенсацию за моральный вред, но при этом урезал сумму требований по иску в части компенсации морального вреда на 50 %, что, конечно, не выгодно работнику.

Суду никак не доказать, какие на самом деле нравственные страдания пережил работник и его семья в связи с потерей работы, что, конечно, стоит той суммы за моральный вред, которая была указана в исковом заявлении. Отсюда и проблема как для работодателей, так и для работников.

В настоящее время российским законодательством не предусмотрено четких процедур расчета размера компенсации за моральный вред.

Нижеприведенные примеры наглядно показывают, как суды в зависимости только от своего субъективного мнения принимают решения о взыскании морального вреда, но страдают интересы как работника, так и работодателя.

Примеры из судебной практики.

1.

27 марта 2013 года Усть-Илимский городской суд Иркутской области вынес решение по гражданскому делу № 2-1285/2013 по иску работника к работодателю об удовлетворении частично требований работника о взыскании с работодателя заработной платы, компенсации морального вреда и судебных расходов.
Своим решением суд уменьшил сумму исковых требований работника по размеру компенсации морального вреда.

В обоснование своего решения суд указал, что работодатель причинил работнику нравственные страдания, связанные с ограничением прав работника, в том числе работодатель ограничил право работника на достойную жизнь, оплату труда, что повлекло страдания и переживания работника.

Также суд указал, что невыплата работодателем зарплаты, при отсутствии у работника других источников к существованию, создает психотравмирующую ситуацию для каждого человека.

В результате суд вынес решение с учетом нравственных страданий работника о взыскании с работодателя компенсации за моральный вред, но в меньшем размере, чем просил работник в исковом заявлении.

Судебное решение вступило в силу 02.07.2013 года.

2. 29 января 2009 года Велижский районный суд Смоленской области вынес решение по иску работника к работодателю о взыскании заработной платы, изменении даты увольнения и компенсации морального вреда.

Своим решением суд удовлетворил в полном объеме требования работника о взыскании заработной платы и изменении даты увольнения, но при определении размера компенсации за моральный вред пояснил следующее.

Работник за нарушение его трудовых прав просил в исковом заявлении взыскать с работодателя компенсацию за моральный вред в размере 10000 рублей. В своих письменных возражениях работодатель просил снизить размер компенсации до 1000 рублей, так как требование работника явно завышены и несоразмерны обстоятельствам.

В судебном заседании установлено, что работодатель нарушил трудовые права работника по выдаче трудовой книжки, и в связи с этим работник был незаконно лишен работодателем права трудиться и зарабатывать себе на жизнь.

По мнению суда «все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

По результатам суд взыскал с работодателя в пользу работника компенсацию за моральный вред в размере 3000 рублей.

Законодательное регулирование, связанное с возмещением морального вреда работнику.

Статья 151 Гражданского кодекса РФ устанавливает право работника на получение денежной компенсации в результате того, что работнику работодателем нанесен моральный вред.

Моральный вред работника может проявляться в страданиях физического и нравственного характера.

Статья 237 Трудового кодекса РФ устанавливает, что моральный вред при виновных действиях работодателя должен быть возмещен работнику в денежной форме.

Если между работодателем и работником есть спор касательно выплаты компенсации за моральный вред факт причинения морального вреда и сумма компенсации устанавливается в судебном порядке.

Суд, принимая решение о компенсации за моральный вред, учитывает степень виновности работодателя, а также степень страданий работника (нравственных и физических страданий).

Как следует из приведенных правовых норм, законодательством не предусмотрены специальные процедуры для определения степени нравственных страданий работников в результате нарушения их трудовых прав, и, соответственно, нет понятной схемы расчета размера компенсации за моральный вред в зависимости от степени нравственных страданий.

Позиция Верховного суда РФ по вопросам расчета компенсации морального вреда не вносит ясности при решении соответствующих проблем.

Правовая позиция Верховного суда РФ по вопросу возмещения морального вреда работнику.

Согласно п. 63 постановления от 17 марта 2004 г. N 2 Верховного суда РФ за незаконное увольнение работника или другое нарушение трудовых прав работника суд вправе взыскать с работодателя в пользу работника, помимо материального ущерба, компенсацию за причиненный моральный вред работнику.

Моральный вред должен быть возмещен в денежной форме, и при определении размера компенсации суд должен руководствоваться обстоятельствами каждого конкретного дела с учетом причиненных работнику страданий (нравственных, физических), степени вины работодателя и другого.

