Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?

«От отчаяния я написала президенту»: как живут в России люди с ВИЧ

Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?

ВИЧ стал самой смертоносной инфекцией в России, – заявил во вторник руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский.

С начала этого года от инфекции в России скончалось 233 тысячи человек. Летальную статистику посчитать нетрудно.

А вот статистики, когда больным ВИЧ отказывали в приеме на работу или не оказывали срочную медицинскую помощь, увы, крайне мало – многие ВИЧ-положительные люди просто не обращаются в суд и не идут к правозащитникам.

В Международный день борьбы со СПИДом корреспондент «МИР 24» поговорил с ВИЧ-положительными людьми, которые столкнулись в своей жизни с непониманием и страхом, и узнал у юриста, можно ли защитить свои права, когда люди думают, что ты опасен для окружающих.

Андрей Скворцов. Правозащитник.
Проблема: отказано в операции.

Несколько лет назад я упал с мотоцикла. Ударился сильно: был перелом ключицы со смещением, в теле остались осколки.

Меня доставили в Железнодорожную больницу Санкт-Петербурга [Дорожная клиническая больница ОАО «РЖД» – прим.].

Врачи назначили мне операцию. Обещали поставить имплант, вынуть осколки.

Я рассказал медикам, что у меня ВИЧ. Рассказал, что наблюдаюсь в специальном центре и принимаю все препараты. Из моего центра даже прислали все необходимые справки, где было написано, что не возникнет никаких осложнений при операции. Здоровье позволяет. Как только врачи узнали про мой диагноз, то решили, что операцию делать не надо.

Я ходил к заведующему насчет операции, спрашивал: почему так? В операции мне вежливо отказали. Сказали, что достаточно наложить гипс.

Итог – мне просто наложили гипс и написали, что выправили плечо.

Зачастую пациенты не признаются в ВИЧ, потому что они запуганы – дискриминация среди врачей сильная.

Через некоторое время я обратился уже в Елизаветинскую больницу Санкт-Петербурга [СПБ ГБУЗ «Елизаветинская больница» – ред.]. Там мне сказали, что по снимку есть три показания к срочному хирургическому вмешательству. Сказали, что если не делать операцию, то могу стать уродом.

Операцию сделали.

После этого случая мы планировали с правозащитником подавать в суд на Железнодорожную больницу, но пока собирали документы, заведующего хирургическим отделением застрелили. И мы решили, что не будем судиться с больницей.

Надо отметить, что в палате жд-больницы нас было четыре человека – и у одного из них тоже был ВИЧ. Правда, он не стал говорить про свой диагноз врачам. В итоге, в отличие от меня, ему операцию сделали.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА
Дмитрий Беликов, руководитель юридической компании «Кооператив»:

Доказать, что врачи отказались проводить операцию из-за наличия у пациента ВИЧ будет проблематично. Скорее всего, прямого отказа в проведении операции из-за наличия ВИЧ у пациента не было. Ни устного, ни – главное – письменного.

Врачи, к сожалению, ввиду своего непрофессионализма, решили просто избавиться от пациента с ВИЧ инфекцией. Переквалифицировать его диагноз в другой – требующий в дальнейшем более легкого способа оперативного лечения.

Другой вопрос: является ли данный способ лечения именно тем, который должен быть применен?

В данном случае, скорее всего, стоит говорить о ненадлежащем выполнении врачами своих обязанностей. Исходя из последствий (увеличение сроков реабилитации, утраченного заработка, расходов на лекарственные средства, осложнений, нравственных страданий и т.п.) к медицинской клинике можно предъявить требования о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда.

Факт некачественно оказанной услуги, причинно-следственную связь действий/бездействия и последствий лучше подтвердить заключением экспертов.

Мария Иванова(имя изменено по просьбе девушки). Медсестра.
Проблема: не взяли на работу.

У нас так повелось с советских времен, что ВИЧ – это болезнь проституток и наркоманов. Именно поэтому к нам часто относятся с опаской даже во врачебной среде.

В 2010 году я поступила в фельдшерский медицинский колледж. И в тот же год у меня нашли ВИЧ. Я заразилась от мужа.

На лекции в колледже я услышала: если среди ваших знакомых есть люди с ВИЧ, то никогда не садитесь с ними рядом, не ешьте с ними из одной тарелки… Но ведь хороший медик отлично знает, что так заразиться нельзя. Меня тогда подруги держали за халат, чтобы я не выступила перед лектором.

Когда пришло время проходить практику фельдшером скорой, я рассказала в колледже про свой «ВИЧ плюс». Мне первоначально сказали, что практику с таким диагнозом проходить нельзя. Потом разрешили.

После практики открывалась частная скорая помощь, меня пригласили туда работать, так как я хорошо показала себя на практике. Откровенно прям сказали: берем. Но когда я прошла медкомиссию, то терапевт сказала, что надо обязательно сообщить о ВИЧ начальнику.

«Мы вас не возьмем», – неожиданно заявил мне начальник. Мол, мы часто встречаемся с бомжами, а они заразные, и вы заболеете, на улице вообще – холодно. Я ему говорила, что у меня все нормально. Что принимаю все препараты. И риск заболеть минимальный. Но они продолжали отпираться.

Вот вы говорите, подать на них в суд… Ну, взяли бы меня на работу после такого скандала, хорошо. Но нужна мне такая работа после суда? Думаю, нет. Отношения будут иные.

