Имеем ли мы право на какие то доплаты, если мы работаем в МУП?

Дворники и мафия. зарплата начальника жэу – более 30 тысяч рублей

Имеем ли мы право на какие то доплаты, если мы работаем в МУП?

В июле пресс-служба мэрии Калининграда сообщила об увольнении Татьяны Расторгуевой, начальника муниципального предприятия ЖЭУ №27 Балтийского района.

Названа и причина – плохая работа и невыплата заработной платы работникам ЖЭУ. Через некоторое время “по собственному желанию” ушел глава Московского района Владимир Фузеев.

Опять же из-за финансовых претензий, предъявленных чиновнику после проверки, проведенной контрольно-ревизионной комиссией.

Надо сказать, горожане живо отреагировали на эти отставки. “Допрыгались, доруководились…” – злорадствовали одни.

“Почему только их уволили, а наших оставили на местах?” – вопрошали другие. Высказывались и такие соображения: “Да просто глава Московского района стал неугодным, но сам уйти не захотел.

Вот на него и натравили крушников. Самого Савенко почему не проверяют?!”

А потом в редакцию “НК” позвонила Татьяна Расторгуева. “Про меня в газетах пишут неправду! – заявила она. – Меня уволили совсем по другой статье. Просто расторгли договор. Сейчас творится такое!.. Знаете, за что Фузеева уволили? Он ни одного ЖЭУ в обиду не дал! Вот с ним и расправились. Хотите, я вам все расскажу!”

Жалобы, долги и… отписки

Татьяна Ивановна пришла в редакцию с огромной кипой документов.

– Посмотрите, – она протянула мне одну из бумаг. – Вот приказ о моем увольнении. 27 июня 2006 года администрация Балтийского района расторгла трудовой договор по статье 278 Трудового кодекса РФ.

– Но мэрия пишет, что жители на вас жалуются…

– А вы покажите мне в Калининграде хоть одно ЖЭУ, на которое не жалуются! Да в нашей работе без жалоб невозможно! Жилой фонд старый, сети изношены… Еще написали, что я уволена после проверки, проведенной рабочей группой мэрии во главе с управделами Леонидом Донских. На самом деле наше ЖЭУ не проверяли.

– Там сказано еще о задолженности по зарплате.

– У нас было отставание по выплате заработной платы на один месяц. Дело в том, что в зимний период нам приказали работать круглосуточно. Конечно, за просто так никто трудиться не пойдет.

Пришлось выплатить двойную зарплату. Но я со всеми рассчиталась! Когда меня увольняли, никаких долгов по зарплате на нашем муниципальном предприятии не было. А по поводу жалоб жителей по теплу…

Это вообще не из той оперы.

ЖЭУ не оказывает услуги по теплоснабжению жилых домов, а только контролирует работу теплоснабжающих организаций. А жилой дом по улице Нансена, 80-86, на который ссылается мэрия, отапливается котельной рыбного порта. Когда включать котельную, а когда отключать, решает руководство порта. У них часто трасса не готова. Вот жильцы и жалуются в ЖЭУ. А мы принимаем меры.

– Какие? Люди говорят, что вы отделываетесь отписками.

– Это им кажется, что отписками. Мы сразу сообщаем в порт, в администрацию района. Смотрим, какие выдаются параметры температуры воды и давления на входе в систему. Чаще всего нули. Дом на Нансена сам по себе проблемный. Моей вины тут нет!

– А в чем же ваша вина?

– В том, что я не стала выполнять постановления главы администрации Балтийского района Булкина, которые ведут к нарушению закона. Это целая история.

Все началось с постановления мэра Калининграда о создании нового муниципального казенного предприятия (МКП) “Управляющая компания Балтийского района”. В нем сказано, что 4-й и 20-й ЖЭУ реорганизуют и присоединяют к вновь созданной компании.

Что касается моего ЖЭУ-27, то о нашей реорганизации мэр ничего не говорил. Написано лишь, что жилищный фонд ЖЭУ-27 собираются передать в новую компанию.

Татьяна Ивановна показала мне постановление мэра №765 от 7 апреля 2006 года. В пункте 8.2 сказано:

“Главе администрации Балтийского района А.В. Булкину организовать до 1 июля 2006 года передачу жилищного фонда ЖЭУ-27 и ЖЭУ-4 в новую управляющую компанию”.

– Жилищный фонд – это дома, которые обслуживает ЖЭУ-27?

– Да.