То есть, другими словами, Верховный суд РФ признает факт того, что нарушение трудовых прав работника является основанием для взыскания морального вреда с работодателя, но при этом размер компенсации морального вреда ставит в зависимость от конкретных обстоятельств дела.

С одной стороны, это правильно, так как дела бывают разные, но с другой это дает право любому суду определять размер компенсации за причиненный моральный вред так, как ему вздумается ввиду отсутствия какой-либо процедуры доказывания морального вреда, в том числе выразившегося в нравственных страданиях работника.

Суд не может оценить в полном объеме степень нравственных страданий работника и определяет размер компенсации за моральный вред, руководствуясь только доказательствами, которые не подтверждают нравственные страдания, а указывают лишь на наличие морального вреда.

Получается как в известном фильме: «Голова предмет темный и исследованию не подлежит». Так и нравственные страдания работника исследованию не подлежат, но это только доказывает субъективность при определении размера компенсации за моральный вред, бессистемные и не основанные на законе решения судов о взыскании морального вреда.

Непосредственно по недостаткам из судебной практики.

По первому вышеуказанному примеру из судебной практики суд удовлетворил исковые требования работника, указав, что работнику причинены нравственные страдания, но при этом в решении суда не указано, какие именно нравственные страдания испытал работник. Ссылка суда на то, что нравственные страдания связанные с ограничением права работника на достойную жизнь, оплату труда, не есть нравственные страдания работника.

Более того в своем решении суд, без заключения специалиста делает вывод о том, что невыплата работодателем зарплаты создает психотравмирующую ситуацию для работника.

Данный вывод суда является голословным и необоснованным, нарушающим права и интересы работодателя.

Суд вынес решение о взыскании компенсации морального вреда с работодателя, оценив доказательства по своему убеждению, но без указания на конкретные нравственные страдания работника и без заключения специалиста касательно психотравмирующей ситуации, что, как минимум, является спорным моментом.

При этом работодатель, в случае обжалования решения суда, практически лишен возможности добиться положительного результата, так как вышестоящий суд будет придерживаться мнения суда первой инстанции.

Также совершенно непонятно, чем руководствовался суд, уменьшая размер компенсации за моральный вред в сравнении с тем, что просил работник в исковом заявлении.

Во втором примере из судебной практики в большей степени нарушены права работника.

В своем решении суд указал, что работник был незаконно лишен права работодателем трудиться и зарабатывать себе на жизнь.
Из решения суда: «Все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания».

Указав на нравственные страдания работника, суд тем не менее уменьшил размер компенсации за моральный вред с 10 000 рублей до 3 000 рублей, что, конечно, было на руку работодателю.

Вынося решение о взыскании компенсации за моральный вред, суд, как следует из решения, не исследовал все обстоятельства, связанные с нравственными страданиями работника и его семьи в результате лишения возможности трудиться.

Кроме того, фразой «все это, безусловно, причинило ей нравственные страдания» суд без заключения специалиста делает вывод о нравственных страданиях работника, но ничего не говорится о степени и глубине нравственных страданий.

Как в первом, так и во втором случае суд исполняет роль своего рода специалиста-психолога, не определяя степень и глубину нравственных страданий работника, суд совершенно необоснованно назначает размер компенсации за моральный вред.
Как говорится, суд берет «цифры с потолка».

Совершенно остаются за рамками судебного заседания истинные проблемы семьи в результате нарушения трудовых прав одного из членов семьи.

При вынесении решений судами не учитывается тот факт, что работник и члены его семьи могли работать у работодателя, который его незаконно уволил, несколько поколений, и в результате увольнения страдает вся семья, в том числе несовершеннолетние дети.

Не учитывается и многое другое, что может повлиять на степень нравственных страданий работников и, как следствие, на размер компенсации за моральный вред.

То же самое касается и работодателя, так как защищать свои интересы приходится без твердых правовых позиций в связи с отсутствием четкого законодательного регулирования процедуры определения размера компенсации за моральный вред.

Следует отметить, что вся судебная практика по делам о взыскании компенсации за моральный вред носит неоднозначный характер, нарушает права сторон судопроизводства, которые вправе рассчитывать на законно вынесенное решение в результате изучения всех обстоятельств дела.

Рекомендации и возможные направления деятельности.