А все рядовые коллеги, которые знали про мой диагноз, всегда относились ко мне хорошо. Каких-то предрассудков среди них я не встречала.

Варвара Бобова. Администратор торгового центра.
Проблема: не могла найти работу из-за отказа сдавать анализы.

Я давно пыталась устроиться на работу в сфере обслуживания: официанткой, уборщицей, так как опыта не было никакого. Но при каждом прохождении собеседования мне давали список анализов для медкнижки. И в каждом таком списке стояла графа с анализом на ВИЧ. Я переспрашивала: точно ли мне надо проходить анализ на ВИЧ? Мне говорили, что – да, надо.

Отказ на таких собеседованиях был стандартным. Говорили, что это обязательная процедура. Что работа заключается в контакте с людьми. И тому подобное. Не принесете анализы – мы вас не возьмем, говорили мне.

Объяснять таким людям, что с ВИЧ работать безопасно, оказалось бессмысленно – я просто перестала что-либо доказывать работодателям.

Когда мне говорили об обязательном прохождении этого анализа, я разворачивалась, уходила и искала другую работу.

Так прошло около года. От отчаяния я даже написала письмо президенту. Получила ответ – в ответе четко было написано о том, что меня не имеют права заставлять сдавать эти анализы.

Было трудно, но, в конце концов, знакомые взяли меня на работу уборщицей на завод. Работа была в клининговой компании, они медкнижку не требовали.

В этой компании я стала администратором, а в дальнейшем взяли на работу менеджером объектов по уборке: торговые и бизнес-центры, квартиры еще убирали. На такой должности медкнижку уже никто не просит.

Теперь я администратор в торговом центре. Эта должность не требует прохождения проверки на ВИЧ.

Юрист
Дмитрий Беликов, руководитель юридической компании «Кооператив»:

Стоит обратить внимание на то, что обязательным условием при приеме на работу является сдача анализа на ВИЧ только для некоторых работников медицинских учреждений в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 04.09.1995 N 877, официанты или уборщицы в нем не указанны. Если же у работодателя нет основания в отказе в приеме на работу, то претендент может обратиться в суд с требованием о понуждении заключить трудовой договор.

Алексей Синяков

Источник: https://mir24.tv/news/15384792/ot-otchayaniya-ya-napisala-prezidentu-kak-zhivut-v-rossii-lyudi-s-vich

Медкомиссия в военкомате: о чем нужно знать призывнику?

Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?
Медкомиссия в военкомате — это обязательная процедура для определения годности призывника или допризывника к воинской службе. Обычно молодые люди проходят медицинское освидетельствование не менее двух раз: при постановке на учет и непосредственно во время призыва в армию.

Медкомиссия в военкомате — самый сложный этап призывных мероприятий.

Поэтому в этой статье я раскрыла наиболее популярные вопросы о медицинском освидетельствовании: как пройти медкомиссию, какую категорию годности могут дать призывнику и можно ли ее изменить, а также сколько медкомиссий в военкомате и что будет, если их пропустить.

Как проходит медицинское освидетельствование призывников

Медицинское освидетельствование (медкомиссия) в военкомате представляет собой стандартный медицинский осмотр призывника и анализ его документов. Его проводят, чтобы определить категорию годности к военной службе.

Медицинская комиссия военкомата состоит из семи врачей: окулиста, стоматолога, терапевта, хирурга, невролога, психиатра и оториноларинголога. Если хотя бы один из них будет отсутствовать, результаты освидетельствования и постановка категории годности будут незаконными.

Как пройти медкомиссию в военкомате

  1. Придите в военкомат и сообщите о себе в стол явки (канцелярию).
  2. Когда личные дела направят к первому врачу, дождитесь вызова в кабинет.
  3. Расскажите врачу о своих заболеваниях и жалобах на здоровье. Покажите медицинские документы.
  4. Если у вас есть заболевание, получите направление на дополнительное обследование.

     

  5. Пройдите по такому же алгоритму остальных врачей.

Сколько длится медицинское освидетельствование

Нельзя заранее сказать, как долго продлится медосмотр в военкомате. Призывник может потратить на врачей от 2 до 6 часов. Осмотр в одном кабинете длится 5-15 минут, но из-за длинных очередей общее время нахождения в военкомате затягивается. 

Процесс призыва начинается с получения призывником повестки и заканчивается вынесением решения призывной комиссией. Если вы уже получили повестку в военкомат или столкнулись с нарушением при прохождении призывных мероприятий, проконсультируйтесь с юристом и узнайте, как защитить свои права, на странице «Помощь призывникам».

Как проверяют на медкомиссии в военкомате

задача врачей военкомата — определить, годен ли парень к военной службе. При этом врачи не имеют права ставить диагнозы. Они только регистрируют болезнь: осматривают призывника, опрашивают и изучают его документы.

Совет Службы Помощи Призывникам

Врачи военкомата не занимаются постановкой диагноза и назначением лечения. Чтобы не оказаться в армии с непризывным заболеванием, важно самостоятельно подготовиться к медкомиссии и пройти обследования. 

Единственное, что проверяют в военкомате на медицинском освидетельствовании: наличие диагноза, его стадию, симптоматику и пр. Если у призывника есть проблемы со здоровьем, то врачи направляют его на обследование в стационар для подтверждения или уточнения диагноза. 

После прохождения дополнительного обследования призывник должен принести врачу полностью заполненный акт с заключением врача и печатями медицинского учреждения. Указанный в акте диагноз врач сверит с Расписанием болезней и на основании этого сравнения выставит предварительную категорию годности (итоговая категория выставляется на призывной комиссии). 