“Мы подавалив суд на мэрию”

– Я прекрасно понимала, что его исполнение приведет к ликвидации предприятия и увольнению работников. Меня предупредили, что нас хотят банкротить! Поэтому мы собрались своим коллективом, поговорили и решили обратиться к Савенко с просьбой о преобразовании МУП ЖЭУ-27 в открытое акционерное общество.

– То есть вы хотели приватизировать свое ЖЭУ?

– Да. Раз уж идет реорганизация, то почему мы не имеем права работать на равных правах с частными компаниями? Профсоюз эту идею поддержал. Однако городская администрация нам отказала.

Председатель комитета ЖКХ мэрии Симонов ответил, что в программе приватизации Калининграда, утвержденной горсоветом, акционирование ЖЭУ не запланировано.

Хотя мы даже согласились взять на себя долг мэрии – 2 млн. 208 тысяч рублей.

– Откуда такой огромный долг?

– Это сумма компенсаций за разницу между фактической стоимостью энергии и теми суммами, что платит население по тарифам. В домах №№25, 25-а, 25-б по улице Суворова своя котельная – и мэрия должна компенсировать эту сумму из городского бюджета. Но не делает этого.

Поэтому мы хотели акционироваться, а долг взять на себя. Кроме того, до 2005 года мэрия не компенсировала потери за льготы ЖКХ для населения. Мы взыскивали эти деньги с мэрии через суд – подавали иски на комитет по финансам. Последний долг – 1 млн.

470 тысяч рублей – получили недавно, в июне.

Уволить всех!

– За постановлением мэра последовали предписания главы администрации Балтийского района Булкина. Он требовал передать наше движимое имущество – машины, станки и т.д. – в ЖЭУ-20. Я исполнила распоряжение Булкина – передала имущество на баланс в 20-й ЖЭУ. Но наш ЖЭУ продолжал работать.

– Как же вы трудились без оборудования?

– По постановлению Булкина (№66‑р от 15 мая 2006 года) нам передали это же самое имущество обратно, во временное пользование.

– Странные манипуляции!

– Вот именно! Вокруг нас шла какая-то подковерная возня. Я говорила администрации: “Если вы хотите нас ликвидировать, то издайте соответствующее распоряжение. Если мы банкроты – то докажите это!” Но меня никто не слушал. А потом мне выдали указание предупредить работников о предстоящих сокращениях.

– Кого хотели сократить?

– Всех! Техников, слесарей-сантехников, дворников, электриков, кровельщика, уборщиков мусоропроводов, столяров, сварщиков, маляров, штукатуров, разнорабочих. Каждого нужно было предупредить персонально – под роспись. Люди, конечно, не хотели, возмущались, но… расписывались.

Когда мне приказали передать в ЖЭУ-20 наш жилищный фонд и в течение суток расторгнуть договор с “Симплексом”, я отказалась это сделать и обратилась в областную прокуратуру. Потребовала вмешаться и признать постановления Булкина, касающиеся МУП ЖЭУ-27, недействительными.

Кроме того, я потребовала через Арбитражный суд привлечь к ответственности администрацию Балтийского района и мэрию Калининграда. После этого со мной расправились – уволили. Сначала потребовали написать объяснительную. А утром 27 июня меня вызвал к себе Бабинич, заместитель Булкина, и объявил, что у него плохие новости.

В общем-то он поговорил со мной по-человечески. Сказал, что “лично его руки в этом нет”.

А потом появились эти заметки в газетах. Мэрия дала информацию, а остальные СМИ ее растиражировали. Получается, я такая-сякая, во всем виновата.

Хотя юристы мне разъяснили, что статья, по которой меня уволили, не влечет за собой обвинений в противоправных действиях. Раз ее применили, то ко мне не должно быть никаких претензий со стороны администрации.

Грязь, бомжии темнота

– Вы обращались в суд по поводу восстановления на прежней должности?

– Нет. Думаю, если даже меня восстановят, чиновники все равно найдут предлог, чтобы опять уволить.

– Что сейчас происходит в вашем ЖЭУ?

– Его практически нет. Думаю, в управляющую компанию возьмут не больше четверых служащих, а всех остальных – уволят.

– Сколько у вас всего работников?

– В ЖЭУ-27 работали 90 человек. Хотя по штату положено 150. Наш район большой – от эстакадного моста на Ленинском до Южного вокзала. Ленинский проспект, улицы Багратиона, Суворова, Нансена, Чаадаева, Трамвайный переулок…

– Что вы думаете по поводу создания управляющих компаний и новой реформы ЖКХ?