Российское юридическое сообщество, а также судебное сообщество и другие заинтересованные лица давно столкнулись с проблемой определения размера компенсации за моральный вред, в том числе наносимый работнику работодателем, но в настоящее время каких-либо подвижек с целью разрешения соответствующих вопросов нет.

В связи с этим представляется целесообразным рекомендовать следующее для целей усовершенствования законодательства с привлечением для решения вопросов научных сотрудников, специалистов-психологов, юристов и др.

1.

Разработать четкие критерии, которые будут определять наличие или отсутствие нравственных страданий работника в результате нарушения его трудовых прав, гарантированных законодательством.

2. Разработать процедуру, в соответствии с которой, в том числе будет определяться наличие критериев, указывающих на нравственные страдания работника.

3. При определении размера компенсации за моральный вред, помимо физических страданий гражданина, учитывать нравственные страдания в соответствии с критериями, от которых, в том числе может увеличиваться или уменьшаться сумма компенсации за моральный вред.

4. В процедуре расчета размера компенсации за моральный вред предусмотреть отдельным пунктом влияние морального вреда, нанесенного работнику, на его близких родственников, в том числе на несовершеннолетних детей.

5. Эти и другие всевозможные меры приведут к более системному подходу судов при рассмотрении вопросов об определении размера компенсации за моральный вред, нанесенный работнику работодателем.

Работникам будет легче рассчитать размер компенсации за моральный вред для подачи исковых заявлений в суды, и, соответственно, работодателям будет понятней в связи с какими нравственными страданиями с работодателя взыскана компенсация за моральный вред в пользу работника.

Источник: https://www.top-personal.ru/lawissue.html?2366

Можно ли взыскать моральный вред после ДТП?

Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

Телесные повреждения, испуг, волнение, нервные расстройства – это далеко не весь список проблем, с которыми сталкиваются потерпевшие в ДТП. Можно ли взыскать с виновного моральный ущерб за причиненный вред здоровью – вопрос, с которым обратилась в редакцию читательница газеты.
Полгода назад женщина пострадала в ДТП.

Сразу после аварии подписала отказ от материальных претензий. Однако вот уже шесть месяцев после аварии она не может придти в себя, жалуется на ухудшение здоровья. Появились за это время и претензии к виновному. Подобные истории совсем не редкость, но перед тем, как разобраться в указанной ситуации, важно четко представлять, что включает в себя понятие “моральный вред”.

Разобраться помог адвокат Минской областной коллегии адвокатов Виктор Песецкий. -Потерпевший в ДТП имеет право направить в суд иск о материальной компенсации морального вреда, – поясняет Виктор Викторович.

– Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания, выразившиеся в ухудшении здоровья, нервный стресс, травмы) противоправными действиями, то он вправе требовать от виновного денежную компенсацию указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, обстоятельства, при которых произошло ДТП, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Так же учитываются требования разумности и справедливости.

Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме и не зависит от подлежащего возмещению имущественного вреда. Исковое заявление, направляемое потерпевшим в суд, как правило, включает краткое изложение сути требований, предоставляемых виновнику ДТП, доказательства наличия нравственных и физических страданий.

К доказательствам относятся свидетельские показания, медицинские заключения о состоянии здоровья, вступившие в законную силу постановления суда о привлечении к административной ответственности или судебные приговоры и т.п.

С вопросом о том, может ли наша читательница в данной ситуации взыскать материальную компенсацию морального вреда, мы обратились к Евгению Георгиеву, который оказывает юридическую помощь в подобных делах. – Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (часть 3 статьи 968 Гражданского кодекса Республики Беларусь).

Даже по истечении шести месяцев после ДТП потерпевшая имеет право обратиться в суд с иском о возмещении морального вреда. Перед подобным обращением всегда следует оценить имеющиеся доказательства на предмет допустимости, достоверности и достаточности, поскольку в суде необходимо обосновать все обстоятельства, на которые ссылается истец.

Предоставляемые документы должны аргументировать размер требуемой денежной компенсации, а также доказывать причинение морального вреда. В случае вашей читательницы к таким документам могут относиться медицинские справки о состоянии здоровья потерпевшей, показания свидетелей об ухудшении ее состояния и другое.

Важно помнить, что любой случай возмещения морального вреда напрямую связан с установлением вины их причинителя.

Законом установлены случаи, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (например, вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате незаконного осуждения, задержания и др.).