Категории годности к прохождению военной службы

Прохождение ВВК (военно-врачебной комиссии) не всегда предвещает скорую отправку на военную службу. Медосмотр в военкомате проходят не только призывники, которым пора идти в армию, но и молодые люди, оформляющие отсрочку или военный билет, а также допризывники при первоначальной постановке на учет.

Медкомиссия в военкомате в 16 лет и медкомиссия в 18 лет почти не отличаются. И допризывник, и призывник должны пройти осмотр у вышеперечисленных врачей, каждый из которых выставляет свою категорию годности. После прохождения призывником медицинской комиссии в военкомате выносится вердикт об единой категории его пригодности к военной службе.

Таблица 1. Категории годности

Категория “пригодности”Описание
«А»Годен к военной службе в любых войсках, включая элитные (ВДВ, пограничные, морская пехота).
«Б»Годен к службе с небольшими ограничениями по выбору рода войск. Род войск обозначен цифрой (Б1, Б2, Б3, Б4).
«В»Ограниченно годен к службе. Молодой человек освобождается от службы в мирное время, отправляется в запас с соответствующей отметкой в военном билете.
«Г»Временно не годен. Предоставляется отсрочка по состоянию здоровья на срок 6 или 12 месяцев, предусматривается прохождение переосвидетельствования через указанный срок.
«Д»Не годится. Призывник полностью комиссуется без дополнительных условий. Выдается военный билет с указанием категории годности.

Проблемы при прохождении медицинского освидетельствования в военкомате

При прохождении медицинского освидетельствования призывники могут столкнуться с множеством ситуаций, которые способны повлиять на категорию годности. Причиной появления таких проблем могут быть не только действия или умысел сотрудников военкомата, но и собственная невнимательность призывника или плохая подготовка к призыву.

С какими проблемами можно столкнуться на медкомиссии и как их решить:

  • Врачи не принимают документы из частных клиник. Иногда сотрудники военкоматов отказываются верить документам, полученным от платных врачей (особенно не доверяют документам о стационарном лечении). В таком случае можно обратиться в поликлинику по месту жительства и заново пройти все исследования.
  • Врач игнорирует жалобы, отказывает в направлении на дополнительное обследование и сразу выставляет категорию “А” или “Б”. Если у призывника нет медицинских документов, его могут признать годным к службе. Чтобы избежать призыва, можно обжаловать решение военкомата и параллельно с этим пройти необходимые обследования.
  • На медкомиссии отсутствует один или несколько врачей. В нашей практике были случаи, когда молодым людям утверждали категорию годности, несмотря на то, что медкомиссия проводилась в неполном составе. Самый простой способ решения такой проблемы — подать жалобу на имя главного врача. Если не поможет, можно обратиться в контрольно-надзорные органы или вышестоящий военный комиссариат.
  • Врач игнорирует диагноз и медицинские документы, направляет на обследование только по одной болезни или выдает направление на обследование по смежному заболеванию. В таком случае призывник вправе подать жалобу и потребовать направление на дополнительное обследование.

Прочитать подробнее о том, с какими проблемами сталкиваются призывники и как их решить, можно в разделе “Практика”.

Оспаривание решения медицинской комиссии

Если призывник не согласен с категорией годности, он может оспорить её в вышестоящей инстанции. Для этого нужно составить и подать заявление в военный комиссариат субъекта РФ.

Когда сотрудники комиссариата рассмотрят заявление, молодой человек должен будет получить повестку с вызовом на очное контрольное медицинское освидетельствование. На нем военно-врачебная комиссия проверит диагноз и медицинские документы, а затем утвердит или отменит выставленную категорию годности.

Если вышестоящий военкомат утвердит ранее выставленную категорию годности, призывник может обжаловать и это решение. В этом случае призывник должен подать в суд исковое заявление и уведомить Следственный комитет и районный военный комиссариат о своем намерении.

https://www.youtube.com/watch?v=A88v4jqKKv4

Оспаривание решения в судебном порядке — сложный процесс. Обычно к нему прибегают в том случае, если призывник уже получил повестку на отправку. Посмотреть пошаговый алгоритм подачи жалобы на военкомат можно в статье «Как обжаловать решение призывной комиссии».

Неявка на медкомиссию в военкомат

Неявка по повестке может привести к уголовному или административному наказанию. Однако есть ряд уважительных причин, по которым можно пропустить явку в военкомат. К ним относятся:

  • тяжелое заболевание с временной потерей трудоспособности;
  • тяжелое заболевание или похороны близкого родственника (жена, дети, родители и прочее);
  • форс-мажорные обстоятельства.

Призывник должен предупредить военкомат о неявке. Когда проблем исчезнет, нужно будет прийти в военный комиссариат и получить новую повестку. 

Что будет, если не явиться в военкомат на медкомиссию

Если причины неявки в военкомат покажутся сотрудникам военного комиссариата неубедительными, призывника ожидает уголовная или административная ответственность. 

Однократный отказ от посещения военного комиссариата расценивается как административное нарушение. В этом случае молодой человек должен уплатить штраф за неявку в военкомат в размере от 100 до 500 рублей. Отказ от исполнения обязанностей по воинскому учету квалифицируется по статье 21.5 КоАП РФ. После уплаты штрафа молодой человек вновь получит повестку на призывные мероприятия.