– Я считаю эту реформу очередной утопией. Это развалит систему ЖКХ окончательно. Я не новичок в этом деле. Работаю в коммуналке 27 лет. В 1978 году пришла в ЖЭК №19 Калининграда, работала техником.

А с 1987 года – начальник ЖЭУ №27. Думаю, то, как работают эти службы сейчас – это самый лучший вариант за все прошедшие годы. Ведь мы вернулись к старой системе 50-х годов.

Есть всё, чтобы работать!

– Но калининградцы этой работы не замечают. Дворы грязные, подъезды тоже… Я живу в девятиэтажке и плачу за содержание жилья по 400 рублей в месяц. А на двор и подъезд без слез не взглянешь. Текущий ремонт не делается, лампочки на лестнице не горят. Вчера, возвращаясь домой, я впотьмах наступила на лежащего человека! Пьяный бомж спал поперек двери в подъезде.

– Да, и ко мне приходили жильцы и выговаривали: мол, что вы здесь делаете? А я отвечала: “Давайте посчитаем. Начнем со двора. Дворник работает? Работает. Свет на лестничных клетках и в подвале горит? Горит. Задвижки на трубах мы установили? Да”.

– Какие задвижки?

– В системах водоснабжения. Мы установили их на каждом доме, чтобы в случае аварии не отключать весь район.

– Позвольте по поводу горящих лампочек и дворников с вами не согласиться.

– Дело в том, что покупать лампочки должны сами жильцы. Вот если что-то неисправно в патроне, тогда ЖЭУ починит. Не знаю, как в вашем районе, а у нас дворники работают.

12 тысячу дворника

– А какие зарплаты у работников ЖЭУ?

– Зарплаты разные! К примеру, оклад дворника – 1600 рублей. Плюс 100% премии. Если обслуживает три участка, то получает около 12 тысяч рублей. Вообще-то у нас все хорошо зарабатывали.

– Сколько вы сами получали?

– Оклад у меня был 12 тысяч рублей. Плюс выслуга и 25% премия. И за прочую деятельность доплаты.

– Тысяч 20 получалось?

– В последние полгода выходило больше 30 тысяч в месяц.

– Неплохо! Скажите, а на ремонт-то у вас денег хватало?

– Я же вам сказала, что мы поменяли все задвижки. Это и есть ремонт! Ну, еще там… где-то щели заделать, крышу… За капитальный ремонт жильцы пока не платят. А мы работаем лишь по тому перечню работ, который население оплачивает.

– А покраска лестничных клеток и фасадов входит в этот перечень?

– До января 2005 года в тарифах это не было заложено. Ремонт делался только аварийно-заявочный. Но там, где жители сами краску покупали, мы ремонтировали. Рабочие у нас имелись, и мы шли людям навстречу. А с 2005 года в коммунальные тарифы заложили стоимость текущего ремонта. Сейчас разработана программа, по которой будут красить фасады и подъезды. ЖЭУ вкладывает в это 25%, а мэрия 75%.

– Вот почему растет квартплата. Мэрия перекладывает на плечи жильцов то, что раньше делалось за бюджетный счет. Осталось еще капремонт домов взвалить на горожан…

Мэриянарушила закон

– Давайте вернемся к вашему обращению в прокуратуру. По нему проводилась проверка?

– Да. Прокуратура Балтийского района занималась этим делом и нашла нарушения законодательства…

https://www.youtube.com/watch?v=L6jmuNqS0Ko

Расторгуева показывает мне документы. Прокурор Балтийского района П.С. Толстиков пишет:

“В действиях мэрии Калининграда содержатся нарушения действующего законодательства, регулирующего порядок ликвидации и реорганизации юридических лиц.

Прокуратура усматривает в действиях по передаче жилищного фонда МУП ЖЭУ-27 и МУП ЖЭУ-19 на баланс МКП “УКБР” скрытую ликвидацию юридических лиц в обход действующего законодательства (статьи 57-65 ГК РФ и статьи 29-53 ФЗ от 14.11.

2002 года “О государственных и муниципальных предприятиях”) В действиях главы администрации Балтийского района имеются нарушения действующего трудового законодательства, а именно – необоснованное сокращение рабочих МУП ЖЭУ-27 и МУП ЖЭУ-19″.

Источник: https://www.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=20051

В тверской области сбытовые компании объединяются в ооо \

Имеем ли мы право на какие то доплаты, если мы работаем в МУП?