Назвать сумму, на которую может в качестве компенсации морального вреда рассчитывать женщина, достаточно сложно. Все зависит от доказательств, которые будут предоставлены и приняты судом.

Судебная практика о взыскании морального вреда в Беларуси Как видим, получить материальную компенсацию морального вреда не так уж и просто.

К тому же подобные иски в Беларуси пока встречаются не часто, и у многих возникает вопрос о том, какую сумму денег нужно просить в качестве компенсации морального вреда. Вот пример из судебной практики, которым поделился с нами Георгиев Евгений Александрович.

– 28 декабря 2011 года молодой человек, управляя транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, совершил наезд на пожилую женщину. В результате ДТП потерпевшая получила телесные повреждения и с 28 декабря по 6 января 2012 года находилась на стационарном лечении. Водитель автомобиля не только не оказал ей первую помощь, но и скрылся с места ДТП.

Подавая иск в суд, женщина просила взыскать с виновного в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере 5.000.000 рублей. В результате судебного разбирательства иск был признан частично. При определении размера компенсации морального вреда суд принимал во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. В результате ДТП и его последствий женщина сильно испугалась за свое здоровье, пережила стресс, испытывала не только физическую, но и душевную боль. К тому же потерпевшая являлась инвалидом второй группы, находилась в преклонном возрасте. Получив телесные повреждения во время аварии, она провела праздничные новогодние дни на стационарном лечении. Близкие люди были вынуждены находиться рядом с ней. Размер морального вреда суд оценил в 2.500.000 рублей. Подводя итог, хочется порекомендовать нашей читательнице хорошо взвесить все за и против перед тем, как направляться в суд с иском о компенсации морального вреда. Если доказательств “физических и нравственных страданий” окажется недостаточно, в удовлетворении иска будет отказано, а время и силы, потраченные на подготовку документов, необходимых в суде, могут стать причиной новой “головной боли”.

Анастасия БАРЩЕВСКАЯ.

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/175791

Компенсация морального вреда в трудовых отношениях

Как аргументировать моральный ущерб в данной ситуации?

В исках работников к работодателям требование о компенсации морального вреда – отнюдь не редкость.

Расскажем о правовой природе морального вреда в трудовых правоотношениях и примечательных случаях судебной практики взыскания компенсации морального вреда.

Данные сведения помогут работодателю сориентироваться в ситуации судебного процесса с работником, ­спрогнозировать масштаб рисков и по возможности минимизировать их.

Практически каждый работник, обращаясь в суд с иском к работодателю, включает в свои исковые требования компенсацию морального вреда.

И, как правило, удовлетворяя основные требования сотрудников, суд взыскивает с работодателя и моральный вред.

Размер компенсации морального вреда обычно варьируется от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей, несмотря на то, что работники зачастую просят взыскать суммы на несколько порядков больше.

К счастью для работодателей, в нашей стране пока не прижилась практика взыскания миллионных сумм в возмещение морального вреда. Исключением является моральный вред, возникший вследствие причинения вреда жизни и здоровью истца, утраты им трудоспособности. Тут суд может ­взыскать десятки и даже сотни тысяч рублей в зависимости от «тяжести» случая.

Общие положения о моральном вреде

Начнем с того, что понятие морального вреда непосредственно в ТК РФ не раскрывается, следовательно, надлежит использовать то определение, которое дается в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ), поскольку оно универсально для любой отрасли права. Так, ст.

151 ГК РФ определяет моральный вред как физические или нравственные страдания, перенесенные гражданином в результате действий, нарушающих его личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие гражданину ­нематериальные блага, а также в других случаях, ­предусмотренных ­законом.

О компенсации морального вреда в результате нарушения имущественных прав гражданина сказано в ч. 2 ст. 1099 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, ­предусмотренных законом.

Перечислим основные принципы, в соответствии с которыми определяется размер компенсации морального вреда. Так, должны учитываться:

  1. степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства (ст. 151 ГК РФ);
  2. степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (ст. 151 ГК РФ);
  3. требования разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ);
  4. фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Кроме того, компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (ч. 3 ст. 1099 ГК РФ).

В некоторых случаях (ст. 1100 ГК РФ) моральный вред компенсируется даже независимо от вины нарушителя, например, в случае причинения ­вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной ­опасности.