Если призывник не пришел на медкомиссию по подписанной повестке и начал скрываться от сотрудников комиссариата, на него могут завести уголовное дело.

Какие могут быть последствия повторной неявки по повестке

Если призывник откажется во второй раз посетить военный комиссариат, сотрудники военкомата могут передать личное дело в следственный комитет РФ. В таких случаях при неявке по повестке ответственность становится более серьезной.

Уголовное наказание за неявку по повестке предусматривает:

  • штраф за неявку по повестке в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы за период до шести месяцев,
  • обязательные работы сроком до 480 часов,
  • арест на срок до шести месяцев.

Сколько медкомиссий проходят в военкомате

Молодые люди проходят только одно медицинское освидетельствование во время призыва. По его результатам выставляется категория годности, после чего молодой человек получает военный билет, отсрочку или отправляется в армию. Для тех, кто не согласен с полученной категорией, может быть проведено контрольное медицинское освидетельствование. 

В практике Службы Помощи Призывникам встречались случаи, когда призывникам выставлялась категория годности без проведения медицинского освидетельствования. Такие ситуации являются грубым нарушением, которое можно обжаловать в вышестоящем военкомате или суде.

Повторное медицинское освидетельствование

Если призывник получил военный билет, то ему не нужно проходить повторное освидетельствование. Заново проходят медкомиссию только те парни, которые получили отсрочку по здоровью или которым военкомат не выставил категорию годности в предыдущем призыве.

C уважением к Вам, Николаева Анна, юрист Службы Помощи Призывникам.

Помогаем призывникам получать военные билеты на законных основаниях: 8 (800) 333-53-63.

Источник: https://armyhelp.ru/prizyiv-v-armiyu-v-2019-godu/medkomissiya-v-voenkomate

Хождение по мукам, или как пройти медкомиссию для трудоустройства и выжить

Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?

Выпускники ВУЗов, получив диплом в конце июня,  уже в начале августа должны трудоустроиться по месту распределения. А потому они сталкиваются с таким явлением, как  прохождение медкомиссии, без заключения которой о пригодности к труду, вас ни в одно госзаведение не возьмут. Столкнулась с этим и я – недавняя студентка БГУ.

В первый же день, в редакции мне выдали направление и  отправили проходить медкомиссию.  Подобно новорождённому щенку, который слепо тычется мордочкой в поисках матери, я блуждала по коридорам ЦРБ, тщетно пытаясь отыскать  кабинет, в котором мне бы указали  всех врачей  и процедуры, что нужно пройти.

Мои планы на прохождение комиссии за день попали под сомнение уже в первый день. И хотя меня  сразу же  отправили  сдавать анализы, оказалось, что результаты будут готовы только после обеда. Результаты  флюорографии были готовы, вообще, только  на следующий  день.

Кроме того, поскольку я явилась из другого населенного пункта, пришлось  отправлять запрос  по месту моей прописки за выпиской о прививках и подтверждением, что я не состою на учете ни у психиатра, ни у нарколога.

Мне кажется, на профессии социального характера, вроде моей — журналиста, именно обследование психиатра должно проводиться в первую очередь, ведь моя профессия, как утверждают социологи – одна из самых подверженных стрессам, а значит и до срывов недалеко. Но , увы!

По тому же сценарию прошли и посещения окулиста с хирургом. А вот гинеколог  со всей ответственностью провёл осмотр, не опираясь в своих суждениях на слова «нет,  ничего не болит, всё нормально».  Оставалось дождаться выписок и посетить терапевта.

В итоге, все это приключение заняло с натяжкой два дня… Вернее, должно было занять. Но, история на этом только начиналась.

Я записалась на приём, взяла талончик и явилась к двери нужного мне кабинета минут за 10 до своего времени. А там очередь человек шесть, и у пяти из них талоны на гораздо более позднее время, нежели у меня. На приём каждого человека рассчитано примерно 12 минут, но на деле тратится намного больше.

А это не считая тех, кому «просто спросить», «только справку отдать» и им подобных. Благодаря «грамотному» тайм-менеджменту  медучреждения и моей  вежливости,  я куковала под дверью лишних полтора часа.

Когда, наконец, подошла и моя очередь, первым, что мне сказала женщина-врач, увидев мой талон, было что-то вроде:

«Ой, девушка, ну вы бы ещё позже зашли! Мы вас так можем и не принять!»

Скрывая свое возмущение, я постаралась ёмко изложить цель своего визита, пока врач листала мою карточку и изучала справки.

«Комиссию я вам не подпишу, у вас гемоглобин низкий, — примерно такими словами перебила мои объяснения врач, и продолжила. — Вам надо пройти дополнительное обследование у нас или по месту жительства. Возможно, что даже стационарно».

Да уж, такая задержка меня не обрадовала. Но что тут поделать – надо обследоваться, и я решила поинтересоваться, где это будет быстрее. На это мне сказали примерно следующее:

«Ой, у нас это долго будет, езжайте, наверное, домой,  и проходите там».

Домой, так домой. Но ведь я не знаю, какие мне нужны процедуры! Поэтому прошу врача выписать мне направление или хоть что-то, что можно будет передать терапевту по месту своей прописки, чтобы пройти обследование, на что слышу нечто вроде:

«Да не надо вам никакое направление, просто придёте и скажете, что у вас низкий гемоглобин, а он вам всё, что нужно, выпишет».