В Тверском информационном агентстве прошёл круглый стол, посвящённый проблемам взаимоотношений энергетиков: гарантирующего поставщика электроэнергии, сбытовых и сетевых компаний. Отношения весьма сложные, запутанные и полные взаимных претензий.

Участники круглого стола: 1. ООО «Тверская областная энергосбытовая компания»: заместитель генерального директора Управляющей компании “Региональная энергетика” по сбытовой деятельности Горбачёв Геннадий Филиппович. 2.

ОАО «Тверская энергосбытовая компания»: генеральный директор Запрягаев Александр Борисович, зам. генерального директора – директор по экономике и финансам Грошкова Светлана Алексеевна , первый зам.

генерального директора – директор по сбыту энергии Кулемин Александр Михайлович, заместитель директора по сбыту энергии Федулова Анна Валерьевна 3. ООО «Тверская энергосбытовая компания», директор Лепилина Ирина Александровна 5. МУП «Тверьгорэлектро», директор Ёлкин Сергей Васильевич 6.

Филиал ОАО «МРСК Центра» – «Тверьэнерго», заместитель директора по экономике и финансам Акилин Павел Евгеньевич.

7. УК “Региональная энергетика” – зам. гендиректора Дмитроченкова-Вашурина Елена Александровна

Выступления участников круглого стола:

Александр Запрягаев:

– Ситуация сложная и нервозная в Тверской области. Действительно, наша компания ОАО «Тверьэнергосбыт», уведомив Региональную энергетическую комиссию, инициировала процедуру одностороннего расторжения договора энергоснабжения с ООО «Тверская энергосбытовая компания» и ООО «Тверская областная энергосбытовая компания».

Мы действуем на основании п.п. 93-96 Правил функционирования розничных рынков электроэнергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства РФ №530 от 31.08.2006 г. К такому решению мы пришли из–за долгов. Мы обратились в Региональную энергетическую комиссию Тверской области.

Она обязана была рассмотреть наши предложения. Но идёт второй месяц, и пока никакого решения регулятор не озвучил. Думаем, что к концу года проблема будет решена. Процедура сейчас не закончена. Наша компания настаивает на расторжении договоров.

Но хочу оговориться: ООО «Тверская областная энергосбытовая компании» признала существующие задолженности, есть у нас и документы по этому вопросу. А вот с ООО «Тверская энергосбытовая компания» гораздо сложнее.

РЭК в середине года отменила тариф купли-продажи на территории области, поэтому мы как гарантирующий поставщик вынуждены были с июля выставлять счета этой сбытовой компании по полному тарифу с учётом услуг по передачи электроэнергии, что, безусловно, значительно выше. По нашему мнению, скопилась задолженность.

Вопрос очень серьёзный, надеемся, что наш регулятор – РЭК – разрулит эту ситуацию, разберётся, что там с тарифом. А с 1 января ООО «Тверская энергосбытовая компания» тоже расторгает с нами договор, по собственному желанию, так что получается у нас обоюдное согласие. Вопрос останется только по имеющейся задолженности.

Ирина Лепилина:

– Между нашей компанией – ООО «Тверская энергосбытовая компания» и гарантирующим поставщиком ОАО «Тверьэнергосбыт» был заключен договор купли-продажи электрической энергии. Из самого названия договора понятно, что услуги по передачи электроэнергии мы не должны оплачивать. Так и было до июля месяца 2009 года: мы оплачивали электроэнергию по тарифу купли-продажи, который установила РЭК.

Но с июля данные тарифы были отменены. Однако у нас есть разъяснения Федеральной службы по тарифам и РЭК Тверской области, что при наличии договоров купли–продажи рассчитываться с нами надо продолжать с учётом вычета из конечного тарифа услуг по передачи электроэнергии. У гарантирующего поставщика – ОАО «Тверьэнергосбыт» – был способ, как рассчитываться с нашей компанией.

Однако они не согласились с нашими требованиями и стали выставлять счета на суммы в два раза больше. Мы сами направили письмо о расторжении договора, и с 2010 года мы заключили договор с ООО «Тверская областная энергосбытовая компания». Мы работаем с промышленными предприятиями, юридическими лицами.

Причём, услуги по передачи электроэнергии и до июля 2009 года, и после мы оплачивали «Тверьэнерго» как сетевой компании.

Светлана Грошкова:

– Тариф купли-продажи, установленный нашей региональной энергетической комиссией, действительно, был в середине года отменён ФСТ как незаконный. В состав конечного тарифа входит несколько составляющих: это средневзвешенная стоимость покупной электроэнергии, стоимость инфраструктуры, стоимость передачи и сбытовая надбавка.