Как видим, какой-либо универсальной формулы расчета компенсации морального вреда не существует, ее размер в каждом конкретном случае определяется индивидуально, на основании вышеперечисленных ­принципов. Не существует и ограничений по сумме компенсации ­морального вреда.

Регулирование морального вреда в трудовых правоотношениях

Моральный вред упоминается в ТК РФ в нескольких статьях. В ст.

3 ТК РФ, которая запрещает дискриминацию в сфере труда, говорится о праве лиц, подвергшихся дискриминации, требовать компенсации морального вреда. В ст.

21 ТК РФ, посвященной правам и обязанностям работника и работодателя, упоминается о праве работника на возмещение морального вреда и обязанности работодателя его компенсировать.

В ст. 394 ТК РФ («Вынесение решений по трудовым спорам об увольнении и о переводе на другую работу») установлено право работника требовать компенсацию морального вреда в случае незаконного увольнения или перевода на другую работу.

Основная же статья, регулирующая компенсацию морального вреда в трудовых правоотношениях, – это ст. 237 ТК РФ.

Там указано, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Важным разъяснением этой нормы служит п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.

2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст.

237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной ­платы).

Из вышеприведенного можно сделать следующие выводы:

  • моральный вред является следствием неправомерных действий либо бездействия работодателя;
  • моральный вред может компенсироваться и при нарушении имущественных прав работника;
  • порядок определения размера компенсации морального вреда – по соглашению сторон либо судом в случае не достижения соглашения;
  • при судебном порядке определения факта причинения и размера компенсации морального вреда отсутствует зависимость от размера ­имущественного ущерба, причиненного работнику.

Что же касается доказательств причинения морального вреда, то по факту он презюмируется при нарушении трудовых прав работника и наличии вины работодателя в этом.

По сути, такой вид морального вреда, как нравственные страдания, недоказуем в документальном смысле. Поэтому в качестве подтверждения достаточно заявления истца о том, что он нервничал, плохо спал, переживал, испытывал стресс и т.д.

Тут уже суд на свое усмотрение сопоставляет серьезность воздействия ­негативной ситуации на душевное состояние истца.

В некоторых ситуациях истцы доказывают моральный вред медицинскими документами: справками, заключениями и т.п.

Однако в том случае, когда моральный вред в виде ухудшения состояния здоровья возник не вследствие прямого воздействия работодателя на истца, а опосредованно (путем воздействия на психическое состояние истца), эти документы не всегда можно соотнести с фактом причинения морального вреда. Ведь истец мог иметь хронические заболевания (гипертония, диабет и т.п.

), и тут очень сложно установить причинно-следственную связь между действиями работодателя и изменениями физического состояния страдавшего работника. Суды, как правило, в такого рода тонкости не углубляются и приветствуют медицинские документы, а также счета за лекарства: чем больше доказательств, тем лучше.

Но в тех случаях, когда моральный вред причинен в форме прямого физического воздействия на здоровье истца (производственная травма, профессиональное заболевание), он подтверждается в первую очередь медицинскими документами (диагноз, справка об утрате трудоспособности, об инвалидности и т.п.), которые суды исследуют весьма подробно, наряду с обстоятельствами причинения вреда здоровью истца и ­степенью вины в этом как работника, так и работодателя.

В этой ситуации сомнений в наличии морального вреда как в форме физических, так и в форме нравственных страданий, и вовсе не возникает. В случае причинения вреда здоровью источником повышенной опасности нет необходимости доказывать вину работодателя, владеющего данным источником.

Об этих особенностях доказывания морального вреда указано и в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.

2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»: учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в ­данном случае подлежит лишь размер ­компенсации морального вреда.

Судебная практика по возмещению морального вреда работникам

В данном разделе рассмотрим практические аспекты применения норм о компенсации морального вреда работникам. На основании их анализа получим картину того, что ожидает работодателя, если работник просит компенсировать моральный вред.

Сроки исковой давности при заявлении требования о компенсации морального вреда

Сроки исковой давности по трудовым спорам очень короткие, и работники их зачастую пропускают, что является спасительной соломинкой для работодателя. Как правило, суды применяют сроки исковой давности и к требованиям о возмещении морального вреда, если этот вред причинен посредством нарушения имущественных прав работников.

Типичным примером является судебное решение, рассмотренное ниже.

Судебная практика

Показать

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=17058

Глав-книга
Добавить комментарий