Повесив нос, я отправилась в родной город. Там врач изучила мои анализы, на их основе выписала направления ещё на несколько анализов и назначила пить препараты. Вся эта канитель заняла неделю, по истечении которой я вернулась по месту распределения  с заключением своего терапевта и определённым диагнозом…

На приёме у терапевта я испытала сильнейшее чувство дежавю: вновь она листала справки, результаты анализов, заключение с диагнозом, пока не выдала следующее:

«Нет, девушка, ну это никуда не годится! Это же не обследование, а консультация! Да я и сама могла бы вам такое диагностировать! И вы потратили на это неделю? Да у нас вы бы всё сделали за два дня!»

Моё удивление в тот момент было не передать словами. Я объясняю, мол, сделала так, как вы и сказали. Врач же, словно, и не слушая моих объяснений, продолжила в том же духе:

«Да и что это за диагноз? С такими показателями должна быть средняя степень заболевания, а не лёгкая!»

Серьёзно? Если это так очевидно, почему мне пришлось тратить неделю на выяснение неверного диагноза путём также неверных процедур? Я ведь просила дать мне конкретное направление или список необходимых процедур, а получила вместо этого «расскажете всё терапевту, он сам всё знает». Оказалось,  не всё.

Те процедуры, которые предстояло пережить на сей раз, мне предложили проходитьна месте или в соседнем городе. Правда, две из них платные, и стоят 20-30 рублей каждая, а бесплатных ждать придётся около месяца. Поэтому в этот раз я потребовала дать мне конкретный список этих процедур и вновь отправилась к терапевту по месту жительства за направлениями.

На одну из процедур мне выбили бесплатное направление, а вот вторую всё-таки пришлось оплатить – почти 30 рублей, зато оперативно сделали – на эти процедуры я потратила ещё чуть менее недели.

Предварительно записавшись на приём, я со всем этим снова возвращаюсь в ЦРБ  по месту распределения в надежде, что с третьего раза мне эту комиссию наконец-то подпишут…

Однако мой терапевт отменила приём, и об этом сообщили всем, кроме меня. Делать нечего, пришлось просить в регистратуре талон на приём к любому доступному терапевту и отправляться к кабинету. Правда, без карточки – её заперли в кабинете врача, который отправился на больничный.

Что, казалось бы, в таком положении может совершенно другой терапевт, который абсолютно не знает моей  ситуации? Оказывается, он может быть понимающим человеком, который не пытается всеми возможными способами избавиться от ответственности, а готов помочь.

Врач внимательно меня выслушала, прониклась ситуацией и согласилась подписать положительное заключение  в случае хороших результатов анализов, направление на которые тут же мне выписала.

Более того, благодаря ей,  результаты не пришлось ждать до обеда – мне отдали нужные данные буквально через десять минут после сдачи анализов, и я со спокойной душой отправилась к  милому доктору на приём.

Через несколько минут у меня на руках было уже положительное заключение о моей пригодности к труду по соответствующей специальности , благодаря которому я  ужена следующий день приступила к работе.

Какая у всего этого мораль? Наверное, их можно выделить сразу несколько.

Во-первых, если вы последние несколько лет пренебрегали плановыми осмотрами, потому что все свои болезни лечили сами, будьте готовы к тому, что у вас что-нибудь да найдут и отправят гулять по кабинетам, где вы будете раздавать свои природные жидкости направо и налево на анализы. И затянуться это может как на пару дней, так и на недели.

Во-вторых, хочу обратить  внимание на то, сколь же  ответственна и тяжела работа врачей, что некоторые из них, утопая в бюрократической волоките, опасаются поставить свою подпись на справке из страха попасть под следствие. Их, безусловно,  можно понять, но и людям от этого легче жить не становится.

Эта беготня из кабинета в кабинет, где один врач говорит, что он за это не отвечает, отправляет вас ко второму, а тот отправляет вас к третьему со словами «да кто вам вообще сказал, что я этим занимаюсь?» На врачах лежит слишком большая ответственность, и речь даже не о здоровье и жизнях пациентов.

Я говорю обо всей этой бумажной работе, где одна ошибка может стоить медику карьеры. Кто бы в такой ситуации не боялся?

Мария КУРЧЕНОК.

  • Tweet
  • Share 0
  • Email
  • ontakte

Источник: http://www.knews.by/?p=49633

Справки о водительской медсправке

Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?

Многие водители удивляются: зачем вообще нужна эта медсправка? Сотрудник ДПС, остановивший автомобиль на трассе, не имеет права ее потребовать. Техосмотр можно попросить соседа пройти. Раньше отсутствие медицинской справки было чревато, например, финансовыми неприятностями. В случае ДТП страховая компания могла выставить регрессный иск виновнику. Что изменилось теперь?

Часть первая. Формальности

Еще месяц назад порядок был таков: с истечением срока действия медсправки водительское удостоверение автоматически становилось недействительным (в соответствии со статьей 27 закона о дорожном движении).

Большинство узнавало, чем это чревато, только после совершения ДТП. Формальный повод поинтересоваться, а есть ли действующие (это ключевое слово) права у виновника аварии, появлялся у страховщиков.

Они отправляли запрос в ГАИ, оттуда его переадресовывали в медицинские учреждения.

Если оказывалось, что медсправка уже просрочена, то наступали финансовые последствия.

«Потерпевшему представители страховой компании выплачивали компенсацию, а виновнику ДТП (если у того не было действующей медсправки) предъявляли регрессный иск: ведь он не имел права управления транспортными средствами», — рассказали в Белорусском бюро по транспортному страхованию. Потом еще ГАИ выставляла претензии в связи с вождением автомобиля без права управления.