Но какая величина приходится на услуги по передачи, должна определить РЭК. Пока на сегодняшний день у нас есть запросы в РЭК, но ответ пока мы так и не получили.

Чтобы разобраться в применении тарифа мы писали в адрес РЭК несколько раз, но получали только общие ответы по поводу всех сбытовых компаний Тверской области, а нам нужно конкретно по ООО «Тверская энергосбытовая компания». Мы запросили ответа у ФСТ. Ждём.

Ирина Лепилина:

– А в разъяснениях ФСТ всё чётко прописано. Могу даже зачитать: «за поставленную электроэнергию гарантирующим поставщиком потребителю по договору купли-продажи из утверждённого конечного тарифа услуги по передачи исключаются». У меня данное письмо есть.

Теперь что касается этих писем о расторжении договора, которые ОАО «Тверьэнергосбыт» за подписью господина Запрягаева направил всем нашим потребителям. Мы обратились в федеральную антимонопольную службу, и 4 декабря в действиях нашего гарантирующего поставщика она увидела нарушения антимонопольного законодательства.

В ближайшее время заключения антимонопольной службы мы опубликуем. Я считаю, что вовлекать в спор хозяйствующих субъектов потребителей – это абсолютно неверно.

Если есть какие-то претензии к нам, спор, то вместо того, чтобы распространять письма в газетах и вводить в заблуждение ни в чём не повинных потребителей, нужно обращаться в суд. Почему-то ОАО «Тверьэнергосбыт» этого не делает.

Геннадий Горбачёв:

– С нашей компанией взаимоотношения у гарантирующего поставщика – ОАО «Тверьэнергосбыт» – начинают выстраиваться, мы не отвергаем наличие долгов, но вопрос в объёмах этих долгов. Нам было дано задание от регулятора провести сверку задолженности. Вопрос этот сейчас решается, не без трудностей. У каждого из нас своё видение этого дела.

Из чего сложились эти долги? Если бы это был спор только двух хозяйствующих субъектов, то всё было бы гораздо проще. Но здесь затрагиваются интересы ещё и сетевых компаний. У нас холдинговая компания, в которую входят ООО «Тверская областная энергосбытовая компания» и «Региональная электросетевая компания».

Мы обслуживаем муниципальные сети в 25 районах. Затраты на эксплуатацию, содержание и ремонт сетей нам должен компенсировать филиал ОАО «МРСК Центра» – «Тверьэнерго». К сожалению, и там у нас возникли проблемы по сверке долгов, по их наличию. Наши сетевые компании остались без финансов.

И мы – наша сбытовая компания – вынуждены были кредитовать сети, чтобы в зиму все муниципальные образования вошли надлежащим образом. Мы действовали исключительно в интересах наших потребителей, ведь если не будет сетей, то и электроэнергия сама по себе бесполезна.

Передавать-то её как? Да, у нас есть круговорот взаимных неплатежей, но просто отсекать взаимоотношения сбытовых компаний от деятельности сетей – это, по меньшей мере, не перспективно. Также мы помогли и «Тверьгорэлектро». Несколько миллионов выплатили в качестве переуступки права требования долга.

Все эти средства, понятно, отвлекаются из взаиморасчётов нашей сбытовой компании. Мы очень надеемся на то, что до конца года мы урегулируем отношения со всеми участниками рынка.

Мы представили наши конструктивные предложения: например, мы предложили ОАО «Тверьэнергосбыт» переуступку права требования долга сетевых компаний, чтобы закрыть наши личные долги за электроэнергию. Как вариант предлагалось рассмотреть возможность выплаты долгов в рассрочку. Ряд спорных вопросов разрешит арбитражный суд.

А в целом, мы хотим и готовы работать. Мы заключаем сейчас договоры с ООО «Тверская энергосбытовая компания» и с другими компаниями. Я считаю, что это правильно.

У нас в 2010 году не будет большого числа сбытовых компаний, а останется две мощных: гарантирующий поставщик 1 уровня ОАО «Тверьэнергосбыт» и наша компания, которая как раз и объединяет все сбыты, чтобы навести порядок в отрасли энергетики.

Что касается вопроса о расторжении договоров в одностороннем порядке – это вопрос регулятора, но мы тоже делаем всё от нас зависящее. Так, мы согласовали договор купли-продажи на 2010 год с ОАО «Тверьэнергосбыт». У нас будут все основания для плодотворного, нормального сотрудничества, тогда мы и будем нести ответственность за все сбыты. Плодотворными совместными усилиями мы эту ситуацию разрулим.