Такие случаи, впрочем, редко афишировались и мало обсуждались. Хотя в минской поликлинике № 24 (где проходят медосмотр многие минские водители) сообщили, что каждую неделю приходило по несколько запросов из разных подразделений ГАИ.

Однако с 1 февраля этого года кое-что изменилось — вступили в силу изменения и дополнения в закон о дорожном движении. Новшества касаются в том числе медсправки.

Ранее среди оснований, лишающих права управления механическим транспортным средством, было «истечение установленного срока действия справки о годности к управлению механическим транспортным средством, самоходной машиной — до прохождения медицинского переосвидетельствования». Но теперь эта фраза исчезла.

«Получается, даже с просроченной медсправкой водительские права будут считаться действительными?» — этот, казалось бы, несложный вопрос мы переадресовали в УГАИ МВД еще в понедельник (14 февраля). Однако ответа до сих пор не получили, хотя изменения в законе о дорожном движении вступили в силу еще 1 февраля.

По неофициальной информации, якобы юридический нонсенс был устранен, чтобы не считалось, будто медсправка главнее водительского удостоверения. Но что ж — теперь медосмотр водителям вообще можно не проходить?

Это не так. Водительскую медсправку по-прежнему могут потребовать предъявить.

Во-первых, при выдаче и обмене удостоверения, выдаче талона к нему, а также при возврате этих документов (например, после оплаты штрафа в ГАИ). Во-вторых, при прохождении техосмотра.

И в-третьих, при приеме на работу водителей механических транспортных средств, самоходных машин и в период трудовых отношений с ними.

Кроме того, появилось еще одно основание для лишения права управления механическим транспортным средством — «выдача выписки из медицинских документов, подтверждающей наличие заболевания или противопоказания, препятствующих управлению механическими транспортными средствами».

Это было одним из требований медиков: ведь отобрать справку, выданную на год, два, пять лет, было невозможно, а человек после инфаркта или эпилептического приступа мог вновь сесть за руль.

И даже фраза из ПДД, запрещающая «управлять транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии», не останавливала.

Так что проходить медосмотр как минимум раз в пять лет водителям все же придется. Эта процедура порой сильно затягивается. Но если знать свои права, то можно получить заветный квиток гораздо быстрее.

Часть вторая. Медосмотр

Несколько лет назад в Минске пройти водительскую медкомиссию абсолютному большинству автолюбителей можно было только в 24-й поликлинике. Тогда она находилась возле железнодорожного вокзала. В узких коридорах было не развернуться. Неудобно и водителям, и медикам. Сейчас она переехала на ул. Филимонова, 53, а водительские медкомиссии работают и в центральных районных поликлиниках города.

Мы с коллегой решили устроить небольшой эксперимент и пройти медосмотр одновременно: один в 24-й, другой — в районной поликлинике города. Забегая вперед, заметим, что собственно само прохождение медосмотра занимает не так уж много времени, а вот сбор необходимых документов затягивается.

Источник: https://auto.onliner.by/2011/02/18/medspravka

Как я откосил от армии: истории пермяков

Что мне будет, если прошёл медкомисию, но не сказал о заболевании?

В школе я занимался в военно-спортивном объединении и показывал неплохие результаты. Тогда к службе я относился положительно, даже не возникало мысли не идти в армию. Потом поступил в вуз, часть друзей уже успели отслужить. Вернувшись, все они говорили, что это пустая трата времени.

В 2016 году я получил диплом, начал своё дело, у меня появилась любимая девушка, и желание служить окончательно пропало. Стал думать о путях отхода и вспомнил, что у меня есть спортивная травма — межпозвоночная грыжа. Проблем от неё никаких не было, поэтому под статью о негодности при всём моем желании я не попадал.

Стал думать дальше, сходил к знакомому неврологу. Она меня поддержала в том, что в армии делать нечего, и подсказала, каких симптомов не хватает, чтобы откосить.

Так как неврологические заболевания сложно диагностировать по каким-то внешним признакам, симулирование определённых симптомов — постоянная боль, защемления, ухудшение при физических нагрузках при наличии грыжи на снимке может сработать.

Для подстраховки я обращался в Комитет солдатских матерей, меня там проконсультировали и сказали, что «ни в какую армию мы тебя не пустим». Также мой коллега, бывший военный, имел связи в врачебной коллегии, и готов был помочь в решении моей проблемы в случае, если я не справлюсь самостоятельно.

Я был в военкомате 4-5 раз. Сначала мне сказали, что, если руки и ноги не отнимаются, значит, я годен. Я написал заявление на имя комиссара Пермского районного военкомата о том, что оспариваю решение комиссии и требую дополнительное обследование. Как показала практика, главное — напористость.

Я начал собирать дополнительные справки, делал снимки в движении. Пока проходил обследования и ждал приёма у нейрохирурга и травматолога, кончалось время призыва. На весь процесс я потратил ровно год, но уверен, что он был намного плодотворнее, чем год, который я бы провёл в армии.

Военный билет категории «В» пополнил коллекцию бесполезных бумажек. Я с самого начала готов был идти до конца, для меня это было дело принципа — доказать, что если я чего-то не хочу — этого не будет. Девушка всячески поддерживала и была на моей стороне.

Родители сначала были настроены скептически ко всем моим махинациям, но потом вошли в положение и порадовались получению военного билета вместе со мной.

В апреле 2017 года я уже знал, что меня исключат. Год назад я закончил военную кафедру в институте, и, если бы сдал сессию, меня бы не призвали. И второе образование не слетело бы. Но всё пошло так, что меня отчислили.

Я долго ходил и ломался, смотрел видео Камикадзе Ди, а он постоянно рекламировал компанию, которая помогает призывникам законно откосить от армии. Я подумал, что надо попробовать. В армию я идти не хотел, даже не рассматривал такой вариант. Думал, может заграницу уехать, или скрываться от военкомата, или дать кому-нибудь взятку.

Я подписал договор с этой компанией. Я тогда зарабатывал около 20 тысяч в месяц и взял рассрочку. Компания продаёт пакеты юридических и медицинских услуг, мой стоил 39 тысяч. Мне надо было заплатить три раза по 13 тысяч. На следующий день после подписания договора мне «ВКонтакте» написали врач и менеджер.

Врач отправила мне анкету, я её заполнил, написал обо всём, что у меня когда-либо болело. Призыв начинался 1 мая, я стал вяло ходить на обследования.

Я не торопился, думал, что всё схвачено, у меня кривая спина — значит, потянет. Каждую неделю мне звонил менеджер, спрашивал, как у меня дела, связывал меня с врачом и юристом. Они мне рассказали, что в военкомате есть планы по заболеваниям.

То есть, если у тебя есть какая-то болезнь, а они уже выполнили план по этой болезни, надо искать другое заболевание. Мне сразу сказали, что надо косить по гипертонии, потому что у меня нет никаких заболеваний. Меня научили симулировать высокое давление.

Я пришёл к кардиологу в частную клинику, мне назначили суточное мониторирование. В тот день я не спал, пил кофе с кока-колой, энергетики и коньяк. Единственное, чего я не пробовал — это пить таблетки для повышения давления. Побоялся. Прибор измеряет давление каждые 15 минут.

В этот момент надо напрячь булки, задержать дыхание и вдавить ногами в пол. Тогда прибор покажет высокое давление. Врач в клинике просекла, что я симулировал, но ей было всё равно. Она написала, что у меня гипертония второй степени, но в военкомате на медкомиссии сказали, что это фигня и надо ложиться в стационар.

Слава богу, там не было свободных мест, и я просто ездил туда по утрам. Надо было наблюдаться 7-10 дней, а не спать всё это время было тяжело. Диагноз мне не подтвердили, хоть и написали, что давление высокое.

Также я делал гастроскопию, ФГС, УЗИ щитовидной железы, желудка, печени, почек, мочевого пузыря. Всего на анализы потратил ещё около 20 тысяч. УЗИ мочевого пузыря показало, что у меня кальцинаты в простате, мне сразу же посоветовали сделать УЗИ простаты. Это не очень приятная процедура, но я готов был это пережить, чтобы не пойти в армию.

Всё подтвердилось, у меня действительно были кальцинаты в простате и простатит, а это непризывное заболевание. Ещё я успел сходить к хирургу, который сказал, что у меня варикоз. Это тоже непризывное заболевание. В военкомате я прошёл 2-3 медкомиссии. Всё было обычно, куча людей. Я старался выгибать спину — типа посмотрите, какой я горбатый. На всё жаловался, но врачам было похер.

Я сказал, что у меня варикоз, гипертония, простатит и кальцинаты в простате. В военкомате меня послали к сосудистому хирургу. Врач из компании посоветовала мне перед приёмом нацепить резинку, которая будет сдавливать ногу весь день, чтобы показать, что у меня отёк стопы. Я так и сделал, а резинку снял перед входом в кабинет. Врач сказал, что мне надо делать операцию.

И, пока я её не сделаю, меня в армию никто не призовёт. Всё, гуляй, Вася.

В последний день призыва я принёс все эти справки. Никаких призывников уже не было. Там был председатель медкомиссии и пара врачей. Они, естественно, сопротивлялись. Все поголовно мне начали рассказывать, что их мужья и сыновья и не с таким служили, и ничего страшного.

Юрист мне написал бумагу, мол, у меня такие заболевания, прошу поставить категорию «В» — годен в запасе. Я им говорю, включите тогда эту бумагу в дело и напишите, что вы не согласны. Председатель медкомиссии наотрез отказалась это делать. Я стал настаивать на том, чтобы она вызвала военного комиссара.

Она говорила, что он болеет и не может подойти к телефону. У меня так адреналин поднялся, я бегаю по кабинетам, пытаюсь что-то доказать, думаю, сейчас меня отправят, уже всё — через два дня в армию. Для меня это было как конец света.

Спорю с ними, я даже заставил её открыть постановление, в котором написаны непризывные заболевания, и мы их нашли в законе. Она просто берёт, закрывает эту книжку и говорит «ну и что!» Начала мне угрожать, что вызовет полицию и меня привлекут как уклониста. Я стал записывать всё на телефон в кармане.

И, когда она уже достаточно наговорила, я ей говорю, что всё записал. Она офигела, начала возмущаться и куда-то убежала.

Её не было минут 20. Врачихи сидели и молчали. Потом она вернулась и сказала, что я неправильно её понял и никто полицию вызывать не собирался. Сказала, что всегда на стороне призывников. Они меня ещё в какой-то стационар по простате хотели послать. Я расслабился и осел на стуле, мне стало настолько легко.