Елена Дмитроченкова-Вашурина:

– Основную часть электрических сетей мы арендуем, они муниципальные. Мы получили их по результатам торгов, а условием торгов были серьёзные инвестиционные обязательства. Известно, что изношенность сетей составляет 80%.

Чтобы выполнять инвестиционные обязательства и обязательства по арендной плате, компании нужны немалые денежные средства. С определённого времени мы перестали получать деньги в полном объёме от МРСК, поэтому были вынуждены кредитоваться за счёт средств ООО «Тверская областная энергосбытовая компания».

И если бы не их помощь, то мы просто обанкротились бы и прекратили все договорные отношения с 25 администрациями районов Тверской области.

Сергей Ёлкин:

– «Горэлектро» в силу различных обстоятельств попало в катастрофическую ситуацию: мы с августа не имеем источника финансирования. На наш счёт ни копейки с августа за наши услуги не пришло. Сейчас декабрь.

Что такое 4 месяца жить без копейки денег? Попробуйте сами дома? А ведь это хозяйство города, это ответственность. По-моему, у нас политические решения довлеют над хозяйственными. Потребитель у нас услуги оплатил, деньги есть, они никуда не делись.

Платёжную дисциплину, если что, мы готовы налаживать совместно со сбытами. Но главное, если мы отбросим политику, то конфликт сам собой пропадёт.

Павел Акилин:

– Я поддерживаю Сергея Васильевича Ёлкина. Все мы здесь присутствующие работаем ради потребителя. А для потребителя хорошо, когда есть порядок на рынке розничной электроэнергии.

По ситуации на первое полугодие дела обстоят так: мы в спорах с «Региональной электросетевой компанией», в спорах с гарантирующим поставщиком 1 уровня, у нас огромная задолженность со стороны ОАО «Тверьэнергосбыт», мы задолжали сетевым организациям.

В 2008 году были приняты тарифные регулирования по схеме взаиморасчётов «котёл сверху»: единственная сбытовая компания – ОАО «Тверьэнергосбыт» – отдаёт деньги сетевой компании первого уровня, то есть нам – «Тверьэнерго».

Дальше мы должны расплачиваться с сетевыми компаниями, отдать часть оплаты за потери обратно в сбытовую компанию, и все остальные сетевые компании тоже должны возвращать деньги за энергопотери. Этого почему-то не происходило. Таким образом накопилось 900 млн рублей – это задолженность сетевых компаний по потерям в сетях. Так вот, эта схема «котёл сверху» не работала.

С 2009 года мы начали работать по-другому, мы начали урегулировать отношения с сетевыми компаниями, наводить порядок. Договорённость уже есть, например, «Тверьгорэлектро». Осталось только подписать документы, задолженность мы ликвидируем, все взаиморасчёты произведём. Так, оплату услуг «Тверьгорэлектро» мы произведём в полном объёме.

Что касается «Региональной сетевой компании»… Да, у нас есть разногласия, но они не такие уже критичные сегодня. Мы друг друга услышали, будем работать, мы пришли к конструктивному взаимопониманию. До конца года большая часть взаимных претензий исчезнет с ООО «РЭК». Наша позиция простая – ребята, давайте жить дружно, конструктивно, по законам, по нормативным актам. Тогда вопросов не возникнет.

Я также соглашусь с Геннадием Горбачёвым. В одной упряжке и сбыты, и сети. И делить их нельзя, нецелесообразно.

Геннадий Горбачёв:

– В наших спорах хозяйствующих субъектов мы забыли о потребителе. Право выбора поставщика электроэнергии законодательно закреплено за потребителем. У нашей компании масса положительных откликов и благодарностей от потребителей.

За весь период деятельности нашей сбытовой компании, а мы ведь не только с розницы покупаем электроэнергию, мы являемся ещё и гарантирующим поставщиком ГП-2 по западной части области, то есть мы тоже на рынке функционируем, не было ни одной претензии, ни одного замечания со стороны всех наших потребителей. Значит, мы пользуемся доверием, авторитетом.

Так что право потребителя – выбирать поставщика, оценивать его работу и привлечь к ответственности. Мы пытаемся объединить сбыты. Наличие десятков компаний – нерационально. Надо наводить порядок.

0 Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Источник: https://tvernews.ru/news/90602/

Глав-книга
Добавить комментарий