Она открыла моё дело и сказала, что сейчас призыв уже кончился, мол приходи на следующий. В итоге я пришёл в октябре снова проходить медкомиссию. Председатель медкомиссии взяла моё дело и вместе пошла со мной по всем врачам. Подходит к окулисту, кладёт на стол моё дело и говорит — это «вэшечка». И так со всеми.

Меня отправили домой и сказали, что моя статья пойдёт на согласование в областной комиссариат на Докучаева. Прошло ещё пара месяцев, и мне пришёл военник. В итоге статья по варикозу. Он у меня действительно есть и с тех пор стал чуть-чуть побольше.

Сейчас вспоминаю об этом с весельем, но когда я был там, мне было очень страшно.

Это был 2011 год, мне было 19. Я уже был на призывном пункте, где проходят врачей. Они там просто смотрят, есть ли в твоей карте какие-нибудь хронические заболевания. То есть в этот момент уже поздно жаловаться. Я прошёл всех врачей, всё было хорошо. Говорили «будешь служить». Последним был психиатр.

Я особо ни на что уже не надеялся и действовал по наитию. У него были специфические наводящие вопросы, и я отвечал на них нестандартно. Врач был очень серьёзный и не понимал сарказм. Он спросил, были ли у меня сумасшедшие родственники. Я говорю: не знаю, не проверял. Задумался.

Он дальше спрашивает: что вы думаете о самоубийстве? Я ему ответил, что не пробовал, не знаю. И тут он говорит «идите-ка напишите тест». Там уже всё уже совсем очевидно было, я понял, как надо отвечать и противоречил всем заданиям. Например, там было задание нарисовать слона в прямоугольнике — я нарисовал как у Пикассо.

После этого меня отправили на обследование на Банную гору.

Я три недели лежал в стационаре и периодически проходил какие-нибудь тесты, общался с психологом, и ещё мне обследовали мозг. В моей палате было ещё три призывника, а остальные лечились. Все пациенты были на препаратах, у некоторых был бред и галлюцинации, но буйных среди них не было.

Большую часть времени я читал и спал. Делать было особо нечего, на улице лето, жара. Каждый день часа на 2-3 нас отпускали погулять. Не понимаю, зачем надо было лежать там три недели, если за всё это время у меня было не больше пяти обследований. Мне кажется, они просто берут измором — выдержишь ты это или нет.

Врачи мне ничего не говорили, и свой диагноз я узнал через несколько месяцев, когда надо было нести справку в военкомат. Там было написано, что у меня «расстройство личности „Б“ умеренно выраженное с неустойчивой компенсацией».

Я был очень доволен, потому что уже готов был год заниматься какой-то непонятной ерундой, а тут раз — и меня на свободу отпустили. Я получил военный билет, а расстройство личности мне жить никак не мешает, по крайней мере, я этого не чувствую.

Когда я ходил получать справку от психиатра, там просто написали, что я не стою на учёте. О расстройстве личности знают только в военкомате. Я так понял, что при этом отклонении лечение не нужно.

Всё началось после окончания университета и при первом поступлении в магистратуру, это было в 2015 году. Тогда я начал работать в «Прогнозе», но из-за финансовых трудностей в семье решил, что побуду в магистратуре один семестр и заберу документы. Когда поступал в магистратуру, в очередной раз пришёл в военкомат, прошёл медкомиссию и получил отсрочку.

Сказали, что давление высокое и надо бы показаться врачу. Мой отец в своё время тоже откосил от армии по давлению. Я решил, что и мне надо попробовать. Родственники особо не знали об этом, а те, кто знал — поддерживали. У всех было одно мнение — год терять никто не хочет. За год можно много всего сделать. При этом важно откосить от армии до поступления в вуз.

Ведь если служить сразу после школы, потом не захочется учиться, а захочется работать. А работать будет негде, потому что высшего образования нет. С тех пор, как меня впервые отправили на обследование по давлению, я не переживал, что откосить не получится. Тогда это позволял сделать мой вес — 112 килограмм, и тот факт, что я никак не лечил свою гипертонию.

У меня был «план б» — откосить по плоскостопию. Но я его отмёл, потому что слышал, что теперь и с плоскостопием берут.

Из военкомата меня отправили на обследование в девятую медсанчасть. Там на меня надели монитор, который замеряет давление, и сказали ходить с ним сутки, а утром снова идти в больницу. В тот день я курил кальян, пил алкоголь и кофе как не в себя. Естественно, приборы зафиксировали высокое давление, мне назначили лечение.

Через полгода я должен был вновь прийти в «девятку» и снова надеть монитор. К лечению я даже не приступал. Через полгода меня положили в дневной стационар и дали освобождение от работы. Режим был примерно такой: к 8 утра приходил в больницу, меня проверяли и спрашивали, как дела. После четырёх таких дней на меня снова надели монитор.

Это была пятница, и мы с друзьями, дабы закрепить или даже улучшить предыдущий результат, решили поднять моё давление. Сильно что-то выдумывать не пришлось — «марка» обеспечила нам весёлые приключения на всю ночь. Когда врачи смотрели диаграмму, очень удивились, что в три часа ночи мое давление скакнуло до 180. Таким образом в эпикризе мне однозначно написали «гипертензия».

Через полгода у меня на руках был военный билет. Я сбросил вес до 96, каждый день принимаю таблетки от давления. Так что оно сейчас в норме.

***

Источник: http://zvzda.ru/articles/0363a107ffab

Глав-книга
Добавить комментарий